Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

100 лет газете «Правда». По страницам героической летописи

Накануне своего 100-летнего юбилея газета «Правда» начинает цикл публикаций, посвященных это дате в истории.

Николай КОЖАНОВ. Член редколлегии, политический обозреватель «Правды».
2010-10-25 15:34

 

По страницам героической летописи


История газеты «Правда», идущей к своему 100-летнему юбилею, так тесно вплетена в историю нашей страны в ХХ веке, историю революционной борьбы российского пролетариата, в грандиозную эпопею становления и развития на одной шестой части земли первой в мире советской социалистической цивилизации, что вычленить ее особо — задача очень и очень непростая. Да, выходило немало посвященных этой теме книг, научных монографий, мемуаров современников, но главными, исчерпывающими свидетелями и летописцами «Правды» «о времени и о себе» были и остаются, конечно, те тысячи номеров газеты, в которых изо дня в день, из года в год отражались сполохи событий, потрясавших страну и мир, повседневная жизнь и борьба трудящихся масс и сплачивающей их, выражающей их интересы и стремления марксистской революционной партии, основанной В.И. Лениным.
 

И в этом стремлении людей труда к свободе, свету, к лучшей жизни, в непримиримой борьбе против насилия и произвола «капитала его препохабия» «Правда» всегда была и остается на переднем крае, на линии огня. Не случайно одним из первых шагов антинародного режима, узурпировавшего власть в России, было закрытие «Правды». Но все попытки уничтожить «Правду», заглушить ее голос провалились. Газета выжила, став главной трибуной сил сопротивления произволу властей и олигархов, трибуной КПРФ.
Подготовка к правдистскому юбилею дает возможность пройти вместе с читателями газеты по основным вехам ее героической истории, жизни и борьбы, вспомнить тех, кто создавал «Правду», кто шел с ней на штурм старого мира, кто передавал «срочно в номер» пронзительной, мобилизующей силы очерки и репортажи из выездных редакций и с рабкоровских постов Днепрогэса и Магнитки, с фронтовых дорог Великой Отечественной войны, с целинных пахот и космических стартов, отдавая газете и ее читателям всю силу журналистского мастерства, весь жар души.
Автору этих строк, пришедшему в «Правду» полвека назад, посчастливилось беседовать и работать с ветеранами газеты 30-х годов ушедшего столетия, неутомимыми репортерами предвоенных пятилеток и фронтовыми корреспондентами, прошедшими «с лейкой и блокнотом, а то и с пулемётом» от Сталинграда до Берлина. Еще живы были, писали для «Правды» и приходили в редакцию такие легендарные правдисты первого призыва, как сподвижники Ленина Вячеслав Карпинский или Елена Стасова. И эта волнующая смычка времен и поколений становилась бесценной школой опыта и традиций, политической, профессиональной и нравственной закалкой для идущих на смену.
 

От самых истоков


«Вот уже несколько месяцев в профессиональной печати и союзах, в столицах и захолустьях горячо обсуждается вопрос о ежедневной рабочей газете».
«Звезда», 5 ноября 1911 г.
Эта ежедневная газета рабочих, о которой шла речь, появилась в столице Российской империи спустя полгода, воскресным утром 22 апреля (5 мая), под названием «Правда». Нельзя сказать, что данное событие с самого начала вызвало какое-то совсем уж чрезмерное беспокойство у столичных властей и охранных ведомств. Велика беда — еще одна газета добавилась к более чем 600 периодическим изданиям, выходившим тогда в Петербурге (одних ежедневных газет — 44, а еженедельных аж 248). К тому же все «разрешительные» документы в порядке. В заявленной обширной программе газеты тоже вроде ничего особо подозрительного. Издатель господин Полетаев — лицо официальное и как депутат III Государственной думы «неприкосновенное». Правда, сам он из рабочих, состоит во фракции социал-демократов и может позволить себе всякие сюрпризы. Тем более что уже в первом номере новой газеты обнаружились крайние взгляды и крамольные стихи, но на это и есть недремлющая цензура, тут же, кстати, и наложившая на этот номер арест.
При всём при том, как можно предположить, тогдашние «смотрящие за порядком» ничего чрезвычайного в выходе новой газеты не увидели, полагая, что, используя свои «источники», держат ситуацию вполне под контролем. Зато чрезвычайным и знаменательным, поистине историческим событием стало рождение «Правды» для пролетарских масс Питера и Москвы, Брянска и Сормова, Харькова и Баку, многих других промышленных центров страны, для тружеников, по копейкам и гривенникам собиравших деньги на собственную «ежедневную рабочую газету».
Настоящим праздником выход «Правды» стал и для партии, вождь которой В.И. Ленин еще за 11 лет до этого на страницах выходившей за рубежом газеты «Искра» подчеркивал, что без политического печатного органа «абсолютно неисполнима наша задача — сконцентрировать все элементы политического недовольства и протеста, определить ими революционное движение пролетариата» (май 1901 года, «Искра», № 4).
Всего 11 лет, а сколько вместили в себе невиданных для России, буквально потрясших страну событий! Тут и II съезд РСДРП, оформивший создание в России марксистской рабочей партии нового типа. И первая проба сил в схватке с самодержавием на революционных баррикадах 1905—1906 годов. И горечь поражения, черные годы реакции, столыпинщины с ее виселицами и тюрьмами для «посягнувших на устои». Но никакими плотинами мощную реку «политического недовольства и протеста» не запрудить, и вот уже снова вспыхивают забастовки на заводах и промыслах, бурлит обездоленное, раздробленное столыпинскими земельными реформами село.
Можно представить настроение Ильича, получившего в своем «эмигрантском далеке» долгожданную весть о выходе «Правды». Давно ли созданную ценой невероятных усилий «Искру» ее агентам Ивану Бабушкину, Николаю Бауману, Елене Стасовой и другим приходилось доставлять в Россию тайными путями, чуть ли не контрабандистскими тропами, рискуя свободой, а порой и жизнью? И вот прямо в столице империи вслед за созданной в 1910 году, поначалу вместе с плехановцами, еженедельной «Звездой» появляется, наконец, ежедневная рабочая газета вполне большевистского направления! Легальная газета с тиражом в десятки тысяч экземпляров, на которую можно подписаться в любом городе и селе. Разве не о такой газете мечтали рабочие вожаки, приезжавшие на учебу в партийную школу, основанную Лениным в парижском пригороде Лонжюмо?
Окончательное решение о газете созрело в январе 1912-го, в ходе Шестой (Пражской) Всероссийской конференции, которая порвала все связи с «ликвидаторами», призывавшими фактически разоружить партию, полностью выведя ее из подполья. Тем самым появилась возможность сделать рабочую газету именно большевистской, избавив ее от любых притязаний меньшевиков. Ну а зверская расправа с бастующими рабочими на Ленских приисках в апреле 1912-го, вызвавшая по всей России мощную волну народного протеста, сделала издание «Правды» особенно актуальным.
Вот почему уже вскоре после выхода первого номера «Правды» окрыленный успехом Ленин спешит перебраться поближе к российской границе, в Краков. Неподдельная радость сквозит и в посланном оттуда письме к Горькому, жившему тогда в Италии, на острове Капри:
«… А в России революционный подъем, не иной какой-либо, а именно революционный. И нам удалось-таки поставить ежедневную «Правду» — между проч., благодаря именно той (январской) конференции, которую лают дураки».
«Лающие дураки» — это, конечно, о ликвидаторах, исключенных решением Пражской конференции из рядов РСДРП. О тех, кто требовал сделать рабочую газету «внефракционной» или вообще от нее отказаться, а на собранные для газеты деньги соорудить в Петербурге некий «Рабочий дворец». Но такая заманчивая, на первый взгляд, идея не нашла поддержки у рабочих, резонно рассудивших, что «дворец» в случае чего власти могут прикрыть и вообще отобрать в любое время, а вот с газетой управиться сложнее, поскольку после запрета она может перемещаться куда угодно и, меняя названия, возрождаться вновь и вновь.
 

«Правда светлее солнца»


Кстати, проблема с названием, ставшим в полном смысле символом газеты, ее духа и содержания, тоже оказалась очень и очень непростой. На состоявшейся в Лейпциге сразу после Пражской конференции встрече В.И. Ленина с издателем «Звезды» Н.Г. Полетаевым, когда был намечен общий план подготовки выпуска ежедневной газеты, еще никто не знал, как она будет называться. Дело в том, что название надо было «застолбить» в Главном управлении по делам печати, дающем разрешение на издание. А там, как вспоминал один из первых редакторов «Звезды» и «Правды» Константин Степанович Еремеев («дядя Костя»), скопилось до трех тысяч названий газет, как выходящих, так и невыходящих, права на которые оставались за их хозяевами. Попробуй тут найди незанятое.
Впрочем, опыт таких поисков у «дяди Кости» был еще по «Звезде». Тогда, казалось, все звучные, с боевым настроем названия, такие, как, скажем, «Заря», «Вперёд», «Пламя», «Прибой», были уже «приватизированными». Что же до предложенных чиновниками Комитета по печати незанятых названий типа «Зелёный шум», «Мирные поля» или того пуще «Зерцало кротости», они в большевистской газете могли вызвать у рабочих читателей разве лишь комический эффект.
Еремеев в 1910 году отыскал-таки для еженедельной газеты достойное имя — «Звезда». Повезло учредителям новой ежедневной рабочей газеты и на этот раз. Вот как рассказал о поисках названия для нее сам «дядя Костя»:
«Помню, что мы вместе и в отдельности каждый в новой редакционной коллегии придумывали соответствующее и звучное название. И было выработано больше двух десятков названий.
И, однако, когда наш издатель пошел выхлопатывать свидетельство, то оказалось, что на эти названия уже имеются заявки. Сначала думали было перекупить право издания у какого-либо неудачливого издателя и делали в этом отношении разведки. Наконец решили искать, по примеру «Звезды», среди «мёртвых» изданий. И вот оказалось ежедневное издание «Правда».., которое потеряло право выхода в свет…
Ну что же, пришлось скорее захватывать это название, лишь бы никто о нем не узнал и не перебил его у нас, вырвав почти из рук. Захватить удалось. Так мы получили «Правде» название, по моему мнению, да, я думаю, и по мнению всех партийцев и рабочих, удачное — как говорит пословица:
«Правда светлее солнца».
Еще бы неудачное! Могут сказать: удивительно счастливая случайность. Но вроде бы уже давно доказано, что в случайностях так или иначе проявляется закономерность. И вот 10 апреля 1912 года, в самый разгар Ленских событий, «Звезда» объявляет о скором выходе ежедневной рабочей газеты «Правда», после чего поток добровольных пожертвований («копеечных сборов») в фонд газеты утроился. А еще через несколько дней вечером на квартире у «неприкосновенного» депутата Николая Полетаева, как вспоминал укрывавшийся у него от ареста нелегал Сталин, сам он как представитель ЦК, два депутата III Думы (Покровский и Полетаев), два литератора (ведущие сотрудники «Звезды» Ольминский и Батурин) «сговорились о платформе «Правды» и составили первый номер газеты».
Так начинался век «Правды».

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.