Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Все это будет нарастать». С.П. Обухов о стычках силовой корпорации с либеральным крылом

По материалам «Накануне.ru».

После того, как Анатолий Чубайс "наехал" на силовиков, назвав их "тормозом экономики", стычки между силовой корпорацией и условным либеральным крылом не закончились. Новый эпизод произошел буквально на днях в медиапространстве между Алексеем Кудриным и Сергеем Шойгу.

Вначале глава Счетной палаты РФ и бывший министр финансов Алексей Кудрин назвал оборонные расходы "неподъемным бременем" для экономики, на что министр обороны дал буквально "ответку" и в интервью "МК" напомнил, что бюджет на "оборонку" и так уже был урезан почти вдвое и вообще надо экономистам больше зарабатывать и "бояться не больших расходов, а маленьких доходов". После такой отповеди руководитель Счетной палаты, вроде бы, отступил, сказав, что имел в виду другую мысль, однако, мысль о слишком раздутом оборонном бюджете была уже вброшена в информационное поле. И такие столкновения происходят все чаще.

Что важно – на фоне скорого начала транзита федеральной власти стычки между условно силовым крылом и условно либеральным носят совершенно открытый характер и протекают без традиционного ранее участия "рефери" – Кремля. Почему мы все чаще видим не подковерную борьбу, а явную вражду, Накануне.RU рассказал доктор политических наук, депутат Госдумы Сергей Обухов.

– В инфополе снова столкнулись силовики и либералы – на этот раз "тяжеловесы" Алексей Кудрин и Сергей Шойгу – о чем говорит такое противостояние?

– Эта стычка показательна в связи с приближающимся президентским трансфертом или транзитом – кому как больше нравится. Мы видим линии напряжения по всему полю, начиная от дела Голунова – до дела Устинова. Это и московские протесты, и бурятский митинг, и активизация Шиеса сейчас, и противостояние либералов и силовиков – война в медиапространстве между ними. Я думаю, что все это будет нарастать, потому что, как мне кажется, Владимир Владимирович ни с кем не разговаривает – ни с Шойгу, ни с Чемезовым, ни с Чубайсом, ни с другими.

То есть они все в неведении, что будет дальше, а раз они все в неведении, то начинают пытаться застолбить свои позиции и как-то "пометить" пространство – "сюда ходи, а сюда не заходи, это моя сфера".

– А что касается бюджета – кто ближе к правде в этой ситуации, на ваш взгляд?

– Это принципиальный вопрос – бюджет можно увеличить, понятно за счет чего – сырьевая рента и вывоз капитала, то есть нужно прекращать "политику пылесоса", ведь у нас в год 10-14 "крымских мостов" вывозится за рубеж.

Деньги есть, значит, проблема в нашей сырьевой рентной аристократии, в псевдокапиталистах. Понятно, что "пылесос" этот работает и выкачивает ресурсы из страны, поэтому им обидно, что часть ресурсов остается в стране под видом гособоронзаказа и военного бюджета.

Бюджет государства можно увеличить в 2-3 раза, до 25 трлн, об этом и КПРФ говорила. За счет чего это можно сделать – начиная от госмонополии на производство алкоголя, заканчивая не только природной рентой, но и подоходным налогом. Это то, что лежит на поверхности. Тогда не будет никаких споров – будут и на оборону деньги, и на "социалку".

Надо просто прижать эти 15-17 кланов, чтобы они не жрали в три горла.

– Как это соотносится с транзитом политической системы? Возможно, уже стало ясно, какую роль будет играть Владимир Путин в этом процессе?

– Это все гадание на кофейной гуще – будет Владимир Путин вписан в этот процесс или нет.

Дело в том, что у нас нет политики, у нас есть спецоперации политического характера. Я думаю, о своем будущем в этом процессе транзита не знает ни сам Владимир Владимирович, судя по той хаотизации, которую мы наблюдаем, ни участники этих элит. Тем более все может повернуться непредсказуемо, потому что вспомните, когда Владимир Путин решал, кому "подарить" президентское кресло, остановился на Медведеве, но до последнего были вбросы, что это будет Иванов. СМИ писали, что уже принято решение, что Иванову точно "подарят" кресло, а через 10 минут оно предназначалось уже Медведеву. Никто не знает наверняка, чем закончится эта спецоперация.

– Тем не менее, раньше кланы боролись скорее скрыто, теперь же – перешли на открытую вражду. Почему?

– Во-первых, сокращение кормовой базы. Мы же понимаем, что Россия – периферия мирового капитализма, и у нас, как правило, действуют приказчики транснациональных корпораций – все эти наши элитарии и корпорации – они зависимы от "материнских" западных корпораций.

Кроме того, нарастает еще одна большая неопределенность. В России некоторые ключевые решения завязаны на президентские выборы США. И от того, какая команда приходит к власти в США, у нас и выдвигаются разные силы. Предполагалось, что победит Клинтон, так под это дело и выдвинули либералов типа Кириенко. Как оказалось – просчитались. Это тоже привело к перегруппировке некоторых сил. Сейчас у Трампа по всем вопросам неочевидно его переизбрание, а тут еще говорят, что демократы ему импичмент готовят.

Поэтому я думаю, что основных причин две – кормовая база и неопределенность с выборами хозяина "вашингтонского обкома".

– Возможно, либеральное крыло также пытается повлиять на общественное мнение, вбросить тему чрезмерно раздутого клана силовиков и прочего?

– Я не думаю, что в общественном мнении господствует мнение, что надо армию ослабить. Если посмотреть по социологии, то общество благосклонно смотрит на усиление военной мощи. Но вполне возможно, что идет борьба за либерально ориентированную часть общества. Мы же помним, что господин Шойгу у нас тоже якобы почти либерал, по крайней мере, в 1993 году он раздавал оружие для сторонников Белого дома вместе с Гайдаром. Поэтому все названные версии имеют право на жизнь. Вопрос только в пропорциях, соотношениях и какая тенденция будет доминировать.