Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Газета "Правда". В университетах насаждают атмосферу страха

Официальная статистика сегодня нередко не просто искажает действительность, но даже провоцирует руководителей организаций и предприятий на разного рода фальсификации. Профсоюзные активисты, ведущие каждодневную борьбу за права работников, — один из немногих достоверных источников информации о складывающейся сегодня в стране ситуации. Об особенностях этой борьбы, о ситуации в высшей школе рассказывает кандидат технических наук, сопредседатель межрегионального профсоюза «Университетская солидарность» Ванда ТИЛЛЕС.

По страницам газеты "Правда".
2018-10-11 12:31

— КОГДА в 2008 году я пришла работать в Югорский государственный университет (город Ханты-Мансийск), здесь существовала ячейка официального эфэнпээровского профсоюза работников образования (как они утверждают, в их профсоюзе состоят 5 миллионов человек). Профком, как и в советские времена, занимался сбором членских взносов, организацией конкурсов детского рисунка и распределением льготных путёвок среди работников. Но времена-то на дворе настали совсем иные: зарплаты рядовых преподавателей перестали расти, возникли вопросы о соотношении зарплат рядовых сотрудников и руководства вуза. Или такой вопрос: почему по штатному расписанию на 180 преподавателей приходится 450 работников обслуживающего персонала и администраторов? Почему у штатных сотрудников с аналогичным функционалом зарплата может различаться во много раз? И почему сверхвысокооплачиваемые сотрудники, даже не имеющие учёных степеней, по какому-то совпадению оказались аффилированы с руководством вуза?

Кто начал задавать подобные вопросы на учёном совете, как говорится, «иных уж нет, а те далече». Когда подобных вопросов скопилось слишком много, была создана первичная организация профсоюза «Университетская солидарность», то есть в строгом соответствии с Трудовым кодексом возник представительный орган работников, с которым теперь руководство вуза вынуждено согласовывать коллективный договор между трудовым коллективом и ректором. С последним таким договором мы не согласились и внесли 17 пунктов в протокол разногласий, которые ректор, Татьяна Дмитриевна Карминская, проигнорировала. Она неизменно предпринимает демарши против активистов нашего профсоюза.

— Выходит, что руководитель, который борется с профсоюзом, вместо того чтобы на него опереться, сомневается в легальности собственных действий?

— Наверное. Борьба с профсоюзом — это, к сожалению, типичная ситуация. Профсоюз отстаивает интересы работников. Ректор заинтересован платить меньше за больший объём работы. А тут приходит какой-то профсоюз и говорит: «Мы больше 36 часов, как записано в Трудовом кодексе, работать не будем». По сути, это натуральная классовая борьба работодателя с работниками.

— Сейчас много говорят о массовых сокращениях преподавателей в вузах. Объясните, пожалуйста, в чём смысл происходящего? И почему ректорам выгодны увольнения?

— Эффективность вуза сегодня оценивается исходя из большого количества параметров — их больше 100. Основные из них выводятся из расчёта на одного преподавателя. Поэтому чем меньше преподавателей, тем больше будет отчётный параметр. А от него зависит не только размер финансирования вуза — по 8 критичным параметрам вуз могут даже закрыть. Например, такой показатель: количество денег, зарабатываемых одним преподавателем помимо преподавательской деятельности. Считается, что преподаватели должны зарабатывать деньги для вуза научной работой. Параметр определяется так: берут всю сумму, которую зарабатывает вуз, и делят на число преподавателей. Чтобы улучшить показатели, сокращают число полных ставок. Причём делают это нередко лишь на бумаге, фиктивно. К примеру, могут преподавателя перевести с полной ставки на 0,75 ставки. А ещё 0,25 ставки оформляют в виде почасовой оплаты труда. Смысл такой манипуляции в том, что по отчётам зарплата преподавателя проходит как целая ставка. То есть заплатили те же деньги, но ставка в результате манипуляций увеличилась. Покажу это на условном примере: у преподавателя была ставка 10 тысяч рублей. Его перевели на 0,75 ставки и заплатили те же 10 тысяч, но оформили это как 0,75 ставки. Разделим 10 тысяч на 0,75 — получим 13,333 тысячи. Благодаря такой вот нехитрой бухгалтерской манипуляции без всяких дополнительных затрат оклад преподавателя вырос сразу на 33,3%!

Таким образом, реально не увеличивая зарплату преподавателя, руководители отчитываются о выполнении «майских указов» президента: в этом году зарплата преподавателя должна составлять 200% от среднего заработка по региону. Вот они и добиваются результата — за счёт сокращений и за счёт махинаций с долями ставок и почасовой оплатой. Кстати, система отчётности, которая позволяет «мухлевать» с заработными платами, была принята в 2010 году. Так что они подготовились к «майским указам» ещё за два года до их принятия… Эта же система, утверждённая Росстатом, действует и в отношении учителей и медиков.

Да и перевод на почасовую оплату не так безобиден, как может показаться. Это форма гражданско-правовых отношений, которая лишает работника каких-либо социальных гарантий: нет отпускных, нет больничных. Да и вообще, тебя на работе как бы и нет.

— А что происходит с рабочей нагрузкой преподавателя? Известно, что в вузах США и Европы она составляет порядка 189—240 часов в год…

— У нас до недавнего времени годовая нагрузка профессора составляла 600 часов, теперь — 900. Но дело ведь не только в чрезмерных нагрузках, которые негативно влияют на качество получаемого студентами образования. У нас пытаются добиться определённых соотношений числа преподавателей и студентов, стремительно сокращая преподавательский состав. В 2011 году в России насчитывалось 360 тысяч преподавателей. После выхода «майских указов» был сразу же определён график сокращений, и теперь в стране (данные за март этого года) 200700 преподавателей. И сокращение будет продолжаться.

Нам говорят, что у нас неправильное соотношение преподавателей и студентов. Но позвольте, в занимающих высшие строчки рейтингов вузов Оксфорде и Кембридже это соотношение порядка 1 к 10. Нас планируют довести к соотношению 1 к 12. Но дело в том, что на Западе считают не так, как у нас: там не учитывают преподавателей без степеней, а аспирантов считают как студентов. У нас же аспиранты идут в счёт как преподаватели, а преподавателей считают как с учёными степенями, так и без. И если произвести расчёт соотношения, как это делается в Кембридже, то мы уже имеем соотношение 1 к 20! То есть на уровне самых низко развитых в смысле образовательного потенциала стран! Но и такое соотношение нашим руководителям образования, видимо, представляется чрезмерным. Так что разговоры о том, что руководство страны заинтересовано в развитии инновационной экономики, никакого доверия не вызывают.

Для обеспечения дешёвого сокращения (то есть без соответствующих компенсационных выплат согласно Трудовому кодексу) преподавателей переводят на годичные контракты. Тысячи людей ежегодно сокращаются с формулировкой «в связи с окончанием срока трудового договора». Однако нигде в официальной статистике и отчётах вузов массовых сокращений не зафиксировано даже в 2014 году, когда по стране сократили 24 тысячи ставок. Хотя по закону массовым считается уже сокращение даже 20 сотрудников или штатных единиц, то есть преподавательских ставок. Профсоюзу «Университетская солидарность» удалось предотвратить массовые сокращения в ряде вузов — в УрФУ (Уральский федеральный университет) и в ГУУ (Госуниверситет управления). Однако остальные 120 тысяч преподавателей (либо преподавательских ставок) по стране были сокращены.

Перевод на всё меньшие доли ставки даже ведущих преподавателей с мировыми именами ныне наблюдается в вузах Москвы и Санкт-Петербурга. Это также диктуется требованием достижения соотношения студентов и преподавателей 12 к 1. Некоторые лучшие российские преподаватели сегодня вынуждены работать на 0,2 ставки. Кроме того, таким способом наказывают тех из них, кто смеет выражать несогласие с нарушением своего права на труд, с нарушениями трудового договора и пытается оспаривать уменьшение доли ставки. Таких «строптивцев» увольняют первыми, как только заканчивается срок трудового договора.

— Так, может быть, власти ставят целью сделать всё образование платным?

— Может быть. Но надо иметь в виду, что наибольшее число преподавателей вузов США работают в государственных вузах, а не в частных. Там государственное образование никто разрушать не собирается и специалистов не сокращают. По данным государственного национального центра образовательной статистики США (National Center of Education Statistics), вузы США ежегодно выпускают на рынок труда около 180 тысяч докторов наук (эквивалентны нашим кандидатам наук. — А.Д.). Число профессоров-преподавателей там в 2016 году превысило 1,5 млн человек. В то же время российское высшее образование сокращается как шагреневая кожа после принятия распоряжения правительства 2620-р от 30.12.12, которое обеспечивает выполнение «майских указов» президента. Число преподавателей (как уже говорилось выше) в России составляет 200700 человек, число научных сотрудников за 4 года сократилось со 108 тыс. до 77 тыс.

Последние 6 лет у нас происходят массовые сокращения, что создаёт чрезвычайно негативную социально-психологическую среду. Если бы нам было чётко объявлено: будет сокращено 44% преподавателей, то люди спокойно искали бы работу. Но этого сделано не было. Напротив, всем пообещали поднять зарплату до 200% от средней по региону. В такой ситуации очень сложно говорить о каких-то протестах или попытках защитить себя. Профессора в основном со всем вынуждены мириться и соглашаться. Да, им повысили зарплату на 10%, но резко увеличили нагрузку, поменяли нормы труда: перестали оплачивать приём графических работ, уменьшили нормы времени на защиту курсовой работы, уменьшили время приёма экзаменов. У нас, например, сейчас разрешено тратить всего 4,5 минуты на прием устного экзамена у одного студента.

Психологическая обстановка очень тяжёлая. Для того чтобы добиться от ректора совершенно законной выдачи штатного расписания, в котором нет никаких персональных данных, для того чтобы зафиксировать массовое сокращение, профсоюзу нужно совершить подвиг или жить в суде. Всё это создаёт в университетах атмосферу страха: достаточно уволить нескольких преподавателей, выражающих мнение, отличное от «правильного» ректорского. Нередко руководство вузов демонстрирует отношение к первичной профсоюзной организации как к оппозиционной, чуть ли не экстремистской.

Ректоры во многих вузах назначаются, а там, где они выбираются, учёные советы состоят преимущественно из административно-управленческого персонала. Учёные же советы в полном составе входят в конференцию по выборам ректора. Так администрация «выбирает» себе главного. Члены профессорско-преподавательского состава повсеместно отстранены от управления вузами. Это показал и опрос, проведённый мной в группе Facebook «Проблемы образования и науки», объединяющей более 3000 человек от Владивостока до Калининграда. Основными проблемами группа назвала:

— тонны никому не нужных, бесполезных и вредных бумаг отчётности;

— высокая нагрузка (превышающая мировую как минимум в 3 раза);

— низкие зарплаты;

— попытки заменить академическую свободу формальными показателями (индексы Хирша, количество публикаций в Скопусах и т.д.);

— краткосрочные контракты;

— отсутствие выборности ректоров, выстраивание вертикали власти, отстранение НПР (независимого профсоюза) от управления университетом;

— подушевое финансирование, делающее отчисление нерадивых студентов практически невозможным;

— очковтирательство с «майскими указами», принудительные доли ставок;

— полный произвол в зарплатных выплатах: возможность через стимулирующие платить сотрудникам одной должности зарплату с разницей в разы.

Трудовые и социальные права преподавателей вузов зафиксированы в трудовом законодательстве, но добиться их выполнения в одиночку очень сложно. Я это знаю не понаслышке, так как выиграла суд о признании моего годичного контракта заключённым на неопределённый срок. Есть путь проще и эффективнее — создание первичных профсоюзных организаций межрегионального профсоюза «Университетская солидарность». Только создавая такие горизонтальные структуры, можно противостоять орде управленцев-бюрократов в вузе и на государственном уровне.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.