Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Новая постановка "Кремлёвских курантов" в ЦДРИ

В Москве в Центральном доме работников искусств состоялась премьера. В дни празднования 90-летия Великого Октября зрители увидели новую постановку знаменитой пьесы "Кремлёвские куранты" Николая Погодина. Режиссер спектакля - выпускница Высшего театрального училища им. Б.В. Щукина Ирина Михеичева. Роль В.И.Ленина исполнил артист муниципального орловского театра "Русский стиль", почетный кинематографист России Александр Липов. Смелая, искренняя режиссура и замечательная игра всего актёрского коллектива заставили зрителя по-новому взглянуть на героику того времени и принять всем сердцем слова главного героя.

KPRF.RU-"Правда", Лариса Ягункова
2007-11-13 15:24

Что это за слова? Страстная пропаганда идей и задач Советской власти, актуальная и сегодня: "Я верю в русский народ... Это же контрреволюция - не любить нашего человека, не верить ему, не ценить его больше всех благ мира. ...У нас сегодня тысячами вымирают люди. Это ужас, который не вмещает ум человеческий. Но мы не имеем права уступать мякине революцию... Надо во что бы то ни стало спасать лошадей, бороться с голодом, сеять из лукошка горстью. Но если мы за этими делами забудем, ради чего наш народ пролил столько крови, вынес столько несчастья, дал такой сверхчеловеческий героизм, то прямо говорю вам: пиши пропало. Надо смотреть вперёд и мечтать... И сегодня же нам надо дать народу формулу простую и захватывающую: Советская власть плюс электрификация. Я думаю, что это и будет коммунизм, что это явится началом небывалого переворота всей действительности в огромной, еще средневековой, нищей, разоренной и самой величественной стране мира".

Даже не верилось: неужели эти слова могут прозвучать сегодня на театральной сцене? Это же подлинный прорыв к пролетарскому искусству! Несколько лет назад мне довелось встретиться с ребятами, которые мечтали возродить народный театр, причем сделать его "пролетарским", рабочим, подобно тем театрам, которые в 20-е годы возникали в Германии, - со своим репертуаром, своими авторами, готовыми откликнуться на самые злободневные политические вопросы. Ничего не вышло тогда из этого намерения - энтузиазм задушило безденежье. И вот, оказывается, в профессиональной среде нашлись такие же энтузиасты.

Но тут надо отметить, что идею постановки ленинского спектакля выдвинул Альберт Петрович Иванов. "Учитель Зюганова",- сказали о нем земляки-орловцы, приехавшие на премьеру. Можно было впрямую понять: педагог. Но всё оказалось гораздо масштабнее. Иванов был первым секретарем Орловского горкома партии; именно он стал наставником молодого комсомольского вождя Геннадия Зюганова, с его подачи будущий лидер КПРФ вошел в боевую партийную обойму. Кстати, на премьере они сидели рядом. Вот этот самый человек и протянул руку молодой единомышленнице Ирине Михеичевой, помог словом и делом.

Всего четыре года назад Ирина окончила режиссерское отделение Высшего театрального училища имени Б.В. Щукина; в Орёл, первый город на избранном профессиональном пути, ее привела вера в русскую провинцию, самобытную и верную традициям. Через два года ее дебют "Мой бедный Марат" по пьесе А. Арбузова получил первую премию как лучший спектакль о войне. Неудивительно, что интерес к героике заставил молодого режиссера вспомнить о советской драматургии. Так открыла она Николая Погодина с его Ленинианой - знаменитой трилогией "Человек с ружьём", "Кремлёвские куранты", "Третья патетическая". Драматург сумел показать личность вождя в сплаве удивительных в своей противоречивости качеств - мудрости и простодушия, беспощадности и милосердия, трезвости и мечтательности.

Особенно впечатляюще был вылеплен этот образ в пьесе "Кремлёвские куранты" - на нее и пал выбор. Идея осуществления плана ГОЭЛРО воплощалась драматургом в скрещении судеб оппозиционного Октябрю инженера-энергетика Забелина, его дочери Маши, революционного матроса Рыбакова. Полифонически входила в пьесу тема умолкнувших было и вновь заговоривших Кремлёвских курантов, оповестивших весь мир о торжестве коммунистических идей в некогда косной крепостнической России. По наблюдению Ирины Михеичевой, "герои погодинской пьесы не только не потускнели от времени, но как бы обрели новую жизнь на фоне того, чем пытаются "кормить" зрителя современные авторы". Чем еще привлекла молодого режиссера забытая пьеса? "Громадьём" планов и свершений, желанием воплотить в жизнь мечту... И еще - чистотой. Чистотой помыслов, чаяний и забот о том, чтобы завтра было лучше, чем сегодня. Именно такая драматургия требовалась молодому поколению. Но как же далеко было от замысла до воплощения в наше тяжкое время! И как кстати пришлось знакомство с Альбертом Петровичем Ивановым, мечтавшим о ленинском спектакле. Почему-то он ни минуты не сомневался, что именно в Орле найдется актер, способный воплотить образ Ленина. Так оно и случилось: не оказалось в столице актера, готового даже подступиться к этой грандиозной задаче. Единственным, кто смог принять на себя груз величайшей ответственности за успех спектакля, стал артист муниципального орловского театра "Русский стиль", почетный кинематографист России Александр Липов.

Не каждому большому актеру выпадает создать образ великого человека - для этого нужен не только талант, но и высокая культура. А еще творческая смелость. В наше подлое время, когда любая шпана может загримироваться, напялить подобие ленинской кепки, приколоть на грудь красный бант и отправиться на Красную площадь позировать перед камерами, уважающему себя актеру страшно хоть на миг оказаться в свете рампы этаким позирующим Лениным. Настоящий актер никогда не прячется "за личину", хотя грим и костюм имеют огромное значение. Надо сказать, Александра Липова гримировал заслуженный деятель искусств России Николай Митрофанович Максимов - истинный художник и мастер своего дела. Но чем убедительнее внешнее сходство, тем больше оно обязывает. Необходимо сразу же заявить о сущности своего героя действием, но не внешней динамикой, а внутренней энергией, которая отразилась бы в слове, жесте, движении. Именно этим привлекает исполнитель, тем самым передавая всё обаяние ленинской натуры. Ленин у него открытый, отзывчивый, ранимый. Как он мечтательно вздыхает, не то чтобы спрашивая, а как бы подсказывая суровому матросу Рыбакову: "А хорошо любить?" Как болезненно хмурится, отвечая на вопрос иностранной "правозащитницы": "Правда, что у вас людей едят?" - почти беззвучно, одним кивком: "Правда". Как замирает в предвкушении звона оживших курантов. И в то же время за каждым из этих состояний угадываются еще и громадное самообладание сильного человека, постоянная работа его напряженной мысли. И потому так естественны переходы от бытовой к пафосной интонации, от мимолетной реплики к политическому заявлению. А сверх того актер еще и тонко чувствует юмор: у него Ленин может посмеяться и над собой, и над другими - поводов для этого в смутное время предостаточно. Но притом он словно бы не весь отдается смеху - какой-то частью своей остается серьезным, и на эту серьезность, может быть, в большей мере, чем на смех, отзывается зритель: в самом деле, о серьезнейших вещах идет речь в спектакле!

Своим успехом может гордиться не только исполнитель главной роли. Перед нами - слаженный актерский ансамбль. А ведь в таких антрепризных спектаклях, где актеры собраны "с бору по сосенке", нелегко добиться единства. Свой талант ярко проявили заслуженный артист России Василий Куприянов из театра "Сфера" (инженер Забелин), заслуженная артистка России Людмила Гаврилова из Театра сатиры (Забелина), Лена Кузнецова из Театра на Юго-Западе (Маша), заслуженный артист России Андрей Новиков из Академического театра Российской Армии (Дзержинский), киноактеры Дмитрий Шаблинский (Рыбаков) и Никита Померанцев (часовщик). Дружно работала и "группа поддержки" - своего рода "хор", трансформирующийся по ходу действия то в спекулянтов на уличном торжище, то в гостей у Забелиных, то в иностранцев, осаждающих Ленина. Они как бы осовременивали классическую пьесу, напоминая о нынешней тенденции превращать драматическое действие в шоу, в ревю, но делали это умно, тактично - в полном соответствии с погодинской драматургией.

У пьесы была яркая сценическая биография, и новая постановка стала достойным продолжением ее сценической судьбы. Удалось же современным актерам подхватить и пронести эстафету! Не иначе как восприняв революционную идею, проникнувшись чистотой помыслов героев и почувствовав себя на переднем крае истории. Недаром в финале и актеры, и зрители на одном дыхании стоя пели "Интернационал".

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.