Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

В.И. Кашин об итогах двадцатилетних «реформ». Из доклада заместителя Председателя ЦК КПРФ на VII (октябрьском) Пленуме ЦК КПРФ

В Подмосковье 23 октября проходит VII (октябрьский)  Пленум ЦК КПРФ. Перед его участникам с докладом «Спасение села — залог экономического и духовного возрождения России» выступил заместитель Председателя ЦК КПРФ В.И. Кашин.

Пресс-служба ЦК КПРФ.
2010-10-23 11:44

- Товарищи! – продолжил свое выступление В.И. Кашин. - Масштабы достижений советской экономики, в том числе агропромышленного комплекса страны, вызывали обеспокоенность наших недругов. Именно сельское хозяйство стало первоочередным объектом агрессии сил империализма. На Западе, видимо, хорошо усвоили слова, приписываемые Уинстону Черчиллю: «Страна, не способная себя прокормить и зависимая от импорта продовольствия, не может считаться серьезным военным противником». Это надо понимать так: если уничтожить сельское хозяйство страны и посадить ее на «продовольственную иглу», то можно не бояться её военной мощи.

Установки Запада на уничтожение сельского хозяйства России неуклонно выполняются. В результате сегодня в аграрной экономике производится всего лишь 4,4% и в пищевой промышленности — 4,5% валового внутреннего продукта страны. Разрушено почти 80% колхозов и совхозов. «Реформы» сельского хозяйства с ориентацией на фермерство оказались не только иррациональными, не соответствующими мировой практике, но и просто губительными. Курс на фермеризацию полностью провалился.

Валовое производство сельскохозяйственной продукции за годы реформ уменьшилось более чем наполовину. Продовольствия собственного производства не хватает для жизнеобеспечения страны. Россия потеряла продовольственную безопасность. Ежегодно в страну завозится импортного продовольствия на 35—40 млрд. долларов. За годы реформ поголовье крупного рогатого скота сократилось с 57 млн. голов (из них 20 млн. голов — коровы) до 21 млн. голов, из них коров осталось всего лишь около 9 млн. голов, и эта тенденция сохраняется. В структуре поголовья скота на хозяйства населения приходится 48,9% поголовья крупного рогатого скота, 36,6% свиней, 50,7% овец и коз.

Сегодня на душу населения производится всего лишь 12 кг говядины, 15 кг свинины и около 18 кг мяса птицы. Поэтому из года в год государство вынуждено закупать за рубежом мяса 1,5—1,8 млн. тонн, мяса птицы — 1,0—1,3 млн. тонн, рыбы — 700—900 тысяч тонн, 130—160 тысяч тонн молока, 125—160 тысяч тонн сливочного масла и молочных жиров. Но даже в сумме этого недостаточно для того, чтобы хоть приблизиться к уровню потребления основных продуктов питания, которое было в последние годы Советской власти.

Изобилие продуктов на прилавках — это показуха, которая объясняется их недоступностью для большинства граждан из-за низких доходов населения и высоких цен. За последние годы цены выросли в разы. В 2010 году были окончательно опрокинуты остатки госрегулирования цен. Цены на картофель, овощи, крупы поднялись в троекратном размере. Растут цены на молоко, мясо, масло, хлеб и т.д. Собрано в текущем году примерно 59 млн. тонн зерна в бункерном весе, а товарного картофеля, овощей и фруктов практически нет. Всё — импортное. Но, как известно, чужим хлебом сыт не будешь.

На селе господствуют нищета и безработица. Средняя зарплата в сельском хозяйстве составляет лишь 50% к среднероссийскому уровню. Показатель бедности на селе в 1,6 раза выше, чем в городе. Доля сельчан с доходами в 2 и более раз ниже прожиточного минимума, то есть живущих в нищете, почти в 3 раза больше, чем в городе. Общая сельская безработица находится на уровне 18%. Скрытая и сезонная безработица, связанная с осенне-зимним перерывом в цикле сельскохозяйственного производства, еще выше.

Село, объявленное «отцами» демократии «черной дырой», вымирает. С лица земли исчезло почти 30 тысяч сельских поселений. Из 117 тысяч сохранившихся деревень в 20 тысячах проживает по 8 и менее человек. Продолжается разрушение инфраструктуры села. В настоящее время по сравнению с 1990 годам уменьшилось в 2 раза число детских дошкольных учреждений, участковых больниц, в 6 раз — количество клубов и домов культуры. Усугубляется и жилищная проблема. В связи с сокращением государственной поддержки ввод жилых помещений, например, в 2009 году составил всего лишь 48,7% по отношению к планируемому объему, в том числе для молодых семей и молодых специалистов — 58,7%. Сельское население недополучило почти 1,5 млн. кв. м общей площади жилых помещений. О каком закреплении кадров при такой политике можно говорить?

О современных масштабах развития инфраструктуры села можно судить по данным за 2009 год. В течение года открыто всего 35 фельдшерско-акушерских пунктов, построено и реконструировано 16 спортивных площадок, 69 км линий электропередачи, введена школа на 100 ученических мест, построены детские сады на 80 мест и социальный центр на 100 мест.

Даже как-то неудобно называть эти цифры, памятуя о масштабах советского времени. Для полноты картины правительству следовало бы привести цифры, отражающие количество исчезнувших за год сёл и деревень, закрытых школ, клубов, библиотек, медпунктов. Эти данные гораздо масштабнее. А заодно показать, сколько сельских учителей, медиков, культработников лишились работы, сколько распалось кружков художественной самодеятельности, детского творчества и т.д. Из 25% закрытых за годы «реформ» школ большинство — сельские, из 20% сокращенных учителей большинство работали на селе.

Федеральный бюджет на следующий год предусматривает дальнейшее сокращение средств на социальную сферу села. Ответы министра финансов А. Кудрина на вопросы депутатов фракции КПРФ в Государственной думе 16 октября этого года вообще обескураживают. Он считает, что на селе у нас избыточное число людей и их сокращение в 3 раза — это естественный процесс, соответствующий мировой практике.

Результатом такой политики на селе стали массовое пьянство, рост миграции молодежи, ее неудовлетворительная физическая подготовка. Длительное негативное воздействие материальных лишений на селе порождает постоянное состояние страха, неуверенности, бесперспективности, низкой самооценки, что не только ослабляет иммунитет, но и повышает смертность от пьянства, растет количество самоубийств.

Надо отметить и то, что серьезно подорвана материально-техническая база аграрного сектора. Стремительно уменьшаются техническая оснащенность сельскохозяйственного производства, его энерговооруженность. По сравнению с 1990 годом производство отечественных тракторов сократилось в 15 раз, комбайнов — в 10 раз. В 2009 году, например, всех видов тракторов выпущено чуть больше 15 тысяч, а комбайнов — 9 тысяч. Сегодня на селе, по данным Минсельхоза, работают всего лишь 525 тысяч тракторов, 135 тысяч зерноуборочных комбайнов, 27 тысяч кормоуборочных комбайнов и другая техника. Такого объема техники явно недостает для обеспечения технологического цикла обработки земли и уборки урожая. При этом надо помнить, что большинство машин и механизмов давно выработало свой эксплуатационный ресурс. Правительство намеревалось в течение 2008—2012 годов обновить парк тракторов на 40% и на 50% — парк комбайнов. Но, как говорится, гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Фактическое же обновление идет черепашьими темпами. Например, в 2009 году обновление парка тракторов произошло на 2%, зерноуборочных комбайнов — на 4,3%, а кормоуборочных комбайнов — на 3,5%.

В тяжелом положении находится и сельскохозяйственная наука. Ликвидирован ряд ве­дущих научно-исследовательских институтов, таких, как, например, ВИСХОМ, ВНИИКОМЖ, Гипросельхозстрой и т.д., существенно сокращен потенциал оставшихся НИИ. Иногда, создавая новое, уничтожается хорошо работающее старое. Совсем свежий пример: для создания научного центра в Сколкове уничтожается НИИ, много лет работавший на развитие АПК. Это знаменитая Немчиновка, где созданы десятки высокоурожайных сортов пшеницы и других зерновых культур. НИИ лишают опытных полей с уникальными коллекциями элитных сортов растений. Под угрозой продажи находятся опытные поля НИИ в Ленинградской, Новосибирской областях, на Дальнем Востоке, в Сочи. Самое страшное, что под нож пускаются уникальные генетические ресурсы страны, имеющие не только общероссийское значение, но и общемировое. Примером тому являются попытки уничтожить генетические ресурсы НИИ им. Вавилова в Ленинградской области. Это уже стало предметом внимания со стороны не только мировой научной общественности, но и ООН, вставшей на защиту накопленных в России генетических ресурсов. Вот такая странная «модернизация» проводится властью в сельскохозяйственной науке.

Вместо уничтожения сельскохозяйственной науки правительству следовало бы всячески поддержать ее самые передовые направления, в том числе и такое, как синтез солнечной энергии для производства продуктов питания, что в перспективе может решить проблему обеспечения продуктами питания не только население России, но и в целом планеты. К сожалению, сегодня это направление свернуто, как и многие другие.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.