Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

В.И. Кашин: Правда, ложь и статистика

Пресс-служба фракции КПРФ – kprf.ru
2010-11-25 11:51

 

Выступление заместителя Председателя ЦК КПРФ, заместителя председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, академика РАСХН В.И.Кашина 24 ноября 2010 года при обсуждении "Национального доклада", представленного министром сельского хозяйства РФ Е.Б. Скрынник.

Заслушивание Национального доклада «О ходе и результатах реализации в 2009 году государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы», с которым в Государственной Думе сегодня выступила министр сельского хозяйства страны Е.Б.Скрынник, является весьма актуальным. Российская деревня переживает тяжелые времена. Агропромышленный комплекс (АПК) Российской Федерации находится в глубоком кризисе. Об этом совсем недавно, а именно 23 сентября 2010 года, активно и заинтересовано велась дискуссия на «круглом столе», проведенном в стенах парламента по инициативе фракции КПРФ, а месяц спустя, т.е. 23 октября 2010 года, проблема возрождения деревни стала предметом детального обсуждения на очередном Пленуме ЦК КПРФ. Специалисты, ученые, хозяйственные руководители в своих выступлениях высветили неприглядную картину той ситуации, в которой оказалась русская деревня в результате пагубных реформ, проводимых нынешней властью. Жаль, что эти мероприятия не нашли нужным посетить ни министр сельского хозяйства, ни ее подчиненные – руководители департаментов и отделов. Думаю, они бы многое почерпнули для своей практической деятельности, и более реалистично представляли бы истинное положение дел в той отрасли, за которую несут ответственность.

 

Хорошее в прошлом

 

Агропромышленный комплекс – это та отрасль экономики, без которой немыслимо нормальное функционирование общества, его развитие, обеспечение продовольственной безопасности государства и здоровья его граждан. И любое государство, которое стремится занимать достойное место в цивилизованном мире, оказывает весомую поддержку своему крестьянину. Этот тезис в последнее время неоднократно звучал с уст и президента России Д.А.Медведева.
Напомню, что в советское время Агропромышленный комплекс давал около 20% объема валового продукта. До 30% прибыли промышленных предприятий и предприятий переработки опосредовано давало сельское хозяйство. Село практически полностью обеспечивало продовольственную безопасность державы. В стране работало около 18 тыс. совхозов и 30 тыс. колхозов, которые являлись основ­ными производителями сельскохозяйственной продукции. В этот период на селе было занято свыше 2,5 млн. квалифицированных механизаторов, около 600 тысяч специалистов с высшим и средним образованием. Строилось жилье, ежегодно на 450 тысяч мест вводились новые школы, предприятия бытового обслуживания, дома культуры, библиотеки, спортивные сооружения. Из года в год по 70 тысяч километров автомобильных дорог общего и внутрихозяйственного пользования прирастало село. По потреблению продуктов питания страна вышла на 5-6 место в мире, фактически достигнув по основным видам продовольствия медицинской нормы. В частности к 1990 году душевое потребление мяса и мясопродуктов в стране составило около 75 кг, рыбы и рыбопродуктов – 20 кг, молока и молокопродуктов – 390 кг, яиц – 260 штук и т.д.

 

Посмотрим правде в глаза

 

Сегодня картина другая. Ее министр обошла стороной, манипулируя цифрами мнимых достижений. В настоящее время в аграрной экономике производится 4,4% и в пищевой промышленности – 4,5% валового внутреннего продукта России. Валовое производство сельскохозяйственной продукции за годы реформ уменьшилось более чем наполовину. Продовольствия собственного производства не хватает для жизнеобеспечения страны. Россия потеряла продовольственную безопасность. Ежегодно в страну завозится импортного продовольствия на 35-40 млрд. долларов. За годы реформ поголовье крупного рогатого скота сократилось с 57 млн. голов (из них 20 млн. голов - коровы) до  21 млн. голов, из них коров осталось всего лишь около 9 млн. голов, и эта тенденция сохраняется. В структуре поголовья скота на хозяйства населения приходится 48,9% поголовья крупного рогатого скота, 36,6% свиней, 50,7% овец и коз.
Более 40 млн. га земли заброшено. Земли деградируют без соответствующего ухода и дефицита удобрений. Ухудшается экологическое состояние сельскохозяйственных угодий – их засоленность, закисление, переувлажненность. Почти в 10 раз сократились объемы мелиорации земель, фосфоритования почв, гипсования и орошения. Около трети российских посевных площадей вообще не удобряется, а на остальных нормы внесения удобрений снижены по сравнению с оптимальными в 3-4 раза. Обострилась проблема спасения русских черноземов, которые без должного ухода теряют свои плодородные свойства.
Серьезно подорвана материально-техническая база сельского хозяйства. Стремительно уменьшается техническая оснащенность сельскохозяйственного производства, его энерговооруженность. По сравнению с 1990 годом производство отечественных тракторов сократилось более чем в 15 раз, комбайнов - в 10 раз. В 2009 году, например, всех видов тракторов выпущено чуть больше 15 тысяч шт., а комбайнов – 9 тысяч шт.
В тяжелом положение находится и сельскохозяйственная наука. Ликвидирован ряд ве­дущих научно-исследовательских институтов таких как, например, ВИСХОМ, ВНИИКОМЖ, Гипросельхозстрой и т.д., существенно сокращен потенциал оставшихся НИИ. Иногда, создавая новое, мы уничтожаем хорошо работающее старое. Совсем свежий пример, когда для создания научного центра в Сколково уничтожается НИИ, много лет работавший на развитие АПК. Это знаменитая Немчиновка, где созданы десятки высокоурожайных сортов пшеницы и других зерновых культур. Тем самым ученые внесли заметный вклад в повышение эффективности зернового хозяйства. НИИ лишают опытных полей с уникальными коллекциями элитных сортов растений. Под угрозой продажи с молотка находятся опытные поля НИИ в Ленинградской, Новосибирской областях, на Дальнем Востоке, в Сочи. Самое страшное, что под нож пускаются уникальные генетические ресурсы страны, имеющие не только общероссийское значение, но и общемировое. Примером тому являются попытки уничтожить генетические ресурсы НИИ им. Вавилова в Ленинградской области, что стало предметом негативной оценки даже со стороны ООН. Закрыт целый ряд прорывных исследований в области синтеза солнечной энергии для воспроизводства продуктов питания, которые интенсивно развивались в советское время. Внедрение результатов этих исследований открывало огромные перспективы по обеспечению продуктами питания миллиардов жителей планеты. Вот такая странная «модернизация» проводится властью в сельскохозяйственной науке.

 

Кривое зеркало самообмана

 

Ничего этого в докладе министра мы не услышали. Наоборот, министр пыталась нас убедить, что у нас сельское хозяйство является «конкурентоспособной и современной отраслью». В этой связи на память приходит народная мудрость: для оценки любого явления используют правду, ложь или статистику. В своем докладе министр часто и много приводила статистических данных. Зачастую эти цифры были весьма лукавыми. Ну, действительно, возьмем, например, основной индикатор реализации рассматриваемой Государственной программы «Индекс производства продукции сельского хозяйства в хозяйствах всех категорий». За два года этот показатель вырос на 12,1%. Другими словами, объем сельхозпродукции увеличился на 12,1%. Сомнения в справедливости величины этого показателя возникают не только в связи с реальной тяжелой ситуацией в сельском хозяйстве (снижение инвестиций, диспаритет цен, закредитованность и т.д.), но и в связи с практической невозможностью с такой точностью (до десятой доли процента) определить его значение, если иметь в виду, что почти 50% сельхозпродукции производится в личных хозяйствах.
Продуктивность коров, если верить министру, за девять лет (с 2000 года) выросла в два раза – с 2341 кг на корову до 4465 кг. Произошло это за счет «качественного обновления породного состава». Однако в самом докладе приведена цифра, которая говорит о том, что элитное стадо едва достигает 10% поголовья молочного стада. И эта цифра более достоверна, чем фантастические надои. Тем более, что при удвоении продуктивности, валовой объем производства молока в течение всех 9 лет остается на одном уровне примерно в 30-32 млн. тонн. Кроме того, при указанном уровне надоев и имеющегося поголовья дойного стада в 9 млн. голов объем произведенного молока должен быть не 30-32 млн. тонн, а, по крайней мере, не менее 40 млн. тонн.
Это же относится и к росту урожайности зерновых культур. Какой может быть рост урожаев, если министр сама признает, что "в целом удобряется менее половины площади пашни, дозы по-прежнему низки и не обеспечивают компенсацию выноса элементов минерального питания растениями". Если в советское время вносилось около 10 млн. тонн минеральных удобрений и 390 млн. тонн органических, то сегодня вносится чуть более 2 млн. тонн минеральных удобрений. К тому же государство постоянно снижает субсидии на приобретение минеральных удобрений. Если в 2008 году под эти цели выделялось 10,3 млрд.  рублей, то в 2009 году - 9,6 млрд. рублей. А это значит, что деградация земли будет продолжаться.
Сложное положение остается и с производством других продуктов питания, в частности с производством мяса. Если по свинине и курятине наблюдается некоторый рост объемов, то по говядине идет устойчивое падение. В 2009 году по сравнению с 2008 годом это падение составило 3%. Сегодня на душу населения производится всего лишь 12 кг говядины, 15 кг свинины и около 18 кг мяса птицы. Поэтому из года в год государство вынуждено закупать мяса 1,5-1,8 млн. тонн, мяса птицы - 1,0-1,3 млн. тонн, рыбы - 700-900 тысяч тонн. При рекордных удоях государство закупает за рубежом ежегодно 130-160 тысяч тонн молока, 125-160 тысяч тонн сливочного масла и молочных жиров. Но даже в сумме этого недостаточно для того, чтобы хотя бы приблизиться к уровню потребления основных продуктов питания, которое было в последние годы советской власти. Изобилие продуктов на прилавках - это показуха, которая объясняется их недоступностью для большинства граждан из-за низких доходов.
Явно недостаточными темпами продвигается техническая и технологическая модернизация в сельском хозяйстве. Сегодня на селе, по данным Минсельхоза, работает 525 тысяч тракторов, 135 тысяч зерноуборочных комбайнов, 27 тысяч кормоуборочных комбайнов и другая техника. В таком объеме техники явно недостает для обеспечения технологического цикла обработки земли и уборки урожая. При этом надо помнить, что большинство техники на селе давно выработало свой эксплуатационный ресурс. Правительство намеревалось в течение 2008-2012 годов обновить парк тракторов на 40% и на 50% парк комбайнов. Но, как говорится, гладко было на бумаге, но забыли про овраги. Фактическое же обновление идет черепашьими темпами. Например, в 2009 году обновление парка тракторов произошло на 2%, зерноуборочных комбайнов на 4,3%, а кормоуборочных комбайнов на 3,5%. Нас министр успокаивает, дескать, ничего страшного, зато мы начали использовать более энергонасыщенные виды сельскохозяйственной техники. В результате в расчете на 100 га посевной площади теперь приходится 227 л.с. И данный показатель является, по мнению министра, интегрированным индикатором механизации в сельском хозяйстве. Этакой мудреный показатель, который скорее сродни показателю средней температуры по больнице. Замена, например, двух тракторов по 90 л.с. на один мощностью в 180 л.с. вовсе не значит, что мы в два раза повысили уровень механизации.

 

Сфера социального бедствия

 

Практически не меняется тяжелая ситуация в социальной сфере села. На селе господствуют нищета и безработица. Средняя зарплата в сельском хозяйстве составляет лишь 50% к среднероссийскому уровню. Показатель бедности на селе в 1,6 раза выше, чем в городе. Доля сельчан с доходами в 2 и более раз ниже прожиточного минимума, то есть живущих в нищете, почти в 3 раза больше чем в городе. Уровень общей сельской безработицы находится на уровне 18%. Скрытая и сезонная безработица, связанная с осенне-зимним перерывом в цикле сельскохозяйственного производства, еще выше.
Не выполняются даже плановые показатели развития социальной инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений, уровень которых гораздо ниже тех, которые реализовывались в советской время. В 2009 году на эти цели лимиты ассигнований из федерального бюджета были сокращены на 53%. Кстати, до сих пор только примерно 51% сельского населения надежно обеспечивается питьевой водой, столько же сельчан имеют доступ и к природному газу.
Недофинансированы мероприятия по обеспечению противопожарной защиты сельского населения, что не могло не сказаться на борьбе с пожарами летом 2010 года. Засуха и пожары 2010 года стали настоящей катастрофой для крестьян. С развалом крупных сельскохозяйственных предприятий здесь перестали следить за водоемами. Ликвидированы пожарные службы, резко сократилось число техники, которая могла бы участвовать в борьбе с огнем. На заброшенных полях годами накапливаемый бурьян вспыхивал как порох. В пожарах погибли люди и урожай. В текущем году зерновых собрано в бункерном весе всего лишь около 60 млн. тонн. Это почти на 40% меньше, чем в благоприятном 2008 году. Тем не менее, только под нажимом оппозиции был прекращен экспорт зерна за рубеж. Правительству не следует бахвалиться превращением России в «крупнейшего экспортера» зерна. Во-первых, «лишнее» зерно в стране появилось в связи с сокращением поголовья скота, а, во-вторых, экспорт зерна за рубеж это сродни продаже нефти вместо продуктов ее переработки или кругляка леса вместо пиломатериалов или готовых изделий из дерева. Все развитые страны торгуют, как правило, не сырьем, а продуктами его переработки, достигая тем самым и максимума прибыли, и возможности организации у себя дополнительных рабочих мест.
Засуха не принесла бы таких бед селу, если бы продолжала функционировать построенная в советское время система мелиорации. Напомню, что тогда существовало Министерство мелиорации и водного хозяйства. В 1965 году в СССР орошаемые земли составляли 10 млн. га, в 1990 году - уже 22 млн. га. Осушено переувлажненных земель 15,2 млн. га. Ежегодно на мелиорацию выделялось около 10 млрд руб., тех весомых советских рублей. Засуха тогда перестала пугать крестьян традиционно засушливых регионов. Сегодня от былой системы осталось, как и от нынешних пожарищ, одно пепелище. Между тем в мире наращивают орошаемые площади. В Китае они занимают около 60 млн. га. В США - стране, большая часть территории которой обеспечена осадками, стабильно поливают 22-24 млн. га посевов. По 2 млн. га орошаемых земель ежегодно вводится в Индии.
После засухи власть вспомнила о деревне, заговорила о том, что ей надо помогать. Президент сказал, что будет уделять постоянное внимание развитию агропромышленного комплекса. Но пожары кончились - и, похоже, финансовые чиновники забыли про крестьян. В проекте бюджета на 2011 год селу не только не добавили инвестиций, а сократили их.
Объявленное «отцами» демократии «черной дырой», село вымирает. С лица земли исчезло почти 30 тысяч сельских поселений. Из 117 тысяч сохранившихся деревень в 20 тысячах проживает по 8 и менее человек. Власти неустанно говорят о необходимости улучшить демографию. Но две трети сельских семей не имеют экономической базы для простого воспроизводства. Молодежь практически ушла из села. На селе стало нормой сплошное пьянство. Известный наш соотечественник, Ф.Достоевский писал: “Крестьянин спивается не только потому, что бедность одолела, но и потому что от бесправицы тошно. Данная ему свобода распоряжаться клочком земли ровно как у мухи, попавшей в тарелку с патокой. А ведь это не только с нравственной, но и с финансовой точки зрения вредно”.
Продолжается разрушение инфраструктуры села. В настоящее время по сравнению с 1990 г. уменьшилось в 2 раза детских дошкольных учреждений, участковых больниц, в 6 раз уменьшилось количество клубов и домов культуры.
О масштабах развития инфраструктуры села можно судить по тем данным, которые приводятся в национальном докладе. В течение года открыто 35 фельдшерско-акушерских пунктов, построено и реконструировано 16 спортивных площадок, 69 км линий электропередачи, введена школа на 100 ученических мест, построены детские сады на 80 мест и социальный центр на 100 мест. Даже как-то неудобно называть эти цифры, памятуя о масштабах советского времени. Для полноты картины правительству следовало бы привести цифры, отражающие количество исчезнувших за год сел и деревень, закрытых школ, клубов, библиотек, медпунктов. Эти данные гораздо масштабнее. А заодно показать, сколько сельских учителей, медиков, культработников лишились работы, сколько распалось кружков художественной самодеятельности, детского творчества и т.д.
В советское время на социальное обустройство села направлялось 28% общих инвестиций отрасли. В 90-е годы эту сферу, которая была на балансе предприятий, передали местным органам, которые и сами, как говорится, на финансовой мели. В результате ввод в действие сократился: общеобразовательных школ - в 6,9 раза, детских дошкольных учреждений - в 32, больниц - в 5,9, поликлиник - в 3,9, клубов и домов культуры - в 19 раз, автомобильных дорог с твердым покрытием - в 4,2 раза.
Усугубляется на селе и жилищная проблема. В связи с сокращением государственной поддержки ввод жилых помещений в 2009 году составил всего лишь 48,7%, в том числе для молодых семей и молодых специалистов – 58,7%. Сельское население недополучило почти 1,5 млн. кв. м общей площади жилых помещений. Как же мы будем закреплять кадры на селе при такой политике? Сегодня кадровый голод на селе весьма ощутимый. Не хватает механизаторов, механиков, мастеров машинного доения, агрономов, зоотехников, ветеринаров и т.д. Подготовка многих из указанных специальностей практически прекращена, выпускники сельскохозяйственных ВУЗов и колледжей предпочитают оставаться в городе. Да что там говорить о селе, если в самом министерстве сельского хозяйства Российской Федерации большинство руководящих кадров, начиная с министра, не имеют к сельскому хозяйству никакого отношения.

 

Пот на лбу и прорехи в кармане

 

Особого разговора заслуживает бедственное экономическое положение сельского хозяйства. Удельный вес прибыльных хозяйств в 2009 году составил 72,1%, что на 6% меньше, чем в 2008 году. Прибыль сельхозорганизаций даже до налогообложения составила всего лишь 83,6 млрд. рублей. Учитывая закредитованность села на сумму почти 1 трлн. рублей (это официальная статистика, на самом деле она гораздо выше и оценивается специалистами в 1,5 трлн. рублей), сельским труженикам, чтобы выбраться из долгов надо, ничего не потребляя, работать теперь более 100 лет. Село загнали в долги, прежде всего, за счет диспаритета цен. Крестьянина, из-за ценовой политики государства, заставляют отдавать результаты своего труда себе в убыток. В 2009 году в 21 субъекте Российской Федерации реализация зерна была убыточна, в 20 субъектах уровень рентабельности не превышал 7%, а в целом по зерну рентабельность составила всего лишь 9,3%.
Еще хуже ситуация с мясом. Реализация сельхозорганизациями мяса крупного рогатого скота была убыточна в 78 субъектах Российской Федерации из 82, свиней – в 20, овец – в 48, птицы – в 22. Такая же примерно картина и по молоку, цена которого в среднем по регионам составила 13000 рублей за тонну. Это в среднем, а в Центральном федеральном округе, например, цена молока опускалась до 7934 рубля за тонну. Стоит ли удивляться после этого, что у нас поголовье крупного рогатого скота из года в год уменьшается, что разоряются хозяйства и исчезают деревни. И невольно вспоминаются слова историка Н. Карамзина: “Истощенное данями крестьянство пустело... Не видим на лугах ни стад, ни коней; нивы заросли травою, а дикие звери обитают там, где прежде жили христиане”.
Из села выкачиваются огромные суммы, обрекая крестьянина на нищету. Сегодня часто раздаются обвинения в адрес Сталина, что, дескать, он проводил индустриализацию страны за счет эксплуатации деревни. Возможно, это так и было, но была и высокая цель – создать в стране мощный индустриальный фундамент, который в последствии обеспечил село всем необходимым – техникой, механизмами, удобрениями и т.п. Во имя чего и в интересах кого сегодня обдирают сельского труженика? Ясно одно, что не в интересах государства, не ради какой-то высшей цели, а просто в интересах нуворишей, наживающих огромные состояния за счет крестьянского нелегкого труда.
Такая ситуация обуславливается и тем обстоятельством, что крестьянину фактически закрыт доступ на рынки для непосредственной реализации своей продукции. С одной стороны этому препятствуют всякого рода перекупщики. С другой стороны - недостаток сельскохозяйственных рынков, на которых крестьянин мог бы реализовать результаты своего труда. На 1 января 2010 года на территории Российской Федерации функционировало 3497 розничных рынков. Из них сельскохозяйственных рынков – всего 204. Количество сельскохозяйственных кооперативных рынков и того меньше – 13 на всю Россию. В совокупности все виды сельскохозяйственных рынков составляют только 6,2% от общего числа рынков.
Министр пытается нас убедить, что правительством проводится «системная, активная поддержка» сельского хозяйства. Пока что это заявление ничем не подтверждается. Правительство по-прежнему держит село в черном теле. Село финансируется по остаточному принципу. На его так называемую «системную, активную» поддержку выделяется менее 1% расходной части федерального бюджета. Те сотни миллиардов рублей, о которых говорила министр и которые как бы выделяются на нужды сельского хозяйства, на самом деле являются в основном взносами в уставные капиталы банков и других организаций типа «Росагролизинг», жирующих за счет все того же крестьянина. О какой поддержке, тем более "системной и активной", можно говорить, если за 10 месяцев текущего года, согласно данным Казначейства РФ, даже эти мизерные суммы профинансированы только на 62%.
Кровососы-банки выдают крестьянину кредиты в лучшем случае под 18-20%. И это при рентабельности крестьянского труда в 9%. Государство частично возмещает расходы по возврату кредитов, выделяя субсидии для снижения процентных ставок. Да, это красивый жест, но в чью пользу? В большей степени в пользу банкиров. Другими словами, субсидирование кредитов это на самом деле перераспределение бюджетных средств не столько на благо крестьянина, сколько во благо банкиров. Вместо выделения средств непосредственно сельхозпроизводителю и регулирования процентных ставок для нужд сельского хозяйства, как это делается во всем мире, правительство кормит олигархов, представляя это как помощь селу.
Как видим, политика правительство по отношению к своему кормильцу, крестьянину, практически не меняется. Идет дальнейшее уничтожение отечественного сельского хозяйства. Никаких обнадеживающих перспектив у крестьянина нет. Более того, желание правительства любой ценой присоединиться к ВТО грозит нашему селу окончательным разорением. Цена вступления в ВТО - дальнейшее снижение государственной поддержки нашего сельского хозяйства. В подтверждение этому хочу привести откровение министра Е.Б.Скринник, приведенные в газете "КоммерсантЪ", высказанное ею в интервью журналистам после переговоров о вступление в ВТО в Женеве в августе 2010 года:  "Мы рассказали нашим партнерам о ситуации в российском АПК, в частности в связи с засухой, и представили российскую позицию, которая базируется на трех принципиальных моментах. Во-первых, до 2012 года уровень господдержки АПК остается на нынешнем уровне - $9 млрд. в год. Во-вторых, с 2013 по 2017 год она будет сокращаться по представленному нами графику - до $4,4 млрд. И, в-третьих, мы соответствуем регламенту ВТО в части отсутствия экспортных субсидий. Эти позиции и Кернская группа, и представитель США поддерживают. В ближайшее время эксперты проработают технические детали. Но в целом в том, что касается сельского хозяйства, все спорные вопросы с ВТО сняты". Таким образом, если Россия присоединится к ВТО, 2012 год станет годом предельных уровней агросубсидий в России.
Решенными объявлены и вопросы экспорта мяса птицы из США в РФ. Россельхознадзор РФ уже отменил ограничения на пошлины на импорт свинины из США, Франции и Голландии. Чем это грозит для отечественного производителя, думаю, объяснять не надо. Вместо возрождения производства мяса мы это производство неизбежно похороним. И тогда встает вопрос: а как же быть с недавно принятой Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации, где поставлена задача обеспечить население продуктами, в том числе и мясом, отечественного производства? Или левая рука власти не знает, что делает правая?

 

Островки надежды

 

Несмотря на тяжелейшие условия, в стране пока сохраняются островки выживания, отдельные хозяйства, в которых, благодаря неимоверным усилиям руководителей этих хозяйств, трудовых коллективов, удается не только выжить, но и развиваться. Среди них можно назвать СПК «Комсомольский» Адамовского района Оренбургской области, которым руководит Александр Николаевич Попов, СХПК "Звениговский" в республике Марий-Эл, возглавляемый Казанковым Иваном Ивановичем, колхоз им. Кирова в Моздокском районе Северной Осетии, председателем которого является Качаров Олег Дмитриевич, колхоз "Терновский" в Ставропольском крае во главе с его председателем Иваном Андреевичем Богачевым, колхоз "Родина" того же Ставропольского края, которым руководит Владимира Николаевича Хромых, СПК «Шихобалово» Владимирской области, где председателем является  Сергей Витальевич Монастырский и др. Именно на примерах таких хозяйств будет расти и шириться движение за спасение российской деревни. Но даже эти, относительно благополучные хозяйства, нуждаются в государственной поддержке.
Мы неоднократно заявляли, что без государственной поддержки сельского хозяйства не обойтись. Нынешняя поддержка, в 20 раз уменьшенная против советского периода, село не спасет. Развитие АПК невозможно без применения новейших технологий, улучшения плодородия почв, возрождения и расширения орошаемого земледелия, внесения органических и минеральных удобрений, без создания, подбора и внедрения конкурентных сортов сельскохозяйственных культур в соответствии с климатическими особенностями зон. Но для этого необходимо не только финансовая поддержка, но и выделить приоритеты всей агарной политики, включая макроэкономические, опираясь на замечательный многовековой опыт аграрников нашей стра­ны и международный опыт таких стран, как Китай, Израиль, Белоруссия. Этот опыт указывает на то, что земля, как объект земледелия не может быть товаром, раздираемым на части торговцами и спекулянтами. Земля должна быть в руках крестьянина, землепашца и только! Никакие спекуляции с землей неуместны и не могут поощряться ни законами, ни государством.

 

Повернуться лицом к деревне

 

Мы уверены, что в основу программы возрождения АПК страны обязательно должны быть включены:
- финансовая поддержка сельского хозяйства на уровне не ниже 10% расходной части федерального бюджета;
- организация и поддержка крупных коллективных хозяйств с высокой долей орошаемого земледелия, с высоким технологическим уровнем сельскохозяйственного производства, эффективным использованием лесных и водных ресурсов;
- обеспечение паритета цен на сельскохозяйственную продукцию и промышленную продукцию для сельского хозяйства. Сегодня это главный тормоз развития сельскохозяйственного производства;
- льготное кредитование сельских хозяйств всех категорий для обеспечения подъема производства и прироста объемов сельскохозяйственной продукции;
- внедрение государственного страхования рисков сельхозпроизводителей;
- мораторий на банкротство сельскохозяйственных организаций, финансовое оздоровление хозяйств за счет средств бюджетов всех уровней;
- установление жесткого государственного контроля над закупочными и розничными ценами на основные продукты питании;
- возрождение сельского машиностроения и перерабатывающей промышленности.
Учитывая всю сложность ситуации в сельском хозяйстве, мы должны выразить категорический протест против вступления России в ВТО на условиях сокращения государственной помощи сельскому хозяйству и открытия границ для импорта продовольствия. В нынешних условиях это станет причиной полного уничтожения хозяйственной деятельности на селе, полного уничтожения российского села.
Жизнь российской деревни, а вернее ее нынешнее выживание, не могут не волновать сердце любого русского человека, осознающего ту роль и место ее в самом нашем существовании, существовании государства и нашего народа как социума, объединенного общей культурой, языком и традициями. Именно деревня была и остается не только кормилицей, но и хранительницей, источником всего того, что формирует у нас чувство патриотизма и любви к земле, на которой мы родились и живьем, питаясь от нее корнями непресекаемой связи поколений. Загубив деревню, мы не только потеряем своего кормильца, мы потеряем себя, свою национальную идентичность. Вот что следовало помнить руководству страны, принимая те или иные решения, касающиеся первоосновы нашей жизни - деревни. Мы, коммунисты, решительно требуем от власти развернуться лицом к ее нуждам, возродить деревню, сделать жизнь в ней продуктивной и привлекательной.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.