Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Эконоист Татьяна Куликова: Мания биткоина. Повторение пройденного

Начиная с середины осени 2020 года котировки биткоина и других криптовалют стремительно растут; многие из них уже значительно превысили максимумы, достигнутые на вершине криптовалютного пузыря конца 2017 года. А на днях цена биткоина преодолела психологически важную отметку 50 тыс. долларов. Что это: обычный спекулятивный пузырь или проявление новых тенденций в мировой финансовой системе?

Татьяна Куликова, экономист
2021-02-18 00:17

Напомню, криптовалюта – это разновидность цифровой валюты, система учета которой строится на базе технологии распределенного реестра (блокчейн), то есть децентрализованно, без единого администрирующего органа, поэтому криптовалюты часто рассматриваются как средство платежа, альтернативное государственным валютам. На текущий момент в мире существует несколько тысяч различных криптовалют, но основной из них является биткоин, на долю которого приходится порядка 60% совокупной капитализации (то есть общей рыночной стоимости) всего криптовалютного рынка.

До 2017 года биткоин и другие криптовалюты были сугубо маргинальным явлением в финансовой системе; их основным практическим применением были нелегальные денежные переводы, в особенности, трансграничные (подробнее см. «Биткоин на службе коррупции», Правда, №4, 18.01.2018, https://kprf.ru/roscrisis/172130.html). В середине 2017 года стоимость биткоина начала резко расти, что привлекло к теме криптовалют интерес широкой публики. Основным инструментом в пропаганде этой темы тогда был тезис о том, что «биткоин – это валюта будущего», поскольку расчеты в нем быстрее, удобнее и дешевле, чем переводы через банковскую систему, и, кроме того, они позволяют сохранить анонимность.

Это привело к раздуванию пузыря на рынке криптовалют: так, за неполные девять месяцев цена биткоина выросла более чем в 20 раз (c уровней ниже 1 тыс. долларов в первом квартале года до 20 тыс. долларов на максимуме в середине декабря 2017 года), причем основной рост пришелся на последние полтора месяца, в течение которых цена выросла вчетверо. Люди продавали квартиры, чтобы вложить деньги в биткоины.

Капитализация рынка биткоина в декабре 2017 года превысила 300 млрд долларов (в пять раз больше, чем на тот момент было у General Motors). Поэтому биткоин и криптовалюты в целом стали рассматриваться не как маргинальное явление в мировой финансовой системе, а как «финансовые активы»; так, в частности, на Чикагской товарной бирже в декабре 2017 года открылась торговля фьючерсами на биткоин.   

Однако чудес не бывает, и финансовые пузыри лопаются всегда. Уже к концу января 2018 года цена биткоина упала до 8 тыс. долларов, а во второй половине года она стабилизировалась на уровне 3–4 тыс. долларов (то есть за год она упала в пять с лишним раз); хайп вокруг криптовалют сошел на нет, и финансовые спекулянты потеряли к ним интерес. Затем к середине 2019 года биткоин несколько подорожал – вместе с большинством других высокорисковых спекулятивных активов. Это произошло на фоне перехода Федеральной резервной системы США к режиму смягчения денежно-кредитной политики из-за нарастающих проблем в американской и мировой экономике (подробнее см. «Обманчивое спокойствие», Правда, №138, 12.12.2019, https://kprf.ru/roscrisis/190233.html  ).

И вот теперь мы наблюдаем новый всплеск интереса к криптовалютам. Как и в 2019 году, их котировки растут на фоне роста цен всех высокорисковых спекулятивных активов, спровоцированного сверхмягкой денежно-кредитной политикой ведущих мировых центробанков, но теперь криптовалюты растут опережающими темпами. С начала октября прошлого года биткоин подорожал в пять раз – с 10 до 51 тыс. долларов (по состоянию на середину дня 17 февраля). Эфир (вторая по значимости криптовалюта, на которую приходится порядка 10–15% совокупной капитализации этого рынка) за указанное время подорожал еще больше – с 350 до 1800 долларов, и на днях на Чикагской товарной бирже была запущена торговля фьючерсами на эфир. Совокупная капитализация рынка криптовалют уже достигла полутора триллионов долларов, из которых порядка 900 млрд приходится на биткоин.

На этот раз хайп вокруг криптовалют раздувается с помощью тезиса о том, что «биткоин – это новое золото», то есть вложения в биткоин и другие криптовалюты позволят защитить деньги от надвигающейся гиперинфляции, вызванной безудержным печатанием денег ведущими мировыми центробанками (см. «Инфляция уже у порога», Правда, №125, 22.12.2020, https://kprf.ru/roscrisis/199319.html), точно так же, как в «доцифровые» времена защититься от разгона инфляции и обесценения валют помогало золото. Здесь имеется в виду, что запас биткоинов, которые потенциально можно создать, конечен, то есть биткоины нельзя «печатать», как сейчас печатаются доллары и другие валюты.

Стоит отметить, что в отличие от криптовалютного пузыря 2017 года, сейчас интерес к биткоину проявляют не только мелкие спекулянты, но и некоторые крупные корпорации и институциональные инвесторы. Так, например, произошедший на прошлой неделе взлет цены биткоина (на 26%, c 38 тыс. до 48 тыс. долларов за сутки) был вызван новостью о том, что принадлежащая Илону Маску компания Тесла вложила в биткоин полтора миллиарда долларов (то есть порядка 8% своего баланса), и что Тесла планирует начать принимать биткоины в оплату за свою продукцию. Комментируя свой интерес к биткоину, Маск заявил, что эта инвестиция является его страховкой на случай «финансового апокалипсиса», то есть на случай краха нынешней финансовой системы. Подобный интерес к биткоину со стороны крупных инвесторов позволяет и дальше продвигать тезис о том, что биткоин и прочие криптовалюты – это «вполне респектабельный» финансовый актив, а не разновидность онлайн-казино, как это было принято считать до недавних пор.

Насколько оправдано такое суждение о биткоине? Действительно ли можно с помощью инвестиций в криптовалюту защититься от «финансового апокалипсиса», если вдруг таковой случится? Попробуем разобраться.

Во-первых, архитектура биткоина такова, что эту систему невозможно масштабировать, то есть ее пропускная способность очень ограничена: система способна обработать не более 7 транзакций (платежей) в секунду, и значимо увеличить ее пропускную способность не удается, несмотря на многолетние усилия разработчиков. Для сравнения: через платежную систему Visa ежесекундно проходит в среднем две тысячи транзакций, а ее предельная пропускная способность составляет порядка 56 тыс. транзакций в секунду. Поэтому биткоин в принципе не может стать массовой платежной системой – даже в чисто гипотетическом случае «финансового апокалипсиса», о котором говорит Илон Маск.

Во-вторых, чем больше платежей проходит через систему, тем большее время занимает обработка платежа и тем выше комиссия за платеж; размер комиссии также растет при росте цены биткоина. До начала раздувания пузыря 2017 года средний размер комиссии составлял всего лишь несколько центов за платеж, но на пике этого пузыря в декабре 2017 года он вырос до 60 долларов; затем на фоне падения цены биткоина и количества платежей размер комиссии сократился (до 0.5–2 долларов), но теперь он растет опять и в настоящее время составляет порядка 30 долларов. То есть чем дальше надувается пузырь, тем менее приемлемой для практического использования становится эта система.

В-третьих, функционирование системы биткоина требует огромных затрат электроэнергии. Дело в том, что неотъемлемой частью механизма подтверждения транзакций в системе биткоина является майнинг, т.е. процесс создания новых биткоинов путем решения громоздких вычислительных задач, требующих огромных компьютерных мощностей (подробнее см. «Биткоин в законе», Правда, №22, 02.03.2018, http://gazeta-pravda.ru/issue/22-30665-2-5-marta-2018-goda/bitkoin-v-zakone/ ). Энергоемкость системы биткоина наглядно иллюстрирует такой факт: по оценкам Кембриджского университета, на поддержание системы биткоина в 2019 году было потрачено 21 ТВт-ч электроэнергии, то есть примерно столько же, сколько за год потребляется в таких государствах, как ОАЭ, Норвегия или Аргентина. Подчеркну: это статистика за 2019 год, то есть до нынешнего взлета цены, который привлек в систему огромное число новых майнеров.

Поэтому если цена биткоина будет продолжать расти, привлекая в систему все новых майнеров, то рано или поздно это начнет приводить к нехватке электричества и росту уязвимости электросетей, так что регулирующими органами могут быть приняты меры дестимулирования использования биткоина или даже его прямой запрет. Такой исход становится еще более вероятным на фоне царящей сейчас в мире обеспокоенности проблемами окружающей среды, особенно после прихода к власти в США администрации Джо Байдена, в программе которого «зеленая энергетика» и борьба с изменением климата занимают центральное место. 

Так что совершенно очевидно, что биткоин не может считаться долгосрочной инвестицией для защиты сбережений от разгона инфляции, поскольку основанная на нем система платежей не имеет будущего. Другие криптовалюты для долгосрочных сбережений тоже не подходят, даже несмотря на то, что архитектура некоторых из них более удачная, чем у биткоина, и они предоставляют полезный для практического использования функционал, выходящий за рамки традиционных денежных переводов. Но зато у альтернативных криптовалют есть другая проблема: в отличие от биткоина, у них нет сложившихся традиций практического использования и развитой глобальной инфраструктуры обращения, и создать все это не так просто, поскольку на этом рынке безусловно доминирует биткоин. При этом других очевидных претендентов на лидерство, которые бы имели общепризнанные перспективы развития и под которые имело бы смысл создавать глобальную инфраструктуру, пока нет.  

Однако главной уязвимостью всех негосударственных криптовалют является то, что регуляторы могут их просто запретить – на уровне отдельных стран или даже на наднациональном уровне. Понятно, что полностью остановить оборот криптовалют в мире у регуляторов не получится чисто технически, но в случае, если они будут запрещены в ведущих экономиках, они вернутся к тому сугубо маргинальному положению инструмента для проведения нелегальных платежей, которое они занимали до 2017 года. В этом случае все «инвестиции» в криптовалюты будут просто обнулены и все вложенные деньги потеряны.

Причины для запрета негосударственных криптовалют могут быть разные. Гигантская энергоемкость, которую мы видим у биткоина, – это далеко не главная из них; к тому же не все криптовалюты столь энергоемки. Главная причина для возможного запрета (полного или частичного) негосударственных криптовалют в недалеком будущем состоит в том, что сейчас многие мировые центробанки начинают создавать свои (то есть государственные, фиатные) цифровые валюты, и им совсем не нужна конкуренция со стороны частных проектов.

На национальном уровне частные цифровые валюты уже достаточно жестко регулируются во многих странах; в частности, платежи в криптовалютах запрещены в России, Китае и много где еще. Но сейчас зарождается тенденция к ужесточению этого регулирования и перехода его на наднациональный уровень. Первые предвестники этого уже появились. В середине января этого года председатель Европейского центрального банка Кристин Лагард призвала регулировать оборот биткоина на глобальном уровне, поскольку «это высокоспекулятивный актив и он используется для отмывания денег и других незаконных действий».

Одним из свежих примеров тенденции к ужесточению регулирования криптовалют стала Нигерия (эта страна занимает 27 место в мире по ВВП, ее население превышает 200 млн. человек). В Нигерии в начале февраля введен тотальный запрет на все криптовалюты: коммерческим банкам этой страны теперь запрещено обслуживать счета клиентов, работающих с цифровыми активами; банки Нигерии обязаны выявлять таких клиентов и блокировать их счета. При этом существенно, что запрет вступил в силу немедленно с момента опубликования соответствующего распоряжения, то есть у пользователей криптовалют не было времени перевести свои средства в фиатные деньги.

Еще один пример тенденции к ужесточению регулирования криптовалют – это Индия. На днях индийское новостное агентство BloombergQuint сообщило, что в парламенте этой страны готовится законопроект о тотальном запрете всех негосударственных цифровых валют. Законопроект предусматривает запрет всех форм их использования, включая торговлю ими на иностранных биржах.

Профессионалы финансовых рынков и крупные институциональные инвесторы, конечно же, все это понимают. Их вложения в биткоин и другие криптовалюты носят краткосрочный, чисто спекулятивный характер. Они просто хотят «прокатиться» на волне хайпа вокруг криптовалют, которую они сами же и запустили. Рынок криптовалют все еще является сравнительно небольшим, поэтому устраивать такие манипуляции ценами на нем для крупных игроков довольно легко.

Так что нынешний взлет цены биткоина – это финансовый пузырь, но он также является проявлением одной важной тенденции в мировой финансовой системе. А именно, тот факт, что пузырь биткоина удалось раздуть до таких масштабов, причем повторно, – это наглядная иллюстрация нынешнего «сюрреалистического» состояния всего мирового финансового рынка. Весь этот рынок в целом под воздействием «печатного станка» ведущих мировых центробанков все больше и больше превращается в онлайн-казино (см., например, «Робингуды наступают», Правда, №12, 05.02.2021, https://kprf.ru/roscrisis/200245.html), так что неудивительно, что биткоин и прочие криптовалюты заняли на нем столь достойное место.  

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.