Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

О.Н. Смолин: Падение российского образования - есть антисоветская власть, плюс принудительная бакалавризация всей страны

24 марта депутаты фракции КПРФ О.Н. Смолин и Н.А. Останина выступили на заседании Госдумы об отсрочке введения на два года двухступенчатой системы высшего образования.

Kprf.ru
2010-03-25 17:03

 

- Уважаемые коллеги!

Теперь мы переходим к другой очень сложной спорной теме современной отечественной образовательной политики, которую некоторые неправильно называют темой Болонского процесса, а некоторые образно называют принудительной бакалавризацией всей страны.

Смысл законопроекта, который предлагается вашему вниманию предельно простой. Мы предлагаем отсрочить до 31 декабря 2012 года введение в действие двухступенчатой системы высшего образования в Российской Федерации, то есть отсрочить её введение на два года по сравнению с действующим законодательством.

Каковы наши аргументы в пользу этого проекта? Аргумент первый состоит в том, что советская система высшего образования была одной из передовых в мире, и, следовательно, не нуждается в суматошной ломке.

Доказательства того, что мы были одной из передовых стран в этом отношении, вполне определённы. Напомню, что, во-первых, это результат работы системы высшего образования, мы были второй промышленной державой, и создали ракетно-ядерный паритет с Соединёнными Штатами Америки.

Второе доказательство от противного - это массовое использование труда наших выпускников, в особенности математиков и инженеров, за рубежом.

Ещё в советский период американские исследователи признавали, что примерно на 70 процентов американская потребность в математиках удовлетворяется за счёт эмигрантов из Советского Союза.

Один из моих знакомых, руководитель крупного негосударственного вуза, занимался специально расчётами и насчитал, что примерно на триллион долларов утечка умов из сначала Советского Союза, затем Российской Федерации, обогатила другие страны и принесла потери соответственно нашей стране. Но косвенным образом это подтверждение того, что наши специалисты ценились и ценятся достаточно высоко.

Второе. Тем не менее, уважаемые коллеги, закон 1996 года, а перед вами один из авторов этого закона, вы можете меня упрекать, открыл возможность на добровольной основе использования наряду с традиционной подготовкой специалиста и двухступенчатой системы высшего образования по принципу бакалавр плюс магистр. При этом практика показала, что большинство вузов и работодателей не отказались от традиционной системы и не приняли новой. То есть жизнь показала продолжающуюся её эффективность.

Что касается федерального закона № 232, который был принят в 2007 году, тоже в составе прошлой Думы, то он резко изменил положение всех участников образовательного процесса, причём, на мой взгляд, по всем основным показателям в худшую сторону.

Чем отличается новый закон, который мы просим отсрочить, от прежде действовавшего?

Первое. По прежнему закону право выбора образовательной программы принадлежало вузу. ВУЗ определял, кого готовить, как бакалавров или магистров, а кого как специалистов. В настоящее время это право передано министерским чиновникам.

Мы полагаем, что вузовское сообщество ничуть не глупее министерских чиновников, и если кому-то давать такое право, то вузам, прежде всего. Второе. По прежнему закону право выбора траектории обучения принадлежало студенту. Студент после бы четырёхлетнего бакалавра мог пойти в специалисты, затем в магистры, возможны были самые разные траектории, ныне только две траектории, или специалист, или бакалавр, магистр. Если после бакалавра ты собрался в специалисты, то начинай с начала. Почему? Тайна, покрытая мраком.

Третье, уважаемые коллеги, по прежнему закону студент мог продолжить образование на любой ступени. По новому закону между бакалавриатом и магистратурой введён конкурсный отбор. Это значит, что качественное высшее образование становится доступно не всем, а только избранным. При этом совершенно очевидно, что количество бюджетных мест в магистратуре резко сокращено по сравнению с количеством бюджетных мест на бакалавриате.

К чему это приведёт? Я думаю, легко прогнозировать отрицательные последствия для отечественного высшего образования для экономики и страны в целом.

Первое. Снижается количество специальных занятий. На год меньше студент учится, и плюс бакалаврская программа содержит на 20 процентов меньше специальных занятий, итого на 40 процентов меньше специальных занятий  по  бакалаврской  программе,  чем  по  программе  специалиста.  Но количество, как известно, всегда переходит в качество. На сколько процентов окажется хуже качество, это довольно трудно измерить, но что оно ухудшится, совершенно очевидно.

Позиция вторая. Фактически создаются две системы высшего образования, одна, условно говоря, для блондинок, в лучшем случае для офис-менеджеров, вторая, более и менее качественная для, прежде всего, представителей экономической и политической элиты.

Третье. Бакалавры, как показывает опыт, испытывают большие трудности с трудоустройством, по крайней мере, значительно большие, чем традиционные специалисты. Есть даже известная шутка, когда приходит студент к работодателю, говорит: здравствуйте, я бакалавр. Тот ему отвечает: вижу, что не Иванов, но чему тебя учили? Я не очень понимаю.

И, наконец, четвёртая позиция, это извращение принципов Болонского процесса. Те, кто читал Болонскую декларацию, поддержанную в Российской Федерации, наверняка помнят, что её ключевые идеи это добровольность и академические свободы. У нас в России Болонский процесс или так называемая двухступенчатая и двухуровневая система навязываются сверху.

Между тем, здесь, на парламентских слушаниях, несколько лет назад ректор московского университета и президент Российского союза ректоров Виктор Антонович Садовничий прямо говорил, что отечественные бакалавры на западе в лучшем случае смогут занять лишь должности лаборантов. Это было и мнение студентов МГУ, с которыми советовался Виктор Антонович Садовничий.

Наконец, напомню, уважаемые коллеги, что законопроект поддержан субъектами Российской Федерации. 32 органа законодательной власти и, что ещё более интересно, 48 органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации поддержали этот закон. Видимо, они в регионах хорошо понимают необходимость сохранения качественного высшего образования для экономики, для инновационных программ, в конце концов, для самих наших граждан.

Мы убедительно просим вас поддержать этот законопроект. Спасибо.

 

Останина Н. А.

- Уважаемые коллеги, задавая Григорию Артёмовичу вопрос о логике, которой руководствовался комитет и министерство, принимая решение о сроках переноса действия этого закона или перехода на двухуровневую систему до 2010 года, кстати, Григорий Артёмович, вот передо мной всё-таки заключение комитета, где со ссылкой на 184 закон от 18 июля 2009 года и номер 260 от 10 ноября 2009 года всё-таки обозначен декабрь 2010 года, как переходный период установления уровня высшего профессионального образования.

Я понимаю, что речь, конечно, идёт о приёме на обучение, поэтому ваши поправки на то, что мы неправильно как бы определяем эти сроки, они, ну, наверное, не очень обоснованы.

Мне менее всего хотелось бы уличить вас всё-таки в отсутствии какой-либо логики, но, к сожалению, вынуждена думать так, потому что это уже не первое решение комитета. В первый раз вы принимали решение о продлении до 2007 года, потом до 2009 года, сейчас до 2010 или 2011 года, поэтому вполне логично спросить: почему до 2010 и 2011 года? Почему не так, как предлагает Смолин, до 2012 года обозначить хотя бы дату вот этого переходного периода, потому что, ну, ещё раз, вполне логично, что и об этом все мы понимаем, что кризис не завершился. И первый вопрос, кстати, с которым пришли представители нашей фракции, в том числе Иван Иванович

Мельников, председатель партии Геннадий Андреевич Зюганов к президенту Медведеву, он как раз состоялся в том, чтобы принять антикризисную меру, которая касалась бы защиты нашей молодёжи, прежде всего, студенческой. И президент вынужден был согласиться с этим, продлив сроки получения образовательных кредитов.

Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы ещё раз поддержав логику и сам законопроект, с которым выступил Олег Николаевич Смолин, депутаты проголосовали за него, ибо действительно единственная цель этого закона - ещё раз поддержать студенческую молодёжь, ибо непринятием этого закона мы просто усилим давление на рынок труда. И то, что когда-то казалось мифом, Григорий Артёмович, когда вы обвинили нашего коллегу в том, что Олег Николаевич вот часто выступает с мифами, то, что 4 года назад казалось мифом, на сегодня стало, к сожалению, суровой реальностью для наших студентов.

 

Смолин О. Н.

- Уважаемые коллеги, я не сторонник личной полемики. Но поскольку тут было озвучено несколько выпадов в мой адрес, я позволю себе сказать следующее.

Во-первых, я думаю, что автору намного виднее, что относится к концепции закона, чем его оппонентам. На то автор концепцию закона и писал. А вот, что касается того, что, оказывается, Смолин, будучи в законодательной власти, а не те, кто были в исполнительной власти и не платили студентам стипендий, это большое открытие. Мы до сих пор думали всё-таки, что деньгами для студентов реально распоряжается исполнительная власть.

Далее, уважаемые коллеги, я хочу напомнить, как переносились сроки введения этого закона в действие изначально. В 2007 году мы предлагали 2009-й. С нами не соглашались, говорили, что это неправильно, потом согласились, перенесли на 2009 год введение законопроекта в действие. Тогда мы говорили, что лучше бы, конечно, 1999-й, чем 2009 год.

Я не исключаю, коллеги, что пройдёт некоторое время и, может быть, по велению правительства мы согласимся с тем, что на самом деле надо ещё отодвинуть срок введения в действие законопроекта, поскольку ... процесс развивается довольно медленно, поскольку там, где его пытаются внедрять принудительно, следуют студенческие волнения. Поскольку совершенно понятно, что качество образования при этой системе неминуемо упадёт, другого варианта быть не может притом, что на 40 процентов сокращаются специальные занятия по бакалаврской программе в сравнении с программой специалиста.

Кроме того, уважаемые коллеги, я хотел бы напомнить, что, согласно оценкам правительства, вы все принимали трёхлетний бюджет и читали материалы к нему. Правительство предполагает, что именно к концу 2012 года мы выйдем на докризисный рынок, поэтому, действительно, законопроект обоснован экономически.

Что же касается более глубокого содержания закона, я уверен, уважаемые коллеги, что качественное образование в стране должно быть доступно не избранным, а именно всем, что мы не можем делить образование на две системы, одна из которых, будет действительно на примитивном уровне, не нравятся блондинки, давайте скажем по-другому.

Услышал недавно от одного довольно крупного учёного, что в последнее время программы строятся по принципу: раб должен быть здоров и знать язык своего будущего хозяина.

В свою очередь здесь, когда выступал министр образования и науки Андрей Александрович Фурсенко, ещё много лет назад я сказал, что, пожалуй, впору перефразировать классика. Если прежде говорили, что коммунизм - есть советская власть, плюс электрификация, то теперь можно сказать так, что падение российского образования - есть антисоветская власть, плюс принудительная бакалавризация всей страны.

Действительно качество образования в стране оставляет всё более и более желать лучшего, что признаёт и Президент Российской Федерации. И нам нужно не принимать законов, ухудшающих качество образования. В 2012 году президентские выборы. Кто знает, может быть, мы внимательно прислушаемся к критике, в том числе образовательного сообщества за рубежом   и   не   будем   менять,   пусть   там   не   вполне   сейчас   нормально работающую  из-за  недофинансирования  систему  образования  на  гораздо более худшую.

Я предлагаю принять этот законопроект и дать образовательному сообществу и политической власти ещё раз не торопясь подумать над стратегией развития нашего образования.

Спасибо.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.