Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

В.И. Кашин: Без русской деревни нет России

Выступление заместителя председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, заместителя Председателя ЦК КПРФ, академика РАСХН В.И.Кашина в храме Христа Спасителя на съезде Агропромышленного союза России по проблемам модернизации и инновационного развития отечественного агропромышленного комплекса 8 июня 2010 года.

Пресс-служба фракции КПРФ – kprf.ru
2010-06-11 22:24

 

Уважаемые делегаты и гости съезда! Позвольте мне поприветствовать вас от имени депутатов фракции КПРФ в Государственной Думе и пожелать съезду успешной работы.

Съезд Агропромышленного союза обратился к одному из самых актуальных социально-экономических вопросов жизни нашей России. В отчетном докладе съезду обозначены основные болевые точки агропромышленного комплекса страны. Жизнь российской деревни, а вернее ее нынешнее выживание, не могут не волновать сердце любого русского человека, осознающего ту роль и место ее в самом нашем существовании, существовании государства и нашего народа как социума, объединенного общей культурой, языком и традициями. Именно деревня была и остается не только кормилицей, но и хранительницей, источником всего того, что формирует у нас чувство патриотизма и любви к земле, на которой мы родились и живьем, питаясь от нее корнями непресекающей связи поколений. Загубив деревню, мы не только потеряем своего кормильца, мы потеряем себя, свою национальную идентификацию.

Сегодня российская деревня и агропромышленный комплекс в целом переживают не лучшие времена. Государство пока что, образно говоря, держит деревню в черном теле. Из федеральной казны на развитие сельского хозяйства выделяется всего лишь около 1% расходной части бюджета. Если перевести это в цифры, то на развитие села выделено около 27 млрд. рублей. Все остальное, о чем говорят чиновники, в виде пополнения уставного капитала банка, лизинга, субсидирования кредитных ставок и т.д., все это не столько поддержка крестьянина, сколько дополнительный груз на его шею.

Тысячи деревень уже исчезли с лица земли. Даже по официальным данным в 72 регионах страны наблюдается депопуляция сельского населения. Причем смертность на селе очень сильно возросла среди 30-40-летних. Если в советское время на селе трудилось около 8 млн. человек, то сегодня всего лишь чуть больше 1 млн. Закрываются предприятия соцкультбыта, больницы и фельдшерские пункты, клубы, школы. Из 25% закрытых за годы реформ школ, это в основном сельские школы, из 20% сокращенных учителей – это тоже в основном сельские учителя.

Знают ли об этом президент и председатель правительства? Да знают! На встречах с ними я докладывал о бедственном положении деревни. Эта информация после встреч размещалась на официальном сайте Кремля и в СМИ. Руководство страны соглашалось с нашими предложениями по выводу АПК из кризиса. К сожалению, пока согласие не нашло реализации в полной мере.

Более 40 млн. га земли заброшено. Земли деградируют без соответствующего ухода и дефицита удобрений. Почти в 10 раз сократились объемы мелиорации земель, фосфоритования почв, гипсования и орошения. Около трети российских посевных площадей вообще не удобряется, а на остальных нормы внесения удобрений снижены по сравнению с оптимальными в 3-4 раза. Обострилась проблема спасения русских черноземов, которые без должного ухода теряют свои плодородные свойства.

На селе зачастую господствует нищета и безработица. Средняя зарплата в сельском хозяйстве составляет лишь 50% к среднероссийскому уровню. Показатель бедности на селе в 1,6 раза выше, чем в городе. Доля сельчан с доходами в 2 и более раз ниже прожиточного минимума, то есть живущих в нищете, почти в 3 раза больше чем в городе. Уровень общей сельской безработицы находится на уровне 18%. Скрытая и сезонная безработица, связанная с осенне-зимним перерывом в цикле сельскохозяйственного производства, еще выше. Сельское производство задыхается без техники и кадров, от диспаритета цен. Через диспаритет цен из сельского хозяйства ежегодно изымаются суммы, многократно превышающие выделяемые из федерального и региональных бюджетов. Разница в ценах за единицу продукции достигает от 3 до 90 раз. Например, 1 кг материала в комбайне стоит около 300 рублей, 1 килограмм дизтоплива – 24 рубля, а 1 кг зерна – в среднем 3,5 рублей. До сих пор в цене батона хлеба доля крестьянина всего лишь 7-8%. Именно поэтому многие хозяйства попали в финансовые тиски, обанкрочены и прекратили свое существование. Ценовой диспаритет связан не только с разницей в ценах на сельскохозяйственную и промышленную продукцию. Неподъемные проценты по банковским кредитам, задержки с выплатой субсидий, задержки платежей за поставленную продукцию, беспредел сетевой торговли, постоянные поборы контролирующих органов – все это обескровливает отечественных сельхозтоваропроизводителей и для многих из них превращает работу на селе в постоянную борьбу за выживание без надежды на победу. Сегодня закредитованность села превысила 1,5 трлн. рублей. Так что у крестьянина вместе с горбом растут только долги.

Крестьянин далеко не всегда имеет свободный доступ на рынок для реализации своей продукции. В стране возникла широкоразветвленная сеть посреднических структур, которые блокируют такой доступ, скупают продукцию у товаропроизводителей за бесценок, лишая их стимула к расширенному воспроизводству. Деятельность таких структур государство пра­к­тически никак не контролирует.

 К 2009 году объем валовой продукции сельского хозяйства достиг только 85-87% от уровня 1990 года. При таких темпах нам наверное потребуется жизнь еще одного поколения, для того чтобы вернуться к уровню 1990 года. Продовольствия собственного производства не хватает для жизнеобеспечения страны. Россия потеряла продовольственную безопасность. Ежегодно в страну завозится импортного продовольствия на 35-37 млрд. долларов. Самое сложное положение в животноводческой отрасли, где по производству мяса и молока достигнуто лишь порядка 60% к уровню 1990 года. За годы реформ поголовье скота сократилось с 43 млн. голов до 9 млн. голов, и эта тенденция сохраняется.

Серьезно подорвана материально-техническая база сельского хозяйства. Стремительно уменьшается техническая оснащенность сельскохозяйственного производства. По сравнению с 1990 годом производство отечественных тракторов сократилось в 10 раз, комбайнов - в 11 раз. Ранее действующие предприятия сельхозмашиностроения в г.Таганроге, Орле, Туле, Краснодаре, Люберцах, Рубцовске и др. прекратили свое существование. Очень низкий уровень производства тракторов на Владимирском и Волгоградском тракторных заводах, производства комбайнов на знаменитом «Ростсельмаше». Недостаток техники приводит к нарушению технологии работ, агротехнических сроков их проведения и т.д. В 1990 году на селе работало около 1,4 млн. тракторов и 408 тысяч зерновых комбайнов. Средняя сезонная нагрузка на один трактор составляла около 45 га, на комбайн - 155 га. Сегодня на селе работает около 400 тысяч тракторов и 95 тысяч комбайнов. Нагрузка на единицу техники соответственно составляет 110 га и 463 га. Большинство этой техники эксплуатируется не менее 15-20 лет. Стоит ли удивляться после этого, что ежегодные потери зерна превышают 20-22 млн. тонн. Обновление техники на селе не превышает 2-2,5% в год. У нас больше выбывает техники, чем поступает. Около 80% техники имеют практически 100% выработанный ресурс.

В тяжелом положение находится и сельскохозяйственная наука. Ликвидирован ряд ведущих научно-исследовательских институтов таких как, например, ВИСХОМ, ВНИИКОМЖ, Гипросельхозстрой и т.д., существенно сокращен потенциал оставшихся НИИ. Иногда, создавая новое, мы уничтожаем хорошо работающее старое. Совсем свежий пример, когда для создания научного центра в Сколково уничтожается НИИ, много лет работавший на развитие АПК. Это же знаменитая Немчиновка, где работают десятки академиков, созданы десятки высокоурожайных сортов пшеницы и других зерновых культур. Считаю, что съезд должен заявить протест против подобной «модернизации». Мы уже создали корпорацию «Роснано». Закачали туда 130 млрд. рублей, но не прошло и двух лет, и теперь ее приватизируют. Боюсь, что то же самое может произойти и со Сколково.  «Каменная степь» – уникальная природноаграрно-ландшафтная система, опыт которой еще в 1949 году перенимали американцы, а потом и Китай. Сегодня у нас не только не используется этот уникальный опыт, но даже зачастую пренебрегается научно обоснованный севооборот в сельском хозяйстве.

При таком подходе как же нам нарастить производство сельхозтоваров? Из воздуха?  Пока не научились. Серьезные перспективы связаны с синтезом солнечной энергии, однако в настоящее время эти работы практически полностью свернуты.

Справедливости ради, надо сказать, что в последние годы правительство озаботилось положением дел в АПК. Государство, кажется, начинает признавать приоритетное значение сельского хозяйства и российской деревни в социально-экономическом развитии страны.

Принято ряд важных документов, проектов и программ. Недавно президент подписал Доктрину продовольственной безопасности страны, в которой указаны минимально необходимые объемы производства основных отечественных продуктов питания для обеспечения в основном потребностей населения. Теперь у нас есть стратегический документ, который значительно расширяет горизонт планирования в сельском хозяйстве и в определении мер по его развитию.

Дает свои положительные результаты выполнение приоритетного национального проекта «Развитие АПК». Несколько лет подряд мы видим экономический рост в сельском хозяйстве, правда, не такой большой, конечно, который хотелось бы видеть. Не стал исключением и прошлый год, несмотря на кризис благодаря сельским труженикам, благодаря антикризисным мерам правительства сельское хозяйство выстояло, показав 1,2% роста, тогда как по промышленности производство сократилось на 10%, и сохранился потенциал для дальнейшего развития. На мясном рынке произошли позитивные сдвиги. Производство мясо увеличилось на 6,6%, доля российского мяса на внутреннем рынке повысилась с 68% процентов до 75%. Есть небольшой рост в производстве отечественных молокопродуктов.

В 2007 году правительство приняло государственную программу развития сельского хозяйства, регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия до 2012 года. И у нас есть инструмент её реализации - федеральный закон "О развитии сельского хозяйства", принятый в 2006 году при поддержке нашей фракции, ряд других отраслевых законов. К сожалению, далеко не все принятые в последние годы законы работают в интересах крестьянина, в том числе и закон «О торговле», на который возлагались большие надежды со стороны аграриев при поддержке президента и председателя правительства.

И все же, несмотря на некоторые положительные тенденции в динамике развития АПК, несмотря на имеющиеся успехи отдельных хозяйств Татарстана, в Краснодарском и Ставропольских краях, Белгородской, Ленинградской, Омской, Самарской и некоторых других областях, они не могут настраивать нас на мажорную волну, чем злоупотребляет правительство, сгладить или скомпенсировать остающуюся чрезвычайной ситуацию на селе. Мы поддерживаем инициативу президента по модернизации нашей экономики. Больше всего в глубокой модернизации нуждается именно агропромышленный комплекс страны. Наша партия и наша фракция давно настаивают на этом, предлагая свое видение и программу возрождения русской деревни и сельскохозяйственной отрасли в целом. АПК – это сложный организм, и как всякий больной организм его нельзя вылечить полумерами или уколами в отдельные части. Лечить надо весь организм. Т.е. восстановление АПК требует системного подхода. А это значит, что в комплексе должны решаться вопросы государственной финансовой поддержки отрасли, вопросы организации производства, социальные вопросы, обеспечения техникой и кадрами.

Мы считаем, что должна быть разработана очень серьезная комплексная государственная программа возрождения АПК сроком минимум на 10-15 лет. У нас есть практика составления подобных программ. Именно такой программой была Продовольственная программа СССР. К ее составлению необходимо привлечь специалистов и ученых. Заметную роль в этом может сыграть и Агропромышленный союз России, вобравший в себя опытнейшие кадры сельского хозяйства.

Чтобы начать успешно решать накопившиеся проблемы села сегодня необходима серьезная финансовая поддержка государства, которая, на наш взгляд, не может быть меньшей 10-15% расходной части федерального бюджета. За счет федерального бюджета необходимо субсидировать не менее 40% стоимости инвестиций, направляемых на строительство и модернизацию животноводческих комплексов, закупку племенного скота, элитных семян и нового технологического оборудования. Нам постоянно задают один и тот же вопрос: где брать деньги? Прежде всего, необходимо прекратить обогащать кучку людей, присосавшихся к природным ресурсам. Надо уходить от плоской шкалы налогообложения и богатые должны платить больше, чем граждане, получающие мизерную заработную плату. Давно пора подавить коррупция, из-за которой в карманах жуликов оседают миллиарды долларов. Деньги в России есть, надо только проявить политическую волю. Агропромсоюзу также надо должен занять более жесткую позицию в отстаивании интересов села, до и самим крестьянам не мешало бы добавить боевитости.

Принятая в России в начале 90-х годов аграрная политика по фермеризации сельскохозяйственного производства себя не оправдала. Она сопровождалась, как известно, повсеместным разрушением колхозов и совхозов, сокращением крупнотоварного производства и заменой его на малые формы. Но отечественный фермер не накормил страну. Фермерство оказалось малоэффективным и сейчас идет на убыль. Это надо признать как непреложный факт. Многие страны мира, особенно США да и СССР, убедительно доказали, что магистральный путь развития сельского хозяйства – это крупнотоварные специализированные предприятия. В США, например, они дают свыше 80% продовольствия. У нас в стране три формы хозяйствования: 45% продукции мы производим в крупных предприятиях, 45% – в личных мелких подсобных хозяйствах и порядка 10% – крестьянско-фермерские хозяйства. Но основными кормильцами являются и будут являться крупнотоварные сельскохозяйственные предприятия. И нам надо ориентироваться именно на крупные специализированные хозяйства. Именно в таких хозяйствах можно добиться высокой производительности труда, чего сегодня явно недостает в производстве продуктов питания. Если взять за единицу уровень производительности труда в сельском хозяйстве нашей стран, то даже в такой северной стране как Канада, близкой по природно-климатическим условиям и хозяйствования России, производительность труда в восемь раз выше. Хочу обратить ваше внимание на потенциал вот этих трёх структур, которые у нас есть. Производительность труда в крупных сельхозпредприятиях выше, чем в крестьянско-фермерских хозяйствах в 3 раза, и в 23 раза выше, чем в хозяйствах населения.

Как показывает практика западных стран и нашего ближайшего соседа Белоруссии, крупнотоварное эффективное производство возможно организовывать на базе агрогородков. Здесь можно не только организовать производство, но и создать все условия, сопоставимые с современными понятиями о достойном образе жизни человека. Строительство жилья, дорог, создание условий для учебы, спорта, воспитания детей, медицинской помощи – вот что может закрепить на селе кадры, в том числе и молодежь, без чего говорить о возрождении АПК невозможно.

Необходимо обратить самое серьезное внимание на возрождение отечественного сельхозмашиностроения. Сегодня более 20 фирм разных стран без всякой сертификации и государственных испытаний поставляют свою технику на российский рынок. Одних только зерноуборочных комбайнов поставляется в страну более 80 моделей, которые между собой не унифицированы. Стоимость каждого зарубежного комбайна в 2-3 раза выше отечественного аналога. Следовательно, себестоимость убранного ими зерна повышается в 1,5-2 раза. Мы должны наладить производство отечественной техники высокого качества с доступной ценой для крестьянина и в необходимом количестве. Для этого пока что сохраняется потенциал, который быстро тает, и, прежде всего, это касается кадрового потенциала.

Серьезный кадровый голод наблюдается и непосредственно в селе. Сегодня только около 50% руководящих работников в сельских хозяйствах имеют высшее образование. Недостает механизаторов, высококвалифицированных специалистов по сельхозмашинам, наладчиков, операторов и т.д. Подготовка по многим специальностям не проводится и более 90% выпускников сельхозвузов не идут работать в сельское хозяйство. О какой тогда модернизации можно говорить?

Уважаемые делегаты и гости съезда! Без серьезной государственной поддержки нам АПК не возродить. Мы обязаны встать всем миром на защиту русской деревни. Деревня взывает о помощи, подавая сигнал SOS! Надо бить во все колокола храма Христа Спасителя, где проходит съезд, ради спасения русской деревни. Агропромсоюзу также надо занять более жесткую позицию в отстаивании интересов крестьянина, да и самим крестьянам не мешало бы добавить боевитости.

 В начале Великой Отечественной войны, 65-ю годовщину победы в которой мы недавно отметили, политрук Клочков, обращаясь к своим товарищам бойцам Красной Армии перед очередным отражением атаки вражеских танков, произнес известные каждому слова: «Велика Россия, но отступать некуда: позади Москва!» Нам с вами сегодня тоже отступать некуда. Судьба русской деревни – это судьба России. Мы родились на русской земле и должны сделать все, чтобы на ней человек чувствовал себя счастливым сегодня, завтра и во все грядущие времена! Я верю, что именно так и будет. Вместе мы обязательно этого добьемся. И именно в этом и должен заключаться смысл настоящего съезда. Я желаю вам здоровья и успехов!

Спасибо!

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.