Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Сергей Обухов: Некоторые политические итоги 2018 года и возможная повестка на 2019-й

Измученное кризисом и санкциями, а также несменяемостью власти, российское общество ждет перемен. Это уже общее место в социологических исследованиях, в том числе Центра исследований политической культуры России. Но для формулирования программы перемен, которые бы приняло российского общество, уставшее от ломок, перестроек и реформ, надо сначала правильно диагностировать ситуацию, а затем выдвинуть повестку, которое бы это самое общество смогло принять.

Обухов Сергей Павлович
Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, д.полит.наук
Обухов
Сергей
Павлович
Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, д.полит.наук
Персональная страница

Экзистенциальный кризис российской власти

Да, вроде бы критический диагноз ситуации – это повсеместное явление. Его уже дают даже представители партии власти. Вспомним хотя бы нашумевшее заявление либерала во власти – друга Путина и главы Счетной палаты - Кудрина о том, что российская экономика в «застойной яме» и находится в таком положении, в каком не была после Второй мировой войны».

А вот еще оценочная цитата от одного «придворного» политолога – Александра Устинова, которого в конце 2018 года после сказанного «закрыли» в СИЗО по странному делу.

Цитирую: «Россия превратилась в мирового изгоя, который никому не интересен. Даже изгоям. Сидим и ежемесячно считаем санкции, которым нет счета и нет конца...
Внутри страны откровенная антинародная политика, цель которой - ободрать всех до нитки в интересах 1-2% зажравшейся элиты...
Весь бюджет - это распил. Вся экономика - это коррупция.
Каждый день читаем десятки сообщений о десятках миллиардах (не миллионов даже) украденных и, выведенных в офшоры рублях и долларах...
Ничего не производим, только воруем природные ресурсы, которые давно не принадлежат ни государству, ни народу...
Ни один институт не работает. Все фальшь, все имитация.
Нет ни правительства, ни парламента, ни судов, ни выборов, ни партий...
Сидим и колдуем, когда же это кончится. Придумываем каких-то преемников. Хотя знаем, что никто из этой кормушки сам не уйдёт...
Нет никакого будущего ни у страны, ни у пенсионеров, ни у трудяг, ни у молодежи. Только тупик...».

Но, кроме общих печальных констатаций, от «высшей элиты» в 2018 году ничего конкретного не слышно. Более того, налицо и, как модно сейчас говорить, «экзистенциальный кризис власти». Достаточно сравнить две цитаты самых известных представителей выходцев из спецслужб на вершине российской власти.

«Надо понимать, что там в реальной жизни происходит, не на бумажках, а в реальной жизни». Это - В.В. Путин, сказано в ноябре 2018-го.

А это Ю.В. Андропов: «Если говорить откровенно, мы ещё до сих пор не изучили в должной мере общества, в котором живём и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические». Сказано 35 лет назад, в июле 1983 года.

Как видим, что тогда, что сейчас руководство страны силится понять, чем живет народ, и что происходит во вверенном им «объекте управления». При этом обществу и стране правящая сила не предлагает внятной программы и целей.

Даже с пропагандистской точки зрения ничего нового. «Майский указ» Путина? Да были уже в 2012 году такие «майские указы», толком не выполненные. Национальные проекты? И это проходили. Вспомним национальные проекты периода борьбы за формальное преемничество между вице-премьерами Ивановым и Медведевым перед 2008 годом…

Да и были у нас уже обещания счастья по правительственной программе к 2020 году. Если почитать, то уже через год, в 2020-м россияне должны получать по 2700 долларов в месяц, иметь 100 квадратных метров жилья на семью из трех человек, а средний класс будет составлять более половины населения. При этом годовая инфляция должна снизиться до трех процентов. Напомним, все это указывалось в «Концепции социально-экономического развития России до 2020 года».

Может, через год так оно и будет, но пока:

- нефть в 2018 выросла на треть, а рост ВВП – лишь 1,5 процента. Все, что не в нефти, в стране издыхает;

- доллар вырос за 2018 год с 55 до 70 руб.

- несмотря на введенные против РФ санкции, половину резервов власть все равно хранит за границей, хотя резервов насоздавали на треть ВВП, и они позволяют покрыть два года импорта.

Но денег все-равно в стране для народа нет...

Как показывают социсследования, в массовом сознании доминируют пессимистические оценки. Так, по данным ЦИПКР, оценивая современное состояние общества, граждане отмечают преобладание деструкции над созиданием. Соответствующее соотношение мнений у граждан как 2:1 (гр 1.)

График 1.

Чего, по-Вашему, сейчас больше в жизни нашего общества?
(соотношение деструкции и созидания в общественной жизни, ЦИПКР, 1989 - 2018 гг.)

В свою очередь, ВЦИОМ отмечает у граждан не просто пессимизм, а ожидание, что 2019 год будет трудным (гр.2).

График 2.

Что Вы ожидаете от будущего года для России в целом?
(ВЦИОМ, 2016-2018 гг.)

Кстати, простой анализ объявленных партией власти целей ее политики также вызывает уныние при анализе с точки зрения азов теории управления. Речь идет об Указе В.В. Путина "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года" от 7 мая 2018 года (в просторечии - «майского указа»).

На первый взгляд, все благообразно. Указ предусматривает реализацию двенадцати основных национальных проектов. Это: 1) здравоохранение, 2) образование, 3) жилье и городская среда, 4) экология, 5) автодороги, 6) наука, 7) рынок труда, 8) цифровая экономика, 9) культура, 10) малый бизнес, 11) магистральная инфраструктура, 12) международное сотрудничество и экспорт. Национальные проекты рассчитаны на шестилетний период, т.е. до 2024 года.

В пункте 1 майского указа президента содержатся национальные цели развития Российской Федерации на период до 2024 года. Таких целей девять: а) обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации; б) повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (к 2030 году - до 80 лет); в) обеспечение устойчивого роста реальных доходов граждан, а также роста уровня пенсионного обеспечения выше уровня инфляции; г) снижение в два раза уровня бедности в Российской Федерации; д) улучшение жилищных условий не менее 5 млн. семей ежегодно; е) ускорение технологического развития Российской Федерации, увеличение количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50 процентов от их общего числа; ж) обеспечение ускоренного внедрения цифровых технологий в экономике и социальной сфере; з) вхождение Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира, обеспечение темпов экономического роста выше мировых при сохранении макроэкономической стабильности, в том числе инфляции на уровне, не превышающем 4 процентов; и) создание в базовых отраслях экономики, прежде всего в обрабатывающей промышленности и агропромышленном комплексе, высокопроизводительного экспортно-ориентированного сектора, развивающегося на основе современных технологий и обеспеченного высококвалифицированными кадрами.

Итак, в стратегии В.В. Путина, которая вроде бы до 2024 года должна определять национальную повестку дня, - аж девять целей. Конечно, много разговоров про некий «прорыв», но куда и как – непонятно.

Кстати, контент-анализ медиа поля с 7 мая 2018 года, когда был принят майский указ, показывает, что в «повестку» тема «Путин и прорыв» не очень зашла. Если в общем объеме публикаций о президенте (по данным системы «Медиалогия» за период с 7 мая по 31 декабря 2018 г.) тема «Путин & Запад» составляет 10,24 процентов, то «Путин & прорыв» в десять раз меньше – 1,78 процента.

Возвращаясь к девяти стратегическим целям национального развития по «майскому указу», нельзя не согласится с известным экономистом, проф. А.Катасоновым: должна быть одна цель, а остальное – субординированные задачи. Цель всегда качественна, а средства достижения этой цели должны иметь количественные показатели.

Поэтому повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет в условиях дальнейшей деградации службы статистики ни на какую цель не тянет. Более того, и как средство достижения неведомой качественной цели оно не очень впечатляет из-за низкого доверия гос. статистике.

Ну а достижение «количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50 процентов от их общего числа» как национальная цель вообще смотрится дико. Понятно, что качественной целью не может быть и вхождение в пятерку крупнейших экономик мира. Зачем в пятерку? Что это качественно меняет для страны, для мира, для граждан Российской Федерации?

Рисунок 1. Доля стран в мировом ВВП. Россия имеет лишь 1,99% от мирового показателя

Кстати, международные прогнозы на счет этой «пятерки» очень и очень неблагоприятны для России (рис.1 и 2).

Хотя, конечно, подспудная цель всего существования, смысл деятельности нынешней партии власти проговорена в последнем, двенадцатом национальном проекте, называемом "Развитие международной кооперации и экспорта". В пункте 14 «майского указа» написано: «формирование в обрабатывающей промышленности, сельском хозяйстве, сфере услуг глобальных конкурентоспособных несырьевых секторов, общая доля экспорта товаров (работ, услуг) которых составит не менее 20% валового внутреннего продукта страны».

Рисунок 2. Инфографика МВФ с прогнозом по десяти крупнейшим экономикам к 2030 году. Россия только на 8 месте, после Китая, Индии, США, Индонезии, Турции, Бразилии и Египта.

Фактически, ставится задача ускорения работы того самого «пылесоса», выкачивающего ресурсы из страны для утилизации на Западе советского сырьевого и несырьевого наследства. Как была в лихие «90-е» Россия «дойной коровой», так и продолжается такая политика. В 2018 году чистый вывоз капитала из РФ подскочил в 2,7 раза до 67,5 млрд. долларов США. Это рекорд с 2014 года. В общем, для режима главное - экспортная выручка, которая утекала и продолжает утекать из страны в виде различных форм легального или нелегального экспорта капитала. И стратегия партии власти в этом отношении не меняется.

Поэтому, вспоминая стихотворение Кондратия Рылеева «Иван Сусанин», остается задать партии власти вопрос: «Куда ты ведешь нас?.. не видно ни зги!». Хотя скорее подход команды Путина к целеполаганию на период до 2024 года, кроме обеспечения сохранности капиталов олигархии на Западе (по разным оценкам из страны ресурсов вывезено до 1 трлн долларов США), скорее можно охарактеризовать словами русского мыслителя Николая Онуфриевича Лосского, который писал про три характерные черты: «авось, небось и ничего». Им бы ночь простоять, да день продержаться, пока краник из всевозможных трубопроводов капает на Западе…

А для внутреннего потребления годятся топорно-состряпанные мифы про «майский указ» и поиск денег для него. В этой связи весьма актуальна оценка ситуации в России от модного западного гуру глобального «креативного класса» - израильского историка Юваль Ноя Харари:

«Через свою монополию над медиа правящая олигархия может постоянно сваливать все свои провалы на других, и отвлекать внимание на внешние угрозы — реальные или вымышленные.

Когда вы живете под управлением такой олигархии, всегда появляется то один, то другой кризис, который оказывается важнее скучных вещей вроде здравоохранения или загрязнения окружающей среды. Если нации угрожает внешнее вторжение или дьявольские диверсии, у кого найдется время позаботиться о переполненных госпиталях или загаженных реках? Создавая неиссякаемый поток кризисов, коррумпированная олигархия может продолжать свое правление бесконечно».

Так вот, для того чтобы правление олигархии не оказалось бесконечным, необходимо обществу предлагать реальную повестку дня для общественных дискуссий и мобилизации, а не мифические национальные цели из «майского указа 2024» или навязанные внешние угрозы.

Естественно, партия власти в таком подходе не признается, иначе это ставит под вопрос легитимность ее деятельности. Ведь одним из «якорей» для сохранения этой легитимности является признание обществом тех значимых целей, для достижения которых и вручается власть.

Предложения в национальную повестку в 2018 году от различных политических сил.

Признание новой политической реальности – это уже общее место в рассуждениях политиков и экспертного сообщества. Даже больше. Небезызвестный эксперт от власти Евгений Минченко уже открыто заявляет о «конце путинской стабильности» и начале периода «политической турбулентности». Политолог Глеб Павловский, в свою очередь, пишет, что кризис политизации общества «переходит в кризис транзита, к чему все еще более не готовы». А политический аналитик, профессор Валерий Соловей вообще предсказывает к концу 2019 году начало острой фазы открытого конфликта между властью и обществом. Впрочем, рассуждения о возможном кризисе, предстоящем «путинском трансфере» или транзите власти в 2024 году в прошедшем 2018 были также общим местом.

Правда, при этом политическая элита предпочитала больше обсуждать расклады сил в «Политбюро 2.0», чем возможные варианты этого «транзита» или «трансфера». При этом придворные политологи постоянно путаются. То ли у них идет «транзит власти», т.е. переход от одной к другой политической системе. То ли просто «трансфер», т.е. «переезд» Путина из президентского кресла, скажем, в кресло председателя Госсовета или Совета Безопасности…

Понятно, что в 2018 году большие российские начальники пытались вбросить в общественную дискуссию свои взгляды на общенациональную повестку дня. Хотя, как отмечает политолог А.Морозов, главный редактор «Русского журнала», например, в 2018 г. странно промолчал министр иностранных дел С. Лавров (последняя его программная статья была опубликована в 2017).

Центр медиа исследований УНИК отметил восемь программных текстов представителей партии власти, претендовавших на формирование национальной повестки дня в 2018 году.

Об одиночестве России на сотни лет вперед писал в «Комсомольской правде» помощник президента Владислав Сурков (https://www.kp.ru/daily/26817/3853772).

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин в «Российской газете» пытался заморозить дискуссии о пересмотре Конституции (статья «Буква и дух Конституции»). По его версии Конституция - хороша, но есть три проблемы: нет социального государства, нет народовластия, но зато есть навязывание прав меньшинств (https://rg.ru/2018/10/09/zorkin-nedostatki-v-konstitucii-mozhno-ustranit-tochechnymi-izmeneniiami.html).

Стремился казаться идеологом партии власти секретарь «Единой России», вице-спикер Совета Федерации Андрей Турчак, рассуждая в "Независимой газете" о том, что «Единая Россия» должна теперь сформулировать «идеологию прорыва» (http://www.ng.ru/vision/2018-03-23/3_7196_edro.html). Должна–то должна, но до конца года этой идеологии никто и не увидел.

В «Вопросах экономики» появилась программная статья председателя правительства России Д.Медведева «Россия-2024: Стратегия социально-экономического развития» (http://www.vopreco.ru/rus/redaction.files/10-18.pdf). Хотя здесь кроме технократических банальностей общественное мнение и эксперты не увидели ничего нового.

«Коммерсант» предоставил свои страницы для «друга президента» Алексея Кудрина, где тот в своей программной статье заявлял, что у правительства есть два года и нужна реформа госуправления (https://www.kommersant.ru/doc/3579103).

Наконец, еще один старинный «друг президента» Сергей Миронов пытался безуспешно стимулировать начало антибюрократической кампании http://www.ng.ru/ideas/2018-12-12/5_7461_ideas.html

«Крестница президента» Ксения Собчак хотела блеснуть своими взглядами на развитие экономики, но как то все прошло без общественного резонанса (http://www.ng.ru/ideas/2018-03-13/7_7188_economyc.html)

Историческую повестку от имени партии власти «качал» в «Российской газете» министр культуры Владимир Мединский. Он отвечал критикам своей диссертации, попутно развивая тему переписывания истории и отстаивания национальных интересов страны (https://rg.ru/2017/07/04/vladimir-medinskij-vpervye-otvechaet-kritikam-svoej-dissertacii.html», и пропагандировал тему подвига панфиловцев, показывая «смысл жертвенной борьбы советского народа за свою Родину» https://rg.ru/2016/10/05/medinskij-im-28-panfilovcam-my-segodnia-obiazany-nashej-zhizniu.html.

Естественно, в 2018 году КПРФ предлагала свой фундамент для формирования общенациональной повестки. Это программные документы "Десять шагов Зюганова" и "Двадцать пунктов Грудинина".

В 2018 Председатель ЦК Компартии России Г.Зюганов выпустил ряд программных статей в партийных и народно-патриотических изданиях. Эти материалы призваны были стать опорой для партии в формировании информационной повестки. Среди них:

1) Бюджет колонизации. Статья Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова в газетах «Правда» и «Советская Россия» (https://kprf.ru/party-live/cknews/179836.html), где помимо критики правительственного бюджета с точки зрения послания президента предложены альтернативные подходы к наполнению федеральной казны и иные национальные приоритеты.

2) От диктатуры капитала — к власти трудового народа. В статье Г.А. Зюганова в газете «Правда» (https://kprf.ru/party-live/cknews/181030.html), посвященной 25-летию Конституции, в повестку дня вносится два тезиса. Первое - пред лицом наступления либеральных сил все актуальнее требования соблюдения конституционных прав и свобод, защиты тех положений Конституции, которые вызывают наибольшее раздражение олигархии. Второе – отстаивание предложений КПРФ по национальной повестке: национализация ключевых отраслей производства как средства наполнения бюджета для гарантии новой образовательной политики (закон «Образование для всех») и качественной и бесплатной охраны здоровья, поддержки науки и культуры, с содействием народным предприятиям и борьбой против коррупции.

3) Пора менять политику проваленных обещаний! В статье Г.А. Зюганова в газете «Правда» вновь на общенациональном уровне ставится проблема: больше нет времени, чтобы медлить с переменами, необходимыми стране и обществу. Ценой промедления может оказаться общенациональная катастрофа. (https://kprf.ru/party-live/cknews/179549.html).

4) "Мыслитель, изменивший мир". Статья Г.А. Зюганова в газете "Правда", где актуализируются применительно к сегодняшней ситуации ключевые выводы теории Карла Маркса (https://kprf.ru/party-live/cknews/175341.html).

Отметим, что отстаиваемые коммунистами требования смены социально-экономического курса, востребованности в актуальных условиях советского опыта народовластия и социальной справедливости стали серьёзным фактором общенациональной повестки дня в 2018 году. Не зря президент Путин неоднократно в 2018 году вынужден был отбиваться по постоянно всплывающим при его публичном общении темам возможности реализации принципов социализма, коренной перемены экономической политики, использования опыта СССР.

Кстати, если посмотреть на опрос Левада-центра на счет того, чем гордятся и чего стыдятся россияне, то повестка на 2019 год выглядит однозначно: ностальгия по СССР, а, следовательно, и ключевым советским принципам устройства общества, и неприятие бедности в богатой стране, т.е. самой вопиющей несправедливости.

Рисунок 3-4. Чем гордились и чего стыдились россияне в 2018 году (Левада-центр)

Проблемы транзита-2024 – фундамент всех вбросов в национальную повестку дня от партии власти

Как только президентом Путиным был получен феноменальный результат поддержки в 77 процентов на президентских выборах 18 марта 2018 года, сразу встал вопрос: что дальше? Для него и для всех поддерживающих его групп. Хотя шесть лет последнего по закону президентства – это немало, но в обозримом будущем уже явственно замаячила перспектива статуса «хромой утки» и возможного передела всей собственности. Ведь в нынешней Российской Федерации не существует никаких гарантий сохранения собственности, которая является производной от наличия или отсутствия значимых властных позиций.

Учитывая тотальное сокращение «кормовой базы» для околопутинской олигархии из-за неэффективной экономической политики, которую уже окрестили «потерянным десятилетием 2008-2018 гг., а также нарастающие санкционные риски для сохранения на Западе вывезенных капиталов российской элиты, проблема транзита власти – ключевая для «Политбюро 2.0» в среднесрочной перспективе.

Понятно, что формально транзит власти может быть обеспечен за счет:

А) простого изменения конституционных сроков пребывания Путина у власти

Б) выдвижения «преемника» по образцу Медведева в 2008-2012 гг.

В) конституционных манипуляций с переименованием высших органов государственной власти при сохранении статуса нынешнего «военного вождя»

Г) «переучреждения» Российской Федерации будь то Союзное государство России и Белоруссии или переформатирования из президентской в президентско-парламентскую или парламентскую республику, или даже в конституционную монархию.

Собственно, все эти варианты должны бы обсуждаться партией власти и стать в центре повестки дня в межэлитном общении. Однако больше всего внимания уделяется раскладам сил внутри «Политбюро 2.0».

Поэтому околовластные аналитики и эксперты постоянно вбрасывают разные схемы типа «продолжается оформление политических групп, финансовых, медиаресурсов вокруг ключевых акторов «трансфера власти – 2024» (С.Собянина, С.Нарышкина, Д.Медведева и других»). Хотя, конечно, нужно в первую очередь обсуждать риски для страны любого из вариантов «А», «Б», «В» и «Г». Учитывая, что этого не происходит или не выливается в пространство общественных дискуссий, то можно предположить, что вариант «преемника» по образцу Медведева пока отставлен. «Военный вождь» не собирается менять властную позицию.

Рисунок 5. Кто владеет Россией (источник: РБК)

Понятно, что все вышеуказанные варианты сохранения власти и собственности нынешней правящей группы возможны только за счет сохранения на приемлемом уровне рейтинга Путина. Кстати, нынешняя властная группировка заполучила самые лакомые куски бывшей госсобственности (рис.5), поэтому на кону вопрос ее выживания.

Хочу отослать еще к анализу, представленному в моей недавно вышедшей книге «И снова о вечном: русский вопрос России». Полистайте, здесь в главе «18 брюмера Владимира Путина или как долго проживет «харизма» президента», исходя из выявленных политологией закономерностей, дается прогноз. Хотя прогнозы дело рискованное. Так вот, при инерционном сценарии развития ситуации в 2019 году, т.е. в «год свиньи», исходя из длительной динамики его рейтинга (гр.3), мы можем быть свидетелями того, как «харизматичность» президента Путина вспыхнет и перегорит, словно лампочка накаливания. Со всеми вытекающими для политической стабильности последствиями. Хотя мы помним, что и Ельцин после «сгорания» его «харизматичности» еще правил определенный период.

График 3.

Динамика рейтинга В.В. Путина за весь период его президентства и премьерства

Заметим, что пенсионная реформа Путина дорого обошлась президенту.

График 4.

Доля сторонников и противников пенсионной реформы среди избирателей Путина образца 18 марта 2018 года (ЦИПКР)

Почти половина его электората образца 18 марта к концу 2018 года не поддерживала пенсионные новации президента (гр.4).

Понятно, что «выправление» рейтинга Путина – ключевой вопрос повестки дня в 2019 году. Без этого «спокойный» транзит по любому из сценариев не возможен.

Важная задача для пропагандистов партии власти, чтобы образ Путина как «отца нации» не трансформировался в позднеельцинский образ «дедушки нации», которому пора на покой за его многочисленные чудачества.

Поэтому мы вправе ожидать не только усиления кампании типа «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете…» и исполнит все желания.

И еще. Под задачи транзита легко может быть подверстана тема «ремонта Конституции» в нужном для этого направлении (Гр. 5).

График 5.

Как вы думаете, сегодня Конституция нарушается? Если нарушается, то часто или редко? (ФОМ)

Общество видит недейственность нынешнего Основного закона и легко может согласиться на его трансформацию. Поэтому разговоры о «правке Конституции» под различными благовидными предлогами вполне могут стать частью общенациональной повестки в 2019 году.

Но все-таки более сильнодействующими и в плане рейтинга Путина, и в плане гарантирования успешного транзита и сохранения властно-ресурсных позиций нынешней олигархии остаются средства влияния на массовое сознание в духе «осажденной крепости».

Напомним, про три известных тезиса. Первый от 2014 года, высказанный на пике исторического максимума рейтинга президента: «Есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России» (В.Володин). Второй от 2018 года: «А зачем нам такой мир, если там не будет России?» (Путин). Ну и третий: «А мы как жертва агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут» (В.Путин).

Указанная триада и задает вектор возможному новому сценарию «осажденной крепости» и вбрасывания темы угрозы ядерной войны в повестку и массовое сознание. В этой связи интересное экспертное суждение: «В том, что ядерная война становится самым простым способом сохранения власти, ядерная война легко отменяет повестку в международный суд в Гааге. Да и вообще- «отменяет» Гаагу. Ядерная война, небольшой ограниченный единственный ядерный взрыв, делает несущественными любые аспекты пенсионной реформы и курса рубля. Вот чего нужно бояться всерьёз. Вот повод уже сегодня создавать международное антивоенное движение. И оцените гримасу времени: причиной такой ситуации стала клептократия. Не только наша родная, она - то как раз мелкая, и от того публичная. Она часть международной гнилой рыбины государственной коррупции, финансовых афер и дележа одним хищным процентом населения 99% мирового ВВП. Этот 1% прекрасно проведёт год-два в своих уютных бункерах в долине Мальборо в Новой Зеландии, в гротах Южного Урала и разменяет страх 99% на свою безопасность ( https://punkt-a.info/news/federalnoe/valeriy-solovey-revolyutsiya-v-rossii-nachnetsya-v-2019-godu-?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com).

Кстати, отголоски возможной суицидальной темы в национальной повестке дня замечены и на левом фланге. Естественно, не может КПРФ, как политическая сила, согласиться с методами борьбы от набухающих в период кризиса молодежных радикальных групп. Одно из проявлений этого процесса – архангельский 17-летний мальчишка анархо-коммунист. Самоподрыв «для достижения социальной революции и свободного коммунистического будущего» – это не наш метод. Мы категорически осуждаем силовые, террористические методы политической борьбы. Но это не отменяет необходимости понять – что происходит. Ведь в отличие от аналогов в другой политической культуре, этому архангельскому мальчишке никто не обещал после смерти гурий в раю, всегда восстанавливающих свою девственность.

Почему такое политическое поведение стало возможным на левом фланге современного политического социума? Общественную дискуссию из-за неудобства темы власти быстро свернули. Не рефлексируем над этим и мы в КПРФ. А стоило бы.

Этот частный пример, конечно же, ничто по сравнению с возможностью вбрасывания в национальное сознание темы угрозы самоуничтожения человечества в результате ядерной войны. Угрозы, конечно, в той или иной степени реальной, но инструментально оформленной для сохранения рейтинга в пропагандистскую триаду о том, что если нет Путина, то нет России, а зачем нам такой мир, где нет России – лучше мучениками пойти в рай.

Внешнеполитическая повестка-2019 от власти как производная от проблемы транзита-2024

Очевидно, что разнообразные темы внешнеполитической повестки конца 2018 года плавно переходят в 2019 год. Это и Белоруссия, и Курильские острова, и украинский «томос», и война на Донбассе… Все это продолжение трендов прошлого года, которые нашли своеобразное отражение во внутренней повестке.

Но значимость и «накачка» этих тем будет определяться их значимостью для транзита-2024 и текущего рейтинга президента.

Например, тема Курил – это вопрос условий сохранения на Западе капиталов нынешней правящей группы. Без этого спокойный транзит просто невозможен.

Поэтому, в общественное мнение вбрасываются утверждения, что «Курилы – это большая игра с японцами и американцами», которая позволит прорвать санкционную блокаду и сохранить за Россией Крым, правда ценой сдачи Курильских островов. Вот и идут внушения, что, мол, «договоренности с Японией - это, пожалуй, последний шанс для России выйти из изоляции и возможно даже найти правовой механизм для международной легитимности статуса Крыма».

Заметим, что решение о сдаче или не сдаче Курил Путину придется принимать в условиях, когда опять-таки половина его сторонников резко противится данному решению (гр.6).

График 6.

Если В.Путин выскажется за передачу Японии Курильских островов, то ваше отношение к нему улучшится, ухудшится или не изменится? (ФОМ)

Значит, если решение по уступке островов будет принято, то риски нового падения электоральной поддержки окажутся меньше, чем ожидаемый позитив от прорыва санкционной блокады, что якобы обещают японцы. А значит интересы "транзита" и успокоения, уставшей от санкций элиты окажутся весомее для президента.

Уже объявлено, что в вопросе Курил идет борьба между «китайской партией» в руководстве России и японо-американской за возможный сценарий прорыва санкционной блокады и спасения активов, выведенных за рубеж.

И вот уже нам рассказывают про «Китайское лобби» (Сечин, Тимченко, Медведев-Миллер, Шувалов…) и «американо-японское лобби» (Трутнев, Кириенко-Росатом/Тойота, Кудрин, Греф, Силуанов и Вайно - японист).

Попутно рассказывают, что Путин-де «не ставит ни на один, ни на другой лагерь, так как поставил перед своим ближайшим окружением две взаимосвязанные задачи. Задача 1. Обеспечить экономические и военные меры защиты суверенитета. Переобустройство промышленности на внутренние комплектующие, наращивание военного арсенала, гражданская мобилизация через волонтерские проекты. Задача 2. Добиться снятия санкций без потери «благ изоляции». Да вот беда – в итоге появились партия самоизоляционизма и партия «снятия санкций любой ценой» (https://t.me/obrazbuduschego/4992).

Более того, сегодня в результате войны двух партий дело идёт к провалу обеих стратегий. И санкции не будут сняты, и рейтинг власти из-за потворства экономическому блоку не вернуть».

Кстати, на этом фоне возрастает и понимание ключевого предложения КПРФ – радикальной смены социально экономического курса. Кстати, про то, что «ситуацию исправит, видимо, радикальная смена дискурса» заговорили и в партии власти. Главное, чтобы промедление и затяжка перехода к новой социально-экономической стратегии не обошлась высокой ценой: чем раньше эта смена произойдёт, тем меньше будут последующие потери.

Поэтому, осознавая все первопричины вбрасывания в массовое сознание внешнеполитических тем, ключевая задача лево-патриотических сил – это убеждение общества в необходимости скорейшей смены курса, национализации ключевых отраслей. В этом залог усиления России и решения внешних проблем с позиций национально-государственных интересов, а не интересов различных кремлевских партий.

В этой связи, не мешает напомнить и прогноз политолога Валерия Соловья о последствиях неадекватных действий партии власти, если их не купировать: «судьба нынешних хозяев России, скорее всего, будет незавидной».

Ключевой общественный запрос на социальную справедливость

Конец 2018 года принес серию «людоедских» предложений по ужесточению социальной политики. И это после пенсионного грабежа, когда власть так и не ответила на вопросы Зюганова с элементарными расчетами: «Где деньги, Зин?» (рис.6)

Рисунок 6.
Куда и кому идут остатки пенсионных взносов работающих, сэкономленные из-за низкого «возраста дожития пенсионеров»?

На фоне пенсионного грабежа, а также новых антисоциальных предложений А. Чубайса и А. Кудрина правительство демонстрирует определенную растерянность, хотя и полную приверженность либеральному курсу. При этом президент В. Путин, поддерживая либералов, вынужден впрямую противодействовать консолидированному мнению большинства граждан РФ, в которых разбужены серьезные потребительские аспирации, ныне не подкрепляемые остатками с большого нефтегазового пиршества олигархии.

Многие эксперты отмечают, что в новой политической реальности России возврат к потребительской модели (концепции «квалифицированного потребителя») невозможен. Почти полтора десятилетия нашему обществу внушали, что главная цель жизни - материальное накопление и потребление. В 2014 цель резко переменилась. Перед российским социумом появились большая национальная задача и система ценностей, основанная на духовном суверенитете русской (советской) цивилизации.

Однако одновременно общество начало получать и противоположное по смыслу послание («рынок и либеральные ценности» - главное), что в рамках психологической науки называется индуцирующим шизофреногенные процессы «двойным захватом».

При этом возврата к прежней потребительской модели тоже быть не может - санкции, рухнувшая валюта, стагнация. На данном фоне показательны инициативы типа запрета на вывешивание на улице курса валют. Впрочем, это - вполне понятная мера с учетом того, что этот взлетающий курс будет наглядным индексом экономического неблагополучия.

В силу этого 2019 год может быть годом, когда накапливающееся социально-психологическое напряжение выплеснется внутрь (в случае от продолжения «двойного захвата», отступления на украинском фронте, сдачи Курил и одновременного продолжения «шокотерапии»).

Напомним также, что на «изломе» «двойного захвата» реально пошёл процесс распада «мифа Путин», что, в свою очередь, влечет за собой усиление хаотизации.

В результате постоянного депривирующего воздействия на общество разнонаправленных, противоречащих друг другу «месседжей» в народных массах возник дефицит объяснительных моделей. Более того, люди живут с тревогой о будущем. Тревоги порождают страхи, далее идет негативная оценка деятельности властей, а затем протест. Возникла потребность общества в новых субъектах активной деятельности. У населения возникло понимание, что пассивная адаптация к изменениям бесперспективна. Отсюда запросы общества сегодня стали акцентированы больше на изменения, чем на стабильность.

Одновременно с этим 2019 год, скорее всего, станет годом «ментального возвращения в СССР». А точнее, нарастанием требований социальной справедливости, что проявляется в ностальгии по СССР.

Кстати, доля россиян, испытывающих огорчение и стыд при мысли о распаде Советского Союза, с января прошлого года увеличилось с трети населения до 45%, сообщает "Левада-центр". На вопрос социологов о том, что из отечественной истории прошлого века вызывает стыд и огорчение, уже четверть россиян (!) назвали "Перестройку" и ее результаты. Еще две трети россиян стыдятся «вечной бедности и неустроенности» в России, ее отсталости от стран нового технологического уклада.

Из исторических событий, вызывающих чувство гордости, подавляющее большинство россиян (87%) называют Победу в Великой Отечественной войне, каждый второй - освоение космоса, 45% - возвращение Крыма в состав РФ.

Оценивая нынешнюю роль России в мире, 88% респондентов считают, что страна должна сохранить за собой статус великой державы, а каждый десятый полагает, что на позиции сверхдержавы претендовать не нужно (рис. 3-4).

Важно отметить, что в Советский Союз уже хотят вернуться не только пенсионеры, но и современная молодежь. Это – колоссальный ресурс для Компартии. Итак, в народных массах почти созрело осознание необходимости движения «назад, в будущее».

И это происходит на фоне понимания, что в нынешней Российской Федерации нет социальной справедливости. Российское общественное мнение все больше концентрируется на такой проблеме как неприятие социальной несправедливости. Как можно видеть по данным ЦИПКР, с 2016 года в полтора раза увеличилась доля граждан, которые считают, что в России абсолютно нет социальной справедливости. Теперь таких две пятых и это самая значительная группа населения. Ныне две трети не видят социальную справедливость в российском обществе – и лишь треть – замечают.

При этом, как пишут эксперты, большинство граждан России практически созрели для принятия идеи «левого поворота». Хотя звучат оценки, что это может быть не столько «левый поворот», а популистская волна, окрашенная в любые политические цвета.

Кстати, массовые разговоры в соцсетях об обязанности «олигархов» оплатить квартиры пострадавшим в Магнитогорске - проявление этого запроса.

Понятно, что причин левых настроений очень много. Это и усиливающееся расслоение общества, и связанное с этим ощущение несправедливости, рост налогов, повышение пенсионного возраста, деградация элиты.

Но главное, в массовом сознании государство перестало выполнять даже функции декоративного спасителя и защитника, «хотя бы в угоду телекартинке».

Собранные данные специалистов (КГИ и РАНХиГС) также свидетельствуют о фундаментальном изменении в массовом сознании граждан России, о высоких требованиях на социальную справедливость и запросе на левый (социальный) разворот в стране. Выборы в четырех протестных регионах России наглядно выявили все эти процессы – люди хотят перемен быстрых, масштабных. Народ утратил надежды на помощь со стороны государства и демонстрирует наиболее высокий уровень протестных настроений за последние 20 лет.

Поэтому та политическая сила, которая привнесет в повестку тему возвращения социальной справедливости – будет доминирующей.

Некоторые выводы

Итак, в период перехода из 2018 в 2019 год следует зафиксировать следующие данности:

1) Проблемы транзита-2024 – фундамент всех вопросов национальной повестки дня. Но проявляться эта проблема со стороны партии власти будет опосредованно. Патриотические обоснования «сдачи Курил» будут прикрывать стремление выторговать у Запада смягчение санкционного режима и сохранения выведенных российской олигархией активов. Демонстрация чудо-оружия и всяческих «Авангардов», естественно не для применения по территориям, где живут семьи российской элиты и хранятся капиталы, а для всё того же «выторговывания» сохранности активов на Западе и мобилизации российского электората вокруг «отца нации».

2) Низкий уровень реального доверия к властным институтам будет выправляться всевозможными кампаниями. Возможная антикоррупционная зачистка региональных элит – будет лишь прикрытием для перераспределения «кормовой базы» для федеральных «элитариев». Пока еще высокие социологические рейтинги силовых структур, основанные в значительной степени на длящемся эффекте от патриотической мобилизации 2014 года, будут поддерживаться. Однако эффект этой мобилизации достаточно быстро падает по мере отступлений во внешней политике и спуска «лавины» шокотерапии по «Гайдару»;

3) 2019 год может быть годом, когда накапливающееся социально-психологическое напряжение выплеснется внутрь (в случае продолжения «двойного захвата», отступления на украинском фронте и одновременного продолжения «шокотерапии»). Отметим также, что на «изломе» «двойного захвата» реально пошёл процесс распада «мифа Путин», что, в свою очередь, влечет за собой необратимое усиление хаотизации. Власть вынуждена будет учиться жить и править при «обычном», а не заоблачном рейтинге «отца нации» и «военного вождя»;

4) Ключевые слова для обычных граждан на 2019 год – тревога, хаотизация, «атомизация», недоверие, справедливость;

5) Ключевые слова для «элиты» в 2019-м - борьба всех против всех, капитуляция, «осажденная крепость». При этом «элита» пытается позиционировать себя как «новое дворянство» по отношению к «крепостным»;

6) В свою очередь большинство граждан России формулируют мощный запрос на справедливость в самых разных ее проявлениях;

7) В Советский Союз, как общество социальной справедливости, уже хотят вернуться не только пенсионеры, но и современная молодежь. Это – колоссальный ресурс для Компартии. Итак, в народных массах почти созрело осознание необходимости движения «назад, в будущее»;

8) Нынешняя система трансформируема, но не обновляема. Все либеральные разговоры о кардинальных реформах нацелены на снос системы и государственности в интересах ТНК. Либо это будут пустышки- симулякры;

9) Альтернатива – трансформация в рамках «левого поворота» при кардинальных национально-ориентированных реформах.

10) Та политическая сила, которая привнесет в повестку тему возвращения социальной справедливости – будет доминирующей.

Подготовил: С.П. Обухов, доктор политических наук,

При участии: Е.Б. Шабаровой, кандидата политических наук, А.М. Богачева, психолога

Отв. за выпуск: С.П. Обухов, доктор политических наук

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.