Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Круглый стол в Белгороде: Марксизм и современность

Предлагаем вашему вниманию переработанное для печати выступление аналитика сайта belkprf.ru Виктора Василенко на организованном Белгородским обкомом СКМ РФ круглом столе «Теоретическое наследие Фридриха Энгельса и современность».

Виктор ВАСИЛЕНКО,
Белгород.
2010-12-01 12:09

В начале 90-х годов, после разрушения европейского лагеря социализма и уничтожения СССР, широкое распространение получил взгляд на марксизм как на учение, безнадёжно устаревшее и утратившее своё значение. Американский политолог Ч. Краутхаммер провозгласил «плюралистически-капиталистическую демократию» наконец-то достигнутым идеалом социально-экономического устройства, и на Западе он был далеко не одинок на этой позиции. В России даже кое-кто из противников установившегося режима утверждал, будто в капиталистической системе в ХХ веке произошли столь значительные изменения, что учение Маркса-Энгельса по отношению к ней уже не применимо.

Однако глобальный кризис капитализма, разразившийся в 2008 году, наглядно явил миру, что марксизм отнюдь не утратил своей актуальности. Когда читаешь у Энгельса о том, как кризисы заставляют уничтожать уже созданные производительные силы, потому что продукция, не увеличивающая прибыли, при капиталистических отношениях не нужна, сразу вспоминаешь остановленные предприятия Пикалёво и немало других, оказавшихся в том же положении.

Но как сегодня относиться к главному выводу учения Маркса-Энгельса – о неизбежной гибели капитализма? Ведь, спору нет, в ХХ веке капиталистическая система и впрямь претерпела весьма существенные изменения. Энгельс и Маркс были убеждены, что могильщиком капитала станет пролетариат. Потому что развитие капитализма будет вести к значительному росту его рядов, в частности, за счёт того, что часть «среднего сословия» будет «опускаться в ряды пролетариата»; концентрация пролетариата на крупных предприятиях создаст условия для его организации; а обнищание рабочих будет побуждать их к борьбе.

Однако вследствие научно-технической революции в развитых капиталистических странах, численность пролетариата не только не выросла, но, напротив, сократилась – основу общества сегодня здесь составляет именно «среднее сословие». Да и сам пролетариат в этих государствах отнюдь не обнищал, а добился того, что вышел по материальной обеспеченности на уровень среднего сословия, ему ныне есть что терять, кроме своих цепей. А поскольку марксизм совершенно справедливо утверждает, что социальное бытие определяет социальное сознание, пролетариат в целом из потенциального могильщика капитализма превратился в его защитника. Напомню, что молодёжные демонстрации протеста 60-х годов в СЩА встречали не только полицейские с дубинками и национальная гвардия с винтовками, но и рабочие с ломами в руках.

Да и сегодня мощные выступления рабочих нацелены отнюдь не против капитализма как системы, а только против покушения на их уровень благосостояния. Неслучайно, в Греции, где накал борьбы трудящихся очень высок, на местных выборах коммунисты (при том, что Компартия Греции занимает боевую позицию) в целом оказались далеко не на первых ролях.

Но значит ли всё это, что главный вывод марксизма ныне устарел? Нет. Просто главная угроза капитализму сегодня исходит не от пролетариата, а от его собственной природы. И Энгельс и Маркс видели эту угрозу и говорили о ней.

Природу капитализма определяла и определяет всё подчиняющее себе стремление к наживе. Энгельс говорил об этом полтора века назад. В ХХ веке философ-апологет капитализма Айн Рэнд утверждала, что «выражение “делай деньги!” является основой человеческой морали». А уже на рубеже ХХ и XXI веков известный хищник капитализма Дж. Сорос констатировал: то, что прежде было обменным эквивалентом, узурпирует роль высшей человеческой ценности. Единственное, стоит уточнить: вместо слова «человеческой» в двух последних высказываниях правильнее было бы употребить слово «буржуазной».

Энгельс, анализируя опыт истории человечества, пришёл к выводу, что развитие цивилизации, в основу которой положена жажда обогащения, неизбежно сопровождается моральной деградацией общества. ХХ век не только не опроверг это утверждение, но полностью подтвердил его. Уже в первой половине прошлого столетия западные философы, социологи, деятели культуры заговорили о тяжёлом духовном кризисе, развившемся в ведущих странах Запада. Резкое повышение материальной обеспеченности большей части населения этих стран только усугубило этот кризис, вызвав всеохватывающее распространение потребительской идеологии. А в начале нового века специалисты-психологи заговорили уже об «органическом разложении демократического общества».

Духовный кризис – только один из симптомов смертельной болезни капитализма. Другой, не менее опасный – социальный кризис в глобальном масштабе, который в конце ХХ века приобрёл небывалую остроту.

Существенное повышение материальной обеспеченности значительной части населения ведущих капиталистических государств достигнуто ведь не за счёт каких-то открывшихся чудодейственных свойств капитализма, а за счёт перенесения основного акцента в капиталистической эксплуатации на отношения между развитыми и развивающимися странами. Она осуществляется разными способами. Один – перенос значительной части производств из первых во вторые, и там рабочих эксплуатируют в худших традициях XIX века. Другой – неэквивалентный обмен между развитыми и развивающимися государствами, который сделались формой грабежа последних. Ну и, наконец, «финансовый вампиризм», масштабы которого позволяет почувствовать такой пример: в 90-е годы страны Латинской Америки при долге в 700 миллиардов долларов выплатили 850 миллиардов, но долг при этом не уменьшился.

Как следствие, если при жизни Маркса и Энгельса, во времена прямого колониального грабежа, разница среднего дохода на душу населения в богатых и бедных странах составляла 11 раз, то к концу ХХ века она достигла 75-и раз!

Современный капиталистический мир – это, когда в одних странах ежегодно многие миллионы людей умирают от последствий голода, а в других, как информировало радио Би-Би-Си, сотни тысяч умирают от последствий обжорства; когда в одних странах, по данным Красного Креста, более десяти миллионов людей ежегодно умирают от инфекционных болезней, причём для предотвращения гибели многих из них нужно было затратить всего лишь по 5 (пять!) долларов на человека, а в других странах, опять же по информации Би-Би-Си, люди тратят на бессмысленные рождественские подарки животным (вроде инкрустированного бриллиантами ошейника) десятки миллионов долларов… Никто иной, как Альберт Гор – вице-президент США при Клинтоне – в книге «Земля на чаше весов» предупреждал, что дальнейшее усугубление такого положения приведёт к тому, что «бедность, голод и болезни будут истреблять целые народы. Ответом на это будут революционные политические взрывы».

И ещё один очень существенный момент. Энгельс и Маркс вели речь главным образом о промышленном капитализме. Между тем, в последнее время доминирует финансовый. Известный американский экономист Линдон Ларуш привёл ошеломляющий факт (подтверждённый и другими специалистами): в современной капиталистической системе 97% мировой экономики – это чисто финансовая сфера и только 3% - материальное производство! Фактически такая экономика представляет собой гигантский мыльный пузырь. Он только начал потрескивать – и это вызвало кризис 2008 года, последствия которого в ведущих капиталистических странах не удалось преодолеть до сих пор. А что будет, когда он лопнет?

Всё, сказанное выше, подводит к заключению, что вопрос сегодня стоит не так: погибнет капиталистическая система или выживет – погибнет неизбежно. Вопрос в том, найдётся ли в современном мире сила, которая спасёт человечество, или оно окажется погребённым под обломками капитализма. И очевидно, что для достижения успеха этой силе необходимо вооружиться учением Маркса и Энгельса.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.