Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Сергей Обухов: «Коронавирусный» кризис и «незаметная» смерть классического капитализма подтверждают глобальную правоту Маркса

Сергей Обухов, доктор политических наук. Плакат Игоря Петрыгина Родионова

Маркса «забыть» не удалось. Ниспровергнуть тоже. Коронавирусная эпидемия и сопровождающее ее обрушение мировой экономики в депрессию, сравнимую с капиталистической «великой депрессией» 1930-х годов, вновь открывают нам глобальную правоту Карла Маркса.

Понятно, что различные толкования Маркса в таких условиях – это признак его востребованности.

Напомним, еще недавно, Жак Аттали, член Бильдербергского клуба, первый глава Европейского банка реконструкции и развития в своей биографии Маркса внушал, что «Маркс – сторонник глобализации и свободы торговли». Ну и сопутствующие тезисы: «Всемогущество денег – самый справедливый порядок правления», а «Человек – придаток к кредитно-регистрационной карточке без семьи и без Родины». И вот коронавирус и глобальный «элктронный концлагерь», внедряемый по неведомому плану «сильных мира сего», показывают, что не зря Аттали пытался пришлепнуть свой тезис про «человека-придатка к кредитно-регистрационной карточке» к Марксу и его теории.

Вновь реанимированы противопоставления «раннего» и «позднего» Маркса. И вот уже со ссылками на активного исследователя Маркса советского философа Ильенкова громят... «квасной» русский фашизм. А через официальный орган правительства «Российскую газету» разоблачают якобы пещерную «русофобию Маркса», приписывая ему фальшивые намерения сжечь Одессу и уничтожить Севастополь. Понятно, что современным ниспровергателям трудно понять тот факт, что Маркс критиковал реакционную сущность политики царизма, но при этом этот «русофоб» выучил русский язык, был поклонником Пушкина, Салтыкова-Щедрина и Чернышевского и представлял русских социалистов в Первом интернационале...

Вспоминают сегодня и фанатичную юношескую религиозность католика Маркса. Самая первая из известных нам работ Маркса называется «Единение верующих со Христом» по Евангелию от Иоанна («Сочетание со Христом состоит в самом тесном и живом общении с Ним. В том, что мы всегда имеем Его перед глазами и в сердце своем. И, проникнутые величайшей любовью к Нему, обращаем, в то же самое время, сердца наши к нашим братьям, которых Он теснее связал с нами, за которых Он также принес Себя в жертву»). И тут же приписывают ему… сатанизм, основываясь на выдернутых из контекста фразах из юношеских литературных произведений или сказках о бедном волшебнике – мастере игрушек, постоянно сочиняемых для маленькой дочери.

Но вернемся к Марксу-ученому, чья теория помогает предвидеть будущее и изменять настоящее. Как с этим не в XIX, а в XXI веке?

Сейчас модным стали рассуждения о «посткапитализме», новых технологических укладах, «цифровизации», насмешки над «могильщиками», «загниванием» и «теорией империализма как последней стадии капитализма». Мол, классики несколько поспешили с вынесением смертного приговора капитализму…

Напомню, в «Капитале» у Маркса выведена одна из ключевых закономерностей: в процессе капиталистического накопления норма прибыли (и ссудный процент как основная форма прибыли) будет неумолимо понижаться. И это неизбежно приведет к «смерти» капитализма.

И вот спустя сто лет после ленинского «Империализма, как высшей стадии капитализма» наступило не просто неумолимое понижение нормы прибыли – в банковской сфере уже несколько лет фиксируются отрицательные ставки.

Уже Яков Ротшильд, президент и основной акционер инвестиционного фонда RIT Capital Partners, предупреждает, что в ближайшие годы главной целью бизнеса будет не приращение капитала, а его сохранение. Но Ротшильду, видимо, недосуг перечитать «Капитал», в котором классик формулирует закон – тенденцию нормы прибыли к понижению.

Итак, капитализм стал планетарным явлением. На Луну и Марс капитализм пока не перенесся. Поэтому совокупный капитал уже увеличиваться не может, поскольку реальный рост ВВП закончился. Отрицательные значения нефтяных фьючерсов и ссудного процента – блестящее подтверждения справедливости закономерностей, открытых Марксом. Началось жестокое время «черного передела» остатков капитала. Уже определены первые санкционные жертвы, на очереди обладатели 13 трлн долларов вкладов в офшорах, «неправильные» капиталисты из России, арабского мира и пр.

Итак, «самовозрастание» капитала закончилось. Началось его «убывание». А ведь классики марксизма даже не представляли себе, что ссудный процент может опуститься ниже нуля, а «черное золото» будут продавать в убыток…

 Могут возразить: отрицательные ссудные ставки пока лишь в цитадели капиталократии – у стран «золотого миллиарда», и странам периферии не дают их опускать… Но это временно, пока идет переток капиталов с периферии в центр.

Да, изворотливость капитализма, капиталократии – этих хозяев печатного станка «фантиков» – не знает границ. Уничтожив мировую систему социализма, Капитал приступает к уничтожению самого себя. Вспомним фактическую отмену «священного права частной собственности», происшедшую в ходе кризисов последних лет. Она проявилась и как экспроприация вкладов на Кипре у «неправильных» капиталистов, и как отказ банков от тайны вкладов под угрозами санкций от Минфина и Годепа США. Капиталократия стремится сохранить власть над человечеством, теперь уже для руководства выстраиваемой ею глобальной распределительной системой, где виртуальные деньги – это не средство обмена, а основа ценности всего – и материального, и духовного.

Ради своего выживания капиталократия, исчерпав глобально-территориальные пределы экспансии после краха мировой системы социализма, пытается сделать рыночными вроде бы совсем не рыночные сферы, в том числе духовное производство. Можно напомнить, что ещё Энгельс в 1894 году в комментариях к третьему тому «Капитала» Маркса предупреждал, что после окончательного завоевания мирового рынка капитализму будет очень трудно найти новый базис для экономической экспансии. Но Капитал нашел направления новой экспансии, превращая в рыночные ранее совсем не рыночные сферы...

Основа капиталократии есть виртуализация финансов, их отвязка как от золотого эквивалента, так и от реального производства. И, кстати, отрицательные значения нефтяных фьючерство – блестящее подтверждение этому. Произвольно производимые капиталократией или транснациональной международной олигархией виртуальные знаки навязываются в качестве универсального эквивалента не только стоимости, но и ценности вообще. Идет превращение этих виртуальных знаков из механизма обслуживания обмена в механизм присвоения и управления. По этой проблеме много публикаций у молодого исследователя Сергея Строева.

Он справедливо отмечает, что функционирование капиталократии как системы требует разрушения нерыночных ценностей, приватизации (с опорой на неограниченность частного источника финансов) функций государства, разрушения суверенитета национальных государств. Параллельно через установление тотального финансового контроля над СМИ идет монополизация информационного пространства и формирования «нужного общественного мнения». Мы видим, как происходит вытеснение политики политтехнологией и превращение политических теорий в утилитарные инструменты управления, в бренды, а политических субъектов – в фирмы, «торгующие» этими политическими брендами.

Приватизация транснациональными монополиями и олигархией государственных функций и «общественного мнения» помогает им установить контроль над сферой общественного воспитания. Цель навязывания новых систем образования не только формирование «квалифицированного потребителя», как, например, указывалось в программе Всемирного банка для России по реформе образования, но и разрушение структур личности, способности к самостоятельному мышлению, построению картины мира, принятию самостоятельных решений. Дистанционное образование, как увидели все в период пандемии – это форма дебилизации подрастающего поколения. И коммерциализация и «оптимизация» медицины – это средство сокращения «избыточного населения».

Мы видим постоянное принуждение масс к бесконечному возрастанию потребления, навязывание моделей ненужного, престижного и даже вредного для здоровья, воспроизводства человека потребления.

Особо не скрывается цель всех этих общественных трансформаций: власть над людьми должна распространяться на их сознание.

Да, современные «хозяева денег» осознают, что существовавшая в течение нескольких веков капиталистическая модель экономики и общества себя изжила. И в «плановом порядке» готовят человечество к переходу к другой модели, где они могли бы оставаться хозяевами, но уже не денег, а всего мира как совокупности природных ресурсов, материальных производительных сил и всех людей, их сознания. Уже открыто говорят о пришествии нового рабовладения или нового феодализма.

Ради сохранения умершей капиталистической системы даже в условиях «убывания капитала», перехода воспроизводства капитала в зону отрицательных значений система господства «производителей денег» готовит человечество к обрушению в «темные века». Нарастающая архаизация огромных мировых пространств, уничтожение модернизационных режимов на Ближнем и Среднем Востоке, всевозможные «цветные революции», попытки «откола» от «золотого миллиарда» ненадежных стран Южной Европы, закачка миллионов беженцев в Европу – вот зримые проявления в политическом процессе этих тенденций. А коронавирус показал, как легко оказалось заставить человека потребительского общества отказаться от основных прав и свобод и согласиться на тотальный цифровой контроль всего лишь под воздействием «пандемии страха».

Даже российский визионер, активно включившийся в конце своей жизни в политику, небезызвестный протоиерей Всеволод Чаплин рисовал такие картины судьбы расчеловеченного человечества, если победит нынешний глобальный проект:

«Через сто лет человечества не будет. По крайней мере в том виде, в каком мы его знаем. Будет ли человеком программа – «скан сознания»? Будет ли человеком мозг, омываемый естественной или искусственной кровью, меняющий тела-клоны? Будет ли человеком существо, отученное пользоваться речью и/или не имеющее на это право? Будет ли человеком индивид, психологически зависящий от тотального контроля?

Все эти ситуации лишат человека остатков свободы, и так весьма условной. Лишат и ответственности – ведь возникнут существа, гарантированно зависимые и гарантированно управляемые…»

Уже из уст религиозного деятеля мы слышим о том, что «успех» капитализма – наибольшая ложь нашего времени. О том, что «невидимая рука рынка» – это рука с окровавленным ножом, спрятанная за спиной. О том, что под лозунгами «свободы» скрывается попытка построить невиданную в истории мировую диктатуру.

Все это элементы гигантского проекта по трансформации обреченного капитализма. Противостоять этому «новому рабству» или «новому феодализму» для большинства и почти бессмертным «царям горы», возвышающимся над морем хаоса, можно лишь в том случае, если понимаешь, в чем состоят планы нынешних «хозяев денег». Причем эти планы обрушения значительной части человечества в «темные века» ради сохранения власти «хозяев денег, печатных денежных станков» и терминалов управления сознанием и поведением, капиталократии информационно обволакиваются, например, культивированием интереса к художественной литературе по темам фэнтези – сплошь о феодальных мирах с фантастическими способностями людей и столь же фантастическими существами. Идет стремительное наращивание технологий по уводу большинства в мир виртуальных грез... И в период эпидемии здесь достигнуты новые высоту оболванивания масс и увода их в «мир грез».

В современном мире альтернативы нет: либо переход к социализму и коммунизму, либо выпадение в глобальную распределительную систему в форме нового средневековья и даже нового рабовладения. На эти проекты указывают современные события в мире. Социализм – спасение от этого страшного будущего, уготованного человечеству хозяевами денег в условиях фактической смерти капитализма – прекращения самовозрастания капитала.

В общем, как говорится, отменяли Маркса и не заметили, как открытые им закономерности все больше «отменяют» капитализм! И «могильщик» этого готового к «отмене» капитализма никуда не делся – это новый, современный, говоря словами Маркса, «совокупный рабочий класс».

Передовые отряды этого класса выглядят и трудятся совсем иначе, чем привычный сто – сто пятьдесят лет назад индустриальный рабочий класс (хотя эти отряды все еще многочисленны). Ведь в информационном обществе идет не концентрация физического присутствия индустриальных рабочих на конкретных производственных площадях. Налицо, наоборот, территориальное рассеивание, концентрация созидательной, творческой деятельности новых трудящихся «в кулак» посредством информационных, «облачных» технологий. Территориальное рассеивание новых трудовых слоев, занятых латентным, постоянно сменяемым трудом, отнюдь не отменяет задачи внесения в него классового сознания и мобилизации на борьбу за свои права. Просто эта задача и усложнена, и облегчена.

Да, внешне такие очень индивидуализированные работники аполитичны. Однако внутренне нередко даже сверхполитизированы. Их орудие производства – компьютер. Главное в их психологии и мировосприятии – требование полной творческой и жизненной независимости. Именно из их среды зачастую вербуются – по тем же интернет-каналам – ударные силы «цветных» революций. Но они активно откликаются и на созидательную агитацию коммунистов. Свидетельством этому стал тот факт, что на последних по времени президентских выборах в 2018 году из числа проголосовавших за кандидата КПРФ 38% это были  молодые люди в возрасте 18–35 лет, зачастую овладевшие современными профессиями.

К чему все вышеперечисленные пространные замечания? Просто мы обязаны, применяя марксистскую методологию, изучать новые отряды рабочего класса, а также и с этой точки зрения смотреть на промежуточные слои в современном обществе. И даже на мелкую и среднюю национальную буржуазию, которая в условиях формирующейся глобальной финансовой олигархией всеобщей распределительной системы идет «под нож». Те, традиционные буржуазные слои, что не имеет доступа к печатанию фиатных денег в условиях отрицательного ссудного процента, схлопывания расширенного воспроизводства капитала обречены на «зачистку» вместе со средними слоями. На примере России - это, кстати, было сделано уже дважды – с советскими средними слоями в начале гайдаровских реформ 1991-1993 гг. и средними слоями и малым и средним бизнесом в период дефолта 1998 года. Сейчас на очереди санкционное «раздербанивание» активов той части буржуазии, которая не пошла на поклон глобальным ТНК и финансовым корпорациям, а также под предлогом коронавируса новое скрепирование малого и среднего бизнеса.

В связи с этим ключевой вопрос: а возможно ли пролетариату, эксплуатируемым, коммунистам искать в вышеназванных слоях попутчиков и союзников в противостоянии глобальному капиталократическому проекту расчеловечивания человечества?

Но мы должны понимать, опираясь на марксистскую методологию, что как писали Маркс и Энгельс «средние сословия: мелкий промышленник, мелкий торговец, ремесленник и крестьянин — все они борются с буржуазией для того, чтобы спасти своё существование от гибели, как средних сословий. Они, следовательно, не революционны, а консервативны». Да, наверное, нам, левым здесь тоже надо искать попутчиков, осознавая, что они именно попутчики.

Кстати, методологический пример нам показывала КПСС, разработавшая теорию некапиталистического пути развития для стран мировой периферии, и рекрутировавшая союзников для антиимпериалистической борьбы даже в рядах подавляемой Западом слабой национальной буржуазии.

Хочу обратить внимание на работу франко-египетского экономического историка, представителя мир-системной школы Валлерстайна Самира Амина. К сожалению, он как и Валлерстайн недавно скончался. Но их наследие требует дальнейшего осмысления. В 2017 году, например, у Амира вышла работа к 200-летию Маркса – «Bicentenary of Marx». Он, как неомарксист и одновременно мир-системщик, показывает, что Россия – обычная часть глобализированного мира, обычная полупериферия (Второй мир). Она живёт примерно так, как все страны своего ранга – как та же, например, Мексика.

Амин переосмысливает Маркса. Он считает, что сильный левый поворот в нашем мире произойдёт, как и предсказывал Ленин, снова в самом слабом звене глобального капитализма. И главные кандидаты на такой поворот – Россия и Китай. Они, как и сто лет назад, самые уязвимые. Кстати, Амин считает, что левый поворот сейчас совершается одновременно с буржуазной революцией, т.е. с попыткой полупериферии войти в Первый Мир. Кстати, в России именно так случилось в феврале 1917 года.

Да, сильный левый поворот может произойти и без буржуазной революции, но такой левый режим не будет устойчивым – и нынешняя ситуации в боливарианской Венесуэле или крах левого режима в Боливии это хорошо показывают.

Амин приводит общие, родовые черты полупериферии. Это обязательно экспортная экономика. Обязательно дешёвый труд внутри страны. Запрет в стране радикально правых и радикально левых, а также профсоюзов. Высокая неполная занятость и самозанятость. Маргинализация низов. Малый и неразвитый внутренний рынок. Дефицит капитала. Высокая поляризация общества. Верхний слой живёт по европейским стандартам. СМИ – аналог духовенства (чтобы читать проповеди).

Также Амин даёт ещё одно название для таких стран «окраин» глобального капитализма – страны-субподрядчики. Также Самир Амин предостерегает внутренние передовые силы стран-субподрядчиков о том, чтобы те не надеялись на помощь Запада. Запад в такой полупериферии может сменить только один режим на другой, более удобный для себя. Запад заинтересован в существовании такой модели глобализма – глобальный центр и окраины.

Собственно, и без предупреждения Амина, мы видим, что демократия глобальному Западу на российской полупериферии не нужна. Мы воочию видим, что опять актуализирует ключевые положения знаменитой сталинской речи на закрытии XIX КПСС. «Буржуазия продаёт права и независимость нации за доллары. Знамя национальной независимости и национального суверенитета выброшено за борт. Нет сомнения, что это знамя придётся поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперёд, если хотите быть патриотами своей страны, если хотите стать руководящей силой нации. Его некому больше поднять».

И еще: «Знамя буржуазно-демократических свобод выброшено за борт. Это знамя придётся поднять вам, представителям коммунистических и демократических партий, и понести его вперёд, если хотите собрать вокруг себя большинство народа».

Собственно, здесь методологические указания на собирание тех промежуточных и общедемократически и национально ориентированных слоев вокруг передовых отрядов трудящихся в нашу эпоху глобализма и расчеловечивания.

Итак, для целей практической борьбы нам важно понимать с точки зрения методологии – какой из отрядов совокупного рабочего класса, какие социальные слои в нынешнем обществе самые передовые, чтобы делать на них ставку. Кто из них самый заинтересованный не в сохранении статус-кво или регрессе, а в преобразованиях. Какие слои и отряды реально готовы противостоять в эпоху смерти классического капитализма попыткам капиталократии организовать человечеству новую фашизацию, сверхэксплуатацию и обрушение в новую дикость, средневековье и глобальную распределительную систему. В то же время еще раз отмечу, что нельзя нам терять и временных попутчиков, которые могут сыграть ключевую роль в нашей борьбе, хотя, в случае нашего успеха, они неизбежно станут нашими классовыми противниками.

Как видим, очередной день рождения Маркса – это хороший повод напомнить самим себе, что наступает время новых исследований и дискуссий о новых отрядах «совокупного рабочего класса», «социальном расплаве», социальной структуре российского общества. Ведь от того, как будут КПРФ, левые силы понимать, что представляет собой трудящийся класс XXI века, в результате чего он формируется, будет зависеть и успех политической борьбы, и разворот от глобальной распределительной системы, которую нам готовит капиталократия, к новому обществу свободного труда, высшего гуманизма и социальной справедливости – коммунизму.

Материал подготовлен на основе выступлений С.П.Обухова на «круглом столе» в Сибирском институте управления РАНХиГС «Коммунизм – это процесс» и научно-практической конференции «Россия-2024: или левый поворот, или национальная катастрофа?».