Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«А зачем нам ВТО?». Депутаты-коммунисты напрямую задали вопросы первому заместителю министра экономического развития А.Е. Лихачеву

19 февраля 2016 года на пленарном заседании Госдумы обсуждался вопрос «О принятии протокола о внесении изменений в Марракешское соглашение об учреждении Всемирной торговой организации». Свои вопросы первому заместителю министра экономического развития А.Е. Лихачеву задали депутаты фракции КПРФ.

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме
2016-02-19 18:59

Н.Ф. Рябов:

- Алексей Евгеньевич, вы были одним из активистов, который толкал Россию в ВТО. Исходя из экономической блокады, которую ввели для нас, вхождение России в ВТО - это хомут, который не даёт нам свободу в торговых отношениях на междунарсдном рынке, а, стало быть, мы от этого несём огромные убытки. И не пора ли нам задать себе вопрос - а для чего это нам всё нужно?

В пояснительной записке написано, что реализация этих положений, якобы, которые мы сейчас рассматриваем, соглашение, для мировой экономики даёт от 400 миллиардов до одного триллиона.

Вопрос тогда - а кто же получает эту огромную выгоду, если, ещё раз повторяю, мы находимся в экономической блокаде, и не пора ли нам, вообще, выйти оттуда, я имею в виду, из ВТО? Спасибо.

А.Е. Лихачев:

- Николай Фёдорович, мы с вами давние знакомцы, в том числе и конкуренты по избирательному округу. Я хочу сказать, что не очень понял ваш вопрос.

Отвечу на последнюю часть. Кто несёт выгоды от применения данного соглашения? Конечно же, наши экспортёры, в первую очередь, как мы уже сказали, и это не наши оценки, это оценки экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, в целом по миру будет сэкономлено для экспортёров до одного триллиона долларов. Мы примерно 2,7 - 2,5 процента в мировом экспорте занимаем, соответственно можно эти цифры аппроксимировать для российских экспортёров. Их очень много, они разные, от крупнейших компаний, занимающих ведущие позиции на мировом рынке до предприятий малого, среднего и инновационного бизнеса. Гак вот каждый из наших экспоэтёров свою долю прибыли от снижения административного бремени, кстати, в первую очередь на рынках развивающихся стран, на рынках Азии, Африки, Латинской Америки будет получать.

Что касательно первой части вашего вопроса, я не очень понимаю связь между членством России, ВТО и санкциями, которые объявлены против России, более того я сказал бы, просто её нет.

В.И. Кашин, председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, фракция КПРФ:

- Спасибо. У меня вопрос к докладчикам.

Скажите, пожалуйста, вот мы за три года потеряли около 800 миллиардов рублей, по экспертным оценкам. Эту сумму можно умножать на 3.5-4 раза. От импортных операций, по данным Центробанка, около триллиона за счёт снижения и объёмов, и занижения цены.

Вот данным соглашением в этом плане эти вопиющие язвы как-то учитываются? Как-то мы будем убирать вот из нашей жизни вот дефицит такой денежных средств, которые теряет страна при таком бюджете.

А.Е. Лихачев:

- Спасибо Вам большое, Владимир Иванович, за вопрос. Вот он как раз действительно по тексту Соглашения. Действительно, мы сегодня вправе требовать от наших торговых партнеров, в первую очередь таких как Китай, серьезный экспортер для Российской Федерации, более четкого исполнения международных правил таможенного оформления. Абсолютно с Вами согласен, вопрос занижения таможенной стоимости является ключевым при таможенном администрировании, и здесь прозрачные механизмы доступа наших операторов, взаимодействия наших таможенных служб по чистоте и прозрачности таможенного оформления в странах - наших партнерах, на мой взгляд, всерьез нам даст дополнительные рычаги для уменьшения рисков, связанных с занижением таможенной стоимости.

Н.В. Коломейцев:

- Спасибо.

Уважаемый Алексей Евгеньевич, Вед все-таки первый заместитель, надеюсь. Минэкономики российского правительства, а не мирового, скажите, пожалуйста, прямо, какие потери будут от недобора таможенными службами от принятия этого решения?

И второе. Не могли бы Вы подсказать, вот 49 тысяч страниц на момент ратификации были не переведены на русский язык. Эго приложение, вы тут 55 страниц перевели. Когда те переведете, чтобы наши-то производители были в курсе дела? Спасибо.

А.Е. Лихачев:

- Спасибо большое, Николай Васильевич.

На первый вопрос я Вам отвечаю, что по нашим оценкам и прогнозам от принятия этого Протокола мы не ожидаем отрицательных бюджетных последствий никаких. Это первое.

Значит, второй момент. Я не понимаю про 49 тысяч страниц. Вы что имеете в виду?

Из зала. (Не слышно.)

А.Е. Лихачев:

- Вы имеете в виду само Соглашение ВТО?

Ну, во-первых, там был переведен текст самого Договора и основных приложений. Я хорошо помню эту историю. ..

Из зала. (Не слышно.)

А. Е. Лихачев:

- Вы имеете в виду очевидно рабочие документы ВТО? Конечно же, Вы имеете в виду рабочие документы ВТО, которые никто не переводит во время ратификации основного соглашения.

В.И. Бессонов

- Уважаемый Алексей Евгеньевич, ну взаимосвязь, наверное, простая, вот то, что задавал депутат Рябов вопрос, как можно терять нашей стране экономическую выгоду при введенных санкциях и при этом пытаться обмануть западные страны через использование Марракешского соглашения.

Мой вопрос заключается в следующем: какие возможны последствия в случае выхода нашей страны из этого соглашения?

Спасибо.

А.Е. Лихачев:

- Совсем опять не очень, видимо, могу адекватно ответить на ваш вопрос при применении слова "обмануть", мне кажется, что оно не совсем здесь соответствует уровню нашего собрания, вашего собрания, мы его никогда не применяли и всегда открыто и честно работаем с нашими партнёрами.

В случае если мы не присоединимся к этому протоколу, у нас будет отсутствовать возможность требовать с наших торговых партнёров, многие из них являются ключевыми, названия этих стран здесь звучали, исполнения такой же прозрачности и ответственности таможенных процедур, которое есть в Российской Федерации. Вот это главный минус. Мы не сможем от них требовать столь прозрачного, объективного и комфортного для наших операторов таможенного оформления, которое даём их операторам. Я считаю, что это просто недопустимо. Мы, конечно же, должны, понятное дело, слово за парламентом, но приложить все усилия со своей стороны, со стороны правительства, Минэкономразвития, чтобы выровнять условия работы с другими странами и для наших экспортёров, и торговых партнёров наших, как можно ближе совместить систему регулирования.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.