Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Владимир Азаров: Перемены, вышедшие из-под контроля. К 30-летию вывода Советских войск из Афганистана

Публикуем материал, посвященный 30-летию вывода Советских войск из Афганистана.

Авторское досье

Азаров Владимир Алексеевич — кандидат политических наук, член Союза писателей России. Автор ряда книг и статей, пишущий в жанре военной публицистики. Имеет работы по политологии, конфликтологии, международным отношениям, в том числе посвященные методам ведения информационной войны, а также анализу проблем духовно-нравственного и религиозного содержания. Окончил Московское СВУ, Харьковское гвардейское высшее танковое командное училище, Академию бронетанковых войск имени маршала СССР Р.Я. Малиновского. Защитил диссертацию на степень кандидата политических наук.

Участник войны в Афганистане, боевых действий на Балканах, в Приднестровье и странах Западной Африки. Служил в миротворческих войсках ООН в Боснии и Герцеговине, на территории самопровозглашенной Республики Сербской Краины в Хорватии. Был начальником службы безопасности миссии ООН в странах Западной Африки (Сьерра-Леоне, Гвинея), старшим офицером по службе безопасности всех ООНовских организаций на территории бывшей республики Югославии (Сербия, Черногория, Косово).

Награжден орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги», орденом «Звезда» ДРА; орденами и медалями Афганистана, Югославии, Дании, Франции, ООН, Сьерра-Леоне. Полковник запаса.

* * *

– Владимир Алексеевич, как вы считаете, была ли необходимость ввода советских войск в Афганистан, или это было ошибкой политического руководства СССР?

– Вы знаете, после развала Союза в прессе много раз поднимался вопрос, надо ли было отправлять войска в Афганистан? В основном, общее мнение сводилось к тому, что это был серьезный просчет политического руководства нашей страны. В последние годы эта тема опять становится актуальной в обществе, особенно среди либеральной прессы, которая сама же на него отвечает: «ввод советских войск в Афганистан был ошибкой тогдашнего руководства страны». Но для того, чтобы ответить на этот вопрос объективно, давайте совершим небольшой экскурс в историю наших афгано-советских отношений.

19 августа 1919 года после окончания третьей Англо-афганской войны Афганистан получил независимость от Британии. И в этом же году первым в мире установил дипломатические отношения с молодой советской республикой. Тогда он назывался эмиратом, а с 1929 года до революции 1973 года — Королевством Афганистан. Его главой был Мухаммед Надир-шах, после его смерти в ноябре 1933 года королём стал его сын Мухаммед Захир Шах.

Во время Второй мировой войны Афганистан объявил о своём нейтралитете и осуществлял дипломатическую политику неприсоединения. Именно в этот период своей истории правительство Афганистана под руководством Захир Шаха наладило взаимоотношения с внешним миром, прежде всего с Советским Союзом, Великобританией и США.

В 1973 году, когда Захир Шах находился с официальным визитом в Италии, он был свергнут своим двоюродным братом и бывшим премьер-министром Мухаммедом Даудом. Тот организовал государственный переворот и установил в стране республиканское правительство. Монархия была упразднена. Король принял решение отказаться от престола во избежание гражданской войны и остался за границей.

После прихода к власти Мухаммед Дауд основал собственную политическую партию под названием «Национальная революционная партия». В январе 1977 года Лойя джирга — Всеафганский совет старейшин, куда входят лидеры всех народов, племен и группировок Афганистана, аналог русскому Земскому Собору, утвердила новую конституцию, а также создание президентской республики. Все недовольства населения против новой власти были подавлены правительственными войсками.

Режим, созданный Мухаммедом Даудом, носил ярко выраженный авторитарный характер. Сразу же после переворота были распущены Парламент и Верховный суд, запрещена деятельность оппозиционных политических партий. Официальной идеологией даудовского режима стала «народная и национальная теория революции».

Во время президентства Дауда отношения с социалистическими странами, особенно с Советским Союзом, резко ухудшились. В то же время ему удалось нормализовать отношения с консервативными исламскими странами, в частности с Пакистаном и шахским Ираном. Советский Союз видел в действиях нового президента переориентацию внешней политики государства в сторону западных стран, попытку дистанцироваться от СССР.

В 1976 году Дауд создал семилетний экономический план развития. Он удалил советских военных и экономических советников, начал осуществлять переоснащение армии, заниматься экономическим развитием страны, для чего просил богатые нефтью ближневосточные страны — Саудовскую Аравию, Ирак и Кувейт — оказать финансовую помощь. Он стал рассматриваться за рубежом как реформатор, пытающийся модернизировать Афганистан.

Но Дауд достиг очень незначительных результатов из того, что было задумано по плану его реформ. В экономике Афганистана не произошло какого-либо реального прогресса, и уровень жизни в стране не повысился. Дауда часто критиковали за установленную им однопартийную диктатуру, что было законодательно закреплено в Конституции 1977 года. К этому времени две фракции оппозиционной коммунистической Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) — Хальк (Народ) и Парчам (Знамя) — заключили хрупкое соглашение о сотрудничестве.

Анализируя политический и экономический курс президента, члены НДПА начали разрабатывать план заговора и спланировали военный переворот против правительства Дауда.

27 апреля 1978 года в Афганистане началась Апрельская (Саурская) революция. Военнослужащим с военной базы в международном аэропорту Кабула удалось захватить столицу, в результате чего к власти пришла Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), провозгласившая страну Демократической Республикой Афганистан (ДРА). На следующий день Дауд и большинство членов его семьи были казнены в президентском дворце в Кабуле.

В результате переворота к власти пришел Генеральный секретарь НДПА Нур Мухаммед Тараки, который стал Председателем Революционного Совета и Премьер-министром созданной коммунистами ДРА. После военного переворота Тараки принял на себя должность Президента Афганистана, а его сподвижник Хафизулла Амин, который занял после Тараки должность Генерального секретаря НДПА и Председателя Революционного совета Афганистана, вступил в должность заместителя Премьер-министра страны.

30 апреля 1978 года СССР признал ДРА. Признали новую республику и США. Правительство стало проводить радикальные реформы, в частности секуляризацию, что вызвало массовые протесты в традиционном исламском афганском обществе. Обострилась борьба за лидерство между двумя фракциями, которые представляли разные по своему составу слои афганского общества. В Хальке — кочевники, крестьяне, ремесленники, мелкие служащие, низшее звено военнослужащих. В Парчам — выходцы из имущих классов: помещики, крупные торговцы, верхние чины армии, обеспеченная интеллигенция, городская буржуазия и влиятельное духовенство. Общее недовольство в обществе привело к началу Гражданской войны.

Новое руководство государства с самого начала понимало, с какими трудностями придется столкнуться молодой республике. Поэтому уже в начале мая 1978 года афганское правительство через посла СССР в Кабуле официально обратилось к советскому правительству с просьбой срочно направить в Афганистан советских советников — партийных, военных, хозяйственных, а также сотрудников КГБ СССР для оказания помощи в организации органов безопасности ДРА. Сотрудники КГБ СССР выехали в Афганистан во второй половине мая 1978 года. 30 июня 1978 года постановлением Совета министров СССР было образовано Представительство КГБ СССР при органах безопасности ДРА.

5 августа 1978 года было подписано соглашение о сотрудничестве между КГБ СССР и органами безопасности ДРА, которое предусматривало, что афганским силам безопасности будет оказана советническая помощь по линии разведки, контрразведки, военной контрразведки, в подготовке национальных кадров, оснащении средствами техники и связи.

18 марта 1979 года ЦК КПСС принял постановление, которым образовал Комиссию Политбюро по Афганистану для межведомственной координации, принятия оперативных решений и внесения предложений в Политбюро ЦК КПСС, куда вошли видные партийные и государственные деятели СССР: М.А. Суслов, А.А. Громыко, Д.Ф. Устинов, Ю.В. Андропов, Б.Н. Пономарёв, И.В. Архипов.

В марте 1979 года, во время мятежа в городе Герат, последовала первая просьба афганского руководства о прямом советском военном вмешательстве (всего таких просьб было около 20). Но Комиссия ЦК КПСС по Афганистану доложила Политбюро ЦК КПСС об очевидности негативных последствий прямого советского вмешательства, и просьба была отклонена.

Дальнейшее ухудшение внутриполитической ситуации в Афганистане — вооружённые выступления исламской оппозиции, мятежи в армии, внутрипартийная борьба, и особенно события сентября 1979 года, когда лидер НДПА и Президент страны Нур Мохаммад Тараки был арестован и затем убит по приказу отстранившего его от власти Хафизуллы Амина — вызвали серьёзное беспокойство у советского руководства. Зная амбиции и жестокость Амина в борьбе за достижение личных целей, оно внимательно следило за его деятельностью на посту главы Афганистана. При Амине в стране развернулся террор не только против исламистов, но и против членов НДПА, бывших сторонников Тараки. Репрессии коснулись и армии, главной опоры НДПА, что привело к падению её и без того низкого морального боевого духа, вызвало массовое дезертирство и мятежи. Советское руководство боялось, что дальнейшее обострение обстановки в Афганистане приведёт к падению режима НДПА и приходу к власти враждебных СССР сил.

Более того, по линии КГБ поступила информация о связях Амина с ЦРУ в 1960-е годы и о тайных контактах его эмиссаров с американскими официальными представителями после убийства Тараки. Амин на словах высказывался за дальнейшее расширение сотрудничества с Советским Союзом, а на деле допускал действия, идущие вразрез с интересами этого сотрудничества: поощрял антисоветские настроения, проводил «сбалансированный внешнеполитический курс», предпринимая попытки наладить контакты с США.

Здесь необходимо вспомнить о том, каково было в то время положение СССР в международном геополитическом пространстве. Являясь лидером стран социалистического лагеря, Советский Союз был территориально защищен от своих вероятных противников, такое положение можно назвать «внешним поясом безопасности». С запада страна имела мощный тысячекилометровый барьер из государств Варшавского Договора. С севера — Северный Ледовитый океан представлял собой естественную преграду, которая защищала СССР от вероятных противников, прежде всего в лице США. С востока — Тихий океан. А вот с юга никакой защиты практически не было. Ненадежный Афганистан имел общие границы с Советскими среднеазиатскими республиками: Туркменистаном, Узбекистаном и Таджикистаном, народы которых являются родственными афганцам этническими группами. Кроме того, геополитическое расположение Афганистана в самом центре Евразии, на стыке Южной и Центральной Азий, ставило его в разряд ключевых регионов в обеспечении стабильности военно-политической обстановки во всём Центрально-азиатском регионе, где на протяжении столетий пересекались национальные интересы всех ведущих держав мира.

Основываясь на всех обстоятельствах, текущих событиях и ходе развития политической обстановки в Афганистане, руководством страны было принято решение готовить свержение Амина и замену его на более лояльного к СССР лидера. В качестве такового рассматривался Бабрак Кармаль, который являлся руководителем фракции Парчам. Осенью 1978 года он был обвинён в организации антиправительственного заговора, снят с должности посла в Чехословакии и находился в эмиграции. Его кандидатуру поддерживал председатель КГБ Ю.В. Андропов. Кармаль должен был обеспечить стабильность в стране и изменить соотношение сил в регионе в пользу СССР.

При разработке операции по свержению Амина было решено использовать просьбы самого Амина о советской военной помощи, с которыми он обращался к советскому правительству с сентября по декабрь 1979 года семь раз. В начале декабря 1979 года в Баграм был направлен так называемый Мусульманский батальон - отряд особого назначения ГРУ, специально созданный летом 1979 года из советских военнослужащих среднеазиатского происхождения для охраны Тараки и выполнения особых задач в Афганистане.

С 10 декабря по личному приказанию Д.Ф. Устинова проводилось развёртывание и мобилизация частей и соединений Туркестанского и Среднеазиатского военных округов. Была поднята 103-я Витебская гвардейская воздушно-десантная дивизия, которой отводилась роль основной ударной силы в предстоящих событиях. Однако Начальник Генерального штаба Н.В. Огарков был против ввода войск в Афганистан, в связи с чем имел серьезные разногласия с министром обороны СССР, членом Политбюро ЦК КПСС Д.Ф. Устиновым.

12 декабря 1979 года на заседании Политбюро было принято окончательное решение о вводе войск. По свидетельству начальника Главного оперативного управления, первого заместителя начальника Генерального штаба Вооружённых Сил СССР В.И. Варенникова, в 1979 году единственным членом Политбюро, не поддержавшим решение об отправке советских войск в Афганистан, был А.Н. Косыгин, и с этого времени у него произошёл полный разрыв с Брежневым и его окружением.

Исходя из вышеуказанного, можно сделать вывод, что в конце семидесятых годов прошлого века в ходе обострения политической ситуации в Афганистане после Апрельской (Саурской) революции, руководству нашей страны ничего не оставалось делать, как принимать экстренные меры по защите южных рубежей СССР. Поэтому для того, чтобы помочь соседнему коммунистическому правительству справиться с мятежниками, было принято решение о вводе советских войск в Афганистан, которое с государственной точки зрения того времени являлось вполне обоснованным и абсолютно правильным.

– А как вы оцениваете то, что наши войска были выведены из Афганистана?

– Вот это, я считаю, было большой ошибкой политического руководства нашей страны. Не были просчитаны и учтены все плюсы и минусы такого шага. Получилось так, что вместе с выводом войск все наши достижения и жертвы в Афганистане практически оказались напрасными. Это означало, что мы там не смогли создать крепкое устойчивое гражданское общество. Вмешавшись в цивилизационный процесс развития этой отсталой мусульманской страны, мы не выполнили свою главную задачу — построения социализма в стране. Может быть, наше политическое руководство такую задачу и не ставило, но оно наверняка хотело создать все предпосылки для того, чтобы Афганистан стал крепким государством, другом СССР, с сильной государственной властью, надежной армией и лояльным руководству страны народом.

Но в реальности, исходя из достигнутых результатов, после почти десятилетнего пребывания наших войск в Афганистане мы добились очень многого не только в области развития промышленности и сельского хозяйства в этой стране, но прежде всего в области образования, улучшения культурных и общественных связей. Сотни тысяч молодых афганцев изучали в школах русский язык. Все специалисты страны во всех областях науки и техники обучались в советских вузах. Весь офицерский корпус прошел обучение и переподготовку в военных училищах СССР. Мы оказывали большую гуманитарную помощь афганскому народу, поэтому наших советских людей и воинов афганский народ в большинстве своем любил.

Сотни тысяч людей в Афганистане поверили в социализм, стали полностью просоветскими гражданами. База для коренных изменений в Афганистане была подготовлена. Оставалось совсем немного времени до того момента, когда страна могла бы окончательно покончить со своим средневековым укладом жизни, и, может быть, как Монголия, войти в лагерь социализма. Но руководством СССР было принято непродуманное решение о выводе войск, после реализации которого все успехи и достижения за десятилетние пребывания наших войск в Афганистане были практически сведены к нулю. Ведь за эти годы мы затратили огромное количество материальных средств и финансовых ресурсов, военной и другой техники, а главное — потеряли более пятнадцати тысяч наших военнослужащих убитыми и десятки тысяч ранеными. Спрашивается, ради чего были принесены все эти жертвы? Каков результат пребывания более стотысячного контингента советских войск в Афганистане в течение десяти лет для нашей страны? Ответа на этот вопрос до сих пор нет, поскольку война там так и не закончилась.

А что мы имеем после вывода наших войск из Афганистана сегодня? За прошедшие годы там зародился и окреп Талибан. Из самого Афганистана в Иран и Пакистан хлынул огромный поток беженцев. Пышным цветом расцвел в стране терроризм. Появилась Аль-Каида во главе с Усамой Бен-Ладеном, который получил в этой стране убежище. Тысячи гектаров пахотных земель были отданы под плантации мака. По данным ООН до 75% взрослого населения Афганистана занято в производстве, обработке, транспортировке и продаже опиума. Сегодня европейский рынок почти на 80% обеспечен афганским героином, а в США этот показатель доведён до 35%. Всего же афганский героин составляет почти 65% мирового объёма его производства и около 55% опийного рынка. Таким образом, за годы после вывода советских войск поток наркотиков из Афганистана увеличился в десятки раз.

Несмотря на то, что в Афганистане более пятнадцати лет присутствуют американские и другие войска западной коалиции, экономическая, политическая и гуманитарная ситуация в стране ничуть не улучшается: нищета, бандитизм, слабая централизованная власть, повсеместно продолжают постоянно греметь взрывы, гибнут люди, от недоедания и отсутствия медицинской помощи умирают старики и дети.

Нашему политическому руководству следовало тогда поступить так же, как это делают в течение уже столетия американцы. Для начала следовало вывести большую часть войск и оставить на территории Афганистана одну-две бригады. Общеизвестно, когда на территории другого государства присутствуют иностранные войска, то наличие этого фактора в любом случае оказывает влияние на все происходящие в этом государстве политические и другие процессы. Не вызывает сомнения, что если бы в ДРА остался небольшой контингент наших войск, то развитие этой страны, да возможно и самого СССР, пошло бы по другому сценарию. В качестве примера можно взять любую страну, где в настоящее время дислоцируются американские войска: Германия, Япония, Филиппины, Малайзия… можно перечислять и дальше. Влияние американской политики на руководство этих стран очень велико. Фактор присутствия в стране иностранной военной силы является серьезным аргументом для власти страны при принятии любых самостоятельных решений.

Иногда, в силу различных политических интересов, американские СМИ информируют мировое сообщество о выводе своих войск из какой-либо страны. Так, например, они уже в течение пятидесяти лет отправляют на родину по несколько военнослужащих со своей филиппинской базы Субик-Бей, лукаво поясняя при этом, что процесс сокращения контингента активно идет. Как правило, информационная кампания подобного рода проводится у них на хорошо подготовленном уровне. Здесь расчет ясен.

А вот чем руководствовалось наша власть, когда выводила войска из Афганистана, не задумываясь, что будет дальше, непонятно. К сожалению, такая установка на принятие важных государственных решений без проведения всестороннего анализа почему-то присуща многим поколениям наших политиков. При принятии того или иного стратегически важного для страны решения почти никто из наших руководителей не прогнозировал обстановку, которая сложится в будущем.

– Изменилось ли что-то в советском обществе в начале или в завершении этой войны?

– Конечно же! За десять лет между вводом и выводом советских войск из Афганистана изменения в нашем обществе были очень серьезными, я бы сказал коренными. Вводились советские войска в Афганистан в период, когда у нас была стабильность, политический и экономический климат был благоприятным, страна развивалась, хотя возможно не такими ускоренными темпами, как хотелось руководству, но народ был вполне доволен жизнью. Официально это время называлось «эпоха развитого социализма». Так оно и было.

Вывод советских войск из Афганистана пришелся на совсем другое время, когда в обществе процветало «новое мышление» и шла «перестройка». За два года до развала СССР страна находилась в очень плачевном состоянии, как в экономическом, так и в политическом отношении. В этот период происходит резкая дестабилизация обстановки. После I Съезда народных депутатов начинается противостояние коммунистической партии с новыми политическими группировками, возникшими в результате демократизации общества. Начатые по инициативе сверху перемены вышли из-под контроля властей, трудности в экономике переросли в полномасштабный кризис. Вы помните, что в 1989 году экономический рост резко замедлился, в 1990-м сменился падением, а к концу 1991-го страна оказалась на грани экономического коллапса. Произошел катастрофический обвал жизненного уровня населения. Реальностью советского общества начала 90-х становятся массовая нищета и безработица. Достигает апогея хронический товарный дефицит.

Поэтому, если сравнивать время начала и завершения войны в Афганистане, то это две совершенно разные эпохи в жизни нашей страны.

– Почему в нашей стране до сих пор не существует Министерство по делам ветеранов?

– Для меня это совершенно непонятно, почему у нас в стране до сих пор нет такого министерства. Но сделать это никогда не поздно. Нашим народным избранникам, депутатам Государственной Думы, в том числе бывшим афганцам и ветеранам других локальных войн и военных конфликтов, просто необходимо накануне 30-летней годовщины вывода Советских войск из Афганистана и 75-летней Победы Советского народа в Великой Отечественной войне обратиться к президенту с предложением создать Министерство по делам ветеранов, — государственную структуру, а не какую-то общественную организацию с непонятным статусом, что мы имеем сейчас.

В США, например, давно уже существует Министерство по делам ветеранов США. После министерства обороны это второе по величине федеральное министерство с численностью персонала около 280 тысяч человек. В его компетенцию входит очень большой круг вопросов, которые необходимо решать в интересах ветеранов вооруженных сил США и членов их семей. Это оформление ипотечных кредитов, страхование жизни, назначение пенсий, пособий, льгот, включая случаи выплаты при потере трудоспособности, потере кормильца, выплата денежных средств на погребение и т.д.

Даже у наших соседей на Украине в феврале 2018 года Верховная Рада обратилась к правительству с требованием создать министерство по делам ветеранов, хотя у них есть Госслужба по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции. Создание министерства у них пока затягивается, но сам вопрос уже стоит на повестке дня, что уже само по себе является достижением.

У нас же этот вопрос пока вообще не рассматривается, хотя после Второй мировой войны наша страна успела направить в различные «горячие точки» земного шара большое количество военнослужащих, служащих и разных специалистов. Это Корея, Вьетнам, Ангола, Мозамбик, Лаос, Эфиопия, Афганистан, Югославия и т.д., перечислять можно долго. Ну, и нельзя забывать, что после развала Союза прошли две чеченские кампании. Таким образом, в нашей стране проживает большое количество ветеранов различных локальных войн и конфликтов, которые находятся на учете в местных военкоматах. В настоящее время их всех приравняли к одной категории — участников боевых действий, и всё. Поэтому афганцы часто обижаются, почему их, два года прослуживших на территории, занятой противником, не считают участниками войны. Они по праву признают себя продолжателями традиций ветеранов Великой Отечественной войны, и хотели бы, чтобы их называли не участниками каких-то абстрактных боевых действий, а участниками или ветеранами войны. Сегодня такими участниками могут стать военнослужащие, проходящие службу в Сирии. Там ротация проходит каждые три месяца. Но, с другой стороны, существуют различные категории военнослужащих. Кто-то несет службу на постах, кто-то действительно выполняет опасные боевые задачи по уничтожению террористов в горах или в пустыне, тогда как большинство служит на базах Хмеймим и Тартус, патрулирует дороги, участвует в гуманитарных операциях. Наверное, все должно быть учтено, и определена какая-то градация ветеранов. И именно этим могло бы заняться отдельно выделенное министерство. Я думаю, что это было бы правильно и справедливо.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.