Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Сергей Обухов о книге молодого московского ученого Виталия Мальцева «Карл Маркс и большие данные»: Книга, которая заставит вас задуматься...

Сергей Обухов, доктор политических наук

Доктор политических наук Сергей Обухов высказался по поводу в свет книги молодого московского ученого Виталия Мальцева "Карл Маркс и большие данные". Работа вышла в московском издательстве "Родина" и поступила в книжные магазины.

С.П.Обухов: Книга, которая заставит вас задуматься

Почитатели «Матрицы» и ценители антиутопий, наверное, будут пенять автору книги «Карл Маркс и большие данные» за излишний академизм. А, наоборот, серьезные специалисты будут указывать на научно-популярный характер изложения важнейших проблем. Но как всегда, истина посредине. И вдумчивый читатель найдет в представляемой книге, то, что он ищет: и понятное изложение непростых проблем и дискуссий вместе с довольно содержательным и строго научным изложением материала.

Данная книга представляет собой неожиданно злободневное исследование, вытекающее из взаимозависимых обстоятельств состояния человеческого сообщества, которое находится на пороге эпохи новейшей технологической революции (которой уже по счету?). И эта революцию грозит (или пока ещё просто обещает? Ответ - в книге!) уже совсем скоро изменить привычный нам мир до неузнаваемости.

Да, современные технологии, пресловутая «цифровизация», постепенно проникает всё глубже в обыденную жизнь. Хотя, мы в России справедливо возмущаемся отставанием страны в этой сфере. И даже раздражаемся от бесконечных обсуждений, например, планов создания федерального агентства по робототехнике и искусственному интеллекту и соответствующей должности в правительства с полномочиями вице-премьера. Согласимся, что четыре промышленных робота на 10 тысяч заводских рабочих, что приходилось в России в 2017 году – это хило. По плотности индустриальной робототехники РФ занимает предпоследнее место среди 27 государств, охваченных исследованием Международной федерации робототехники (IFR). Когда наши власти рапортуют, что за пять лет – с 2013-го по 2017 годы – в России купили и внедрили в общей сложности 2152 промышленных робота – это явно не повод для гордости. Как и четверть миллиона рублей – цена костюма робота-гуманоида, в который облачился аниматор для демонстрации по гостелевидению «достижений» российской робототехники на форуме профессиональной ориентации для школьников «Проектория» в Ярославле, что ежегодно проводится по распоряжению президента.

Спрос на аниматоров в костюмах роботов есть, а вот российский спрос на робототехнику, по оценкам Национальной ассоциации участников рынка робототехники, в 70 раз ниже, чем в среднем по миру. Понятно, что Россия опять догоняющая сторона и в цифровизации, и в робототехнике, и в разработках искусственного интеллекта. Но это не отменяет того факта, что глобальные перемены в этих сферах затрагивают все сегменты и страты современного общества. И порой почти незаметно, однако безвозвратно преобразуют нашу повседневную жизнь.

Люди по старой привычке или даже в силу своей природы предпочитают обращать внимание только на те изменения, что приносят им пользу или облегчают жизнь: будь то оптимизация процессов или быстрые удовольствия в широком понимании. Но, большинство обычных граждан склонно закрывать глаза на отложенные или не очевидные на первый взгляд последствия. А государства и корпорации изо всех сил стараются не отставать от заданного Гордоном Муром экспоненциального темпа роста производительности вычислительных устройств.

Хватит ли человеку знаний, чтобы «одомашнить» Искусственный интеллект? Получится ли у него приручить роботов – или придётся с ними конкурировать? Почему информационные корпорации получают огромную прибыль, предоставляя пользователям сервисы бесплатно? Как обстоят дела по ту сторону «Великого китайского файервола»? Реально ли обеспечить право на неприкосновенной частной жизни в условиях интернета вещей? А главное – нужно ли это?

«Карл Маркс и большие данные», вопреки названию, обращается не только к энтузиастам «левого» движения и сторонникам неуёмного технического прогресса. Книга Виталия Мальцева будет интересна максимально широкой аудитории, размышляющей о возможных направлениях развития современного мира. Благо, автор взял на вооружение принцип, ставший популярным благодаря Стивену Хокингу, и в своей работе избегает избыточных обращений к сугубо профессиональной терминологии и сухим академическим формулировкам. Вместо этого автор предпочитает для иллюстрации идей прибегать к явлениям современной культуры. И это весьма похвально. Ведь если несколько утрировать, то «Карл Маркс…» – это как бы аналоговое исследование. И потому заслуживает серьёзного подхода к заключённым в нем идеям. Подобный приём делает текст увлекательным и предельно доступным для усвоения любым читателем.

За основу методологии исследования автором взяты прошедшие проверку временем и практикой диалектические методы классического марксизма. И потому утверждения в работе предельно выверены, а рассуждения, симуляции и экстраполяции, приземлённые в смысле своей укоренённости в объективных обстоятельствах сегодняшнего дня, выстроены в форме последовательного разностороннего их рассмотрения. Ответ на злободневные вопросы предлагается искать в области взаимоотношений социальных классов, анализе современного капитализма, а главное существующих ему альтернативах.

Конечно, Карл Маркс в некотором смысле использовал «большие данные». И название книги – это не только дань Марксу-ученому, чья теория помогает предвидеть будущее и изменять настоящее. Причем, как показывает автор, с этим у Маркса все в порядке не только в XIX и ХХ, но и в XXI веке.

Вопрос альтернативы капитализму, или точнее тому, во что он превратился в XXI веке остается весьма злободневным.

Рассматривая с марксистских позиций всевозможные модные рассуждения о «посткапитализме», новых технологических укладах, «цифровизации», автор как бы надсмехается над всеми насмешками всевозможных либеральных пропагандистов по поводу того, что мол, классики марксизма несколько поспешили с вынесением смертного приговора капитализму…

Напомню, в «Капитале» у Маркса выведена одна из ключевых закономерностей: в процессе капиталистического накопления норма прибыли (и ссудный процент как основная форма прибыли) будет неумолимо понижаться. И это неизбежно приведет к «смерти» капитализма.

И вот спустя сто лет после ленинского «Империализма, как высшей стадии капитализма» наступило не просто неумолимое понижение нормы прибыли – в банковской сфере уже несколько лет фиксируются отрицательные ставки.

Уже Яков Ротшильд, президент и основной акционер инвестиционного фонда RIT Capital Partners, предупреждает, что в ближайшие годы главной целью бизнеса будет не приращение капитала, а его сохранение. Но Ротшильду, видимо, недосуг перечитать «Капитал», в котором классик формулирует закон – тенденцию нормы прибыли к понижению.

Итак, капитализм стал планетарным явлением. На Луну и Марс капитализм пока не перенесся. Поэтому совокупный капитал уже увеличиваться не может, поскольку реальный рост ВВП закончился. Началось жестокое время «черного передела» остатков капитала. Уже определены первые санкционные жертвы, на очереди обладатели 13 трлн долларов вкладов в офшорах, «неправильные» капиталисты из России, арабского мира, африканских стран и азиатских «тигров» и пр.

Итак, «самовозрастание» капитала закончилось. «Цифра» и виртуализация финансов его не спасают. Началось его «убывание». А ведь классики марксизма даже не представляли себе, что ссудный процент может опуститься ниже нуля. Могут возразить: отрицательные ссудные ставки пока лишь в цитадели капиталократии – у стран «золотого миллиарда», и странам периферии не дают их опускать… Но это временно, пока идет переток капиталов с периферии в центр.

Да, изворотливость капитализма, капиталократии – этих хозяев печатного станка «фантиков» и всевозможных электронных симулякров – не знает границ. Уничтожив мировую систему социализма, Капитал приступает к уничтожению самого себя. Вспомним фактическую отмену «священного права частной собственности», происшедшую в ходе кризисов последних лет. Она проявилась и как экспроприация вкладов на Кипре у «неправильных» капиталистов, и как отказ банков от тайны вкладов под угрозами санкций от Минфина и Госдепа США. Капиталократия стремится сохранить власть над человечеством, теперь уже для руководства выстраиваемой ею глобальной распределительной системой, где «цифра», виртуальные деньги – это не средство обмена, а основа ценности всего – и материального, и духовного.

Ради своего выживания капиталократия, исчерпав глобально-территориальные пределы экспансии после краха мировой системы социализма, пытается сделать рыночными вроде бы совсем не рыночные сферы, в том числе духовное производство.

Основа капиталократии есть виртуализация финансов, их отвязка как от золотого эквивалента, так и от реального производства. Произвольно производимые капиталократией или транснациональной международной олигархией виртуальные «цифровые» знаки навязываются в качестве универсального эквивалента не только стоимости, но и ценности вообще. Идет превращение этих виртуальных знаков из механизма обслуживания обмена в механизм присвоения и управления. Функционирование капиталократии как системы требует разрушения нерыночных ценностей, приватизации (с опорой на неограниченность частного источника финансов) функций государства, разрушения суверенитета национальных государств. Параллельно через установление тотального финансового контроля над СМИ идет монополизация информационного пространства и формирования «нужного общественного мнения». Мы видим, как происходит вытеснение политики политтехнологией и превращение политических теорий в утилитарные инструменты управления, в бренды, а политических субъектов – в фирмы, «торгующие» этими политическими брендами.

Приватизация транснациональными монополиями и олигархией государственных функций и «общественного мнения» помогает им установить контроль над сферой общественного воспитания. Цель навязывания новых систем образования не только формирование «квалифицированного потребителя», как, например, указывалось в программе Всемирного банка для России по реформе образования, но и разрушение структур личности, способности к самостоятельному мышлению, построению картины мира, принятию самостоятельных решений. Идет принуждение масс к бесконечному возрастанию потребления, навязывание моделей ненужного, престижного и даже вредного для здоровья, воспроизводства человека потребления.

Особо не скрывается цель всех этих общественных трансформаций: власть над людьми должна распространяться на их сознание. И здесь роль пресловутой «цифры» - колоссальна.

Да, современные «хозяева денег» осознают, что существовавшая в течение нескольких веков капиталистическая модель экономики и общества себя изжила. И в «плановом порядке» готовят человечество к переходу к другой модели, где они могли бы оставаться хозяевами, но уже не денег, а всего мира как совокупности природных ресурсов, материальных производительных сил и всех людей, их сознания. Уже открыто говорят о пришествии нового рабовладения или нового феодализма, но в «цифровой» упаковке.

Ради сохранения умершей капиталистической системы даже в условиях «убывания капитала», перехода воспроизводства капитала в зону отрицательных значений система господства «производителей денег» готовит человечество к обрушению в «темные века». Нарастающая архаизация огромных мировых пространств, уничтожение модернизационных режимов на Ближнем и Среднем Востоке, всевозможные «цветные революции», попытки «откола» от «золотого миллиарда» ненадежных стран Южной Европы, закачка миллионов беженцев в Европу – вот зримые проявления в политическом процессе этих тенденций. И все это на фоне призывов к всеобщей роботизации и цифровизации, внедрения искусственного интеллекта.

Все это элементы гигантского проекта по трансформации обреченного капитализма. Противостоять этому «новому рабству» или «новому феодализму» для большинства и почти бессмертным «царям горы», возвышающимся над морем хаоса, можно лишь в том случае, если понимаешь, в чем состоят планы нынешних «хозяев денег». Причем эти планы обрушения значительной части человечества в «темные века» ради сохранения власти «хозяев денег», «печатных денежных станков», «цифры», капиталократии информационно обволакиваются, например, культивированием интереса к художественной литературе по темам фэнтези – сплошь о феодальных мирах с фантастическими способностями людей и столь же фантастическими существами. Идет стремительное наращивание технологий по уводу большинства в мир виртуальных грез...

В современном мире альтернативы нет: либо переход к социализму и коммунизму, либо выпадение в глобальную распределительную систему в форме нового средневековья и даже нового рабовладения. На эти проекты указывают современные события в мире. Социализм – спасение от этого страшного будущего, уготованного человечеству хозяевами денег в условиях фактической смерти капитализма – прекращения самовозрастания капитала.

Не стремясь навязывать читателю какую-либо точку зрения в качестве единственно верной, автор шаг за шагом выстраивает логическую картину вероятного будущего, добавляя в её видение лишь те новые факты и нюансы, что имеют под собой аргументирующий базис. И в качестве этого базиса - широкий спектр как проверенных временем, так и современных исследований. Заслуживает похвалы и подход, когда для большей объективности перед читателем представляются взгляды и оценки на те или иные варианты развития событий с разных, иногда вплоть до полярно противоположных идеологических, политических и, в том числе, философских позиций.

Более того, автор не обходит стороной и спорные вопросы с точки зрения привычных подходов марксистской идеологии. Его попытка перевести дискуссию из области проблематики начала прошлого века в поле реалий современности, а затем и середины-конца текущего столетия, хотя и вызовет дискуссии, но заставит задуматься.

Да, к концу второго десятилетия XXI века мир меняется как никогда стремительно: ещё вчера человечество восхищалось открывающимися перед ним возможностями цифровой эпохи – но уже сегодня государства принимают законы о «суверенных интернетах», социальные сети становятся площадками «новой цензуры», а смартфоны превращаются в инструменты глобальной слежки. Автор рассматривает эти и многие другие вопросы текущей повестки дня с марксистских позиций, с удивительной проницательностью вытаскивая на поверхность глубинные социальные противоречия.

Не потеряться в структуре переходов между зачастую довольно неблизкими дисциплинами при движении мысли от простого к сложному, охватывая внутренним взором всю расширяющуюся картину комплексно, читателю позволяет постепенное развёртывание богатого арсенала аргументов и статистических выкладок, в то же время, помогающее «поймать волну» логики автора.

В результате Мальцеву удаётся выставить перед читателем ряд (иногда фундаментальных) аспектов неизбежного преображения общества в грядущую эпоху в новом свете – но в первую очередь читателю предлагается задуматься над тем или иным тезисом и самостоятельно найти ему подтверждения или попытаться опровергнуть. С той же целью автор порой «оставляет за кадром» доказательства и обоснования отдельных тезисов - таким образом он «заигрывает» со своим читателем, как бы предлагая безмолвному слушателю стать заочным собеседником, а сольную лекцию превратить в увлекательный семинар.

Несмотря на в целом даже несколько спорный характер отдельных выводов данной работы, вместе с тем «Карл Маркс и большие данные», в силу избранной методологии исследования, оказывается как бы между строк пронизан утопическими настроениями. Он полон неизбывного духа гуманистического романтизма, столь свойственного как в целом «левой» идеологии (всё-таки не просто так имя автора «Капитала» вынесено в название), так и методам футурологии.

Суммируя вышесказанное,«Карла Маркса и большие данные» за авторством Виталия Мальцева следует признать качественной современной научно-популярной книгой, сочетающим в себе солидную исследовательскую и аналитическую работу с интересной формой подачи, имеющей основной целью увлечь читателя и мотивировать его к дополнительным, уже самостоятельным изысканиями по затронутым вопросам.