Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Полицейщина» в СГУ

Депутат фракции КПРФ в Госдуме В.Ф. Рашкин обратился с повторным депутатским запросом к Председателю Правительства РФ В.В. Путину в связи с ситуацией, сложившейся в Саратовском государственном университете им.Чернышевского.

Пресс-служба фракции КПРФ – kprf.ru
2010-05-18 19:04

 

ПОВТОРНЫЙ  ДЕПУТАТСКИЙ  ЗАПРОС

«О  ситуации в СГУ  им. Н.Г.Чернышевского и его филиалах»

 

Уважаемый  Владимир Владимирович!

Обратиться к Вам вновь меня заставила трагическая ситуация в Саратовском государственном университете, связанная с новым витком социальной напряженности в одном из подразделений СГУ. Точнее речь идет о Балашовском институте СГУ (БиСГУ). Я неоднократно пытался привлечь внимание руководителя министерства к действиям ректора Коссовича Л.Ю. Университет уже много лет лихорадит, многочисленные нарушения в порядке расходования бюджетных средств отмечают контрольно-ревизионные службы, в общественном мнении Саратовской губернии эта фигура воспринимается крайне негативно.

Коссович ведет бурную публичную борьбу с «врагами» как внутри, так и вне университета. В университете, по сути, введена цензура. При этом администрация Саратовского государственного университета тратит громадные средства на публикации в прессе материалов, очерняющих противников Коссовича и восхваляющих ректора.

Дело дошло до появления откровенно националистических публикаций (статья Д.В. Чернышевского, проректора СГУ, члена регионального политсовета партии «Единая Россия», советника В.В. Володина «Разгром мирзехановщины на истфаке» была размещена на официальном сайте СГУ). Отличился и помощник депутата Государственной Думы Н.В. Панкова Э. Абросимов (статья «Не бей жида ‑ Россия спасена»).

И, если Э. Абросимов только задавался вопросом: «Может ли лезгин быть деканом  гуманитарного факультета в классическом университете?», то ректор Л.Ю. Коссович точно знал, что не может. Видимо поэтому он дважды увольнял профессора В.С. Мирзеханова с должности декана исторического факультета. Оба раза эти решения были признаны судом незаконными (вопреки утверждениям А.А. Фурсенко в ответе на мой депутатский запрос).

Но это ничего не изменило, ни в судьбе Мирзеханова, ни в судьбе факультета. Исторический факультет в назидание остальным был показательно разгромлен. Мирзеханов находится фактически под надзором: он испытывает на себе прелести «невыездного» профессора и тотальное административное давление. Последним свидетельством данного давления стал необоснованный выговор, объявленный профессору Мирзеханову ректором Коссовичем 21 января 2010 года.

Пытаясь разрешить ситуацию, не доводить ее до необратимых последствий, преподаватели и студенты университета, неоднократно обращались с письмами и в администрацию Президента, и в Министерство и в Агентство. На все их жалобы приходили формально вежливые, но бессмысленные ответы. Цинизм бюрократии восхищает!

Обращение 57 профессоров СГУ к министру образования РФ и губернатору Саратовской области о трагической ситуации в СГУ вообще осталось без ответа.

Ситуации в СГУ посвящены многочисленные публикации в СМИ. Вот, что, например,  написано в публикации «ЧП районного масштаба»: «…в Балашовском институте СГУ происходят какие-то странные вещи. Коллектив находится на грани массовых акций гражданского неповиновения. Поэтому завтра разбираться в ситуации в Балашов выезжают ректор СГУ Леонид Коссович, начальник ГУВД Саратовской области Сергей Аренин и спикер областной думы Валерий Радаев. В 14 часов в конференц-зале здания администрации Балашовского района пройдет собрание депутатов и актива Балашова, преподавателей вуза, посвященное анализу непростой ситуации в БиСГУ и поиску путей выхода из нее. Вскоре стол президиума заняли появившиеся в зале председатель Саратовской областной думы Валерий Радаев, начальник областного ГУВД Сергей Аренин и ректор СГУ Леонид Коссович. Последний прибыл в сопровождении проректора СГУ по связям с общественностью Дмитрия Чернышевского. Правда, потомку великого русского демократа в балашовском президиуме места не нашлось. Поэтому Чернышевский скромно примостился у стеночки. Однако накал общей дискуссии не позволил Дмитрию Викторовичу тихо сидеть в своем уголке в то время, как балашовские активисты и преподаватели БиСГУ устроили форменную «головомойку» его шефу.

Воистину зрелище было достойно богов, хотя суть сыпавшихся на голову ректора СГУ обвинений вызывала у меня ощущения, сходные с дежавю. Как и во время случившегося в начале 2006 года громкого конфликта вокруг исторического факультета, активисты «Единой России» и обиженные сотрудники института бросали в адрес Леонида Юрьевича упреки в авторитарном стиле руководства и игнорировании мнения коллектива при назначении нового руководителя БиСГУ. При этом выступающие не скрывали, что ставленница Коссовича на посту директора БиСГУ Елена Лукьянова насаждает во вверенном ей учебном заведении методы бездушного бюрократизма и полицейского произвола. И, наконец, в финале своего выступления, Геннадий Костырев обратился к Леониду Коссовичу: «Леонид Юрьевич, в уставе СГУ записано проведение государственной политики в интересах большинства. Поэтому мы просим вас принять меры по смене руководства нашего вуза. Поддержите нас, и тогда 9 Мая мы выйдем не на пикеты и митинги, а будем праздновать День Победы!» Завершился «закрытый политсовет» пламенным выступлением заместителя главы балашовской районной администрации по социальной сфере Людмилы Рымашевской, которая возложила ответственность за этот виток социальной напряженности в БиСГУ на Леонида Коссовича: «Как историк могу сказать, что это собрание – только начало. Леонид Юрьевич, эту кашу заварили вы вместе с вашим ректоратом. Сегодня преподавателей и студентов института пачками такают на допросы в милицию». И далее, обращаясь не то к Лукьяновой, не то к Аренину: «А если бы муж Елены Викторовны был не важным чином в МВД, а поваром? Нас что, в этом случае заставили бы кашу варить? …возможно, к уголовному делу, возбужденному в отношении сына своего предшественника, Елена Викторовна не имеет никакого отношения. Возможно, она даже формально непричастна и к другим пяти уголовным делам по БиСГУ, о которых упоминал в своем выступлении генерал Аренин, и которые возникли в тот сравнительно небольшой промежуток времени протяженностью в два с половиной месяца, что Елена Викторовна проработала директором БиСГУ. Но что является для меня несомненным, так это то, что госпожа Лукьянова имеет тесные неформально-деловые отношения с бывшими и действующими сотрудниками милиции. Елена Викторовна не скрывает, что уже год возглавляет общественный совет при Балашовском РУВД, который признан одним из лучших в области. За этот год усилиями активистов совета в Балашовском районе проведено 24 выездные встречи с населением. При этом многие в Балашове связывают повышенную общественную активность Елены Лукьяновой на ниве сотрудничества с милицией не только с тем высоким постом, который занимает ее муж в структуре федерального Министерства внутренних дел, но и с весьма дружескими отношениями с начальником областного ГУВД. 

Однако Елена Викторовна – не простая смертная: она супруга милицейского генерала в ранге заместителя министра. Поэтому на «отработку» ее заявления были брошены лучшие силы Балашовского РУВД. Вскоре из Саратова им на подмогу прибыли двое оперативников из центра по борьбе с экстремизмом областного ГУВД. И все для того, чтобы найти авторов надписей на стене.

Но поскольку найти смутьянов методами оперативно-агентурной работы не представлялось возможным (БиСГУ – это все же не воровская малина), то сотрудники милиции стали просеивать преподавателей и сотрудников с помощью допросов и опросов. Преподавателей на допросы поначалу вызывали в индивидуальном порядке с помощью повесток за подписью участкового уполномоченного В. Трубича. (Две таких повестки сотрудники сохранили в качестве сувениров и передали мне для подтверждения своих слов). Тем же, кого не удавалось найти на рабочем месте по причине болезни, вызывали из дому и передавали повестки руководители структурных подразделений. По-видимому, на каком-то этапе темпы допросов по повесткам перестали устраивать дознавателей. По крайней мере, мне рассказывали и о том, как в последнем месте работники милиции проводили допросы и опросы преподавателей и сотрудников прямо в стенах вуза. Что же касается студентов, то их целыми группами снимали с занятий и водили допрашивать в милицию. При этом сотрудников милиции интересовали не только авторы надписей на стенах, но также и кто конкретно написал открытое письмо, которое 13 марта было направлено на сайт президента Медведева. При этом, как рассказала мне Зоя Сучкова, ей задавали также вопросы, кто посещает Вячеслава Кабанина и с кем из сотрудников вуза встречается бывший директор. При этом оперативники как бы невзначай сообщили Зое Леонидовне, что студент-историк Алексей Гриднев является экстремистом. В общем, милицейская отработка преподавателей вуза шла по полной программе».

Полагаю, что подобного рода «полицейщина» не красит не руководство СГУ, ни руководство его филиала, а  свидетельствует о тех методах, которыми руководствуются в своей деятельности ректор СГУ Коссович и его подручная - директор БиСГУ Лукьянова.

Данное поведение должностных лиц СГУ, указанное выше, молчание федеральных руководителей, «консенсус» судей и ректората СГУ, вероятно, результат покровительства вице-спикера Государственной Думы В.В. Володина, который несколько лет был Председателем Попечительского совета СГУ и до сих пор, по слухам, влияет на университетскую политику.

Министр А.А. Фурсенко ответил мне, что не имеет права осуществлять функции контроля и надзора за государственным учебным заведением, что он вправе делать это только по постановлению Правительства или указу Президента. Получается, что федеральные агентства в системе образования живут счастливо-безмятежной жизнью и никому не подчинены.

Прошу Вас дать безотлагательное поручение разобраться в данной ситуации, сложившейся в этом университете и филиале БиСГУ, освободив ВУЗ от опеки «покровителей».

С уважением,

 

В.Ф.Рашкин.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.