Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Национальное выживание, национальная собственность и национальная власть – три составляющие Русского вопроса

Интернет-портал  KPRF.RU продолжает публикацию материалов, в которых высказываются различные, в том числе дискуссионные, точки зрения, происходит осмысление темы русского социализма как ответа на русский вопрос. Критерием отбора публикаций по данной проблеме является их сопряжение с соответствующими документами и материалами X и XIII съездов КПРФ.

Сергей Александрович Строев,
член Центрального районного комитета КПРФ Санкт-Петербурга
2009-05-29 23:01 (обновление: 2014-10-30 22:56)

 

 

Раньше буржуазия считалась главой нации,
она отстаивала права и независимость нации,
ставя их «превыше
всего». Теперь не осталось и следа от
«национального принципа»… Знамя
национальной независимости и
национального суверенитета выброшено
за борт. Нет сомнения, что
это знамя придётся поднять вам,
представителям коммунистических и демократических
партий, и понести его вперёд, если
хотите быть патриотами своей страны,
если хотите стать руководящей силой
нации. Его некому больше поднять.

И.В. Сталин

Введение

 Прошло более трёх лет со времени публикации программной по своему характеру статьи лидера нашей Партии Г.А. Зюганова «Русский социализм – ответ на русский вопрос». За эти три года актуальность темы Русского социализма, темы Русского вопроса не только не утратилась, но и возросла.

Повышение актуальности этой темы связано с тем, что правящий режим не только не смог предложить выхода для России из демографического, экономического, социального, геополитического и морально-нравственного тупика, но сознательно и целенаправленно ведёт политику разобщения, разложения и уничтожения Русского народа. Иллюзиям, связанным в сознании значительной части населения страны с курсом Путина, приходит конец. Второй срок его президентского правления окончился, а надежды на исправление ситуации в стране не оправдались. Пресловутая путинская «стабилизация» обернулась стабилизацией того состояния разрухи и деградации, в которое Россию ввергла горбачёвско-ельцинская контрреволюция. Впрочем, нельзя признать, что ситуация при Путине стабилизировалась даже в таком смысле.

Плоская шкала налогообложения, уравнявшая в налогах олигарха-миллиардера и нищего бюджетника; новый КЗоТ, ликвидировавший права наёмных работников и максимизировавший возможности эксплуатации; «монетизация» льгот, приведшая в январе 2005 года к массовым народным протестам; уничтожение космической станции «Мир», ликвидация ракет типа «Сатана», безо всякой реакции со стороны России потопленная подводная лодка «Курск»; допущенные в Среднюю Азию американские военные базы; территориальные уступки России Китаю; геополитическое поражение России на Украине и в Закавказье (победа «цветных революций»); ухудшение отношений с Белоруссией и фактический провал проекта государственного объединения; ратификация капитулянтского соглашения с НАТО, допускающего «законное» введение войск противника на территорию России; разрушительная реформа системы среднего образования, связанная с введением ЕГЭ; фактическое разрушение Академии Наук и ликвидация многих научно-исследовательских институтов; усиление иноэтнической миграции на территорию Российской Федерации; многократный рост частоты и масштабов столкновений на национальной почве между коренным населением и мигрантами; сохранение взрывоопасной обстановки на Северном Кавказе; Лесной, Земельный и Водный кодексы, отдавшие ресурсы страны на разграбление; вывоз золотовалютных резервов, полученных в результате продажи невосполнимых природных ресурсов, в США в форме «стабилизационного фонда», их фактическое вложение в американскую экономику и «сгорание» в условиях мирового финансового кризиса; уплотнительная застройка и разрушение исторического облика русских городов – всё это достижения уже путинской, а не ельцинской эпохи.

Именно эти действия правительства эпохи «путинской стабильности» и предопределили полную беззащитность России перед лицом начавшегося мирового экономического кризиса. Сегодня падение страны в пропасть продолжилось.

Десять ельцинских, восемь путинских лет и год правления Медведева достаточно доказали гибельность капиталистического либерального пути для России независимо от личности, персонифицирующей этот путь. На повестку дня встаёт вопрос о социалистической альтернативе, как о единственном пути национального спасения и выживания. О русском социализме как единственно возможном в настоящих исторических условиях ответе на русский вопрос.

Но есть и второй – более локальный и частный – аспект возрастания актуальности обозначенной в самом названии статьи Г.А. Зюганова темы. Это обострение полемики вокруг КПРФ между сторонниками и противниками того политического поворота Партии, который произошёл на теперь уже историческом её X Съезде, а на последнем XIII Съезде был подтверждён и закреплён. Речь идёт не более и не менее, как о главной задаче Партии, которую ЦК в своём политическом отчёте X Съезду обозначил ясно и недвусмысленно: «главная задача нашей партии – спасение русского народа, а вместе с ним – спасение государства Российского, всех народов, которые встроены, как великолепный орнамент, в великую государственность».

Партия находится на этапе национально-освободительной революции, что предопределяет особенности ее положения, задач и действий. Таким образом, главной своей задачей КПРФ считает спасение Русского и других коренных народов России, а в социалистической революции видит не самоцель, а средство спасения Русской нации от геноцида. Цель первична, средства – вторичны и должны поверяться тем, насколько они сообразны цели. Отсюда современная логика выбора политических союзников. В первую очередь союзниками КПРФ оказываются те общественно-политические силы, движения и организации, которые разделяют её цель, даже в том случае, если у нас нет полного взаимопонимания в вопросах средств достижения этой цели. И, напротив, те, кто сходен с нами в используемых средствах, но не разделяет нашей цели, а использует эти же средства, но для достижения иных целей, в лучшем случае оказываются нашими временными попутчиками (и то не всегда), но не союзниками и не соратниками по борьбе. Отсюда следует, что гораздо в большей степени объективными союзниками для нас являются русские национально-патриотические движения и организации (даже не осознавшие пока необходимости социалистической революции), нежели организации, претендующие даже на название коммунистических, но не ставящие целью спасение Русского и других коренных народов России от геноцида.

Почему так? Потому, что с теми, с кем мы едины в целях,  но расходимся в средствах, у нас есть общая база для единства. Исходя из единства цели, мы можем убеждать и доказывать им адекватность предлагаемых нами средств, опираясь на факты и логику. Но если нет единства цели, то никакими фактами и никакой логикой убедить идти с нами нельзя – каждый пойдёт своей дорогой, и лучшее, чего в этом случае можно достичь – это координация при тактическом совпадении интересов.

Итак, курс обозначен. Наши цели объединяют нас со всеми национально-патриотическими силами России, а предлагаемые нами средства достижения этой цели определяют нашу специфику именно как коммунистов.

Не русские для социалистической революции, а социалистическая революция для русских и других коренных народов России. Благо нации – цель, социалистическая революция – необходимое средство обеспечения этого блага. «Социалистическая революция в России по-прежнему возможна. В современных условиях она может состояться как результат национально-освободительной борьбы. Национально-освободительная революция в силу наших особенностей будет неизбежно носить антибуржуазный, антикапиталистический, антиглобалистский характер. В этих условиях российские коммунисты должны как можно быстрее освоить новое идеологическое пространство народного, пока еще стихийного “русского социализма”. Возглавить это движение, придать ему научную обоснованность, политическую целеустремленность, организованность, боевитость и силу» – так был обозначен курс Партии в документах X Съезда.

В новой редакции Программы КПРФ генеральная линия Партии, состоящая в объединении и слиянии социально-освободительной и национально-освободительной борьбы в единое движение, направленное на спасение Русской нации и других коренных народов России от осуществляемого капиталократией геноцида, формулируется следующим образом:

«Крайнюю остроту в годы реставрации капитализма приобрёл русский вопрос. Сегодня русские стали самым крупным разделённым народом на планете. Идёт откровенный геноцид великой нации. Численность русских уменьшается. Уничтожаются исторически сложившиеся культура и язык. Задачи решения русского вопроса и борьбы за социализм по своей сути совпадают.

Утрачены позиции страны на международной арене. Упала боеспособность Вооруженных Сил. НАТО бесцеремонно продвигается к нашим границам. Российская Федерация превращается в объект очередного передела мира, в сырьевой придаток империалистических государств.

КПРФ убеждена: спасение Отечества — только в возрождении советского строя и следовании по пути социализма. История вновь поставила народы нашей Родины перед тем же выбором, что и в 1917, и в 1941 годах: либо великая держава и социализм, либо дальнейшее разрушение страны и превращение её в колонию. Речь идёт не о том, чтобы вернуться назад, а о том, чтобы двигаться вперед, к обновленному социализму, очищенному от ошибок и заблуждений прошлого, в полной мере отвечающему реалиям сегодняшнего дня.

По мере углубления системного кризиса в народе зреет возмущение и сопротивление правящему режиму. Чувство унижения угнетённых и обездоленных сливается с болью патриотов за поруганную честь державы. На этой основе ширится народно-патриотическое движение за независимость страны.

В нынешних условиях КПРФ видит свою задачу в том, чтобы соединить социально-классовое и национально-освободительное движения в единый народный фронт. Придать ему целенаправленный характер».

 Итак, что же, на мой взгляд, мы коммунисты должны вкладывать сегодня в понятие «русский вопрос», каковы его составляющие и почему только русский социализм является на этот вопрос ответом?

Аспект первый – физическое выживание Русских

 Сам по себе тезис понятен и очевиден. Когда идёт физическое уничтожение народа, когда в результате превышения смертности над рождаемостью Русская нация убывает со скоростью миллион человек в год, сводить Русский вопрос только к пафосным декларациям о защите русского языка может только или человек крайне недальновидный, или проплаченный режимом демагог, причём одно не обязательно исключает другого. Да, первейший аспект Русского вопроса сегодня – это вопрос не о языке, не о культуре (под которой к тому же зачастую понимают лишь т.н. «классическую» художественную литературу, живопись и музыку 18 – 19 веков), даже не о собственности. Это вопрос о физическом выживании нации.

Но для того, чтобы дать ответ на этот вопрос, необходимо, во-первых, осознать, что причиной вымирания Русских как народа являются не некие случайные совпадения или безличные и стихийные экономические и демографические процессы и даже не вороватость и некомпетентность власти, а целенаправленная, продуманная и последовательно реализуемая политика режима – политика геноцида Русского народа.

Этот факт осознают многие, хотя далеко не все. До сих пор приходится не только слышать, но и читать в оппозиционной, в том числе и в нашей партийной прессе, что виной всему некомпетентность правительства, безграмотность, незнание экономики и специфики собственной страны, плохая организация аппарата, кадровые просчёты и в самом крайнем случае коррупция и продажность чиновничьего сословия.  В то время как мы имеем дело с отлаженным, организованным и безотказно функционирующим механизмом уничтожения и разграбления страны, физического уничтожения её коренного населения, отдельные наши публицисты кормят нас баснями о том, что причиной бед ошибки и некомпетентность правительства, которое, мол, «хотело как лучше, а получилось как всегда».

Кстати, ровно десять лет назад в Думе состоялось голосование по импичменту Б.Н. Ельцину. Одно из обвинений в совершении преступления, которое было предъявлено президенту Ельцину как главе государства и исполнительной власти в 1999 году при обсуждении и голосовании импичмента – это обвинение в геноциде русского и других коренных народов России. Специальная парламентская комиссия полно и обоснованно доказала, что геноцид русских был именно государственной политикой. За это обвинение проголосовало более половины депутатов Государственной Думы. И этот факт, как бы он сегодня не замалчивался, является подтверждением на самом высшем государственном уровне тому, что геноцид Русского и других коренных народов России – это не результат случайности, стихийных процессов или даже коррумпированности и преступной некомпетентности, а целенаправленно проводимая государственная политика.

Итак, первый пункт. Клан, дорвавшийся до власти в начале 1990-х, не «по ошибке» привёл страну в то состояние, в какое привёл. Он сделал это сознательно и целенаправленно, реализовав – и, надо отдать ему должное, грамотно и эффективно – именно ту программу, которую и намечал с самого начала. Если он и совершал отдельные ошибки и просчёты, то как раз только его ошибки и просчёты и были в нашу пользу. В итоге этот клан получил в свои руки и присвоил астрономических масштабов собственность, в течение десятилетий созданную несколькими поколениями советских трудящихся. Такие вещи от недостатка компетентности, грамотности и организации не случаются. Они случаются как раз в результате хорошо продуманных, тщательно спланированных и организованных, умело реализованных операций. Преступных, разумеется. А, стало быть, и вымирание Русского народа, теснейшим образом связанное со всем комплексом так называемых «демократических реформ» необходимо признать частью плана, следствием целенаправленной политики, то есть сознательным геноцидом.

Вновь отметим: до этой точки понимания доходят пусть не все, но многие. Однако проблема в том, что те, кто отказываются от сказочек про «самопроизвольные процессы», и «так само собой получилось» и осознают целенаправленный и закономерный характер геноцида, в подавляющем большинстве впадают в другую крайность. С этого момента начинаются рассуждения на тему тайного мирового заговора, уничтожающего Русских ни по какой иной причине как только из ненависти к Русскому духу и к высотам нашей цивилизации. Дальше всё просто и никаких дополнительных вопросов не требует. В результате мы имеем «теорию заговора» в её карикатурнейшей форме. А раз карикатурность её очевидна (вы же не верите во всемирный жидомасонский заговор?), то нас опять возвращают к началу – к «стихийным и естественным процессам», «невидимой руке рынка», «колебаниям демографических волн» или, в крайнем случае, к пресловутой «некомпетентности правительства».

Между тем, в закономерном геноциде Русского народа мистических мотивов ненависти к духовным высотам нашей культуры не более, чем в уничтожении североамериканских индейцев или австралийских аборигенов. Причина целенаправленного уничтожения нас в том, что мы – законные хозяева огромных запасов невосполнимых природных ресурсов, прежде всего нефти и газа, цена на которые растёт с невиданной прежде скоростью. Законные хозяева этого достояния – мы, а, стало быть, мы же и препятствие для присвоения этого достояния мировой олигархией, сложившейся в результате закономерного процесса концентрации и монополизации капитала в мировом масштабе.

Итак, имеется транснациональная финансовая олигархия, экстерриториальная по своему характеру и не связывающая свои интересы с какой-либо отдельно взятой территорией или нацией. Эта олигархия и представляет собой реальную власть в мире на стадии глобализма как высшей стадии развития капитализма. Именно она формирует механизмы системы глобального управления, которые сторонники теории заговора принимают за тайное мировое правительство, именно она поступательно расширяет сферу т.н. «международного права» и столь же поступательно сокращает сферу национальных суверенитетов. Иными словами, унифицирует мир, превращает его в единое в экономическом и юридическом смысле пространство, в котором потоки сырья, готовой продукции и рабочей силы движутся «свободно», то есть в соответствии с интересами максимизации прибыли, и не сдерживаются «искусственными» рамками границ, таможенных барьеров и национальных интересов.

Понятно, что мировая финансовая олигархия мыслит капиталистическими, а отнюдь не гуманистическими категориями. Человек для неё есть средство, а не цель. Целью является максимизация прибыли, а не удовлетворение потребностей людей, и уж тем более не их духовное и физическое самосовершенствование и развитие. Поэтому, глядя на любую населённую территорию, в том числе и на Россию, мировой олигархат думает не о том, как оптимально использовать её ресурсы для удовлетворения потребностей её населения (или населения Земли в целом), а о том, как наиболее эффективно организовать производство с точки зрения максимизации извлекаемой прибыли. Население же оказывается не целью, а средством, от которого требуется сообразность цели. Отсюда возникает понятие «экономически оправданного населения» для данной территории. То есть такого количества населения, которое необходимо для обеспечения максимальной капиталистической прибыли с данной территории в рамках общемировой капиталистической системы. В самом деле, разве выгодно строить завод в Сибири и тратить деньги на его обогрев и обогрев жилищ его работников, когда точно такой же завод можно построить где-нибудь на юге Китая, где обогревать его придётся гораздо меньше? Разве выгодно развивать сельское хозяйство в зоне рискованного земледелия, когда его можно перенести в Южную Америку, где на единицу рабочей силы количество продукта будет в разы больше? Не выгодно. А что же выгодно делать в холодной России, если в ней не выгодно строить заводы и не выгодно заниматься сельским хозяйством? А в России выгодно по большому счёту только добывать природные ресурсы, в основном те самые нефть и газ. Поэтому предписанная в рамках мирового капиталистического распределения труда России роль – это чисто сырьедобывающая экономика плюс средства транспортировки добытого сырья. То есть по логике мировой олигархии (а на самом деле просто по логике капитализма, достигшего стадии глобализма) Россия должна стать Большой Трубой.

Вот причина на первый взгляд бессмысленного разрушения промышленного производства в России теми, в чьих руках в результате криминального передела собственности, именуемого «приватизацией», оно оказалось. В рамках глобализма оно нерентабельно. Экономически выгоднее вывезти его в те регионы, где меньше расходы на обогрев, где дешевле рабочие руки, где лучше налажена транспортная инфраструктура. Там производство дешевле, издержки меньше. А, стало быть, любому капиталисту независимо от его этнического происхождения, инвестировать в свои средства в производство выгоднее там. Тот, кто не подчинится этой экономической логике, тот проиграет в конкуренции и разорится. Но раз экономическая эффективность, то есть логика максимизации прибыли, диктует России роль Трубы, то и доставшаяся в наследство от Советского Союза система образования оказывается экономически неоправданной. Для экономики Трубы такое количество инженеров не нужно, не говоря уж об учёных фундаментальной науки. Да и система школьного образования даёт слишком много «ненужных» знаний тем, чей смысл существования с точки зрения верховной власти (т.е. мировой капиталократии) состоит в добывании и транспортировке сырья. Вот причина «реформирования» системы образования. И, опять-таки, предлагаемый взгляд не оставляет места ни для наивных рассуждений о «безграмотности» реформаторов, ни для поисков тайных вредителей, диверсантов и жидомасонских агентов. Всё на самом деле прозрачно. Только бизнес, и ничего личного.

Но самое главное даже не это. Самое главное, что для экономически эффективного функционирования Большой Трубы, включая как непосредственно сырьедобывающую сферу и транспортировку, так и её инфраструктуру (врачи, учителя, строители, продавцы в магазинах, сфера услуг и т.д.) и аппарат управления и подавления (менеджеры, чиновники, полиция) совершенно не требуется 140 миллионов человек, то есть нынешнего населения России. Требуется порядка от 20 до 60 миллионов. Остальные – «лишние рты» и подлежат редукции, так как их существование «экономически не оправдано». Вот главная причина того геноцида Русского народа, того целенаправленного сокращения численности населения, которое мы видим.

Отметим ещё один момент. С точки зрения олигархии выгоднее, чтобы эти оставшиеся 20-30 миллионов не были этническими Русскими, да и вообще не были бы представителями коренных народов России. Причина проста: во-первых, чем разнороднее и пестрее этнический состав трудящихся, тем проще их разобщать, стравливать, не давать им объединиться. Во-вторых, представители коренных народов обладают сознанием того, что на самом деле именно они являются законными владельцами тех природных богатств, которые они добывают для присвоившей их олигархии. А эта коллективная память, вытравить которую нелегко, может иметь вполне прогнозируемые последствия. Напротив, привезённые из дальних стран гастарбайтеры не имеют такой исторической памяти, не имеют столь веских оснований видеть в добываемых для новых хозяев мира ископаемых свою законную собственность. Да и держать их на полулегальном зависимом положении проще. Так что в том, что целенаправленное вымаривание коренного населения сопровождается поощрением на территорию России инородческой иммиграции, тоже нет парадокса. Это тоже часть политики. И опять же, ничего личного – только бизнес. Чистый расчёт.

Может ли данная причина геноцида Русского и других коренных народов России быть устранена в рамках капиталистических форм организации производства? Могут ли буржуазные патриоты или даже буржуазные националисты предложить выход?

Действительно, осуществляющий геноцид Русского народа российский олигархат или, точнее сказать, региональный российский филиал мирового олигархата, представлен в значительной степени людьми, нерусскими по своей этнической принадлежности. В этом олигархате велика доля еврейства, во всяком случае, она многократно превышает долю этого народа в общей численности населения страны. Всё это отнюдь не «националистическая пропаганда», а факт, причём очевидный, отрицать который может только слепой. Этот факт ни в коей мере не отрицается и не может отрицаться нами, коммунистами. «И в самой Российской Федерации против русских ведётся война на подавление, - неоднократно заявлял Г.А.Зюганов. – Русофобия сочится из всех пор нынешней власти. Русские вытесняются из ключевых сфер жизни – управления, информации, финансов, торговли. Зачастую здесь русского лица не увидишь. Откровенно русофобским является государственное телевидение, становящееся все более подлым и разрушающим. С экранов день и ночь показывают игру на деньги, насилия и убийства, ржущие и гогочущие рожи. Современное федеральное телевидение - это информационно-психологическое оружие, стреляющее по традиционной русской культуре, духовности, образу жизни». Заметим, что приводимые оценки и суждения о вытеснении русских из ключевых сфер общественной жизни столь очевидны, что ни один из оппонентов или хулителей Г.А.Зюганова не решается публично отрицать эту аргументацию.

Безусловно, различие этнического состава угнетателей и угнетённых, подвергаемых геноциду и осуществляющих этот геноцид, придаёт угнетению в дополнение к социально-классовому характеру характер национальный. Однако, необходимо понять, что выступает в качестве следствия, а что – в качестве причины. Предположим, российский сырьевой олигархат оказался бы этнически русским. Изменились ли бы его интересы? Нет. Интересы этого олигархата определяются объективными условиями – глобализацией капиталистической системы. А в условиях капиталистической глобализации холодная, располагающаяся в зоне рискованного земледелия и требующая регулярного обогрева производственных площадей страна с огромной территорией и значительными запасами полезных ископаемых рентабельна именно в качестве сырьевого региона. Промышленное производство и сельское хозяйство рентабельнее вести на территориях с иным климатом. И этот факт ОБЪЕКТИВНЫХ интересов капитала не зависит от этнического состава его владельцев. А раз так, то и логика сокращения населения до его рентабельного для сырьевой добычи уровня объективна и также не зависит от этнического состава олигархата.

Можно ли сделать иное предположение, а именно предположить, что этнически русские олигархи хотя бы отчасти пожертвовали бы своими интересами во имя интересов общенациональных и не подчинились логике максимизации прибыли? Такое предположение крайне маловероятно. Но даже если принять его в качестве допущения, из этого следовало бы только то, что в рамках капиталистической конкуренции такие гипотетические «альтруистичные олигархи» проиграли бы конкурентную борьбу и были бы вытеснены своими менее сентиментальными и более экономически эффективными собратьями по классу. В итоге всё вернулось бы к наличному состоянию, так как в данном случае мы имеем дело с объективной логикой капитала, а не с субъективными установками его владельцев.

Чем объяснить национальную диспропорцию в составе олигархии, т.е. несоответствие его этнического состава этническому составу населения страны? Очевидно, в условиях криминального передела собственности конца 80-х – 90-х годов прошлого века, кланы этнических меньшинств оказались более сплочёнными и организованными, нежели этническое большинство, что вполне закономерно. Нельзя сбрасывать со счетов и того фактора, что еврейство исторически формировалось как замкнутая социальная группа, занимающаяся торговлей, ростовщичеством и финансовыми спекуляциями, и притом ориентированная своей религией (талмудическим иудаизмом) на достижение этнического и религиозного господства. Вполне очевидно, что роль безжалостного могильщика России более естественна для социальных групп, не связанных с её коренными народами узами этнического родства, и лучше ими исполняется. Однако необходимо понимать, что в данном случае не актёр создаёт для себя роль, а роль избирает актёра. Не еврейство и не иные национальные меньшинства задали логику глобализма, но логика капитала на стадии глобализма вызвала к жизни те кланы, в том числе этнические, которые наилучшим образом ей соответствовали.

Повторим главный вывод: смена этнического состава правящего слоя сама по себе не может изменить логику максимизации прибыли в условиях капитализма, созревшего до стадии глобализма. Закон концентрации капитала объективен. Независимо от этнического состава правящего слоя, логика капитализма на данном этапе диктует превращение России в сырьевую территорию и подстраивание количества и качества (прежде всего профессионального и, следовательно, образовательного) её населения к этой роли.

Альтернатива может быть только одна: выход из самой логики капиталистического производства, задающего мерой всего максимизацию прибыли. Кардинальная смена парадигмы производственного процесса. Не максимизация прибыли, а удовлетворение физических и духовных потребностей населения. Не население как средство повышения капитализации производства, а производство как средство обеспечения жизни и развития населения.

Однако такая смена парадигмы невозможна без смены характера собственности на средства производства. Она невозможна до тех пор, пока средства производства находятся в руках конкурирующих на рынке частных владельцев. Для реализации такого переворота необходимо разрушить самую природу рынка, перейти к общенациональной собственности на средства производства и к плановому характеру экономики. Только в этом случае возможен необходимый для выживания выход России из системы мировой капиталократии и построение закрытой самодостаточной социалистической системы жизнеобеспечения в отдельно взятой стране.

Таким образом, вырисовывается следующая дилемма: либо социалистическая революция – либо превращение России в сырьевой придаток и сокращение Русской нации как минимум в 5 – 10 раз (и это в не самом худшем варианте). Следовательно, социализм есть единственный ответ на первый и важнейший аспект Русского вопроса – вопрос о физическом выживании Русских как 140-миллионной нации.

Аспект второй – коллективная собственность Русских

Классическая марксистская теория рассматривает человеческий труд в качестве единственного источника как меновой, так и потребительской стоимости. Стоимость определяется как мера труда, общественно необходимого для производства того или иного продукта. Именно из этого тезиса в конечном счёте вытекает тезис пролетарского интернационализма. В самом деле, если источник всякой ценности и всякого блага есть труд, то трудящимся разных наций нечего делить между собой, и нет объективных причин для возникновения конфликта между ними и между их интересами. Напротив, объективный конфликт интересов существует только между классами, между теми, кто создаёт стоимость своим трудом, и теми, кто тем или иным путём присваивает стоимость, созданную трудом другого. Именно поэтому вульгаризованный и догматический марксизм рассматривает национализм как сугубо буржуазную идеологию, как средство, с одной стороны, разобщить трудящихся по национальному признаку, а с другой – представить свои сугубо классовую интересы в качестве интересов общенациональных.

Подчеркнём: корень всех этих выводов заключается в представлении о труде, как единственном источнике стоимости и потребительской стоимости, а, говоря шире, единственном источнике жизненных благ. Между тем, это представление заключает в себе скрытый и достаточно хорошо замаскированный постулат о... неограниченности имеющихся в наличии природных ресурсов. Весь вопрос их ограниченности сводится к проблеме большего или меньшего объёма труда, необходимого для их извлечения (и на этом стоит теория ренты). И даже не ставится вопрос и том, что может быть достигнут такой предел их истощения, когда никаким объёмом вложенного труда извлечь их невозможно, потому что их просто нет. В смысле АБСОЛЮТНО нет.

Вряд ли имеет смысл обвинять Маркса и Энгельса в этой «ошибке». Любая научная теория основана на построении модели, на упрощении реальности, на выделении главного и отвлечении от второстепенного. Но с течением времени мир меняется, и главное и второстепенное могут поменяться местами. Во времена Маркса, когда человечество было ещё очень далеко от исчерпания природных ресурсов, наличие этих ресурсов не было лимитирующим развитие экономики фактором, таким фактором был именно человеческий труд. Поэтому построенная Марксом модель, выделяющая из массы факторов лимитирующий, для своего времени была и научна и адекватна. Проблема ограниченности ресурсов была попросту вынесена за рамки классической политэкономии.

Сегодня сама реальность изменилась, и в силу этого вполне корректная для своего времени научная модель Маркса, перестала её абсолютно адекватно описывать. Производительность труда повысилась многократно. Для обеспечения общества необходимым ему материальным продуктом (промышленным и сельскохозяйственным) требуется всё меньшее количество трудового времени. Возникает проблема незанятости населения и необходимость приставить ставших «лишними» людей хоть к какой-то деятельности, хотя бы и вовсе ненужной с точки зрения её результатов, ради сохранения управляемости общества. Маркс предполагал, что такое освобождение человечества от необходимости труда и от оков отчуждённых производственных отношений будет происходить на стадии перехода от социалистического общества к коммунистическому и будет означать переход в состояние актуальной свободы, свободы творчества и духовного самосовершенствования.

Получилось иначе. В условиях капиталистической системы «освобождение» от реально необходимого с точки зрения жизнеобеспечения труда привело к виртуализации деятельности, к ещё большему отчуждению: к отчуждению деятельности от её смысла, к отчуждению не только труда, но и досуга, к безжалостной эксплуатации не только труда, но и потребления (см. В.С. Никитин «Мы выстоим и победим»). На повестку дня встало построение виртуальной реальности и угроза увековечивания капиталистических отношений путём перенесения их в виртуальный искусственный мир, в котором сняты естественные факторы, ограничивающие его развитие.

Итак, возник в некотором смысле избыток труда. По Марксу это должно было бы привести к всеобщему изобилию, снять нужду как причину классового общества, стать экономическим базисом для перехода к коммунистической формации. Почему же не стало? Почему нужда сохранилась, а всеобщего изобилия не наступило? Потому что на первый план вышла проблема ограниченности ресурсов. Теперь она стала лимитирующим фактором. Дефицит продуктов производства (в масштабах человечества) сохранился, но теперь эти продукты стали дефицитны не в качестве продуктов труда, а в качестве продуктов переработки невосполнимых природных ресурсов. А раз сохранилась нужда, то сохранилось и неравенство, и классовая структура общества, и капиталистический характер производства. Как писал К. Маркс «... развитие   производительных   сил   является абсолютно  необходимой  практической  предпосылкой (коммунизма) ещё потому, что без него обобщается нужда, и  с  нуждой  должна снова начаться борьба за необходимые предметы и, значит, должна воскреснуть  вся  старая дребедень». Но если нужда сохранилась по иной причине – а именно по причине истощения невосполнимых ресурсов – то несмотря на развитие   производительных   сил она остаётся тем, что она есть – нуждой. А, следовательно, неминуемо «с  нуждой  должна снова начаться борьба за необходимые предметы и, значит, должна воскреснуть  вся  старая дребедень», то есть классово-антогонистическое общество.

Но раз теперь нужда в жизненных благах лимитирована не дефицитом труда, а дефицитом ресурсов, то нельзя уже довольствоваться и прежней – чисто трудовой – теорией стоимости. Ведь, в конечном счёте, стоимость есть теоретическая абстракция, необходимая для научного и объективного понимания имеющего место в эмпирической реальности феномена – цены. Понятно, что идеальная стоимость и реальная цена не совпадают. Но причиной тому выступают конкретные причины, отклоняющие реальную ситуацию от идеальных условий модели рынка. Это может быть наличие монополий; или ситуация неравновесия на рынке, вызванная резким изменением условий, когда предложение (и производство) не успевает «догнать» возникший спрос (предельный вариант – цена парашюта в салоне падающего самолёта); или регулирующие вмешательство государства и т.д. Нынешняя же ситуация совершенно иная. При всех условиях модели идеального рынка трудовая стоимость перестаёт быть «идеальной ценой», так как лимитирующим фактором стал не труд, а наличие невосполнимых природных ресурсов. Иными словами, замаячившая угроза истощения ресурсов так «перекосила» рынок, что прежняя его идеализированная модель стала теперь не помощницей, а помехой при описании наличных процессов и явлений.

Но раз труд уступил место ведущего фактора создания жизненных благ наличию невосполнимых ресурсов, то уже никак нельзя сказать, что трудящимся нечего делить между собой и у них нет объективных причин для конфликтов. Никак нельзя сказать, что национальные конфликты между трудящимися вызваны одними только подстрекательскими действиями буржуазии и её объективными классовыми интересами. Обладание природными ресурсами – вот новый фактор, задающий новые векторы противоречий между теми или иными человеческими группами. Иракская, иранская или сибирская нефть нужна простому американскому или европейскому рабочему, пользующемуся личным автомобилем, не меньше, чем американскому миллиардеру.

Новый антагонизм – антагонизм цивилизационный – не менее, а более жесток и беспощаден, чем антагонизм прежний – кассовый. Классовое противостояние несло в себе единство и борьбу противоположностей. Рабочий был для буржуа классовым врагом, но был и источником его прибылей, в конечном счёте – источником его существования. Поэтому, по крайней мере со стороны правящего класса, классовая борьба никогда не доводилась, и даже теоретически не могла доводиться до тотального уничтожения классового противника.

Иное дело теперь. Цивилизационный конфликт – это борьба безо всякого намёка на единство. Это война с целью не покорения, не порабощения даже, а тотального уничтожения. Американцам нужна наша нефть и наш газ. Но им даром не нужен наш труд: у них у самих уже в дефиците не рабочие руки, а рабочие места. Следовательно... на повестке дня вопрос зачистки территории от «лишнего» населения. И эту логику наши западные и восточные «друзья» могут отнести, и без сомнения относят, к России и Русским. И, что существенно, в отношении этого интереса различие между миллиардером и простым рабочим исчезающе мало и практически незаметно.

Впрочем, в этой ситуации нет ничего исторически уникального. История знала бесчисленное множество случаев, когда войны шли не с целью порабощения и закабаления населения, а с целью расчистки территории и захвата ограниченных природных ресурсов. Иными словами, конфликты в этом случае имели не классовую, а цивилизационную природу, и именно они отличались исключительно жестоким характером. Наиболее яркий пример – практически полное уничтожение коренного населения целого континента – Северной Америки. И кто же осуществлял этот геноцид? Конечно, свою руку приложили к этому и плантаторы-рабовладельцы, и стремящаяся к захвату природных ископаемых буржуазия северных штатов, но основным действующим лицом этого безжалостного истребления были фермеры и ковбои – то есть земледельцы и пастухи западного фронтира, живущие плодами своего труда, а отнюдь не эксплуатацией чужого. Им нужна была земля. И совершенно не были нужны живущие на этой земле индейцы.

Не только возможно, но и вполне вероятно, что со временем человечество научится заменять ныне невосполнимые природные ресурсы искусственными аналогами, освоит альтернативные источники энергии. В этом случае данные ресурсы вновь перестанут быть лимитирующим фактором, и действие теории трудовой стоимости вновь восстановится в полной мере. Подобные снятия ресурсных ограничений происходили в истории неоднократно, начиная с неолитической революции. Однако на данный момент ограничение не снято, и необходимым источником жизненных благ выступает не только человеческий труд, но и обладание источниками природного сырья. А, следовательно, сегодня никак нельзя сказать, что трудящимся разных наций «нечего делить между собой».

 Природные ресурсы России – прежде всего, залегающие на её территории полезные ископаемые – есть законная собственность коренных народов России. Эта формула активно используется в политической аргументации КПРФ. Г.А.Зюганов постоянно подчеркивает в своих публичных выступлениях: «На нашей территории сегодня половина запасов пресной воды планеты, это огромный козырь. У нас треть мировых запасов энергоносителей, каждая пятая тонна угля и железной руды, половина запасов хвойного леса и чернозема, это стратегические ресурсы. Почему и обкладывают нас натовцы со всех сторон. И мы должны спокойно смотреть на это?»

На мой взгляд, необходимо не только использовать в политической пропаганде формулу о природных ресурсах России как законной собственности ее коренных народов, но написать это аршинными буквами на нашем знамени. Наши недра – наша коллективная собственность. Опыт 1990-х годов показал, что приватизация и попытка раздела общенародной собственности между отдельными гражданами неизбежно оборачивается разграблением и криминальным переделом этой собственности. В итоге вместо раздела между коллективными собственниками происходит ИЗЪЯТИЕ у них «разделяемой» собственности. Собственность такого рода можно удержать только сохраняя общественный, коллективный, общенародный и неотчуждаемый характер владения ею. Итак, земля и недра России – коллективная и неотчуждаемая собственность её коренных наций.

Существует множество не только определений нации, но и подходов к её определению. В рамках настоящей работы мы не будем касаться споров между примордиалистами и конструктивистами. Сейчас важно то, что как бы мы ни понимали природу национальной общности (как кровно-родственную, как культурно-историческую, как гражданско-правовую и т.д.), налицо факт: имеется общность, в коллективной собственности которой находится уникальный и представляющий колоссальную ценность в рамках данных исторических условий источник жизненных благ, то есть ресурс жизневоспроизводства. Совершенно очевидно, что ключевой интерес каждого члена этой общности состоит в том, чтобы удержать данную собственность в руках своей коллективной общности.

В некотором смысле мы можем уподобить владение этой общенациональной собственностью акционерному обществу, с той только разницей, что, в отличие от обычного акционерного общества, мы можем здесь только получать натуральные блага от владения акциями, но не можем продавать сами акции. Сами «акции» неотчуждаемы. Они передаются по наследству нам от наших дедов и отцов и нашим детям от нас. Это второй момент, который, по моему мнению, нужно запомнить, усвоить и написать аршинными буквами. Право на неотчуждаемую долю общенародной собственности и, соответственно, на пользование происходящими от неё жизненными благами наследственно.

Отсюда следует важный вывод. Любое предоставление российского гражданства иноэтническому, то есть не принадлежащему к коренным российским народам мигранту – есть наделение его долей общенациональной собственности за счёт её изъятия у прежних владельцев, то есть нас. Любой такой мигрант, которому нынешний правящий режим предоставляет российский паспорт, тем самым получает незримый «пакет акций», означающий право пользования натуральными благами от нашей коллективной собственности на невосполнимые и ограниченные ресурсы. Поэтому каждое дарование российского паспорта мигранту, не являющемуся представителем коренных российских народов, есть невидимый, но совершенно реальный акт перераспределения собственности. Некоторые даже могут назвать это даже актом грабежа в отношении нас, законных коллективных собственников по праву наследования. Потому что в каждом таком случае без нашего на то согласия он наделяется долей в коллективном владении общенародной собственностью за счёт уменьшения этой доли у каждого из нас.

Кстати, в определенной степени здесь показателен опыт Югославии, Сербии, отторжения от нее Косова. При всей специфике, это наглядный пример не только перераспределения под давлением мирового олигархата собственности в пользу иноэтнических мигрантов, но и последующего изъятия коренной территории, где сформировалась сербская народность, а потом нация.

Однако нужно понимать и другой, не менее важный момент. Грабителем в исследуемом нами случае выступает не сам мигрант, а тот, кто наделяет его долей в общенародной собственности за наш счёт. Кто же это? На первый взгляд, ответ очевиден – государство. Но государство – это не лицо, не клан, не группа, не класс. Это только аппарат, инструмент, машина. Это делает тот, в чьих руках находится реальная власть, кто управляет государственной машиной. В нашем российском случае  – правящий компрадорский сырьевой олигархат.

Зачем он это делает, совершенно понятно. Мигранту он даёт на копейки, причём не из своих, а из наших богатств, сам же тем часом разворовывает на миллиарды и триллионы. Зато мигрант ежедневно перед нашими глазами, а о существовании олигарха мы знаем чисто теоретически. В итоге, на наших глазах (непременно на наших глазах!) бросив мигрантам изъятую из нашего кармана копейку, олигархат создаёт очаг национального конфликта и переключает на мигрантов тот потенциал национального сопротивления, который мог и должен был быть направлен против него самого и осуществляющего его власть государства.

Налицо факт. Каждый день, каждый час, каждая секунда существования нынешнего режима – есть акт безвозвратного и необратимого ограбления всех нас вместе и каждого из нас персонально. Невосполнимые на данный момент природные ресурсы, прежде всего углеводороды, являющиеся нашей законной собственностью, ежесекундно выкачиваются из страны и продаются. Львиная доля выручки прямо и непосредственно присваивается олигархатом и вывозится из России в качестве частного капитала, другая доля  вывозится из России и вкладывается в экономику США в качестве т.н. «стабилизационного фонда», который, разумеется, ни при какой нашей нужде США назад не вернут. Это завуалированная дань местного российского олигархата своим мировым патронам, внешним гарантам наворованной в России и вложенной на Западе собственности. Третья доля уходит на оплату внешних долгов, взятых как при Ельцине и тогда же разворованных тем же самым олигархатом, так и при Путине (т.н.корпоративные долги компаний с госучастием). И только малые крохи от нефтяного пирога бросаются законному владельцу – населению России, искусственно поставленному путём деиндустриализации в положение иждивенца и просителя – просителя того, что принадлежит ему по праву рождения, по праву наследования. Но даже и эти крохи по пути разворовываются и растаскиваются более мелкими хищниками – растущим как на дрожжах паразитическим слоем чиновничества, депутатским корпусом всех уровней со всем сонмищем своих штатных и внештатных помощников, криминалитетом и практически неотличимым от него в условиях нынешней России бизнесом.

Поэтому представляется важным осознание другого аспекта. После обеспечения собственно физического национально-этнического выживания – необходимо возвращение принадлежащей нам по праву рождения коллективной общенародной собственности на землю, недра, всю совокупность природных ресурсов страны, а также на заводы, фабрики, транспорт, шахты, электростанции и т.д. Одним словом на всё, что было создано и построено в советские годы трудом наших дедов и отцов, а сегодня захвачено людьми, не имеющими к созданию этих материальных ценностей никакого отношения.

В этом состоит второй аспект Русского вопроса – в вопросе о восстановлении нашей коллективной собственности. Он означает решение двух задач.

Во-первых, ликвидации олигархата и национализации земли, недр, крупной промышленности. Национализации не только формальной (т.е. огосударствления), но и фактической. То есть необходимо добиться реального распределения проистекающих от владения коллективной собственностью благ между реальными собственниками – гражданами России. Преступная компрадорская власть – консолидированный буржуазно-чиновничий олигархат – вещает о том, что российская экономика-де не может «переварить» такую денежную массу, что размораживание нефтяных денег вызовет гиперинфляцию и крах экономики. Ложь, прикрывающая воровство, и не более. Не нужно вбрасывать массы бумажных денег на внутренний рынок, приписывая дополнительные нули к банкнотам. Нужно вложить получаемые от торговли нефтью деньги в возрождение науки, высоких технологий, промышленности, сельского хозяйства, в развитие коммуникаций и транспорта. Не денежную массу необходимо дать стране, а закупленные на эти деньги на внешнем рынке средства производства. Кроме того, нужно обеспечить гражданам страны за счёт нефтяных денег пакет натуральных благ, не опосредуемых деньгами – бесплатную медицину и образование включая высшее, бесплатные лекарства, бесплатный общественный транспорт, бесплатное государственное жильё для молодых семей, частичную или полную оплату за счёт «природной ренты» ЖКХ, снижение внутренних цен на топливо. Может ли это привести к инфляции? Нет. Потому что при этом масса «живых денег», тем более необеспеченных реальными благами, возрастать не будет. Но правящий олигархат на это не пойдёт никогда, ибо вся его деятельность направлена на изъятие собственности у граждан России, а отнюдь не на организацию народного пользования ею. Для того, чтобы вернуть себе и начать использовать во благо себе свою законную коллективную собственность, необходимо уничтожить захвативший её олигархат.

Во-вторых, жёсткое пресечение иноэтнической миграции в Россию и, в особенности, пресечение предоставления иноэтическим мигрантам российского гражданства и прав на постоянное пребывание. Кстати, одно из ключевых требований при вступлении России в ВТО, против которого категорически выступает КПРФ – это снятие барьеров на передвижение в Россию рабочей силы из стран Азиатского-Тихоокеанского региона.

В требовании жёсткого пресечения иноэтнической, то есть не из числа коренных российских народов, миграции в Россию нет ни шовинизма, ни национальной ненависти, ни даже ксенофобии. В этом требовании есть только законный интерес семьи не допускать к пользованию семейным имуществом посторонних людей. Или, что практически то же самое, законный отказ общества акционеров безвозмездно и даром за свой счёт наделять посторонних людей пакетом своих акций. Это вопрос наследования собственности, а не теоретических рассуждений о природе нации, пользе или вреде мультикультурализма и т.п. Нужно уметь защищать свои права, интересы и свою наследственную собственность и внушать посторонним уважение к этим правам.

Может ли капиталистическая система обеспечить Русским и другим коренным народам России возможность реализации этих двух задач? Нет.

Во-первых, то, что в современных условиях объективной глобализации капиталистические отношения неизбежно и закономерно приведут Россию к ситуации сырьевого региона, уже было отмечено в предыдущей главе. Отсюда неизбежно вырастет новая сырьевая олигархия независимо от своего состава с теми же самыми интересами и с той же самой компрадорской политикой.

Во-вторых, в условиях капитализма продолжение заселения России иноэтническими мигрантами неизбежно. Глобализация капитала предполагает глобализацию рынка труда. Стремление к минимизации издержек и извлечения сверхприбыли объективно порождает потребность в дешевой рабочей силе. В каких странах и регионах ее стоимость минимальна – подробно доказывать нет необходимости.

Стремление компрадорского олигархата этнически разобщить население и перевести энергию социального и национального протеста в русло межнациональных конфликтов закономерно, и было отмечено нами выше. Но и помимо него остаётся ещё логика простой, неолигархической буржуазии, заинтересованной в использовании как можно более дешёвой рабочей силы. А, раз на дешёвую рабочую силу есть внутри страны спрос, то уж предложение-то точно будет. Поэтому до тех пор, пока буржуазия будет оставаться господствующим в государстве классом, политика государства неминуемо будет направлена не на пресечение, а на явное или тайное поощрение иноэтнической миграции в Россию. В этих условиях вполне естественное и совершенно законное противодействие коренного населения миграции будет приводить только к переключению активной борьбы с причины на следствие, то есть к уводу борьбы в тупиковое русло.

Только при смене характера и парадигмы производства, при смене самой его цели с максимизации прибыли на оптимальное жизнеобеспечение человека, может быть возможным решение двух этих задач. Только в случае отстранения буржуазии от рычагов реальной экономической и политической власти борьба с мигрантской колонизацией России может перейти из русла политической демагогии в русло практической государственной политики.

Следовательно, социализм есть единственный ответ и на второй аспект Русского вопроса – вопрос о возвращении Русскому и другим коренным народам России законного права владения наследственной коллективной собственностью на недра, природные ресурсы и созданные общенародным коллективным трудом прежних поколений материальные блага.

Аспект третий – национальная власть

 В Политическом отчёте ЦК КПРФ Х съезду Коммунистической партии Российской Федерации содержится программная по своему характеру формулировка позиции КПРФ по вопросу о национальной власти: «Мы политическая партия. И поэтому, говоря о русском вопросе, обязаны, прежде всего, говорить о проблемах политики, - то есть о проблеме “русские и власть”. Думаю, что настала пора для российских коммунистов выдвинуть свою программу по русскому вопросу. Сделать ее одним из стержней всей нашей деятельности. В ее базу, как нам представляется, могут войти следующие основные положения. 1. Реальное равенство представительства русских, как и всех народов России, в государственных органах управления снизу - доверху. 2. Устранение всяких препятствий для национально-культурной самоорганизации русских на всей территории страны. 3. Принятие мер, наказывающих по всей строгости закона за проявление русофобии. Будь то высказывания первых лиц государства, оскорбляющие русский народ, или бытовые конфликты. 4. Адекватное присутствие русских в информационной и культурной сферах. Особенно - в средствах массовой информации. 5. Равенство возможностей для русских и всех других народов России в области деловой активности и предпринимательства. 6. Защита русского языка. Прекращение искусственной “американизации” нашей жизни, особенно в СМИ и на телевидении. 7. Охрана исторических святынь и памятников русской истории. Защита соотечественников за рубежом».

Особое внимание необходимо обратить на тот пункт, который неспроста обозначен первым: «Реальное равенство представительства русских, как и всех народов России, в государственных органах управления снизу - доверху». Принцип равенства представительства коренных национальностей является реальным выражением равноправия коренных народов, естественной справедливости в отношениях между ними, исключающим дискриминацию как национальных меньшинств, так и национального большинства. Какова доля народа в общем населении страны – такова и его доля в управлении страной. В статье «О национальной гордости патриотов» Г.А. Зюганов отмечает: «Государственное будущее России зависит не столько от улещивания региональных князьков, сколько от восстановления русским народом своих материальных и духовных сил, своего национального единства. На сепаратизм окраин существует только один действительно серьёзный ответ — укрепление единства и мощи русского народа не для завоевания окраин, а ради восстановления его роли как центра притяжения. Слабый народ таким центром быть не может. Конечно, все народы равноправны. Но они не равны по численности, по общему весу, по выпавшей им исторической роли. И попытки ликвидировать такое естественное неравенство означают, по сути, попытку расчленения страны и разрушения государства».

Стоит отметить, что эта мысль Г.А. Зюганова, которая может показаться людям, усвоившим марксизм в вульгаризованном и профанированном виде, отходом от некоего абстрактного интернационализма и уступкой великодержавному шовинизму, на самом деле является позицией строго марксистской и коммунистической, полностью согласовывается и с позицией И.В. Сталина, и с позицией Ф. Энгельса по национальному вопросу. В качестве примера можно привести работу Ф. Энгельса «Демократический панславизм»: «Мы уже доказали, что подобные маленькие национальности, которые история уже в течении столетий влечет за собой против их собственной воли, неизбежно должны быть контрреволюционными и что вся их позиция в революции 1848 года действительно была контрреволюционной. <...> Народы, которые никогда не имели своей собственной истории, которые с момента достижения ими первой, самой низшей ступени цивилизации уже подпали под чужеземную власть или лишь при помощи чужеземного ярма были насильственно подняты на первую ступень цивилизации, нежизнеспособны и никогда не смогут обрести какую-либо самостоятельность». Это позиция отнюдь не случайное отклонение от классовой теории, а существенный и закономерный подход в национальном вопросе. К той же мысли . Ф. Энгельс возвращается и через 17 лет в работе «Какое дело рабочему классу до Польши?»: «Это право больших национальных образований Европы на политическую независимость, признанное европейской демократией, не могло, конечно, не получить такого же признания в особенности со стороны рабочего класса. Это было на деле не что иное, как признание за другими большими, несомненно жизнеспособными нациями тех же прав на самостоятельное национальной существование, каких рабочие в каждой отдельной стране требовали для самих себя. Но это признание и сочувствие национальным стремлениям относилось только к большим и четко определенным историческим нациям Европы: это были Италия, Польша, Германия, Венгрия, Франция, Испания, Англия, Скандинавия, которые не были разделены и не находились под иностранным господством <...> Принцип национальностей поднимает двоякого рода вопросы: во-первых, вопросы о границах между этими крупными историческими народами и, во-вторых, вопросы о праве на самостоятельное национальное существование многочисленных мелких остатков тех народов, которые фигурировали более или менее продолжительное время на арене истории, но затем были превращены в составную часть той или иной более мощной нации, оказавшейся в силу большей жизнеспособности в состоянии преодолеть большие трудности. Европейское значение народа, его жизнеспособность – ничто с точки зрения принципа национальностей; румыны из Валахии, которые никогда не имели ни истории, ни энергии, необходимой для того, чтобы ее создать, значат для него столько же, сколько итальянцы с их двухтысячелетней историей и устойчивой национальной жизнеспособностью; валлийцы и жители острова Мэн, если бы они захотели этого, имели бы такое же право на самостоятельное политическое существование, как англичане, - как бы абсурдно это ни казалось. Все это - полнейший абсурд, облеченный в популярную форму для того, чтобы пустить пыль в глаза легковерным людям, удобная фраза, которую можно использовать или отбросить, если этого требуют обстоятельства».

Таким образом, марксистский подход в национальном вопросе сводится к приоритету интересов национального большинства в отношении национальных меньшинств. Державное национальное чувство и действие больших и жизнеспособных наций может выступать исторически созидательной и прогрессивной силой, в то время как сепаратистский национализм национальных меньшинств и малых окраинных народностей есть сила зачастую реакционная и деструктивная по своей природе.

Понятно, что с точки зрения марксистского подхода гражданский национализм в целом более прогрессивен, чем этнический, а принцип гражданского равноправия вне зависимости от национальности прогрессивнее, чем национальное квотирование. Однако, помимо абстрактного суждения о сравнительной прогрессивности того или иного решения необходимо прежде всего учитывать конкретные исторические обстоятельства и условия, в которых принимается данное решение. Это, кстати, существенный момент, отличающий практический и исторически конкретный ленинско-сталинский подход от абстрактно-теоретического подхода троцкистов. Нельзя принимать решения, исторические условия для которых не созрели, такой неподготовленный и необеспеченный рывок неизбежно обернётся лишь существенным откатом назад.

Против идеи равного представительства национальностей выдвигается целый ряд возражений. Главное и наиболее принципиальное из них: неизбежное при такой системе акцентирование этничности представляет угрозу для единства и целостности государства. Формирование органов власти по национальному признаку усилит позиции националистов и приведёт к резкому усилению сепаратистских тенденций, чреватому угрозой нового витка распада России. Нельзя не признать, что в данном возражении есть свои резоны. Нельзя не признать и того, что простое гражданское равноправие, не зависящее от этнического происхождения и потому не акцентирующее этничность, представляет собой на абстрактно-теоретическом уровне идею гораздо более предпочтительную.

Ответ на это возражение состоит в том, что в современных условиях формальное гражданское равноправие представляет собой фикцию, существующую лишь на бумаге. В реальности сложилась вопиющая диспропорция между этническим составом населения с одной стороны – и этническим составом органов власти с другой. Общеизвестный факт: этнические евреи, составляющие по различным оценкам от 0,5% до 3% населения Российской Федерации, имеют, по меньшей мере, на порядок большее процентное представительство в федеральных структурах государственной власти, не говоря уж о таких сферах, как бизнес и СМИ. В современной Российской Федерации на региональном уровне сохраняется и порочная практика искусственного приоритетного продвижения представителей «титульных» народов, даже тогда, когда они на территории своей «титульности» находятся в меньшинстве. Примеров из реальной кадровой практики органов государственной власти целого ряда республик Российской Федерации в СМИ приводится множество – от Адыгеи до Татарстана, от Тувы до Дагестана. Очевидно, что раз в чью-то пользу прибыло, значит, у кого-то другого убыло. И совершенно понятно, что в результате этой национальной диспропорции доля участия этнических Русских во власти решительно несообразна их доле в общем населении страны. Подобная ситуация имеет вполне точное определение в международно-правовых документах: национальное угнетение и дискриминация, апартеид.

Сложившийся механизм прост и понятен. Государство представляет собой аппарат насилия в руках компрадорской буржуазии и компрадорского чиновничества, сделавших источником своих сверхприбылей присвоение собственности на природные ресурсы страны. Подавляющее большинство населения страны при этом с точки зрения интересов олигархата просто лишнее, поэтому все основные функции государства направлены на подавление и редукцию населения. Именно поэтому аппарат государства совершенно сознательно формируется таким образом, чтобы быть как можно более оторванным от населения. С точки зрения компрадорской логики представители меньшинств всегда предпочтительнее представителей большинства, а представители некоренных, беспочвенных меньшинств – предпочтительнее, чем представители меньшинств коренных, связанных с Россией своей историей и своими жизненными интересами.

Формальное юридическое равноправие сегодня – только ширма, прикрывающая реальность самовоспроизводства государственной структуры по принципу антирусскости. Переломить эту ситуацию в рамках действующей юридической системы попросту невозможно. Закон «не видит» национальности. Поэтому никоим образом не формализованная и не институированная, но, тем не менее, более чем реальная антирусская национальная сегрегация идёт «невидимо» от закона. До тех пор, пока этот государственный аппарат, по природе своей антирусский и русофобский, будет иметь возможность самовоспроизводиться, он будет самовоспроизводиться в соответствии со своей природой.

Выход только один: ликвидировать ныне существующий аппарат, прервав порочный цикл его воспроизводства, и создать принципиально новый аппарат, отвечающий принципам национальной (а не антинациональной как ныне) государственности. Вот именно в момент создания этого нового аппарата, коммунистам и необходимо обеспечить его не формальное, а фактическое соответствие национально-этническому составу коренного населения страны. Именно для этого момента – момента формирования новой, можно сказать, послереволюционной государственности – нам и необходим принцип равного представительства национальностей в органах власти, соответствующего их доле в населении страны.

Потом, когда новый государственный аппарат, самим фактом своего состава очищенный от порочного цикла русофобской клановости меньшинств, начнёт устойчиво самовоспроизводиться, тогда от принципов жёсткого национального квотирования не только можно, но и нужно будет уходить. На этом этапе критика в адрес квотирования уже будет правомерной, а принцип простого политического равноправия всех коренных народов России станет не только абстрактно-теоретически, но и реально-практически более предпочтительным.

Но об этом можно будет говорить только после того, как восстановление нормальных национальных пропорций в аппарате сделает принцип политического равноправия реально и фактически осуществимым. До тех же пор, пока государственный аппарат de facto воплощает принцип национальной дискриминации Русских как подавляющего национального большинства, за равенством формальных прав кроется вопиющее неравенство реальных возможностей, а все слова о равноправии – это лживая фикция, прикрывающая реальность по существу нацистской господствующей системы.

 Стоит обратить внимание на то, что равное представительство в органах власти предусматривается только для коренных народов России. Это чрезвычайно важный момент. Мы не знаем, когда победно завершится национально-освободительный этап борьбы КПРФ и сколько миллионов иноземных мигрантов к тому времени обоснуется на Русской земле. Русский народ, другие коренные народы России ждут от коммунистов ясного и прямого ответа на вопрос: обратит ли КПРФ после своего прихода к власти колонизацию Русской земли вспять или узаконит её? Поэтому архиважное значение имеет определённость формулировки, зафиксированной в официальных документах, подписанных от имени КПРФ, на счёт «представительства русских и других КОРЕННЫХ народов России во всех управленческих структурах страны», а не «всех народов».

То есть право на участие во власти имеют те народы, которые входили в состав исторической России вместе с принадлежащими им землями. Тем самым, они входили в семью российских народов на равных правах, как хозяева своей земли, получая, тем самым, законную «долю» в общероссийской собственности на землю и её недра. Совершенно иная ситуация с мигрантами, которые переселялись в то или иное время на территорию России извне, которые не имеют, следовательно, своей законной наследственной доли в землях и недрах России. Представители таких переселившихся диаспор могут сохранять свои национальные традиции и свою национальную самоидентификацию. Но они категорически не должны входить в структуры государственной власти. Кстати, пример нам показывает современная Европа. Иностранцы, представители переселившихся диаспор в лучшем случае имеют право голоса только на муниципальном уровне. Принцип равного представительства национальностей в органах государственной власти может и должен распространяться только на коренные народы государства.

В этом положении нет ни шовинизма, ни расизма. Здесь действует та же этика, что и в отношениях гостя и хозяина дома. Гость может пользоваться гостеприимством хозяина, но не вправе участвовать в семейном совете и распоряжаться судьбой того дома, в котором ему позволено жить. Если же он забывается и начинает вести себя неподобающим гостю образом – хозяин вправе спустить его с лестницы. Не потому, что хозяин принадлежит к «высшей расе», а просто потому, что это его дом.

Однако, важно обратить внимание на то, что формирование структур власти по принципу равенства представительства коренных национальностей имеет смыл только в условиях общенародного, внеклассового, социалистического государства. В случае капитализма, как мы уже отмечали выше, в условиях современной глобализации для России неизбежна роль сырьевого региона с сырьевой экономикой. Поэтому капитализм в России в современных условиях фактически тождественен власти не просто капитала, но капитала, полностью ориентированного на экспорт сырья, следовательно, компрадорского по объективной сути своих экономических интересов независимо от происхождения своих членов. Каков бы ни был его состав, сырьевой олигархат в любом случае неизбежно будет отделять свои интересы от русских национальных интересов, а себя как корпорацию – от Русского народа. Даже если бы вдруг его состав оказался чисто русским, он был бы обречён вести себя по отношению к России как чужеродная власть, как колонизатор, как оккупант.

Более того, при капитализме государственный аппарат выступает в лучшем случае в качестве наёмного менеджера буржуазии, а в худшем – просто декоративной ширмы её прямой власти. В этой ситуации этнический состав этого аппарата если что-то и значит, то немногое. Для того, чтобы осуществлялась национальная власть, недостаточно соответствующего этнического происхождения управленцев, необходимо, чтобы государство выражало общенациональные, а не узкоклассовые или клановые интересы. А это достижимо только в условиях бесклассового социалистического общества.

Следовательно, социализм есть единственный ответ и на третий аспект Русского вопроса – вопрос об установлении национальной власти.

 Что же касается вопросов сохранения и развития культуры, они несомненно важны, так как культура является способом самосохранения единства национального организма, обеспечивающим ему возможность выступать в качестве субъекта истории. Однако, нам, коммунистам, полезно помнить слова Фридриха Энгельса о том, что «Маркс открыл закон развития человеческой истории: тот, до последнего времени скрытый под идеологическими наслоениями, простой факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством и т. д.». И потому Русский вопрос есть в первую очередь вопрос о физическом выживании нации; затем – о коллективной национальной собственности на материальные блага, являющиеся в конечном счёте средством для жизни и развития; затем – о политической власти, обеспечивающей возможность эффективного управления этой национальной собственностью и употребления её себе во благо; и только уже затем, в четвёртую и далее очередь – о культуре, языке и т.д. К сожалению, однако, те товарищи, что сводят Русский вопрос только к культуре и языку, явно запрягают телегу впереди лошади, не понимая, очевидно, что слова Программы о том, что «В определении своих программных целей, стратегии и тактики борьбы за их достижение она (КПРФ) руководствуется <...> материалистической диалектикой» относятся не к вульгарному атеизму, а к материалистической методологии анализа социальных и политических процессов, материалистическому подходу к определению причин и следствий, приоритетов в постановке стратегических и тактических задач.

Что же касается нашего коммунистического понимания сформулированного Г.А. Зюгановым тезиса «Русский социализм – ответ на русский вопрос», то здесь, напротив, речь идёт о решении вопросов наиболее всего жизненных, реальных и практических.

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.