Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

В «Катынском деле» российские геббельсовцы оспаривают приговор Нюрнбергского трибунала

20 ноября исполняется 65 лет с начала Нюрнбергского суда народов над фашизмом. В Государственной думе состоялся «круглый стол», посвященный современному значению Нюрнберга. От КПРФ на «круглом столе» выступил секретарь ЦК КПРФ, первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид КАЛАШНИКОВ. Темой его выступления стало рассмотрение в Нюрнберге «Катынского дела». Нынешняя российская власть взяла на нашу страну вину за расстрел польских пленных в Катыни. Но Леонид Калашников напомнил, что Нюрнбергский трибунал признал виновной в этом преступлении фашистскую Германию. И никакого другого суда, который пересмотрел бы нюрнбергское решение, с тех пор не было. Таким образом, вина фашистов в «Катынском деле» является юридически признанным фактом.

kprf.ru
2010-11-19 16:16

Уважаемые участники круглого стола!

Нюрнбергский процесс, осудивший преступления фашизма, стал возможен только благодаря победе сил антигитлеровской коалиции. А, как известно, три четверти дивизий фашистского блока было разгромлено на советско-германском фронте. Нюрнбергский приговор закрепил победу, которая стоила нам гигантских жертв. Наряду с Ялтинско-Потсдамской системой договорённостей, Нюрнберг зафиксировал очертания того нового мира, который был создан нашей победой.

Поэтому незыблемость нюрнбергских решений до сих пор имеет огромное значение для национальных интересов нашей страны.

Я уверен, что сегодня много будет сказано о попытках ревизии Нюрнбергского приговора. Здесь и попытки переложить ответственность за развязывание Второй мировой войны со стран фашистского блока на нашу страну. Здесь и культ бывших эсэсовцев, создаваемый в некоторых странах – соседях России. А ведь СС были признаны в Нюрнберге преступной организацией.

Но я хотел бы посвятить своё выступление тем попыткам ревизии решений Нюрнбергского трибунала, о которых сегодня здесь вряд ли скажет кто-то другой. Эти попытки ревизии Нюрнберга являются особенно позорными, потому что в них приняли участие отдельные органы и персоны государственной власти Российской Федерации. Речь о «Катынском деле».

Изучив большой объём фактического материала по «Катынскому делу», я, как и многие люди в России, пришёл к выводу, что расстрел польских граждан в Катынском лесу – дело рук немецких фашистов. Факты «Катынского дела» можно обсуждать долго. Возможно, некоторые из присутствующих хотели бы вступить со мной в полемику по этому поводу. Но всё же наша тема сегодня не Катынь. Наша тема – Нюрнберг. И я хочу остановиться не на собственно катынских событиях, а на значении Нюрнбергского трибунала для «Катынского дела».

Российская власть фактически признала вину нашей страны за катынский расстрел. Неудивительно, что вслед за этим был реализован заказ на дискредитацию решений Нюрнбергского трибунала по «Катынскому делу». Для иллюстрации сошлюсь на «Заключение комиссии экспертов Главной военной прокуратуры по уголовному делу №159» (прокуратура расследовала это дело с 1990-го по 2004 год). В этом заключении, в частности, говорится: «Предпринятая на Нюрнбергском процессе в 1946 г. попытка советского обвинения возложить вину за расстрел польских военнопленных на Германию успеха не имела. Международный военный трибунал не признал выводы этого документа достаточно обоснованными, показания подготовленных свидетелей – убедительными и не вменил в приговоре это преступление в вину немцам».

Что можно сказать об этом заключении? Интеллигентно говоря, эксперты Военной прокуратуры лукавят.

Первое, о чём умолчали эксперты Военной прокуратуры. Обвинение фашистской Германии в расстреле польских офицеров в Катынском лесу не было делом только советских обвинителей. Это обвинение включено в текст официального Обвинительного заключения Нюрнбергского процесса. А это заключение было принято Комитетом главных обвинителей. Причем, как подчёркивается в материалах Нюрнбергского процесса, это заключение было принято единодушно. То есть, поддержано главными обвинителями от СССР, США, Великобритании и Франции.

Второе. Расстрел немцами поляков в Катынском лесу фигурирует в Обвинительном заключении в разделе С – «Убийства и жестокое обращение с военнопленными». Для понимания юридической сути решений Нюрнбергского трибунала существенно, что катынские события, наряду с другими эпизодами убийств военнопленных фашистами, приведены в Обвинительном заключении (цитирую) «в качестве примера».

Третье. В поддержку обвинения Германии в катынском расстреле СССР представил Нюрнбергскому трибуналу ряд документов. Эти документы обобщали результаты работы в Смоленской области комиссии под председательством академика Бурденко. Очень важно отметить, что статья 21 Устава Нюрнбергского международного военного трибунала гласит: «Трибунал также будет принимать без доказательств официальные правительственные документы и доклады Объединенных Наций, включая акты и документы комитетов, созданных в различных союзных странах для расследования военных преступлений». Понятно, почему в Уставе появилась эта норма. Военные преступления фашистов были столь многочисленны, что, если бы трибунал рассматривал каждый их эпизод по существу, то Нюрнбергский процесс не закончился бы и до наших дней. С точки зрения этой статьи Устава трибунала, документы, представленные СССР, уже в достаточной степени доказывали вину фашистской Германии в катынском расстреле.

Четвёртое. Трибунал, вопреки 21-й статье собственного устава, всё-таки решил изучить доказательства по «Катынскому делу». Но судебные слушания по Катыни оказались очень короткими. Со стороны обвинения и защиты было допрошено всего по три свидетеля. Как признал в 1952 году Роберт Джексон, главный обвинитель США на процессе, американское правительство оказало на своих представителей в трибунале давление с целью побыстрее свернуть рассмотрение «Катынского дела». Почему? Думается, потому что начавшиеся слушания чётко подтвердили советскую точку зрения, что едва ли устраивало США в условиях стартовавшей «холодной» войны. Три свидетеля обвинения привели большое число доказательств расстрела польских офицеров немцами. Три свидетеля защиты смогли лишь обнаружить в версии обвинения несколько фактических ошибок, не меняющих сути дела. Так было выяснено, что в Катынском лесу стоял не 537-й строительный полк, а 537-й полк связи (у СССР тогда ещё не было исчерпывающего списка частей вермахта). И фамилия служившего в нём оберст-лейтенанта была не Арнес, а Аренс. И тому подобное. Однако это никак не меняло общей картины преступления, нарисованной советскими документами и показаниями свидетелей обвинения. Под «крышей» 537-го полка в Катынском лесу действовала немецкая айнзатц-команда, расстреливавшая польских пленных.

Пятое. Катынский эпизод не вошёл в текст приговора Нюрнбергского трибунала. Но тут надо вспомнить, что, как я уже отмечал, катынские события, наряду с другими эпизодами убийств военнопленных фашистами, приведены в Обвинительном заключении (цитирую) «в качестве примера». А в приговоре трибунала приведены другие примеры убийств фашистами военнопленных, не фигурировавшие в Обвинительном заключении. И, напротив, большинство эпизодов, фигурировавших в Обвинительном заключении, не повторяются в приговоре. Например, наряду с Катынью, в приговоре не повторяются обвинения фашистов в расстреле пленных в Югославии и убийствах американских пленных в Арденнах и много других эпизодов. Но едва ли кто-либо в здравом уме возьмётся на этом основании утверждать, что трибунал оправдал нацистских преступников по всем этим пунктам!

Подведём итоги рассмотрения «Катынского дела» на Нюрнбергском процессе. Какие выводы можно сделать? Де-юре Нюрнбергский трибунал безусловно признал катынский расстрел преступлением фашистской Германии. Невключение этого обвинения в приговор трибунала имеет только политическое, а не юридическое значение. Это был пропагандистский удар держав Запада в начатой ими против СССР «холодной» войне. Но это не отменяет факт юридического признания трибуналом катынского расстрела нацистским преступлением. Этот факт следует из двух обстоятельств. Во-первых, для признания трибуналом определённого преступления фашистской Германии, согласно 21-й статье Устава трибунала, одной из держав антигитлеровской коалиции было достаточно предоставить соответствующие документы. И эти документы были Советским Союзом предоставлены. А во-вторых, приговором трибунала обвиняемые не были оправданы по данному пункту.

Очень важно подчеркнуть, что Нюрнбергский трибунал остаётся до сих пор единственным судебным процессом, на котором рассматривались катынские события. Никаких других судов по этому делу не было! А ведь Главная военная прокуратура России 14 лет расследовала катынские события в рамках уголовного дела №159. Насобирала аж 183 тома. Дело закончено 6 лет назад. А суда всё нет! 67 томов этого дела переданы польской стороне. Но и там суд НЕ проведён. А между тем, на следственные действия потрачены большие бюджетные средства. Если сказать прямо, то целых полтора десятилетия большая группа прокурорских работников и учёных разных гуманитарных специальностей кормилась катынским делом. И где юридически значимый результат титанических усилий и материальных затрат?

Прокуроры говорят нам, что суда не может быть, потому что все, кого они подозревают, умерли. Сталин, Берия, Меркулов, Кобулов и так далее. Но ведь УПК РФ допускает продолжение дела в отношении умершего, если необходима реабилитация. Коль скоро наша Военная прокуратура, в отличие от Нюрнбергского трибунала, не видит в действиях нацистов в «Катынском деле» состава преступления, то нужен суд для реабилитации. Хотя бы того же оберст-лейтенанта Фридриха Аренса и его сослуживцев. А заодно для того, чтобы установить историческую истину наиболее объективным способом.

Ведь трудно не согласиться с тем, что суд – это самая совершенная среди изобретённых человечеством процедур разрешения спорных вопросов. Фундаментальные принципы судебного процесса – гласность, непосредственность, состязательность – дают наибольшие шансы установить истину в сравнении с любыми другими процедурами.

Так почему же сторонники виновности нашей страны в катынском расстреле боятся прибегнуть к судебной процедуре? Не потому ли, что их позиция заведомо слаба?

Что же получается? Неужели Россия без проведения судебного процесса может пойти на выплату компенсации за катынский расстрел? Напомню, что при обсуждении размера этой компенсации называются цифры до 100 миллиардов долларов. Или Россия готова согласиться с тем, что она без суда будет фактически осуждена за тягчайшее преступление и демонизирована в глазах мирового общественного мнения? Что без всякого суда возобладает версия «Катынского дела» от доктора Геббельса образца 1943 года?

Я глубоко убеждён, что, пока сторонники виновности нашей страны в катынском расстреле шарахаются от суда, нам остаётся придерживаться решений того единственного судебного процесса, который рассматривал «Катынское дело» – международного Нюрнбергского трибунала. Именно этого требуют национальные интересы России!

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.