Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Владислав Егоров: "Кроме своих избирателей, нам не с кем объединяться"

–Владислав Иванович, если посмотреть на нижегородскую региональную группу предвыборного списка КПРФ, то из известных более-менее широкому кругу нижегородцев там присутствуют лишь первый секретарь обкома Николай Рябов да бывший депутат Госдумы Иван Никитчук. Почему не вы?

Светлана Киреева, Аркадий Сухонин, "Ньюсмейкер"
2007-11-13 00:59

–Это легко объяснимо. Я единственный депутат от фракции КПРФ в Законодательном собрании, который работает там на постоянной основе, и для партии терять эту позицию в регионе было бы неправильно. Тем более, случилось так, что даже без моего непосредственного участия в выборах в Государственную Думу они меня коснулись. Я имею в виду изменение моего статуса в Законодательном собрании. Это, кстати, еще раз доказало, что мне нужно оставаться в Нижнем Новгороде и держать позиции партии здесь, на этом фронтовом рубеже.

Все кандидаты, идущие по спискам партии в Государственную Думу, мне хорошо знакомы, мы давно работаем вместе, мне комфортно взаимодействовать с ними в этой предвыборной кампании.

–На этом фронтовом рубеже как раз горячо: вас сместили с поста председателя комитета Заксобрания по регламенту и депутатской этике. Как вы оцениваете это с точки зрения расстановки сил в ОЗС?

–Я оцениваю это очень просто: на войне как на войне. Эта ситуация передает атмосферу, которая складывается в Законодательном собрании Нижегородской области накануне выборов в Госдуму. Ну а на войне, как известно, не принято эмоционально оценивать победы или поражения, на войне нужно думать стратегически, потому что расклад сил таков, каков он есть. Ожидать чего-то другого от  большинства "Единой России" было бы сложно.

Если говорить объективно, конечно, это ненормально, когда партия, получившая на  выборах в прошлом году 18 % голосов избирателей и занявшая второе место, не имеет не только должности заместителя председателя Законодательного собрания, но и места в руководстве какого-либо комитета. Это совершенно ненормально. В Государственной Думе, например, давно сложилась практика: от каждой партии есть заместитель председателя, существует пакетное соглашение по распределению комитетов. В ряде региональных парламентов пропорциональное представительство партий в руководстве комитетами также соблюдается как норма. В Нижнем Новгороде дела обстоят иначе.

–После выборов в Госдуму, судя по предвыборным спискам "Единой России", есть вероятность, что одна должность заместителя председателя Законодательного собрания освободится. Будете ли вы бороться за нее?

– При нынешнем раскладе сил в Законодательном Собрании предполагать, что на эту должность может быть поддержана наша кандидатура, наивно. Но не место красит человека... Главное для нашей партийной фракции - реализовывать задачи, поставленные избирателями. Фракция будет продолжать работу в том ритме и режиме, который установился за последние полтора года. Избиратель ведь смотрит не на то, какую должность занимает депутат, а на то, как активно он работает, выдвигает ли законодательные инициативы, защищает ли права граждан, отстаивает ли их интересы. Мы будем строить свою работу в Собрании именно в этом направлении. А чины и посты – ну, ради Бога, там уже есть свой набор кандидатов.

– Упадническая несколько позиция получается…

– Нет, бороться мы будем, но не за чины и портфели. Как показала практика, при 40 депутатах «Единая Россия» всегда может блокировать инициативы КПРФ и консолидированно голосовать за любую инициативу правительства.

Но мы занимаем именно наступательную позицию, используем депутатскую трибуну, чтобы донести до нижегородцев нашу точку зрения, нашу программу действий. Мы честны перед избирателями. Поэтому я считаю - у нас хорошие перспективы в Законодательном Собрании.

–Итак, на пост заместителя председателя Заксобрания фракция КПРФ пока не претендует. А на еще одно депутатское кресло, в случае, если кто-то из ваших коллег-парламентариев уйдет в Государственную Думу?

–Да, мы обязательно выдвинем своего кандидата, если будет освободившийся округ или округа. Когда есть возможность сосредоточиться на одном округе – этот шанс упускать нельзя. Как известно, финансовые возможности КПРФ очень невелики. Соперничать с огромными деньгами в 25 округах было для нас крайне сложно. А один округ – это хорошая возможность мобилизовать свой организационный ресурс, свой идейный потенциал, для того, чтобы решить выборную задачу. Мы будем бороться за депутатский мандат.

–Ваше отношение в предвыборной кампании в Государственную Думу так же оптимистично?

–После того, как Президент возглавил предвыборный список "Единой России", вся избирательная кампания партией власти представляется как референдум на доверие Президенту. В этих условиях оппозиции следует ожидать очень жесткого, перехлестывающего любые приличия и законы отношения к себе. Так уж повелось в современной российской политике. Существует, я это знаю прекрасно, жесткая установка, процент голосов, который может удовлетворить Президента. Для выполнения этого президентского плана запущены все механизмы и ресурсы. Но, по нашим опросам, в городах Нижегородской области, включая город Нижний Новгород, мы идем по доверию граждан к 25%. На селе этот процент ниже, что объясняется давлением, которое испытывают жители районов области со стороны своих администраций.

Тяжело на селе, там все на виду. Не будешь голосовать так, как тебе сказал начальник – значит, дров не подвезут или какие-то другие будут санкции предприняты, а главное, там не спрячешься, не растворишь свой голос в хоре голосов, как в городе. И участки маленькие, избирателей немного. Вот люди и боятся голосовать. Приведу пример - на выборах в Законодательное Собрание у нас в самом «глухом», проблемном районе области – Шарангском – за КПРФ было всего 5%. Я объяснил бы это тем, что в отдаленных сельских районах люди запуганы, унижены, у них нет средств на самостоятельное выживание, и они полностью зависимы от местной администрации. Так называемый административный ресурс держится на страхе. В этом – трагедия нынешней сельской России. Ну а в городе люди более независимы.

Поэтому в среднем, если говорить о прогнозируемых результатах КПРФ в области, мы рассчитываем быть на уровне 20-22%. Это наш среднеобластной рейтинг.

–Возможность участвовать в следующих выборах в Госдуму для себя рассматриваете?

–И в этой выборной кампании звучали такие предложения, я благодарен своим товарищам за такое доверие. Предложения были, но я решил для себя, что должен быть здесь, в Законодательном собрании, работать с гражданами, с общественными объединениями, довести начатые совместно с ними проекты до логического завершения. Есть идеи законопроектов, которые нужно пытаться реализовать. А что касается будущего, я не исключаю любой формы своего участия в выборах разного уровня. Есть интересы партии, которые, прежде всего, необходимо иметь в виду. Для меня это главное. Я вообще считаю, что личные амбиции в партийной работе - это самая большая беда.

–Может, поэтому в вашей партии так много педагогов, особенно философии и истории?

–Но ведь это хорошо, что преподаватели вузов и техникумов, школьные учителя работают в партии. Педагоги – это те люди, которые постоянно общаются со студенчеством, с молодежной аудиторией, постоянно получают «прививку» современностью. Кроме того, преподаватели - люди образованные, думающие. А политик – не важно, в какой сфере он занят: управление, законотворчество, партийная работа - должен иметь потребность в самообразовании, обладать острым умом, уметь критически мыслить.

–КПРФ выступала против выборов по партийным спискам, и, тем не менее, на выборах в Законодательное собрание Нижегородской области, которое называли тестом выборов в Госдуму, КПРФ получила больше процентов, чем на выборах по одномандатным округам. Получив лучший результат, вы поменяли позицию?

–Мы не изменили свое мнение, позиция КПРФ в этом последовательна. Мы считаем, что власть изменила систему голосования с одной целью – для того, чтобы контролировать выборные и политические отношения до конца, держать в руках весь избирательный процесс. Чтобы не возникало никаких «случайностей» в лице не очень удобных для нее независимых депутатов. А в одномандатных округах такими депутатами порой оказываются люди с большими деньгами, они независимы, и их трудно запугать. Вспомним Ходорковского. Мне кажется, что «синдром Ходорковского» и стал мотивом для  власти, чтобы изменить систему выборов. Боятся независимых людей. Здесь не идет речь об угрозах режиму и опасностях революций, просто эти люди для власти неудобны, они не станут машиной для голосования.

Между прочим, во всем мире смешанная система выборов считается наиболее распространенной. Там же, где голосование все-таки проходит только по партийным спискам, эта система была выращена всей культурой этой страны. И появилась она там только тогда, когда возникла нормальная конкурентная среда между партиями, чего у нас сейчас нет и в ближайшее время не предвидится. В России установилась монополия одной партии, которая совершила политическую приватизацию. Она приватизировала все властные и избирательные ресурсы.

В отсутствие нормальной конкурентной среды, в отсутствие равенства, которое вроде бы провозглашено законом о партиях, но реально не выполняется, и, конечно, в условиях монополии одной партии, пропорциональная система выборов – это беда. Оппозиционные партии лишаются возможности освещать свою деятельность в средствах массовой информации, подвергаются преследованиям со стороны силовых структур... Еще раз говорю, мы были и остаемся сторонниками системы выборов с одномандатными округами. А пропорциональная модель выборов - это выбор России далекого будущего, когда у нас начнут соблюдать законы и Конституцию.

–Лидер "Справедливой России" Сергей Миронов говорил о возможности объединения с КПРФ в Госдуме пятого созыва. Может быть, этому предложению последует нижегородское Заксобрание?

–Объединение как таковое невозможно ни на федеральном уровне, ни у нас в Нижегородской области. На днях «Справедливая Россия» подала в Верховный суд РФ заявление с требованием снять с выборов весь федеральный список кандидатов КПРФ. Мотивы абсурдные, но шума много. А заявления об объединении СР с КПРФ – предвыборный трюк от плохой жизни.

Другое дело, если речь идет о решении совместными силами конкретных проблем и задач избирателей. Если это облегчает положение определенной категории граждан - здесь политизации нет места. Поэтому, если в интересах нижегородцев необходимо принять какой-то законопроект, мы можем забыть о партийных противоречиях и вместе действовать в одном направлении. Но, я подчеркиваю, это ни в коем случае не объединение партий. Мы никогда  не использовали и не будем использовать в политических целях звание "коммунист", это слишком дорогое звание, чтобы разменивать его на какие-то политические выгоды. Коммунист – это убеждение и образ жизни. Мы действуем в соответствии со своими убеждениями.

–С другой стороны, это позволило бы создать единую оппозицию…

–Конкретно в Законодательном собрании, даже если бы мы объединились с теми, кто не вошел в "Единую Россию" - с депутатами бывшей фракции Партии пенсионеров, это означало бы помимо наших пяти еще всего лишь три голоса. Чисто арифметически результат этого объединения ничего из себя не представляет, я уже не говорю о смысловой стороне вопроса. Сложение этих двух составляющих не привело бы к изменению политической ситуации в целом.

Сегодня говорить о политическом или стратегическом альянсе КПРФ с какой-либо другой партией нельзя. Я считаю, что кроме нас реально действующей силы, оппозиционной власти, нет. Кроме своих избирателей, нам не с кем объединяться.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.