Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

О.Н. Смолин: Мы предлагаем разрешить министерству устанавливать наряду с ЕГЭ и другие формы аттестации

24 марта депутаты фракции КПРФ О.Н. Смолин и Н.А. Останина выступили на заседании Госдумы по вопросу ЕГЭ.

Kprf.ru.
2010-03-25 15:50

 

- Уважаемые коллеги, уважаемая Любовь Константиновна! Вашему вниманию предлагается очередной законопроект из серии Единый государственный экзамен или ЕГЭ.

В прошлый раз мы подробно обсуждали к каким печальным последствиям приводит внедрение этого инструмента проверки знаний, я не буду повторяться. Серьёзных аргументов против я тогда не услышал. Сейчас я хочу рассказать суть законопроекта. Мы предлагаем предоставить органу исполнительной власти, который ведает вопросами образования, ну если говорить по-русски, Министерству образования и науки, право устанавливать иные, кроме ЕГЭ формы аттестации не только для лиц с ограниченными возможностями здоровья, как сейчас, не только для тех, кто учится в учреждениях при соответствующих организациях, исполняющих наказание, как сейчас, но и для выпускников вечерних и сменных школ.

Какова аргументация в пользу нашего законопроекта? Уважаемые коллеги, прежде, чем перейти к ней, я хочу заметить, что в зале, наверное, не много людей, которые либо заканчивали вечерние школы, либо в них работали. Вот мне выпало работать в вечерней школе несколько лет, поэтому я достаточно хорошо знаю ситуацию изнутри.

Итак, аргументация в пользу законопроекта. Аргумент первый заключается в том, что тенденция развития российского законодательства заключается в том, что сфера применения ЕГЭ постоянно сокращается. Если первоначально ЕГЭ планировался как единый для всех, то в последнее время уже шесть категорий граждан могут поступать в профессиональные учебные заведения, минуя эту самую процедуру. И это хорошо.

Аргумент второй заключается в том, что объективно роль вечерней школы в настоящее время выше, чем была 30 лет тому назад.

Самое интересное, что в России нет нормального мониторинга тех детей, которые оказались вне школы и тех людей, которые не получили среднего образования, несмотря на действующий закон   об   обязательном   полном   среднем   образовании.   Я   вам   напомню, уважаемые коллеги, что три года назад, когда мы принимали здесь законопроект об обязательном среднем образовании, министерство полагало, что он коснётся менее, чем 50 тысяч граждан. Между тем, Общественная палата уже тогда высказывала предположение, что количество детей вне школы у нас порядка миллиона.

Генеральная прокуратура несколько лет назад утверждала, что примерно 1 миллион 900 тысяч. А примерно пять лет тому назад правозащитные организации, сравнив данные о количестве детей в возрасте 7-15 лет с количеством детей, посещающих школы, пришли к выводу, что разница составляет 2,3 миллиона человек. Понятно, что потребность в вечерних школах сейчас выше, чем была, скажем, в 1980-е годы, причём, значительно.

Вторая позиция заключается в том, что задачи вечерних школ серьёзно отличаются от обычных школ.

Здесь ещё меньше роль просто знаний, больше роль развития способности или честных качеств. Но ЕГЭ, увы, мешает тому и другому.

Мы уже много раз говорили о том, что даже учителя, которые являются сторонниками ЕГЭ, признают, что им приходится проводить специальные отдельные уроки по натаскиванию на эту форму получения аттестата.

Позиция третья заключается в том, что большинство учеников, вообще, а в вечерних школах в особенности, рассматривают образование, как инструмент построения жизненных планов, как инструмент успеха, если угодно.

Поэтому единый государственный экзамен в вечерней школе резко снижает число желающих туда поступать. Если есть риск не закончить вечернюю школу, то что там делать?

Кстати, в этом зале в прошлый раз меня обвиняли вот в том, что я упрекаю якобы дагестанских учителей в том, что они помогают своим ученикам. Я их в этом, на самом деле, не упрекаю, наоборот, я думаю, что в некотором смысле, исключая денежный фактор, они поступают правильно поскольку российское государство не позаботилось о судьбе тех, кто не получил аттестата. Поэтому мы полагали бы правильным, чтобы количество людей, сдающих ЕГЭ, уменьшалось.

Аргумент четвёртый заключается в том, что ЕГЭ в вечерних школах неминуемо усилит очковтирательство и недостоверность результатов: учителя будут продолжать помогать своим ученикам.

И, наконец, аргумент пятый заключается в том, что ЕГЭ в вечерних школах многим перекрывает путь в профессионально-техническое образование на базе полной средней школы, а некоторым - путь в средние специальные учебные заведения. Зачем государство само себе наносит вред по всем этим линиям, а заодно и вред гражданам, с моей точки зрения, понять невозможно.

Кстати, уважаемые коллеги, больше всего меня удивило заключение, извините, отзыв правительства и заключение родного профильного комитета. Нас там упрекают в том, что мы хотим ограничить права граждан продолжить образование. На самом деле, всё ровно наоборот, мы министерству предоставляем возможность расширить возможности для продолжения образования, а министерство боится собственных расширенных прав, согласитесь, это, мягко говоря, странно.

Поэтому я прошу поддержать законопроект, уважаемые коллеги. Спасибо.

Судьба вечерней школы зависит от тех решений в том числе, которые здесь будем принимать мы с вами. На данный момент, повторяю, у нас очень много детей нуждаются, и взрослых людей, кстати сказать, нуждаются в получении образования через вечернюю сменную школу. Сколько, никто точно не знает. От менее 50 тысяч по данным министерства до более чем 2,3 миллиона, по данным правозащитных организаций, и 1 миллиона 900 тыс. по данным прокуратуры, правда, несколько летней давности, более новых данных прокуратуры я не видел.

Сейчас совершенно очевидно, что вечернюю школу ни в коем случае закрывать нельзя, поскольку образовательный потенциал - это ведущая часть человеческого потенциала. И никаких инноваций без развития этого человеческого потенциала создать невозможно. И, вообще, напомню ещё раз, что в будущую информационную цивилизацию войдут только те, кто обеспечит не менее 60 процентов людей с высшим образованием в составе работающего населения.

Но, если мы не принимаем, в частности, этот законопроект, то очень может быть, и мы действительно об этом говорим в пояснительной записке, что вечерние школы, как дающие худшие показатели будут стараться закрывать, для того чтобы эти самые показатели улучшить. Таким образом, потребность будет расти, а возможности её реализовать будет всё меньше и меньше.

Мы просим поддержать законопроект.

 

Останина Н. А.

Что касается сути законопроекта. Наша фракция, конечно, поддерживает позицию, которая отражена в законопроекте и представлена Олегом Николаевичем Смолиным. Ну, во-первых, по той причине, что вечерняя школа - это та самая школа, где получает знание специфический контингент детей. Потому что понятно, что это не дети олигархов. Понятно, что это, как правило, и либо это из малообеспеченных семей, которые вынуждены, к сожалению, учиться в старших классах и одновременно подрабатывать.

С другой стороны, это те дети, которые, наверное, по многим причинам не могут конкурировать со своими сверстниками в обычной школе. И мне бы хотелось сказать, что, действительно, ситуация складывается после введения ЕГЭ таким образом, что вечерние школы попали, по сути дела, под суровый меч тех самых показателей, которыми гордится либо местная власть, либо региональная власть, отчитываясь об успехах своих школьников. Для того, чтобы эти показатели каким-то образом не искажались в худшую сторону, действительно, речь идёт о фактическом закрытие вечерних школ.

Я могу привести пример. У меня есть ответ из города Осинники, есть такой посёлок Малиновка, где закрыта вечерняя школа под предлогом того, что там действительно показатель успеваемости детей в этой вечерней школе хуже, чем в обычной средней школе. Это главный аргумент закрытия школы.

Поэтому то, что сегодня звучало из уст Ирины Константиновны от имени комитета о том, что это не является главным предлогом закрытия школы, да, это главная причина закрытия школы, потому что показатели сдачи экзаменов старшеклассниками там хуже, чем в обычной школе.

И второе. Действительно, если уж мы отступили от правил и все прекрасно поняли, что Единый госэкзамен не даёт твёрдой оценки знаниям, не даёт объективной оценки знаниям старшеклассников, и многие вузы пошли по пути того, чтобы получить право принимать экзамены в традиционной форме, то надо дать тогда детям право сдавать экзамены в старших классах средней школы тоже в традиционной форме. Это не будет отступлением от общих цивилизационных норм, о которых говорила Ирина Константиновна.

И, наконец, последнее. Мне бы очень хотелось отмежеваться от так называемого цивилизованного большинства в стенах Государственной Думы, которое бездумно проголосовало за Единый госэкзамен, тем самым поставив заслон на пути получения знаний многими детьми у нас, потому что начался уже отток старшеклассников из девятых классов, которые в стране перед сдачей Единого госэкзамена забирают документы, пытаются, либо, вообще, нигде не оказываются, потому что закрыты профтехучилища... (Микрофон отключён.)

 

Смолин О. Н. Уважаемые коллеги! Уважаемая Любовь Константиновна! Прежде, чем Государственная Дума проголосует по законопроекту, судьба его нам понятна. Главное, что мы услышали от моего оппонента, заключается в том, что комитет согласен с правительством. Я хочу обратить ваше внимание на качество аргументации, которая против нас в данном случае выдвигается.

Во-первых, против нас ссылаются на единый образовательный стандарт. Но я вам напомню, уважаемые коллеги, что в том законе о стандарте, который приняла действительно четвёртая Государственная Дума, самое смешное, нет требований к содержанию образования. Зато тот стандарт, который сейчас разрабатывается, исходит из того, что учить надо не только знаниям, но и так называемым "компетентностям" и, мало того, и заниматься развитием личности. Но всё это не проверятся ЕГЭ. Поэтому как раз ЕГЭ противоречит вновь разрабатываемому стандарту, и это было признано на общем собрании Российской академии образования.

Аргумент второй, уважаемые коллеги, заключается в том, что должны быть единые требования к аттестации. Но я хочу обратить ваше внимание на то, что ЕГЭ фактически перестаёт быть формой аттестации за школу. Вы вспомните, сколько экзаменов сдавали вы. Я, например, сдавал семь. Это было тяжело. Но это была аттестация по всей школьной программе, по всем ключевым предметам. Сейчас ЕГЭ принимается в обязательном порядке по двум предметам это русский язык и математика. При этом ЕГЭ по математике фактически перестал быть реальной оценкой качества математического образования - 21 балл проходной по ЕГЭ в этом году. Ещё недавно был 36. Коллеги, так мы опустимся до 5 баллов скоро, и будем говорить, что это форма аттестации.

Аргумент третий, уважаемые коллеги, об этом я уже говорил. Будто бы мы нашим законопроектом сужаем возможности последующего поступления выпускников вечерней школы в вуз. Ещё раз напоминаю, мы не предлагаем отменить ЕГЭ в вечерней школе. Мы предлагаем разрешить министерству устанавливать наряду с ЕГЭ и другие формы аттестации. То есть, министерство боится, что если мы ему такое разрешим, то оно само запретит несчастным выпускникам вечерних школ поступать в вузы. То есть, министерство боится само расширения собственных функций. Более чем странно, коллеги.

И, наконец, последнее.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.