Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Бои не местного значения: Фракция КПРФ в Мосгордуме отстаивает интересы жителей столицы

Валентин Симонин, газета "Правда"
2010-04-23 09:59
10 марта в Московской городской думе прошло вызвавшее широкий общественный интерес второе чтение законопроекта «О Генеральном плане города Москвы до 2025 года». В нем предусматривается установление статуса различных городских территорий и фактически определяется, где и что можно строить, какие особо охраняемые природные территории будут сохранены, а какие могут быть застроены. Этим планом предусматривается строительство жилья, торговых комплексов, производственных площадок, выстраиваются векторы развития районов города, транспортной инфраструктуры. Как и на первом чтении, состоявшемся в декабре прошлого года, фракция КПРФ выступила с серьезной критикой этого документа и отказалась его поддержать.

— Что не устраивает коммунистов? С этого вопроса началась беседа с руководителем фракции КПРФ в Мосгордуме Андреем Клычковым.

— Нас многое не устраивает. В законопроекте игнорируются мнения москвичей по множеству ключевых вопросов. Например, необходимость сохранения ансамбля Хитровской площади, в защиту которого собраны 12 тысяч подписей, Центрального Дома художника, дома Поленова, запрет на строительство торгово-развлекательного комплекса возле вестибюля станции метро «Университет». Эти предложения жители города делали на состоявшихся 12 августа прошлого года общественных слушаниях по двум законопроектам: Генеральному плану и Правилам землепользования и застройки. Вроде бы, по словам московских чиновников, они учли претензии граждан, внесли поправки в оба законопроекта перед первым чтением в Мосгордуме 2 декабря. Но при этом звучало довольно истеричное требование о скорейшем принятии двух законов. Мотивировалось оно тем, что Градостроительный кодекс РФ определяет последней датой их принятия 31 декабря 2009 года.


— Как я знаю, оба эти документа довольно объемные, что, видимо, требовало много времени и для их изучения, и для подготовки поправок?

— Каждый из них насчитывает около полутора тысяч страниц и определяет настолько тонкие моменты, что их знают только эксперты. Но это не смогло выбить нас из колеи: ведь к вопросам Генплана мы приступили задолго до вынесения его на общественные слушания, ежедневно общаясь с избирателями и борясь с «точечной» застройкой. Член фракции КПРФ, заместитель председателя Мосгордумы Николай Губенко, выступая во время первого чтения, заявил, что Генеральный план Москвы защищает интересы строительных олигархов, а не простых жителей города. Естественно, что «единороссовское» большинство отмахнулось от критики фракции коммунистов и предоставило всего десять дней на подготовку поправок в законопроекты ко второму чтению. Тем не менее мы смогли продуктивно поработать и в общей сложности внесли в Генеральный план Москвы 728 поправок.
Огромную помощь в этой работе нам оказали активисты общественных движений столицы.

— И как отреагировали в Москомархитектуре?

— После декабрьской истерики ситуация несколько изменилась в связи с введением федеральным правительством дополнительного срока на принятие Генерального плана для всей Российской Федерации. Несмотря на это, возможности для дополнительного внесения поправок нам не предоставили. Наступила тишина, когда никто не знал, что происходит с проектом Генплана. Случившейся отсрочкой, как мне кажется, воспользовались лоббисты застройщиков. И результаты их деятельности мы, к сожалению, увидели при втором чтении законопроектов. В них появились новые по сравнению с первыми слушаниями зоны реорганизации. Но ряд наших поправок всё-таки настолько весом, что чиновники Москомархитектуры вынуждены были их принять. По сравнению с первоначальным проектом закона историческая часть Москвы в пределах Садового кольца во многом избавилась от так называемой штриховки, то есть возможности реорганизации, а зачастую полного сноса исторических памятников, памятников архитектуры, что крайне важно для сохранения исторического облика столицы.

— От каких объектов удалось отвести беду?

— Например, это Средние торговые ряды, расположенные на Красной площади, Славяно-греко-латинская академия на Никольской улице, Дом-музей Тургенева на Остоженке, Дом Наркомфина на Новинском бульваре. Редакторской правкой ограждено от застройки также здание Солдатёнковской больницы, в которой в 1922 году Владимиру Ильичу Ленину была проведена операция по извлечению пули. Но в вопросе о сохранении памятников есть проблема по заявленным и выявленным памятникам, у которых разный правовой статус. Заявленные памятники являются обнаруженными объектами исторического наследия, может быть, известными давным-давно, но не признанными в правовом статусе как выявленные, то есть имеющие охранный статус. Соответствующие департаменты правительства Москвы не сделали до составления Генерального плана необходимую работу: не рассмотрели все предложения по заявленным памятникам, которых сегодня насчитывается более полутора тысяч. То есть при новом Генплане они не защищены от сноса.

— Одной из проблем города являются автомобильные пробки. Решается ли она в Генеральном плане развития Москвы до 2025 года?

— На мой взгляд, нет. Дело упирается в застройку центральной части города, что уже привело фактически к транспортному коллапсу, а в перспективе Москва и вовсе «встанет», что абсолютно неизбежно в рамках концепции этого Генерального плана. Он предусматривает безудержное строительство разных объектов, в котором не учитываются ни нормы, ни наличие машино-мест на парковках.

— Года два-три назад Москву сотрясали митинги и другие акции протеста граждан против так называемой уплотнительной, или «точечной», застройки. Городские власти вроде бы вполне официально отказались от этой практики. А как эта проблема выглядит в новом Генплане?

— С учетом попытки отмены норм инсоляции можно сказать, что в некоторых районах столицы ее просто узаконивают. В Генплане ее, конечно, нет, но она просматривается в зонах застройки. Так, например, перед вторым чтением мы видели, что четная сторона Кутузовского проспекта от Университетского бульвара была зоной жилой застройки, а во втором чтении обнаружилось, что эта часть города стала зоной общественно-деловой застройки. То есть все парки, которые есть на этом бульваре, можно застроить торговыми центрами. По сути, так называемое Сити продолжит свое движение к набережной, и всю заднюю часть, которая ранее была зеленой, застроят. По первой редакции законопроекта этого нельзя было делать.

— А что можно было?

— Можно было построить детский садик, школу, еще один жилой дом, но не более. Этой метаморфозе, как будто бы ничего на самом деле не знал, удивился и главный архитектор Москвы А. Кузьмин: «Хорошо, что вы меня спросили!» Напомню, что для второго чтения законопроект был внесен 4 марта, 10 марта оно состоялось, а для внесения очередных поправок «единороссовское» большинство Мосгордумы предоставило всего одну неделю. Опять гонка. Между тем документ содержит полторы тысячи страниц технического текста, и только для его прочтения потребуется, как минимум, больше недели. А нам необходимо было его изучить, сравнить вариант второго чтения с вариантом первого, сравнить таблицы и внести поправки. Однако уже к вечеру шестого дня из отпущенных семи мы внесли в законопроект 403 поправки к Генеральному плану развития Москвы.

— И что же это за поправки, абсолютно все новые?

— Нет, часть из них из числа отклоненных, на которых мы настаиваем, а также новые поправки. Например, относительно планов застройки территории вокруг станции метро «Университет». 22 сентября прошлого года, в период избирательной кампании в московский парламент, состоялась встреча с жителями Гагаринского района, на которой, в частности, присутствовали заместитель мэра столицы В. Ресин, кандидат в депутаты, председатель Мосгордумы В. Платонов, главный архитектор А. Кузьмин. Жителям, которые с 2000 года боролись против планов строительства еще одного торгового центра, собравшим две тысячи подписей в поддержку своей позиции, обещали, что никакого строительства у этого памятника архитектуры не будет. А в подготовленном ко второму слушанию законопроекте мы увидели возможность застройки территории и, более того, получили документ о плане ее застройки. При этом нам сказали, что это еще не означает застройку, а лишь ее возможность. Вот почему мы резко против того, чтобы мнение москвичей игнорировалось в планах развития города. И будем защищать свою позицию на третьем слушании, которое состоится в конце апреля.

— Известно, что депутатам фракции КПРФ приходится бороться в условиях противостояния с «единороссовским» большинством, вплоть до того, что некоторые его представители ведут себя агрессивно, если не сказать, просто по-хамски. Вы с этим сталкивались?

— Приходилось, в том числе и на втором чтении законопроекта о Генплане Москвы. Когда я в своем выступлении сказал, что он ущемляет права москвичей, защищает интересы олигархии, последовал просто шквал хамства со стороны «Единой России». Тот же председатель Мосгордумы В. Платонов, не имея права комментировать выступления, начал говорить о вопросах воспитания. Дескать, из-за воспитания возникают такие позиции. Депутат-«единоросс» Москвин-Тарханов сказал, что такая позиция идет не от воспитания, а от спинного мозга. Я думаю, что эта ругань свидетельствует об одном: у наших оппонентов просто не хватает аргументов, чтобы противостоять принципиальной позиции депутатов-коммунистов. И им ничего не остается, как переходить на грубость и хамство. Мы готовы к борьбе и ни на какое соглашательство не пойдем!
Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.