Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Правда»: Круглый стол, посвящённый 15-й годовщине октябрьских событий

В канун 15-й годовщины октябрьских событий МГК КПРФ, при участии газеты "Правда", провел "круглый стол", посвященный этой трагической дате.

Лариса Ягункова («Правда»)
2008-10-03 11:10

Собрались те, кто стоял тогда на страже конституционной законности, которую олицетворял для них Верховный Совет РСФСР. Избранный еще в СССР, прошедший мучительную трансформацию в условиях рынка, потерявший реальную политическую власть и в конце концов объявленный вне закона узурпатором Ельциным, этот орган в глазах народа, поставленного на грань выживания, оставался последним государственным институтом, способным сохранить социальные права на труд, образование, бесплатную медицинскую помощь. Отсюда и громадная решимость, с которой люди разных политических убеждений встали на защиту законно избранного парламента.

Для коммунистов не было вопроса — участвовать в этом выступлении или нет. Была очевидна необходимость открыто выступить против антинародного режима, попытаться повернуть маховик государственной машины в другую сторону. И потому коммунисты были в первых рядах обороны Дома Советов. Среди присутствующих на встрече — участники октябрьских событий депутат Московской городской думы от КПРФ, член бюро МГК КПРФ С.В. Никитин, секретарь Центрального окружкома КПРФ, доцент МАДИ, председатель движения "Трудовая столица" В.И. Гусев, секретарь райкома КПРФ "Ивановское" Т.И. Картинцева, секретарь Юго-Восточного окружкома КПРФ Р.В. Колотева, ветераны добровольческого полка защитников Верховного Совета Э.А. Коренев, В.П. Заботнов, В.В. Казимирчук, В.К. Близнюк, заместитель председателя Комитета памяти жертв событий сентября—октября 1993 года Н.А. Аргунов, ведущий "круглого стола" — секретарь МГК КПРФ А.В. Потапов. Для каждого из них оборона Дома Советов стала большим жизненным этапом, настоящей школой мужества.

По воспоминаниям В.И. Гусева, с первого дня обороны стоявшего со своими товарищами у стен Дома Советов, коммунисты столкнулись с необходимостью отстаивать свои убеждения перед разношерстной толпой, собравшейся на площади. Много было среди них участников событий августа 1991 года, не понимавших, что происходит. Каждый коммунист в таких условиях становился агитатором, борцом за свои убеждения. Агитационная работа шла и на улицах и площадях города, на митингах, где происходили первые столкновения с ОМОНом. Тут требовались смелость, выдержка, умение увести людей из-под дубинок, чтобы затем направить их к Дому Советов. Не одну сотню человек привели к восставшим Гусев и его товарищи.

Особенно много сил требовалось от женщин. Они вели агитационную работу, писали и распространяли листовки, организовывали медицинские пункты, собирали пожертвования, рисовали плакаты, писали лозунги. В этой обстановке многие сделали свой жизненный выбор. Раиса Колотева когда-то строила Дом Советов и пришла к нему по велению сердца как к своему детищу — здесь она встала в ряды борцов с ненавистным режимом, здесь определила свои убеждения: после октябрьских событий она вступила в КПРФ, стала одной из активисток своей партийной организации.

"Круглый стол" — не вечер воспоминаний, хотя собравшимся есть что вспомнить -да и невозможно приструнить память, когда за одним столом оказались бойцы из одного отряда, защитники одной баррикады). Но главная цель встречи — осмыслить исторический урок, сделать из него выводы на будущее, которое, несомненно, востребует опыт первого народного восстания. Открывая встречу, А.В. Потапов призвал посмотреть на всё происшедшее из нынешнего дня.

Но боль душевная, идущая из тех времен, заставляла собравшихся вновь и вновь переживать трагедию 1991—1993 годов: августовскую контрреволюцию, развал СССР, наглый отъём государственной собственности в пользу нарождающихся капиталистов, гибель Советов. Обо всем этом говорил член бюро МГК КПРФ, член-корреспондент РАН, профессор В.Г. Алпатов. Он проанализировал причины крушения социализма и победы буржуазных реформаторов, следствием которых стали расслоение общества, возмущение народных масс и последовавший затем социальный взрыв.

Забегая вперед, скажем, что процесс осмысления причин и следствий народного восстания на "круглом столе" постепенно набирал высоту. А глубокий анализ тогдашнего общественно-политического кризиса, которым подытожил разговор политобозреватель "Правды" профессор В.В. Трушков -его выступление опубликовано в № 107), вызвал у собравшихся неукротимое желание продолжить встречу, которая и без того продолжалась уже четыре часа. "Так наболело, так душа и сердце изранены,— сказал научный сотрудник, ветеран добровольческого полка, охранявшего Дом Советов, Э.А. Коренев,— что говорить об этом можно до утра".

Эмоциональный уровень восприятия октябрьских событий не снизится, пока жив хотя бы один из защитников Дома Советов, пока ходят по рукам письменные свидетельства очевидцев этой трагедии. И не случайно встреча открылась просмотром исторических кадров из документального фильма режиссера-патриота В.Г. Тихонова "Русская тайна" — это киносвидетельство стало первым в ряду обличений, прозвучавших на "круглом столе".

Участники событий гневно клеймили ельцинских душегубов, без всякого предупреждения открывших огонь и в Останкине, и у Дома Советов. О многочисленных жертвах, исчислявшихся даже не сотнями, а тысячами, говорили почти все присутствовавшие. Среди тех, кто принял на себя первый удар, были С.В. Никитин и Т.И. Картинцева, державшие оборону в одном отряде. Потеряв своих верных товарищей, они чудом остались в живых.

"На моих глазах одного за другим убили 5 человек",— говорит Никитин, а Картинцева называет фамилии: "Ермаков, Шалимов, Фадеев, Бритов, Евдокименко, Вылков. Всё, что товарищи могли для них сделать, — это закрыть им глаза. Кто ответит за эти убийства?" Сопротивление было невозможно — эта мысль черной нитью проходила в выступлениях тех, кто нес вахту в составе добровольческого полка и народной дружины, оборонявших Дом Советов,— Э.А. Коренева и В.В. Казимирчука. Честно и недвусмысленно говорилось о разобщенности патриотических сил, об отсутствии политического и административного руководства, о высокомерии генералитета, назначенного Руцким.

"Больной темой" стала тема оружия. Добровольческий полк оставался безоружным.

Народные дружины готовы были оборонять свои баррикады палками, камнями и самодельными "зажигалками". А профессиональные военные ждали, когда их вооружат. "27 или 28 сентября к нашему посту подъехала машина,— рассказывает научный сотрудник, участник добровольческого полка В.К. Близнюк.— Я был на дежурстве в своей полковничьей форме, поэтому подъехавшие обратились ко мне:

"Мы привезли автоматы и бронежилеты". Я спросил: от кого? — "От братвы". Я дал команду взять только бронежилеты. Не мог я взять автоматы под прицелом вездесущих телекамер: тут же появился бы репортаж: бандиты вооружают бандитов. Может быть, я допустил тогда ошибку!.." Безоружными пришли эти офицеры, вставшие на сторону народа, к Дому Советов, безоружными и выходили из него под конвоем "Альфы", чтобы потом подвергнуться избиениям пьяных омоновцев, карауливших их в проходных дворах, и унизительным "дознаниям" в милиции. "Я ждал своей очереди к следователю,— рассказывает В.В. Казимирчук.— Вдруг влетает майор в каске, с автоматом, под "мухой" — они там, в милиции, всё делили продук- товые пайки. Смотрит на меня:

"Ты чего там защищал? Чечена этого?" Я думаю: сейчас врежет. А у него кулак величиной с помойное ведро. И опять: "Ты кого защищал?" А все кругом только на меня и глядят: что будет? И тут меня прорвало: "Тебя, майор, жену твою защищал, чтобы она спокойно по улицам ходила, чтобы вашу квартиру средь бела дня не ограбили..." У него глаза вдруг стали какие-то... нормальные. И он молча куда-то свалил. А следователь стал потом со мной нормально разговаривать".

Но не всем удавалось с достоинством выйти из немыслимого положения. Омоновцы избивали людей ногами. Таскали за бороду депутата Румянцева, а участника обороны Толмачёва заставляли целовать землю. По свидетельству Потапова, людей, выходивших вместе с ним из Дома Советов, озверевшие юнцы лупили в спину, особенно доставалось тем, кто был в камуфляже: их уже не просто били — почти убивали.

С теми, кто носил военную форму, власть долго сводила счеты. "Каждый день я ждал ареста,— вспоминает В.К. Близнюк.— Я был действующим полковником, у себя в НИИ руководил одной серьезной работой. Переживал за свое дело. Но меня не арестовали, 30 декабря 1993 года я был просто уволен с работы".

В ожидании новых репрессий защитники Дома Советов не попрятались по углам, не отключили телефоны. "Наутро после расстрела мы созвонились с теми, кто уцелел, и начали разыскивать ране - ных,— рассказывает координатор Комитета памяти трагических событий сентября — октября 1993 года Г.В. Рябухина.— Мы, группа женщин, собрались у Музея Ленина, разбились на тройки и пошли по больницам, сколько их ни есть в Москве. Справок по телефону никто не давал — всё узнавали на месте. Мы действовали почти конспиративно. Начинали с бидончика козьего молока, с кошелки яблок и ломали головы над проблемой, как организовать серьезную помощь. Очень помогли нам Е. В. Доровин — ныне член ЦК КПРФ, председатель Комитета памяти жертв событий сентября — октября 1993 года; секретарь ЦК КПРФ, ныне председатель Комиссии ЦК КПРФ по рабочему и профсоюзному движению С.И. Серёгин; второй секретарь Московского горкома КПРФ В.И. Лакеев и присутствующий на этой встрече Н.А. Аргунов. В общем, у нас сложилась сильная команда, способная организовать и лечение, и патронат. Из этой команды возник наш Комитет памяти. Сколько раненых он поставил на ноги, скольким осиротевшим семьям пришел на помощь. Скольким погибшим поставил памятники.

Благодаря комитету десятки сирот получили и продолжают получать высшее образование".

Но это еще не всё: комитет несет правду об октябрьских событиях, проводит посвященные им выставки. Первая такая выставка прошла в Государственной думе и вызвала бурную реакцию "слуг народа". "Администрация предложила организаторам выставки самим охранять ее ночью от посягательств ретивых "демократов", — рассказывает Н.А. Аргунов. — Наша задача — объяснять людям, что произошло в том кровавом октябре, издавать больше печатных материалов, посвященных тем трагическим событиям, и на каждой выставке поднимать вопрос: когда же, наконец, на официальном уровне будут названы виновники этой трагедии?" Со словами благодарности к Комитету памяти обратились И.В. Кудрявцева и С.И. Кузьмина, потерявшие сыновей в Останкине. Эти женщины — не случайные гостьи в кругу защитников Дома Советов, они давно стали единомышленницами тех, с кем стояли под пулями их сыновья.

"Мы знаем, в те роковые дни погибли тысячи, — говорит В.И. Гусев. — Это свидетельствуют и депутаты, и офицеры ФСБ. Дом Советов был превращен в крематорий. А в моем списке — только 161 человек. Мы не всё сделали, чтобы установить имена всех погибших, почтить их память. Их пепел стучит в наши сердца". "С нами в обороне стояли калмыки,— вспоминает участница народного ополчения А.П. Черно бай.— Их палатку на глазах у нас раздавил бэтээр. Кто помнит сегодня этих людей? Как установить их имена? Герои не должны оставаться безымянными".

"Память о жертвах черного октября должна умножать наши силы для борьбы за возвращение социализма,— подводит итоги "круглого стола" А.В. Потапов.— Иногда раздаются голоса: за что они погибли, если мы не победили? Нет, они победили, "смертию смерть поправ". Подрастает новое поколение, которое приходит к отрицанию капитализма, и вот эти молодые люди становятся в наши ряды на место погибших".

"Вы подняли тут вопросы, которые должна осмысливать наша партия,— сказал в своем заключительном слове главный редактор "Правды", депутат Государственной думы от КПРФ В.С. Шурчанов. — Можно высказать предложение в адрес предстоящего XIII съезда КПРФ: обобщить уроки октябрьских событий, учесть их в положениях Программы партии. Материалы этого "круглого стола" помогут работе Программной комиссии".

Участники встречи высказали единодушное пожелание обратиться к съезду с просьбой оказать финансовую помощь для создания памятника защитникам Советской Конституции.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.