Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Газета «Правда» о «круглом столе» в Госдуме на тему образования

Приуроченный к недавнему юбилею Первого съезда народных депутатов РСФСР, в Государственной думе прошёл «круглый стол» под названием «Российское законодательство и образовательная политика — двадцать лет спустя: взгляд из столицы и региональных центров», организованный фракцией КПРФ при поддержке Общественного движения «Образование — для всех» и Российского филиала Фонда Розы Люксембург (ФРГ).

Kprf.ru.

2010-06-04 12:33

 

Именно тогда, двадцать лет назад, началась работа над законом «Об образовании», по которому предстояло жить молодому поколению в постсоветской России. Сегодня в недрах правительства готовится очередной интегрированный законодательный документ для образовательной сферы. Настораживает то, что он не выносится на широкое обсуждение педагогического сообщества. Поэтому учёные, педагоги, политики, собравшиеся за «круглым столом», решили обобщить материал, накопленный в ходе работы над первой и второй редакциями закона «Об образовании», принятыми в начале и середине 90-х годов соответственно, извлечь из него всё самое ценное, что декларировалось, но так и не было реализовано, и предложить готовые идеи правительству, заставив его вывести из «подполья» наброски нового образовательного «кодекса», от которого зависит будущее России. 

 

Под катком контрреформы

Открыл «круглый стол» заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию, член-корреспондент РАО, председатель Центрального совета Общественного движения «Образование — для всех» Олег Смолин. Он отметил, что на рубеже 2004—2005 годов началась контрреформа образовательного законодательства, поставившая несколько проблем. Если авторы первой редакции Закона «Об образовании» стремились дать образовательным учреждениям экономическую свободу и финансовые гарантии, то позже во властных структурах возобладала точка зрения, что достаточно чего-нибудь одного. В итоге были приняты законы о монетизации, об автономных учреждениях и, наконец, недавний — о новых бюджетных и казённых учреждениях, каждый из которых регулировал по-своему это соотношение свободы и госгарантий.

Вторая серьёзная проблема, остающаяся нерешённой, — статус педагогических работников, который во многом увязан с их заработной платой. По-прежнему актуален вопрос, поставленный в начале 90-х: сделать ставку зарплаты педработников выше средней зарплаты в промышленности. При этом она не должна зависеть от финансового состояния конкретного региона. Без упрочения статуса учителя любые программы модернизации и развития человеческого потенциала обречены на провал, убеждён Смолин.

Конечно, во главе всего должно стоять качество образования. Идея государственной аттестации сама по себе хорошая, считает О.Смолин, который был в числе авторов первой редакции Закона «Об образовании», закрепившей понятие «Единый государственный экзамен». Но разработчики закона тогда и представить себе не могли, что эта идея будет реализована в такой тестовой форме.

И последнее основополагающее положение двух предыдущих редакций Закона «Об образовании», которое затем было благополучно забыто и которое, несомненно, востребовано жизнью, — это поддержка через бюджет и налоги негосударственного сектора в образовании.

Вокруг этих тем и завязался разговор участников «круглого стола».

«Закон бессилен, если общество безнравственно»

Пример того, как должен готовиться серьёзный документ, затрагивающий основы существования общества и государства, привёл в своём выступлении бывший народный депутат РСФСР, заместитель председателя Комитета Верховного Совета РФ по науке и народному образованию Михаил Вильчек, стоявший у истоков закона «Об образовании». Концепция закона «Об образовании» 1992 года согласовывалась с законодательными органами субъектов Федерации, его проекты дважды публиковались в СМИ. Было получено более полутора тысяч замечаний и предложений. Последняя версия законопроекта прошла постатейное обсуждение на комитете. Верховный Совет при слушании законопроекта во втором чтении обсуждал каждую из почти 150 предложенных поправок. На заключительном этапе закон преодолел президентское вето. Разительное отличие от нынешних традиций законотворчества! Коснулся выступавший и стратегических императивов реформирования образования, заложенных двадцать лет назад. Один из них — введение образовательных стандартов. Надо порадоваться уже и тому, говорил М.И. Вильчек, что к этой идее привыкли и перестали вытирать о неё ноги. Минобрнауки обещает в скором времени подготовить стандарты общего образования, а ряд отраслей экономики в лице госкорпораций озаботился разработкой стандартов высшего профессионального образования.

На это горькое признание отреагировал председатель Совета директоров школ России, заслуженный учитель РФ Яков Турбовской.

— Неужели требуется столь долгое время, чтобы законы, которые мы принимаем, были признаны обществом?! — воскликнул он. — Вы подумайте, сколько денег, нервов угробили на то, чтобы пробить слова, ничего, по сути дела, не меняя. Что мы делали 20 лет, когда в итоге только пришли к выводу, что нам нужна, по выражению президента страны, «новая школа»? Приспособление образования к политике убийственно и для политики, и для образования. Образование нуждается в стратегии, которой должны соответствовать законы.

«Закон бессилен, если общество безнравственно, говорили древние, — заметил бывший народный депутат РСФСР, также один из авторов закона «Об образовании» 1992 года Алтай Пичеоол. — А фундаментом формирования личности является дошкольное воспитание. Я чувствую свою вину за то, что в своё время мы приняли решение: финансирование детских садов и школ передать местному самоуправлению, которое было и есть нищее. Тем самым мы нарушили равенство возможностей россиян, живущих в разных частях нашей страны. Это надо скорейшим образом исправлять».

Председатель Российского общественного движения «Родительская забота» Клара Мансурова отметила роль родителей в образовательном процессе. К сожалению, школу сегодня полностью отделили от родительской общественности. Именно от родителей в каждом учебном заведении посажена охрана. А ведь учитель, ученик, родитель вместе и составляют «святую троицу» образования, которой по силам сделать наше образование не только качественным, но и, в первую очередь, нравственным.

Конституционное право — на рыночных весах

Руководитель Российского филиала Фонда Розы Люксембург (ФРГ) доктор Петер Линке обрисовал проблемы образования в Германии, имеющие много общего с российскими. Если рассматривать уровень школы, тут и финансирование обучения, и нестыковка образовательных программ. Что касается высшего образования, в Германии, так же, как и в России, общество расколото на сторонников и противников Болонского процесса. И за последние годы число последних стало больше. Митингующие студенты вышли на улицы, чтобы заявить: «Образование — не роскошь, а основное право человека». Однако все эти положительные сдвиги не способны, считает Петер Линке, заставить общество, основанное на частной собственности и получении прибыли, отказаться от коммерциализации образования. И эта проблема, по его мнению, будет в обозримом будущем сближать Россию и Запад.

В том, что образование нельзя рассматривать в отрыве от экономики, убеждён и заслуженный деятель науки РФ, академик РАО профессор Вениамин Соколов. Современная российская экономика невосприимчива к инновациям, поэтому она, увы, и не нуждается ни в образовании, ни в науке. Всего лишь два примера. Себестоимость производства бензина в России составляет 40 копеек, таким образом, нефтяные магнаты получают 6000 процентов прибыли! То же самое — и в угольной промышленности. Хотя, по официальной статистике, рентабельность, к примеру, в нефтеперерабатывающей отрасли составляет 10 процентов, а в ряде случаев — 2,8 процента, но это лукавые цифры! Так зачем же олигархам какие-то новые технологии, высококвалифицированные специалисты, если их прибыль и без того зашкаливает за все мыслимые пределы?!

Второй пример. По итогам прошлого года, в пик кризиса статья чистого экспорта составила 7,3 процента валового внутреннего продукта, превысив соответствующий показатель за предыдущий год в 1,6 раза. В итоге — 3 триллиона рублей где-то осели. Понятно где, если появились 43 новых миллиардера. А для сравнения можно привести ещё одну цифру: почти те же самые 7,2 процента ВВП тратятся на зарплату работников всей бюджетной сферы. Поэтому ответ на вопрос: чьи интересы отражает политическое руководство страны? — очевиден. И когда президент Медведев говорит о том, что, если Россия не встанет на инновационный путь развития, нас ждёт тупик, он прав. Но в этот тупик загоняют страну прежде всего действующие экономические правила.

Проблема развития конкурентной среды в образовании волнует ректора Восточного института экономики, гуманитарных наук, управления и права Евгения Миннибаева. Негосударственный сектор образования находится сегодня в неравных условиях с государственным, считает он. Об этом свидетельствуют и выводы Федеральной антимонопольной службы, отмечавшей, что Минобрнауки выпускаемыми документами ограничивает конкуренцию в сфере образования.

Поддержал коллегу «по цеху» ректор Международного института менеджмента ЛИНК, вице-президент Совета ректоров негосударственных вузов Москвы и Московской области Сергей Щенников. Конкуренция конкуренцией, но есть и другой серьёзный тормоз развития негосударственного сектора образования, и прежде всего — дистанционного, — это запрет на объединение ресурсов на любом уровне: межрегиональном, технологическом и всяком другом. А ведь обществом сегодня весьма востребовано дополнительное образование, важной частью которого может стать образование дистанционное.

Безгарантийное законодательство

Академик РАО, в конце 80-х — начале 90-х занимавший пост первого заместителя председателя Гособразования — министра СССР, Владимир Шадриков подчеркнул социальную направленность двух базовых законов — «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Они провозгласили образование приоритетным направлением политики государства, благодаря чему появилась федеральная программа развития образования. Но её значимость снижается из-за отсутствия публичности. Обязательно должен быть ежегодный отчёт правительства по реализации программы, считает профессор Шадриков. Нынешняя бесконтрольность уже привела к тому, что сельская местность превратилась в образовательное гетто. Реальность с законом часто не в ладах. О недопустимости создания в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, органах управления образованием каких-либо структур политических партий, общественных и религиозных организаций и движений также написано чёрным по белому, тем не менее сегодня этот пункт микшируется попыткой ввести в школьную программу курс основ религиозной культуры. И первый вопрос, который возникает: за счёт чего может появиться новый предмет? Ведь всего лишь один дополнительный учебный час в неделю предполагает увеличение финансирования на одну тридцатую часть. По целому спектру положений закона ныне происходит откат: разрушается единое образовательное пространство, отказ государства от субсидиарной ответственности порождает опасность приватизации государственных образовательных учреждений, отсутствуют требования к минимуму содержания образования, крайне неудачно произошло распределение полномочий между директором и учредителем образовательного учреждения. Последний не несёт никакой финансовой ответственно-сти за развитие учреждения, тогда как директора могут привлечь к суду и за не там купленные компьютеры, и за неисправную электропроводку, и за протекающую крышу.

Депутат Госдумы пяти созывов, заслуженный учитель России Тамара Плетнёва рассказала о том, как на заре российского парламентаризма депутаты-коммунисты боролись за школу, добиваясь установления нормальной сетки часов для учителей, доплаты за классное руководство, за выслугу лет, сумев почти на два десятилетия оттянуть развал системы образования. Но сегодня, когда абсолютное большинство депутатских мандатов — у представителей «партии власти» и все барьеры снесены, российскую школу бросает из огня да в полымя: то в «оптимизацию», то в «автономизацию».

Председатель Московской городской организации профсоюза работников народного образования и науки РФ Сергей Кузин детально остановился на том, какие потери понесло образовательное законодательство после принятого в 2004 году закона о «монетизации» льгот. Вот лишь некоторые из них. Была признана утратившей силу статья «Государственные гарантии приоритетности образования», в соответствии с которой на нужды образования ежегодно должно было выделяться средств не менее 10 процентов национального дохода, а доля расходов на высшее профессиональное образование не могла составлять менее трёх процентов расходной части федерального бюджета. Государство сняло с себя ответственность за развитие общего среднего образования, передав все функции по его управлению и финансированию субъектам Федерации. Отказалось оно и от приоритетности развития высшего и послевузовского профобразования путём сохранения числа студентов, обучающихся за счёт средств федерального бюджета, и от многого другого.

«Если двадцать лет назад законодательство в области образования было прогрессивным и демократичным, то сегодня оно реакционно и антисоциально», — резюмировал С. Кузин. Он перечислил требования, которые профсоюз предъявляет власти для обеспечения социальной защиты учителей и педагогов. Эти требования в большинстве своём совпадают с теми, что выдвигают участники движения «Образование — для всех». А значит, профсоюзные, общественные организации, оппозиционно настроенные политики просто обязаны выступить единым фронтом за демократизацию образовательного законодательства, и чем мощнее и всеохватнее будет это давление, тем скорее власть вынуждена будет отступить.

Педагогическое сообщество требует внимания

Президент Академии труда и социальных отношений Николай Гриценко как председатель законодательного Экспертного совета при Комитете Госдумы по образованию делегирован в рабочую группу по подготовке «образовательного кодекса». Поэтому то, что он рассказал о работе над интегрированным законом, можно назвать информацией из первых уст:

— В первоначальном плане работы группы не предусматривалось общественное обсуждение законопроекта. Но мы на этом настояли. И вот на июль Российский союз ректоров запланировал обсуждение документа. Думаю, такая возможность появится и у коллективов средних учебных заведений, и у профсоюзных организаций. Наш Экспертный совет подал массу предложений. В их основу легли именно те статьи закона «Об образовании», которые были из него изъяты: освобождение образовательных учреждений от налогов, поощрение юридических и физических лиц, вкладывающих ресурсы в образование, и другие. Предложили мы ввести отдельную главу и о статусе педагогического работника. Но самое главное — необходимо настаивать на том, что, поскольку Россия по Конституции — социальное государство, политика которого направлена на обеспечение достойной жизни и свободного развития человека, образование должно служить источником инновационного развития страны. А если общество молчаливо соглашается с тем, что образование из общего блага переходит в рыночную сферу услуг, тогда и все претензии по поводу платности образования оказываются неправомерными.

Президент Союза директоров ссузов России Виктор Дёмин обратил внимание участников «круглого стола» на начальный и средний уровни профобразования. В последние 15—20 лет не было принято ни одного серьёзного закона для их поддержки и развития, заметил он. А ведь 60—80 процентов кадрового потенциала по-прежнему составляют рабочие специалисты. Экспертным советом Госдумы по начальному и среднему профобразованию, председателем которого является В. Дёмин, также подготовлен целый свод законодательных предложений, но вот будут ли они услышаны правительством и «единороссовским» парламентским большинством, у их авторов уверенности, к сожалению, нет.

Нужно не просто обсуждение, а постатейное обсуждение нового, так называемого интегрированного проекта закона об образовании, отмечает ректор Института современного искусства профессор Ирина Сухолет, потому что несоответствий, противоречий, а порой и смертоносных «мин» в нём множество. Законопроект фактически уничтожает образование в сфере культуры, искусства, поскольку предъявляет к образовательным программам требования, которые никаким госстандартом не регламентируешь. Другая опасность заложена в новой вузовской структуре. Высшие учебные заведения будут подразделяться на университеты, колледжи и институты. Магистерские программы вправе будут реализовать только университеты. А как быть с академиями, например, Российской академий музыки имени Гнесиных или Российской театральной академией? Что, придётся понижать их статус? Абсурдна статья и о запрещении дискриминации в сфере образования по таким признакам, как состояние здоровья, наличие судимости, и другим.

Министр призвал к неподчинению

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков затронул не раз поднимаемую им, в том числе и в Верховном суде, тему антиконституционности образовательных экспериментов.

— В Конституции записано,— сказал он,— что никто не вправе быть подвергнут какому-либо эксперименту без личного на то согласия. Однако на эксперимент над выпускниками школ по проведению ЕГЭ у их родителей согласия и не спрашивали. Вообще система образования — это одна из самых консервативных систем. И чем больше здесь экспериментируют, тем хуже она становится. Так кто же и зачем устраивает эти опасные и вредные эксперименты? Большая часть экспериментов, которая сегодня идёт в системе образования: программа модернизации, реструктуризация сельских школ, Единый госэкзамен, нормативно-подушевое финансирование школ, изменение статуса муниципальных учреждений — все эти новации продумывались в Высшей школе экономики. Когда в январе этого года проходил Всероссийский форум глав сельских поселений, его участники, говоря о закрытии школ, спрашивали: «Когда прекратится это безобразие? Мы же уничтожаем тем самым село и Россию!» И министр регионального развития г-н Басаргин, закрывая заседание, вынужден был заявить: «Я как министр регионального развития даю вам указание: не выполнять указания Министерства образования и органов образования по закрытию сельских школ». Если мы не ликвидируем источники этих фальшивых экспериментов, которые приводят к реализации фальшивых целей и задач, мы никогда ничего в системе образования не сделаем. Надо назвать тех, кто пытается уничтожить сегодня российскую систему образования, своими именами и отстранить их от этой важнейшей сферы.

Надеждой на общественное единение против «реформ» в образовании было проникнуто и выступление президента Международной академии наук высшей школы, заслуженного деятеля науки и техники РФ Валентина Шукшунова. Он отметил, что модернизация образования в России — это вытеснение из управленческой вертикали высшей школы и вузов профессионалов, учёных, педагогов и замена их менеджерами, не имевшими дела с образованием; это отрыв высшей школы от экономики, науки, производства, утрата фундаментальности в образовании, дрейф от высшего профессионального к общему высшему образованию, несправедливое распределение ресурсов между вузами. Выбрав ошибочно вектор модернизации российского образования, руководство Минобрнауки превратило уникальную российскую (советскую) систему образования в жалкую копию европейской. Не решив старые проблемы, модернизация высшего образования инициировала появление новых, и весьма серьёзных. Например, при ошеломляющем росте за последние 15—18 лет количества вузов и числа обучающихся в них студентов промышленные предприятия, КБ испытывают острейший дефицит в молодых инженерно-технических кадрах; НИИ, вузы, колледжи, школы не пополняются молодыми учёными, преподавателями. Не решается острейшая проблема высшей школы — обновление профессорско-преподавательского состава. А без этого кризис в высшей школе будет только развиваться и углубляться. «Если образовательная общественность сумеет организовать массированную атаку в СМИ на проводимую модернизацию образования, сумеет «достучаться до президента и премьера, если сможет поднять волну несогласия общества с проводимыми «реформами» образования, которая затрагивает интересы всего народа, то ещё можно получить шанс на возрождение образования», — подчеркнул В. Шукшунов.

Инерционность спасёт или погубит?

Завершился «круглый стол» презентацией книги О.Н. Смолина «Образование. Политика. Закон. Федеральное законодательство как фактор образовательной политики в современной России». В её обсуждении приняли участие первый заместитель Председателя ЦК КПРФ, заместитель председателя Государственной думы Иван Мельников и первый заместитель руководителя фракции КПРФ в Госдуме Сергей Решульский.

Представляя своё философско-публицистическое «детище», Олег Николаевич Смолин попытался заглянуть в завтрашний день российского образования. Он сказал: «Образование — это сфера, которая отличается высокой инерционностью. И если когда-то эта высокая инерционность нас от многого спасла (всё-таки система образования была разрушена намного меньше других социальных институтов Российской Федерации), то сейчас она, наоборот, может погубить. Восстановление системы образования — это тоже длительный инерционный процесс».

Татьяна ОФИЦЕРОВА.   

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.