Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Киргизия, куда ты "котишься"? Коммунисты не прошли в новый парламент

В парламент, после подсчета 93% голосов, по информации ЦИК, проходят следующие партии, набравшие не менее 5% от общего количества избирателей и более 0,5% в каждой области страны: «Ата-Журт»  -  8,67%; Социал-демократическая партия Кыргызстана  - 8,07% ; (СДПК) «Ар-Намыс»   - 7,27%; «Республика»   - 7,09%, «Ата Мекен»  -  5,84%. Остальные партии не преодолели проходной барьер. Впервые за всю историю независимости Киргизии в парламенте не будут представлены коммунисты: Партия коммунистов Киргизии набрала лишь 0,24%. Об этом публикация в газете «Советская Россия».

Kprf.ru.
2010-10-12 13:32

 

Результаты выборов оказались в определенной мере неожиданными. Прежде всего первым местом оппозиционной временному правительству националистической партии «Ата-Журт». В ходе всей предвыборной кампании лидеров этой партии обвиняли в пробакиевской позиции и реваншистских намерениях. Однако именно «Ата-Журт» поддержало подавляющее большинство жителей юга страны (главным образом киргизов), очевидно, так и не простивших Розе Отунбаевой и партиям, вошедшим во временное правительство, кровавых июньских событий. Неожиданно много набрал «Ата-Журт» и на севере страны, где позиции партии куда слабее. Этому способствовало как разочарование граждан в политике новых властей, так и удачное формирование партийных спис­ков. Например, в список был включен бывший мэр Бишкека Нариман Тюлеев.

Этот достаточно популярный у столичных жителей политик-хозяйственник был отстранен от должности новыми властями после апрельских событий. Вторая неожиданность – слабый результат партии Омурбека Текебаева, бывшего вице-премьера временного правительства, «Ата-Мекен». Практически до дня голосования считавшаяся фаворитом, она едва преодолела 5%-ный барьер. Не исключено, что на такой результат повлияло и обнародование конфиденциального высказывания Текебаева. Считаясь главным автором новой Конституции, он очень болезненно воспринял сомнения, высказанные российской стороной, в эффективности существования Киргизии как парламентского государства. «России не нравится Саакашвили? В Киргизии они получат и похуже!», – заявил он в присутствии журналистов. Однако избиратели восприняли это не как признак самостоятельности, а как отсутствие поддержки данной политической силы со стороны России, что партии повредило. И лидер «Ар-Намыс» Феликс Кулов, и возглавляющий список СДПК Алмазбек Атамбаев (коллега Текебаева по временному правительству), напротив, заявляли о необходимости тесного сотрудничества с Россией. Еще одна партия, чьи руководители вошли в новую власть, «Ак-Шумкар» вообще не прошла в парламент, что также стало большой неожиданностью.
Ко дню голосования в Киргизской Республике готовились почти как к войсковой операции. Накануне выборов вокруг Бишкека было выставлено 19 блокпостов, в боевую готовность приведены милицейские и воинские подразделения. 

Все эти меры безопасности отнюдь не кажутся чрезмерными в стране, которая с 7 апреля, когда был свергнут президент Бакиев, фактически живет без легитимной власти. После июньских этнических столкновений на юге Киргизии само существование единого государства находится под вопросом. Несколько стабилизировал ситуацию состоявшийся в конце июня референдум, на котором была принята новая Конституция и утверждены полномочия Розы Отунбаевой как президента переходного периода. Однако и с точки зрения закона (референдум прошел с многочисленными нарушениями), и с точки зрения способности властей контролировать положение имеются серьезные проблемы.
Прошедшие выборы называют судьбоносными еще и потому, что по новой Конституции Киргизия становится парламентской республикой. Многие граждане республики полагают, что в стране, раздираемой глубочайшими социальными, политическими и региональными противоречиями, парламентская форма правления недопустима: она не в состоянии обеспечить целостность государства. Им возражают: мол, свою несостоятельность в Киргизии продемонстрировала президентская власть, о чем свидетельствует два государственных переворота, произошедших за пять последних лет.
Между тем после свержения Бакиева власть, по существу, оказалась узурпирована узкой группой лиц, провозгласивших себя временным правительством. Они были не в состоянии предотвратить кровавые ошские и джалал-абадские события, однако это не помешало «приватизировать» средства, извлеченные из банковских ячеек клана Бакиевых, торговать государственными должностями или расставлять во власти соб­ственных родственников.

Еще задолго до дня голосования ни у кого не было сомнений, что в Жогорку кенеш попадут партии вице-премьеров бывшего временного правительства: называющие себя левыми Социалистическая партия «Ата Мекен» Омурбека Текебаева и Социал-демократическая партия Кыргызстана (СДПК) Алмазбека Атамбаева, а также «Ак-Шумкар» Темира Сариева (последняя, напомним, в парламент не попала). Однако после падения режима Бакиева выяснилось, что у каждой из партий и представляющих их политиков – собственные интересы и амбиции. Между ними немедленно началось соперничество и борьба компроматов. 
Накануне выборов социологические прогнозы были весьма противоречивы. Помимо «партий временного правительства» однозначно проходными считались «Ар-Намыс» Феликса Кулова, «Республика» и «Ата-Журт». Феликс Кулов – известный и популярный, особенно на севере страны, политик, который при Аскаре Акаеве несколько лет провел в тюрьме. После «революции тюльпанов» в марте 2005 года он вышел на свободу, и во многом благодаря его деятельности и созданию тандема – президент Бакиев, премьер Кулов, ситуация в Киргизии тогда вошла в законное русло. Но в 2006 году Кулов был отправлен в отставку. Свержение Бакиева он приветствовал, но во временное правительство не вошел, в том числе и из-за разногласий с его руководителями.   Партию Кулова поддерживают многие русскоязычные избиратели Киргизии.

Что касается «Республики», ее возглавляет бизнесмен Омурбек Бабанов, также успевший при Бакиеве побывать и на высоких должностях, и в оппозиции. «Республика» отличается от других проходных партий, пожалуй, наименьшим разрывом в региональных предпочтениях. По данным социологических опросов, 43% ее сторонников проживают на севере страны, 57% – на юге. Все партии, руководители которых формировали временное правительство и намерены занять ключевые посты в новых органах власти, представляют север. Так, на севере проживает 80% сторонников «Ата-Мекен», 76% сторонников СДПК. В условиях, когда разгромленный в результате беспорядков юг чувствует себя брошенным на произвол судьбы, такой раскол особенно опасен.

С партией, популярной именно на юге – «Ата-Журт», силы, которые представляют власть временного правительства, договариваться явно не намерены. «Ата-Журт» и ее лидеров Ташиева и Кильдибекова обвиняют в том, что они наследники режима Бакиева. Они же утверждают, что после 7 апреля к власти в Киргизии пришли проходимцы, повинные в массовой гибели граждан и стремительном ухудшении социально-экономического положения в стране.
За несколько дней до выборов была обнародована запись, на которой Камчибек Ташиев якобы обещает вернуть к власти Бакиева. На следующий день несколько десятков человек, назвавшихся родственниками погибших и пострадавшими в апрельских событиях, разгромили и подожгли офис «Ата-Журта» в Бишкеке. Прокуратура завела на Ташиева дело «за разжигание межрегиональной розни». В свою очередь в «Ата-Журт» утверждают, что запись была грубо смонтированной фальшивкой, погромщиками же оказались вовсе не пострадавшие в апрельских событиях, а молодежь из конкурирующей на выборах СДПК.
Надо отметить, что пробакиевская риторика не вызывает особого отторжения у достаточно большого количества граждан Киргизии, еще недавно приветствовавших смену власти, ибо сегодня их жизнь тяжелее и хуже. Но «Ата-Журт», партии, которая воспринимается как киргизская националистическая, сложно найти поддержку прежде всего у представителей нетитульных национальностей.

Накануне выборов временный президент Роза Отунбаева выразила уверенность, что это будет самое честное и справедливое голосование за 19 лет киргизской независимости. Однако чистыми и справедливыми выборы не стали. И до, и в ходе голосования поступало множество сообщений о нарушениях: махинациях со списками избирателей, подкупе, голосовании под давлением, «каруселях», незаконной агитации в день голосования. Причем в нарушениях были замечены практически все из прошедших в парламент партий – там, где та или иная политическая сила обладает влиянием и административным ресурсом, он использовался на полную катушку. Теперь при недовольстве своим результатом все они имеют повод оспорить итоги голосования.

Так что самые главные испытания на прочность предстоит выдержать киргизской государственности уже после подведения итогов голосования. Сейчас очень многое будет зависеть от политической мудрости и способности победивших политических сил к компромиссам. В противном случае Киргизию может вновь накрыть волна нестабильности.

ПавелСВИРИДОВ.


 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.