Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

А.В. Куринный: Здоровье – самое ценное, что есть у человека

В рамках «Правительственного часа» в Госдуме 6 декабря перед парламентариями с отчетом выступила министр здравоохранения РФ В.И. Скворцова. Позицию фракции КПРФ изложил в своем выступлении депутат А.В. Куринный.

Пресс-служба депутата Государственной Думы ФС РФ А.В. Куринного
2017-12-06 17:13
Куринный Алексей Владимирович
Куринный
Алексей
Владимирович
Персональная страница

Уважаемые депутаты!

Вероника Игоревна отчиталась об успехах отечественного здравоохранения, к большому сожалению, практически не ощущаемых нашими избирателями.

За все время работы нынешнего состава Минздрава в части решения ключевой проблемы – финансирования - кардинальных сдвигов не произошло. Общее финансирование здравоохранения в России из всех государственных источников на ближайшую трехлетку составит 4,1% в 2018 с падением до 3,8% от ВВП страны к 2020.

показатель

2017

2018

2019

2020

Здравоохранение

3480

3952

4047

4164

% к ВВП

3.8

4.1

3.9

3.8

Совершенно понятно, что при таком финансировании даже при самом эффективном использовании средств невозможно обеспечить современный уровень оказания медицинской помощи для наших граждан, обеспечить доступность и качество медицинской помощи. По рекомендациям ВОЗ минимальный уровень государственного финансирования здравоохранения должен быть 6%.

Для большинства наших граждан недоступны современные таргетные препараты для лечения онкологических заболеваний (удовлетворение потребности не более 10%). Лишь 1 из 10 пациентов, страдающих артериальной гипертензией, в России регулярно принимает современные лекарственные препараты. В России число коронарографий и операций при ОКС в среднем в 2 раза ниже, чем в европейских странах. Аналогичная картина с доступностью иных современных медицинских технологий.

Сама Программа государственных гарантий, которая служит основой для оказания нашим гражданам бесплатной медицинской помощи, объективно остается остро дефицитной во многих регионах, плюс к этому нормативы затрат финансового обеспечения со стороны региональных бюджетов из-за безденежья регулярно занижаются. Так, например, по данным прокуратуры Ульяновской области на 2017 год средние подушевые нормативы финансового обеспечения и нормативы финансовых затрат на единицу объема медпомощи занижены на 2 млрд руб.

Из-за крайне низкого тарифа, особенно на уровне центральных районных больниц, получаемых медицинскими учреждениями денег едва хватает на зарплату, налоги и коммуналку. Остальное по остаточному принципу, и часто за счет самих пациентов. Стали правилом покупка пациентами лекарств и необходимых расходных материалов при стационарном лечении, оплата за свой счет необходимых диагностических и лечебных процедур. Министерство по этому поводу перекладывает ответственность на региональные власти – мол, неправильно планируют тарифы. Но такая проблема не только в Ульяновской области, а в подавляющем большинстве регионов. И отсутствие жесткой реакции со стороны министерства я могу объяснить только физической невозможностью решения проблемы в существующих условиях.

Итог такой ситуации это еще и 500 миллиардов рублей кредиторской задолженности, имеющейся у наших государственных медицинских организаций по всей стране.

Оборудование, приобретенное в рамках национального проекта от 2007 года, модернизации 2011-2012 годов постепенно выходит из строя и эта ситуация нарастает как снежный ком, грозя свести на нет все достигнутые успехи. В выстроенной модели финансирования его замена невозможна даже для крупных учреждений!

Следствие безденежья - пресловутая оптимизация: сокращение сети учреждений часто без учета реальных условий доступности, нормативы - 1 скорая на 10 тыс. населения при огромных размерах сельского района, сокращение коечной мощности и количества медицинских работников, увеличение нагрузки на оставшихся. «Знаменитая» история с санитарками, когда за последние 2 года из-за необходимости повышения заработной платы медработникам было сокращено 125000 санитарок (это 30% от их общей численности!). Последние стали уборщицами без перспективы повышения заработной платы и дополнительного отпуска. Хуже другое - уборщицы в моем регионе теперь работают в оперблоке, экстренном приемном отделении, хирургических отделениях, с кровью, биологическими отходами, ВИЧ-инфицированными больными.

Не можем закрыть проблему доступности ВМП даже для детей. После проведенного мною анализа из 2000 операций, проводимых в России по поводу ВПС с использованием окклюдеров, только половина оплачивается по ВМП, остальное – это операции, на которые собираем деньги всем миром. И это больные дети. Позор, когда в богатейшей стране мы вынуждены собирать деньги на лечение детям!

Крайне тяжелая, да еще и усугубляющаяся с каждым годом ситуация сложилась и в части льготного лекарственного обеспечения. Из-за недофинансирования дефицит лекарственного обеспечения федеральных льготников составляет более 50% (40 млрд. руб.) и продолжает расти. Региональные бюджеты финансируют свои обязательства в части льготного лекарственного обеспечения в среднем на 55-60% от потребности и этот дефицит также ежегодно растет. Более 10 млрд. руб. прогнозируется дефицит на 2018 год в части финансирования лекарственного обеспечения для больных орфанными заболеваниями. Ситуация патовая, зато Росздрав продолжает радовать нас и министерство прекрасной статистикой – что все хорошо. За первое полугодие 2017 года по Ульяновской области оказывается только 40 рецептов (из 170 тыс. выписанных) находятся на отсроченном обеспечении! Я только в одной аптеке обнаружил сразу 50 таких рецептов. Избиратели пачками приносят необслуженные рецепты на прием. Никакой реакции нет! Росздрав вместо того, чтобы получать объективную информацию из региональных медицинских информационных систем – транслирует нам ложные данные региональных Минздравов. Видимо всем выгодно иметь «причесанную» картину. И Минздраву федеральному, и региональным, и Росздраву. Невыгодно только людям, которые остаются без положенных лекарств и вынуждены тратить на них последние деньги.

Даже имеющиеся финансовые средства расходуются не всегда эффективно. Диспропорции финансирования колоссальные. Как я уже отмечал, в России имеются современные медицинские центры европейского уровня, развиваются передовые технологии и одновременно провальное первичное звено уровня конца прошлого века с давно выработавшим свой срок оборудованием, без инфраструктуры (недавно опубликованные данные Счетной Палаты РФ), без кадров. Но на фоне колоссального недофинансирования наших государственных медицинских организаций продолжаем кормить посредников-паразитов в лице страховых компаний - 30 миллиардов рублей в год, которые никаких страховых рисков не несут!

Как же решается проблема – за счет самих граждан?

По оценкам экспертов, граждане РФ за счет личных сбережений уже сейчас финансируют не менее 35% от объемов оказываемой в стране медицинской помощи. Причем в большинстве случаев речь идет о медицинской помощи, которая должна оказываться бесплатно в соответствии с Программой государственных гарантий. За 2016 год официальный объем платных услуг только в государственных медицинских учреждениях страны вырос на 30%.

Учитывая все вышесказанное, можно констатировать, что правительством РФ при посредничестве Минздрава твердо взят курс на ликвидацию социальных обязательств государства в части бесплатной медицинской помощи. Пошли разговоры о необходимости софинансирования на медицинское обслуживание со стороны населения, ограничения числа вызовов скорой, количества госпитализаций и т.д. Фракция КПРФ не может согласиться с таким подходом. Здоровье – самое ценное, что есть у человека, ставить его в зависимость от платежеспособности гражданина в современном государстве неверно и даже преступно.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.