Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Итоги 2014. Обвал рубля и действия ЦБ РФ: злостное нарушение законодательства, разрушение финансовой системы и подрыв отечественной экономики

Конец 2014 года ознаменовался крупнейшим финансовым катаклизмом, который привел к обвалу рубля в «черные понедельник и вторник», панике на финансовом и потребительском рынках.

Независимый экономист Владислав Жуковский
2014-12-31 20:41 (обновление: 2014-12-31 22:01)

В чем же причины экономических провалов правительства и ЦБ, а также какие ключевые идеи по преодолению кризиса и изменению политики.

I.  Нарушение Конституции РФ и ФЗ-86 «О Центральном Банке РФ» в части исполнения основной цели и функций ЦБ РФ

Возникает обоснованное подозрение, что руководство Центрального Банка РФ своими действиями и заявлениями целенаправленно и осознанно нарушает действующее законодательство и нормативные акты, регулирующие деятельность ЦБ РФ. Причем последовательно и безнаказанно нарушается как Федеральный Закон 86 "О Центральном Банке РФ", так и основной Закон страны - Конституция РФ. Именно такие выводы можно сделать из анализа Основных направлений денежно-кредитной политики (ОНДКП).

Напомним, что согласно статье 75 пункту 2 Конституции РФ, «защита и обеспечение устойчивости рубля - основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». Другие функции и цели Центрального Банка в Конституции РФ не обозначены. Другими словами, именно устойчивость рубля является основной макроэкономической функцией и целью деятельности регулятора, с которой, как будет показано ниже, ЦБ РФ не справляется.

Кроме того, аналогичная ответственность Банка России в части поддержания устойчивости национальной валюты закреплена в ФЗ-86: в статье 3 первой по счёту, основной и самой главной целью деятельности ЦБ РФ указывается «защита и обеспечение устойчивости рубля». По сути дела, это единственная цель деятельности ЦБ РФ, носящая общий макроэкономический характер.

Остальные четыре цели (развитие и укрепление банковской системы Российской Федерации; обеспечение стабильности и развитие национальной платежной системы; развитие финансового рынка Российской Федерации; обеспечение стабильности финансового рынка Российской Федерации) хоть и являются крайне значимыми и важными для развития финансовой системы и обеспечения бесперебойной роботы банковской и расчётно-платёжной систем, однако носят главным образом технический характер. Они являются вспомогательными по отношению к защите и обеспечению устойчивости рубля.

Однако ЦБ РФ не справляется с выполнением основной макроэкономической задачи, возложенной на него как в Конституции, так и в федеральном законе. Ни о какой устойчивости российской валюты нее может быть и речи.  За период с января по декабрь 2014г. американский доллар вырос на 81% по отношению к российской валюте – с 32,5 до 58,5 рублей за американскую валюту. В силу резкого изменения ценовых пропорций, скачкообразного роста процентных ставок и ужесточения дефицита денег парализовало производственный и инвестиционный процессы и сделало самым рентабельным видом деятельности валютные спекуляции. Внутренний валютный рынок хаотизирован, финансовая система парализована, масштабы внутридневных колебаний рубля достигают 6-10%, дезориентируя хозяйствующие субъекты и подавляя экономическую активность.

Устойчивость национальной валюты подразумевает не только и не столько поддержание стабильного номинального обменного курса рубля по отношению к другим валютам. Устойчивость валюты подразумевает две категории. Во-первых, устойчивость покупательной способности доходов и сбережений россиян, номинированных в национальной валюте. Во-вторых, создание за счет управления валютным курсом максимально благоприятных макроэкономических условий для устойчивого развития национальной экономики, финансовой системы, инвестиций и, в конечном счёте, увеличение благосостояния граждан как цели экономической политики.  

Совершенно очевидно, что ЦБ РФ не сумел обеспечить защиту устойчивости рубля ни в первом, ни во втором варианте трактовки данного термина. С точки зрения защиты покупательной способности доходов и сбережений россиян наблюдается откровенный провал – ЦБ РФ допустил беспрецедентное с середины 1990-х годов по своим масштабам обесценивание доходов граждан РФ.

Шоковый и неконтролируемый обвал курса рубля, во многом обусловленный словесными заявлениями регулятора о переходе к таргетированию инфляции, неподготовленным и крайне несвоевременным отказом ЦБ РФ от регулирования валютного курса при одновременном наращивании рефинансирования коммерческих банков без контроля за дальнейшим использованием выделяемых ЦБ РФ триллионов рублей, спровоцировал скачкообразный рост цен на импортируемые товары и услуги.

Неудивительно, что инфляция ускорилась с 6,5 до 10%, продукты питания дорожают на 11,5-12%, импортные товары выросли в цене на 20-30%, а крайне высокая волатильность на валютном рынке и отсутствие определённости в действиях ЦБ РФ усиливают инфляционные ожидания – импортёры и розничные сети с целью хеджирования, страхования валютных рисков закладывают в цены вероятное дальнейшее ослабление курса рубля, что лишь раскручивает маховик инфляции и подстёгивает общий рост цен в экономике. Совершенно очевидно, что это приводит к снижению реальной покупательной способности граждан и обесценивает их доходы и сбережения, способствуя снижению уровня жизни населения.

Первые сигналы дают официальные органы статистики: по оценкам Росстата, в январе-октябре 2014г. по сравнению с аналогичным периодом 2013г. темпы роста реальных располагаемых доходов россиян упали с 3,8 до 0,8%. Закономерным образом это отразилось в затухании потребительской активности: за аналогичный промежуток времени темпы роста розничного товарооборота упали с 3,9 до 2,2%, а платных услуг населению с 2,5 до 1,1%.

Хуже всего то, что наблюдается резкое ухудшение ситуации с бедностью и нищетой: общая численность россиян за чертой бедности с доходами ниже величины прожиточного минимума выросла на 300 тыс. человек – с 18,6 млн. в первом полугодии 2013г. до 18,9 млн. в январе-июне 2014г. В 3-м и тем более 4-м кварталах 2014г. ситуация станет ещё более напряжённой – спад в экономике, обвал курса рубля и всплеск цен интенсифицировались осенью и зимой 2014г. Показательно, что именно осенью 2014г. произошло заметное ухудшение ситуации на рынке труда – уровень безработицы прекратил своё снижение и вполне ожидаемо вырос с 4,8% в августе до 5,1% в октябре, в результате чего количество безработных увеличилось сразу на 200 тыс. человек (с 3,7 до 3,9 млн. россиян).

Совершенно очевидно, что Центральный Банк России не справился с задачей защиты и обеспечения устойчивости рубля и с альтернативной, второй точки зрения – с точки зрения создания благоприятных условий для достижения фундаментальных целей социально-экономического и научно-технического развития страны: роста инвестиций, занятости, выпуска товаров и услуг и, как следствие, увеличения уровня жизни россиян.

Мало того, что по масштабам девальвации в 2014г. российский рубль среди валют всех стран мира уступает лишь украинской гривне, так к тому же непродуманные действия ЦБ РФ по ужесточению денежно-кредитной политики привели к усугублению кризиса в экономике и параличу производственной и инвестиционной активности.

Отказ от регулирования валютного курса вкупе с увеличением ключевой процентной ставки с 5,5 до 17% и количественным ограничением денежной массы привели к усугублению денежного голода и запустили процесс демонетизации экономики, который в последний раз наблюдался в 2009-2010гг. Степень насыщения экономики деньгами c начала 2014г. упала с 46 до 44% ВВП, а реальный рост денежной массы на 8% в 2013г. сменился нулевыми темпами летом 2014г. и спадом на 3,1% в октябре текущего года. Денежная база с учётом инфляции и вовсе сжимается на 4,8%.

Только за последние полгода денежная масса в России с учётом инфляции в абсолютном выражении сократилась более чем на 1,1 трлн. рублей. В 2015г. ситуация заметно ухудшится: закрытие западных рынков долгового и акционерного капитала, необходимость выплаты более 125 млрд. долл. зарубежным кредиторам (101,6 млрд. долл. по телу кредита и 23,6 млрд. в виде процентов), чистый вывоз капитала частным сектором в размере не менее 80-100 млрд. долл. и растущий спрос на иностранную валюту со стороны населения обеспечит сжатие денежной массы как минимум на 11,5 трлн. рублей.

Без адекватного расширения денежного предложения, замещения внешних источников финансирования внутренним доступным кредитом и перехода к целевой кредитно-денежной эмиссии российская экономика рискует столкнуться с жесточайшим денежным голодом и делевериджем. Без принятия адекватных упреждающих мер со стороны ЦБ РФ денежная масса в 2015г. рискует сократиться на 25-35%, что вызовет паралич всей финансовой системы, кризис неплатежей по примеру 1996 – 1998 гг., обрушение инвестиционно-банковской системы, глубочайший инвестиционный кризис, спад производства и беспрецедентный за последние 20 лет рост безработицы.

Ситуация будет усугублена рестрикционной политикой Минфина РФ, который продолжает ужесточать фискальную политику, проводит секвестр бюджета и ужесточает «бюджетное правило», подразумевающее изъятие финансовых ресурсов из экономики через фискальный механизм стерилизации якобы избыточной денежной массы. Минфин РФ уже успел изъять за последние годы из российской экономики свыше 6,5 трлн. рублей в виде ресурсов Резервного фонда и ФНБ, а за период с января по октябрь 2014г. увеличил остаток неиспользуемых средств на счетах Федерльного казначейства на 3,74 трлн. рублей, доведя совокупный размер неиспользуемых ресурсов до рекордных 10,3 трлн. рублей.  

Показательно, что по итогам 11 месяцев 2014г. краткосрочные процентные ставки на межбанковском рынке выросли с 6 до 23-25% годовых. Стоимость заимствований для государства подскочила с 6,2 до 17-19% годовых, тем самым закрыв внутренний долговой рынок не только для Правительства, но и для реального сектора. Ужесточение денежно-кредитной политики обострило дефицит рублёвых кредитных ресурсов и спровоцировало спад производства и инвестиций. 

Темпы роста экономики падают на протяжении 10 кварталов подряд, опустившись до едва заметных 0,5% в последние месяцы 2014г. По итогам 2014г. российская экономика вырастет на едва отличимые от статистической погрешности 0,3-0,4%, что лишь усилит отставание России от развивающихся и экономически развитых стран, снизит вклад РФ в мировую экономику, международную торговлю и высокотехнологичное производство и усугубит сырьевую зависимость.

На протяжении двух лет в России наблюдается инвестиционный кризис – инвестиции в основной капитал в среднем сжимаются на 2,5%, а в ряде отраслей спад капитальных вложений достигает 10-15%. Чистый вывоз капитала частным сектором по итогам трёх кварталов 2014г. составил 85 млрд. долл., а по итогам года рискует обновить исторический максимум, превысив 135 млрд. долл. Спад производства и инвестиций спровоцировал остановку роста реальных располагаемых доходов россиян.

Таким образом, ЦБ РФ не справился с обеспечением и более широкой трактовки устойчивости рубля – приверженность догмам вульгарного либерализма, самоустранение с валютного рынка, поощрение валютных спекуляций, отказ от минимально необходимого валютного регулирования и контроля вкупе с ужесточением монетарной политики усугубили действия западных санкций и усилили кризисные тенденции в экономике.

Вместо защиты и обеспечения устойчивости рубля, прописанных в Конституции и ФЗ-86, ЦБ РФ добился строго противоположных результатов: паники на валютном рынке, паралича банковской системы, кредитно-денежного сжатия, демонетизации экономики, усугубления денежного голода, беспрецедентного с 2008г. бегства капитала, долларизации активов банковской системы и населения, рецессии в экономике, инвестиционного кризиса, деградации структуры экономики и источников её роста.

Более того, Центральный Банк России не справляется и с другими четырьмя целями, прописанными в ФЗ-86 «О Центральном Банке». Банковская система Российской Федерации парализована высокими процентными ставками, не справляется с возложенной на неё функцией   и не способна генерировать долгосрочный рублёвый инвестиционный кредит, оставаясь маломощной и неконкурентоспособной. Платёжная система продолжает оставаться в критической зависимости от международных платёжно-расчётных систем, иностранных технологий, а также центров хранения и обработки информации. Финансовый рынок разбалансирован и существенно ослаблен валютной паникой и дефицитом денег в экономике, превратившись в основной канал вывоза капитала за рубеж частным сектором.

Другими словами, волюнтаристское и легкомысленное отношение ЦБ РФ к исполнению законодательно закреплённых обязанностей приводит к тяжелейшим последствиям: самовольное избрание руководством Центрального Банка в качестве основной и единственной цели деятельности регулятора борьбы с инфляцией оборачивается нарушением действующего законодательства и неисполнением основной цели деятельности Банка России, прописанной в Конституции РФ, а также пяти целей, обозначенных в ФЗ-86. Все без исключения цели ДКП оказываются невыполненными

Приверженность ЦБ РФ борьбе с инфляцией методами, которые эту самую инфляцию разгоняют, закономерным образом приводит к тому, что инфляция выходит из-под контроля - рост процентных ставок и удорожание кредитных ресурсов провоцирует увеличение производственных издержек, которые перекладываются бизнесом на плечи потребителей. Темпы роста потребительских цен ускорились с 6,5% в 2013г. до 9,1% в ноябре текущего года, а продуктовая инфляция достигла 13%.

Устойчивость национальной валюты разрушена в угоду публично заявленному курсу ЦБ РФ на дерегулирование валютного рынка и переход к рыночному курсообразованию, что является немыслим и недопустимым для стран с маломощной и плохо регулируемой финансовой системой, высокой степенью долларизации сбережений, избыточно высокой степенью зависимости экономики и платёжного баланса от экспорта минерального сырья, подверженных рискам внешних шоков. Развитие и поддержание устойчивости банковского сектора, платёжной системы и финансового рынка становится невозможным в ситуации хаотизации валютного рынка, кредитно-денежного сжатия, двукратного роста процентных ставок, долларизации экономики, перетока капитала из реального сектора в спекулятивные сферы финансового рынка.

Встаёт закономерный вопрос об ответственности регулятора за проводимую им политику: отсутствие внятной системы оценки результатов деятельности ЦБ РФ со стороны органов исполнительной и законодательной власти вкупе с безнаказанным нарушением действующего законодательства руководством ЦБ РФ при определении целей ДКП ведёт к тому, что политика Банка России становится одним из главных ступоров развития российской экономики и финансовой системы, наносящей заметно больший урон, чем санкции западных стран.

Во-первых, необходимо дать правовую и юридическую оценку действиям руководства ЦБ РФ, которое на протяжении длительного времени последовательно нарушает Конституцию (глава 3, статья 75, пункт 2) и ФЗ-86 (глава 1, статья 3), произвольно и на своё собственное усмотрение определяя цели своей деятельности.

Во-вторых, необходимо дать оценку тому факту, что ЦБ РФ не справляется с главной функцией, которая возложена на него в рамках Конституции и ФЗ-86 – защитой и обеспечением устойчивости национальной валюты.

В-третьих, необходимо дать оценку тому, что действия ЦБ РФ приводят к тому, что ни одна из пяти целей, определённых в ФЗ-86, не достигается: борьба с немонетарной инфляцией монетарными методами приводит удорожанию кредитов, демонетизации экономики, спаду производственной и инвестиционной активности.

 II. Нарушение Конституции РФ и ФЗ-86 «О Центральном Банке РФ» в части волюнтаристского избрания цели ДКП

На протяжении долгих лет руководство Центрального Банка России осознанно и безнаказанно занимается волюнтаризмом и в нарушение действующего законодательства своевольно устанавливает перед собой те цели денежно-кредитной политики, которые оно считает необходимыми и целесообразными.

«Главной целью единой государственной денежно-кредитной политики является обеспечение ценовой стабильности, что означает достижение и поддержание устойчивой низкой инфляции», - говорится в Основных направлениях ДКП. Далее даётся уточнение: «Целью денежно-кредитной политики является снижение инфляции до 4% в 2017г. и дальнейшее ее поддержание вблизи указанного уровня».

Совершенно очевидно, что поставленная руководством ЦБ РФ перед самим собой цель монетарной политики в корне противоречит целям и задачам, определённым в Конституции РФ и ФЗ-86. Напомним, что термин «инфляция» в принципе не встречается не только в перечне целей ЦБ РФ, но даже в перечне его функций. Тем более нет упоминания термина «таргетирование инфляции», которое является всего лишь одним из методов ДКП по достижению низких темпов роста потребительских цен. ЦБ РФ, в свою очередь, в нарушение Конституции и ФЗ «О ЦБ РФ» сделал борьбу с инфляцией главной целью ДКП, а таргетирование инфляции - фетишем монетарной политики, в угоду которым были принесены экономический рост, инвестиций и уровень жизни подавляющей части россиян.

В предложенных ЦБ РФ ОНДКП открыто говорится о том, что задача обеспечения экономического роста, стимулирования инвестиций и увеличения занятости является побочной и второстепенной, даже несмотря на тот факт, именно обеспечение устойчивого экономического роста было поставлено Президентом РФ в качестве основной цели деятельности всех органов государственной власти, ответственных за разработку и реализацию государственной экономической политики. «В той мере, в которой это не препятствует достижению цели по инфляции, Банк России при проведении денежно-кредитной политики стремится сглаживать циклические колебания показателей экономической активности и финансовых индикаторов относительно фундаментально обоснованных уровней», - говорится в документе.

Единственное упоминание о ценовой стабильности применительно к ДКП содержится в статье 34 ФЗ-86 «О ЦБ РФ», где говорится, что «основной целью денежно-кредитной политики Банка России является защита и обеспечение устойчивости рубля посредством поддержания ценовой стабильности, в том числе для формирования условий сбалансированного и устойчивого экономического роста».

Немаловажно, что указанная статья была введена в ФЗ-86 всего лишь полтора года назад (23.07.2013г.) нынешним руководством Центрального Банка. Цель вполне очевидна и хорошо просматривается – осуществить легитимацию своих действий и придать законность разрушительным действиям регулятора по переходу к таргетированию инфляции, о котором не было упоминания в ФЗ-86 до внесения соответствующих поправок. Всё это напоминает действия напёрсточника и шулера, а не ключевого института государственной власти, который умудрился расширить сферу своих полномочий и получить статус мегарегулятора на финансовом рынке.

Этот шаг позволил ЦБ РФ выйти из-под критики со стороны экспертного сообщества и деловых кругов. На протяжении длительного времени его обвиняли в том, что в перечне целей деятельности Банка России не упоминается главная макроэкономическая задача любого органа денежной власти – обеспечение полной занятости и стимулирование экономического роста. Защита и обеспечение устойчивости национальной валюты хоть и является крайне важной для Центрального Банка задачей, однако не является единственной и исчерпывающей. Конечной целью денежно-кредитной политики должно быть обеспечение устойчивого экономического роста и увеличение национального благосостояния.

Введение статьи 34 летом 2013г. позволило создать видимость наделения ЦБ РФ обязанностью обеспечивать условия для стабильного экономического роста: сбалансированный и устойчивый экономический рост напрямую увязан с защитой и обеспечением устойчивости рубля, которые якобы должны достигаться посредством поддержания ценовой стабильности, т.е. борьбой с инфляцией. Именно введённая сегодняшним руководством ЦБ РФ статья 34 позволила узаконить действия регулятора по сведению всей полноты денежно-кредитной политики к таргетированию инфляции.

Другими словами, ЦБ РФ произвольно и волюнтаристски избрал в качестве основной и единственной цели ДКП третьестепенную цель, которая не содержится ни в Конституции РФ, ни в перечне основных целей деятельности ЦБ РФ согласно ФЗ-86. Статья 34 находится в середине федерального закона: в Главе 6, посвящённой Организации наличного денежного обращения, т.е. относится к вопросам технического характера, не связанным с определением целей и функций Банка России. Тогда как статус, цели и функции ЦБ РФ определяются Главой 1 – Общими положениями.

Это грубое нарушение методологии сделано с одной единственной целью – придать законность действиям нынешнего руководства ЦБ РФ, которое наотрез отказывается исполнять возложенные на него Конституцией обязанности по защите и обеспечению устойчивости рубля и не хочет реализовывать 5 целей деятельности регулятора, прописанные в ФЗ-86.

 III. Провальный переход к политике свободного курсообразования

Именно с целью перехода к режиму таргетирования инфляция ЦБ РФ затеял процесс отказа от регулирования валютного курса, отменил операционный и технический коридоры бивалютной корзины, отказался от регулярных и систематических валютных интервенций и завершил переход к свободному плаванию (точнее обвалу) российского рубля в конце ноября 2014г. Руководство ЦБ РФ указывает об этом в ОНДКП: «Необходимым условием эффективного управления процентными ставками является отказ от регулирования курса рубля к иностранным валютам».

И дальше даётся крайне лестная и притом необоснованная оценка якобы достигнутых результатов: «Помимо повышения управляемости ставок денежного рынка переход к режиму плавающего курса приведет также к уменьшению чувствительности экономики к внешним шокам, адаптация к которым будет происходить за счет изменения валютного курса».  

Стоит отметить, что всё произошло с точностью наоборот: внешние шоки в виде падения цен на нефть и санкций Запада стали гораздо более чувствительными; американский доллар укрепился на 81% по отношению к российскому рублю; внутридневные колебания на валютном рынке достигли беспрецедентных масштабов, парализуя финансовую систему; процессы долларизации и вывоза капитала существенно интенсифицировались; дефицит денег усугубился; процентные ставки в экономике выросли в два раза, достигнув максимальных отметок с кризисного 2009г.; производственные и инвестиционные процессы оказались парализованы хаосом на валютном рынке; инфляция вышла из под контроля в связи с ростом цен на импортные товары и услуги на 30-50%; покупательная способность сбережений и доходов россиян упала на 15-20%. Именно таковы реальные результаты тех псевдонаучных и глубоко порочных экспериментов, которые ставит ЦБ РФ на российской экономике и финансовой системе, следуя отжившим догмам «Вашингтонского консенсуса».

Точно так же крайне сложно воспринимать всерьёз заявления ЦБ РФ о том, что «ценовая стабильность и, как следствие, невысокие долгосрочные процентные ставки позволят улучшить бюджетное планирование, обеспечить устойчивость государственных финансов, будут способствовать эффективной государственной экономической политике и росту благосостояния граждан». Эти тезисы не подтверждаются реалиями и в гораздо большей степени похожи на попытку выдать желаемое за действительное.

Стоит отметить, что увеличение ключевой процентной ставки со стороны ЦБ РФ, ужесточение монетарной политики и искусственное сдерживание темпов роста денежной массы закономерным образом привели к обострению и без того многолетнего структурного дефицита рублёвой ликвидности. Как результат, стоимость заимствований для государства как самого надёжного и платёжеспособного заёмщика выросла более чем в два раза за неполный календарный год – доходность 2-летних облигаций федерального займа подскочила с 6,3% годовых в январе 2014г. до 13,7% годовых 13 декабря и 18-19% после ночного повышения ключевой процентной ставки до 17% годовых, фактически закрыв внутренний долговой рынок для органов государственной власти.

Минфин России два десятка раз был вынужден признавать аукционы по размещению ОФЗ несостоявшимися в силу пресловутых «неблагоприятных рыночных условий», т.е. в силу крайне высоких процентных ставок, сложившихся на рынке в том числе в связи повышение процентных ставок ЦБ РФ и реализации политики дорогих кредитов. Совершенно очевидно, что в подобного рода ситуации не приходится говорить о том, что ЦБ РФ удаётся «способствовать эффективной государственной экономической политике и росту благосостояния граждан».

Вместо обещанных невысоких долгосрочных процентных ставок имеются рекордно высокие за последние пять лет процентные ставки, сопровождаемые остановкой кредитования реального сектора со стороны банков и закрытием внутреннего долгового рынка для резидентов. Для крупных надёжных компаний и банков стоимость заимствований превышает 18-20% годовых. Малый и средний бизнес и вовсе отрезан от рублёвого кредита.

 IV. ЦБ РФ повторяет роковые ошибки 1998 и 2008гг.

Центральный Банк России наступает на те же самые грабли, на которые он наступил в 1996-1998гг. и в 2008-2009гг., загнав экономику в кризисное состояние. Искусственным завышением ключевой процентной ставки выше средней нормы рентабельности по экономике он пытается остановить бегство капитала за рубеж и тем самым стабилизировать обменный курс рубля, прекратив раскручивание маховика инфляции.

Августовский дефолт 1998г. и валютно-финансовый кризис 2009г., который Россия прошла с худшими результатами в группе G-20, БРИКС и стран-экспортёров нефти, наглядно продемонстрировали ущербность, несостоятельность и неадекватность подобного рода подходов. К сожалению, денежные власти не учатся не только на чужих, но даже на своих собственных ошибках: в очередной раз ЦБ РФ пытается удержать международных финансовых спекулянтов и российский капитал на российской финансовом рынке ценой кредитно-денежного сжатия, демонетизации и подавления экономической активности и производительных инвестиций.

Долгосрочные стратегические интересы развития реального сектора, высоких технологий, рублёвой инвестиционной системы, дедолларизации и покупательная способность сбережений и доходов граждан становятся жертвой политики искусственно завышенных процентных ставок. Удерживая спекулянтов, спасая активы международных инвесторов и подыгрывая банкам повышением ключевой процентной ставки, ЦБ РФ угнетает реальные производства и инвестиции внутри страны.

Политика ЦБ РФ, больше напоминающая хаотичные метания и взаимоисключающие, судорожные, разрозненные действия, приводит к тому, что финансовые спекуляции и портфельные инвестиции становятся приоритетней, чем реальные инвестиции в основной капитал. Это лишний раз демонстрирует отсутствие внятной системы координат и несогласованность денежно-кредитной политики ЦБ РФ с целями долгосрочного социально-экономического и научно-технического развития России.

Удорожание кредитных ресурсов и поддержание дефицита денег в экономике не способно остановить спекулятивные игры на валютном и финансовом рынках: в ситуации, когда стоимость кредитов в разы превышает отдачу на вложенный капитал в реальном секторе экономике, происходит коллапсирование экономической активности, спад производства, инвестиционный кризис и масштабный переток капитала из реального сектора в спекулятивные сферы финансового рынка. Именно это продемонстрировал дефолт 1998г. и кризисный спад 2008г. – финансовый насос перекачивает имеющиеся в экономике денежные средства и сбережения из реального сектора в спекулятивные операции, обескровливая и без того ослабленную и недофинансированную экономику России.

Центральный Банк России недвусмысленно даёт понять, что его не интересует не только соблюдение действующего законодательства в части исполнения своей главной конституционной обязанности по защите и обеспечению устойчивости рубля, но также крайне слабо волнуют проблемы российской экономики, реального сектора, рынка труда и инвестиционные процессы. Руководство ЦБ РФ достаточно искренне говорит об этом в подготовленных ОНДКП: «Основанием для изменения ключевой ставки является прогнозируемое устойчивое и продолжительное отклонение инфляции от цели в среднесрочной перспективе».

Другими словами, ЦБ РФ в принципе не готов рассматривать денежно-кредитную политику в качестве действенного инструмента антикризисной и контрциклической политики государства, призванной слаживать негативные фазы экономической конъюнктуры. Несмотря на разрастание кризисных тенденций в экономике и введение санкций со стороны США и ЕС, Банк России не обладает даже приблизительным антикризисным планом действий и не готов оперативно реагировать на ухудшение внешней и внутренней экономической конъюнктуры.

Судя по содержащимся в основном документе ДКП тезисам, даже в случае дальнейшего спада цен на энергоносители, усиления западных санкций, полного закрытия западных рынков капитала, отрицательной динамики ВВП России, усугубления инвестиционного кризиса и спада производства, ЦБ РФ не будет готов пойти на смягчение монетарной политики и приступить к антикризисным действиям. Фетишем его политики будет оставаться борьба с инфляцией методами, которые эту самую инфляцию провоцируют и усиливают.

Подобного рода узость мышления, однобокость восприятия целей ДКП и нежелание перенимать передовой опыт крупнейших экономик мира в сфере ДКП не только противоречат Конституции РФ и ФЗ-86, но и несут в себе колоссальную угрозу отечественной экономике и национальной безопасности. Не говоря о том, что они делают невыполнимыми пресловутые «майские указы» Президента и противоречат Посланию главы государства Федеральному Собранию, где отчётливо ставилась задача «вырваться из ловушки нулевых темпов роста» и «наконец-то научиться гармонично совмещать две цели: сдерживание инфляции и стимулирование роста». Подготовленные Центральным Банком ОНДКП не содержат даже упоминания о поставленных Президентом целях и задачах «в течение трёх-четырёх лет выйти на темпы роста выше среднемировых».

Действия ЦБ РФ всё больше напоминают поведение сектанта, который наотрез отказывается соотнести свои действия и представления об окружающей действительности с объективными фактами и обоснованной критикой экспертов. Центральный Банк уподобился средневековому коновалу, который борется со всеми заболеваниями организма кровопусканием. Точно так же себя ведёт ЦБ РФ в отношении российской экономики и финансовой системы - любую возникающую проблему он пытается решить путём повышения процентных ставок и изъятия денег из экономики.

Ужесточение монетарной политики и удорожание кредитных ресурсов в ситуации дефицита денег, отсутствия долгосрочных рублёвых инвестиционных кредитов и крайне низкой степени монетизации экономики подобно лечению анемии (т.е. малокровия) флеботомией (т.е. пусканием крови из организма). Ни к чему, кроме как ещё большему ослаблению экономики, разрушению финансовой системы и угнетению производства эта практика привести не может.

Центральный Банк России сформировал «процентные ножницы», которые подавляют экономический рост, вгоняют реальный сектор в состоянии усиливающейся рецессии и консервируют неоколониальную зависимость России от системы нефтедоллара. Стоимость кредитов такова, что окупить их в реальном секторе становится невозможным, а единственным приложением капиталов являются наиболее спекулятивные и высоко доходные сферы финансового рынка.

На протяжении последних двух лет рентабельность производственной деятельности в экономике России устойчиво ниже не только средней ставки по банковским кредитам (25-30% годовых), но и ключевой процентной ставки ЦБ РФ. За период 2006-2014г. рентабельность активов в экономике снизилась с 12,2 до 5,1%, а рентабельность реализованных товаров и услуг сжалась с 13,5 до 6,2. Тогда как ЦБ РФ, приверженный политике борьбы с немонетарной инфляцией монетарными методами, увеличил ключевую процентную ставку с 5,5 до 17% годовых, в результате чего инвестиционный кредит оказался недоступной роскошью для товаропроизводителей, а любые инвестиции в основной капитал и пополнение оборотного капитала стали убыточными и бессмысленными.

Центральный Банк полностью парализовал инвестиционную активность в стране и блокировал стимулы к модернизации – без доступа к кредитным ресурсам невозможно обеспечить расширенное воспроизводство промышленного капитала. Экономика оказалась переведена на рельсы самофинансирования и опоры на собственные ресурсы предприятий, которые иссякают по мере снижения рентабельности производства.

В лучшие времена эта тактика была способна обеспечить если и не расширенное, то нормальное воспроизводство капитала. Однако в сегодняшней ситуации это чревато технологическим кризисом и техногенными катастрофами – размер прибылей у компаний сокращается третий год подряд, а рентабельность производства сжалась в 2,5 раза за неполные 7 лет, что лишает компании внутреннего источника ресурсов для инвестиций и развития. По итогам 2013г. размер прибылей в российской экономике упал на 15,9%, а в январе-октябре 2014г. размер чистого положительного финансового результат сжался на 8,9%. С учётом инфляции реальная покупательная способность доходов российских компаний и вовсе обвалилась на 20-22%, что подрывает инвестиционную активность реального сектора, провоцирует снижение производства, рост увольнений и усугубляет технологическую отсталость российской экономики.

Свободных финансовых ресурсов для осуществления инвестиций у предприятий практически не осталось, внешние рынки капитала закрыты из-за санкций Запада, поддержка со стороны государства сокращается на фоне объявленного секвестра бюджета и приверженности «бюджетному правилу», а внутренний рынок капитала целенаправленно подавляется действиями ЦБ РФ.

Показательна деградация источников финансирования капитальных вложений, которая несовместима с заявленными планами модернизации и новой индустриализации. Доля собственных ресурсов предприятий в структуре источников инвестиций в основной капитал за период 2009-2013гг. выросла с 37 до 45,2%, тогда как доля банковских кредитов упала до 10%, а поступления от размещения акций на фондовом рынке обеспечили менее 1% всех капитальных вложений. Доля бюджетных средств неуклонно растёт и превысила отметку в 19%. Повышение ключевой процентной ставки ЦБ РФ лишь усугубит ситуацию с доступностью кредитов и остановит инвестиционные процессы.

В ситуации непрекращающегося снижения прибылей в экономике ориентация на собственные финансовые ресурсы предприятий становится крайне опасной: становится невозможным обеспечить даже нормальное воспроизводство капитала, обрекая производственный сектор на суженное воспроизводство, деградацию структуры экономики, архаизацию производства и снижение конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей. 

Как и в 1998г., так и в 2008г. эта политика обернулась глубочайшим экономическим спадом и инвестиционным кризисом. 2014г. не стал исключением – действия ЦБ РФ не позволили не только стабилизировать курс рубля и остановить масштабное бегство капитала, но и усугубили рецессию в экономике, спад инвестиций, сокращение производства, обвал прибылей в реальном секторе, обесценение покупательной способности доходов россиян, рост безработицы, расширение численности нищего и бедного населения.

Повышение ключевой процентной ставки в ситуации избыточно низкой степени монетизации экономики, крайне высокой степени зависимости от цен на нефть, слабой и недоразвитой финансовой системы, отсутствия ограничений на движение спекулятивного капитала и критической долларизации денежной массы и денежной базы приводит к катастрофическим последствиям.

Согласно ОНДКП никаких позитивных изменений в сфере насыщения экономики деньгами и изменения механизмов формирования денежной базы в ближайшие три года не произойдёт – ЦБ РФ даже на ставит задачу перехода к целевой кредитно-денежной системе и комплексному рефинансированию экономики. Так, в денежной программе, подготовленной ЦБ РФ, указывается, что масштабы рефинансирования банковской системы и кредитования финансовых институтов несколько вырастет при увеличении отрицательного сальдо операций с расширенным правительством вне зависимости от того, каким образом будет развиваться ситуация в российской экономике, как изменится динамика цен не энергоносители, и что будет происходит с геополитической напряжённостью и санкциями Запада против России.

Так, вне зависимости от изменения внутренней и внешней конъюнктуры, формирование денежной базы в рамках внутреннего канала будет сокращаться – чистые внутренние активы ЦБ РФ сократятся с 7,5 трлн. рублей в 2014г до 6 трлн. рублей в 2015г. и 4,2-4,6 трлн. рублей по итогам 2017г. в зависимости от сценария социально-экономического развития РФ. Чистый кредит банкам подлежит увеличению с 5,3 трлн. рублей в конце 2014г. до 6-7,1 трлн. рублей по итогам 2017г. Закономерным результатом ужесточения монетарной политики и количественного ограничения темпов роста денежного предложения станет едва заметный рост денежной базы: первичное денежное предложение увеличится с 9 трлн. рублей в начале 2015г. до 9,6-10,7 трлн. рублей по итогам 2017г.

Другими словами, ЦБ РФ в течение ближайших трёх лет не намерен заниматься преодолением дефицита денег в экономике и прогнозирует сохранение структурного кризиса ликвидности. Так, согласно денежной программе ЦБ РФ, темпы роста денежной массы в 2015г. окажутся в диапазоне 7-11%, а в 2017г. диапазон расширится до 5-11%. Темпы роста денежной базы, за формирование которой непосредственно отвечает ЦБ РФ, снизятся с 8,6% в 2013г. до 5-7% в 2015г. и 0-5% в 2017г.

Таблица 1. Прогноз денежной программы ЦБ РФ на период 2015-2017гг.

Источник: Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики ЦБ РФ на период 2015-2017гг.

При этом показательно, что чем более жёсткими и негативными будут параметры внешней и внутренней макроэкономической конъюнктуры, чем ниже будут темпы роста ВВП, и чем ниже будут цены не нефть, тем более низкими темпами будет расти предложение денег в экономике: в 2017г. при базовом и наиболее благоприятном сценарии социально-эконмического развития России темпы роста денежной массы составят 10-12%, при негативном сценарии прирост агрегата М2 сожмётся до 5-7%, что ниже уровня инфляции. Денежная база продемонстрирует прирост на 5-7% и 0-2% соответственно.

Чем более сложной, кризисной окажется ситуация в российской экономике, и чем хуже будет ситуация с притоком иностранной валюты, тем меньшие усилия будет предпринимать ЦБ РФ для расшивания узких мест в финансовой системе и рефинансирования экономики. ЦБ РФ вовсе не планирует осуществлять замещения внешних корпоративных займов внутренними и наращивать кредитование экономики в рамках операций рефинансирования банков. Показательно, что в 2016г. при базовом и наиболее позитивном сценарии развития событий размер чистого кредита банкам составит 7,7 трлн. рублей, а при негативном сценарии кредит банкам не превысит 7,5 трлн. рублей. В 2017г. масштабы рефинансирования банковской системы составят 7,1 и 6 трлн. рублей соответственно.

Таблица 2. Основные показатели прогноза Банка России (в % к соответствующему периоду предыдущего года)

 

Источник: Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики ЦБ РФ на период 2015-2017гг.

Другими словами, ЦБ РФ не планирует проводить контркризисную и антициклическую ДКП, призванную не допустить сжатия кредитно-денежного предложения в экономике, усугубления дефицита ликвидности и роста процентных ставок. По сути дела, согласно предложенной денежной программе, ЦБ РФ намеревается не вмешиваться в ситуацию на финансовом рынке и самоустраниться от решения обозначенных выше проблем, что в условиях разрастания кризисных тенденций в экономике, снижения цен на нефть и закрытия внешних рынков капитала приведёт к ещё более существенному удорожанию кредитных ресурсов, спаду инвестиций, сокращению выпуска товаров и услуг, снижению уровня жизни населения, снижению собираемости налогов.

Судя по оценкам самого Центрального Банка, в перспективе ближайших трёх лет Россию ожидают не только близкие к нулю реальные темпы роста денежной массы и денежной базы (а с учётом вероятного ускорения инфляции произойдёт и вовсе сжатие денежной массы в реальном выражении), но также дальнейшая демонетизация экономики: номинальные темпы роста ВВП превысят номинальные темпы роста денежной массы, в результате чего уровень насыщения экономики деньгами сократится с 47 до 44% ВВП, что будет сопровождаться удорожанием кредитных ресурсов, инвестиционным кризисом и спадом производства.

 V. ЦБ РФ использует некорректные модели оценки разрыва выпуска для обоснования невозможности смягчения ДКП

Насколько можно судить, в России сформировался весьма масштабный пресловутый отрицательный разрыв ВВП. Очевидно, что речь идёт не об инфляционном, а дефляционном разрыве в совокупном выпуске: фактически наблюдаемый совокупный выпуск товаров и услуг ниже потенциального, который достижим при полном использовании имеющихся ресурсов и факторов производства. 

Это свидетельствует о том, что совокупное предложение в российской экономике существенно превышает совокупный спрос, и имеется возможность заметного увеличения выпуска за счет задействования простаивающих мощностей, рабочей силы и оборотного капитала. Другими словами, имеется возможность существенного наращивания производства, инвестиций и занятости на безинфляционной основе за счет контрциклической, стимулирующей налогово-бюджетной и денежно-кредитной политики.

В этой связи крайне сложно согласиться с тезисами ЦБ РФ об отсутствии возможностей активизации производственной, инвестиционной и потребительской активности в связи с приближением фактического выпуска к потенциальному. Именно этим «потолком» производственных возможностей ЦБ РФ обосновывает недопустимость смягчения монетарной политики и применение стимулирующих мер. В подготовленных регулятором ОНДКП утверждается, что «загрузка производственных мощностей в обрабатывающей промышленности оставалась на высоком уровне. Кроме того, сохранялось действие инфраструктурных и институциональных ограничений. Все это сдерживает темпы роста потенциального ВВП и указывает на ограниченные возможности безинфляционного наращивания производства, если не произойдет его модернизации, а также повышения производительности труда».

Совершенно очевидно, что ЦБ РФ в очередной раз демонстрирует непонимание целей денежно-кредитной политики и путает цели долгосрочного социально-экономического развития с краткосрочными и среднесрочными целями контрцикилического воздействия монетарной политики при ухудшающейся внутренней и внешней конъюнктуре. Никто не отменяет и не оспаривает необходимость достижения стратегических целей и задач по преодолению структурных ограничений и дисбалансов на рынке труда, в области инфраструктуры, демографических тенденций, производительности труда, капиталовооружённости производств, технологической модернизации инфраструктуры и т.д.

Однако решение долгосрочных стратегических задач не отменяет необходимость решения среднесрочных и текущих тактических задач социально-экономического развития, в том числе поставленных Президентом РФ в «майских указах» и Послании Федеральному Собранию. Более того, преодоление структурных ограничений невозможно без активизации производственной и инвестиционной активности в краткосрочном периоде, создания стимулов для капитальных вложений, развития внутренних источников рублёвого кредита, построения полноценной системы долгосрочного рефинансирования банков, перехода к целевой кредитно-денежной эмиссии, замещения зарубежных кредитов и займов внутренним рублёвым кредитом на аналогичных условиях, снижения ключевой процентной ставки до уровня ниже нормы рентабельности производства в экономике. Недопустимо необходимостью достижения благих долгосрочных целей оправдывать текущее бездействие и непрофессионализм руководства ЦБ РФ.

Категорически невозможно согласиться с оценками ЦБ РФ, что, «несмотря на низкие темпы роста экономики, глубина отрицательного разрыва выпуска остается умеренной, составляя, по оценкам Банка России, около 1%. Это связано с невысокими темпами роста потенциального ВВП в условиях имеющихся структурных ограничений». Выводы о том, что разрыв выпуска минимален, а, следовательно, недопустимо смягчение ДКП, основаны на непрозрачных и крайне субъективных методах оценки разрыва выпуска, используемых ЦБ РФ.

Используемые ЦБ РФ модели рыночного равновесия базируются на ложных предпосылках и оторванных от реалий оценках макроэкономических параметров. Так, на веру в качестве неподлежащей критическому обсуждению принимается догма о том, что российская экономика близка к полному использованию имеющихся факторов производства: конкурентоспособные производственные мощности, способные производить конкурентоспособную продукцию, загружены до предела возможностей; отсутствуют свободные трудовые ресурсы, о чем якобы свидетельствует снижение индикатора безработицы до минимальных отметок за все 25 лет статистических наблюдений в пореформенной России; повышение производительности труда в краткосрочном плане якобы недостижимо; научно-технический прогресс и развитие человеческого капитала остановились.

Однако заложенные ЦБ РФ в модели экономического равновесия предпосылки и допущения глубоко ошибочны и базируются на в корне неверной оценке как сложившейся социально-экономической ситуации, так и закономерностей развития научно-технического прогресса и современной экономики, базирующейся на развитии человеческого капитала и технологий. 

Прежде всего, подлогом являются заявления ЦБ РФ об отсутствии свободных производственных мощностей. Ужесточение монетарной и фискальной политики привело к снижению степени загрузки мощностей с 65% в начале 2014г. до 60% в октябре-ноябре. Столь низкой загруженности располагаемых основных фондов в России не наблюдалось с лета 2010 и осени кризисного 2008гг. 

Для сравнения, в странах ЕС средний уровень загрузки мощностей достигает 75%, во Франции - 81,1%, в Великобритании - 83,2%, в Германии - 84%, а в США - 79%. Схожие тенденции в экспортноориентированных экономиках - в Австралии степень загрузки мощностей достигает 80,7%, в Канаде более 83,2%. Аналогичная ситуация наблюдается в странах-членах группы БРИКС - в Бразилии производственные мощности используются на 83%, в Индии - на 81%, в Южной Африке - порядка 82,5%.

Даже в депрессивно-кризисных регионах ЕС, обремененных избыточным государственным долгом, загрузка мощностей достигает 71-74%. В Японии и вовсе фактический выпуск превышает потенциальный - производственные мощности загружены на 100-108%, что характерно для данной страны на протяжении последних двух с половиной десятилетий. 

Совершенно очевидно, что отечественная промышленность обладает колоссальным потенциалом наращивания производственной активности на безинфляционной основе - совокупный выпуск в кратчайшие сроки может и должен быть увеличении как минимум на треть от имеющихся величин. Для чего требуется отказ от глубоко порочных и антинаучных догм вульгарного либерализма и переход к стратегии опережающего неоиндустриального развития на базе стимулирующей, суверенной и проактивной денежно-кредитной, налогово-бюджетной, антимонопольной, промышленной и структурной политики. Слепое следование принципам Вашингтонского консенсуса лишь подавляет оставшиеся точки роста и усугубляет структурно-технологическую деградацию экономики.

При этом наибольший потенциал оперативного наращивания производства на имеющемся оборудовании и станках наблюдается в отраслях несырьевой обрабатывающей промышленности, которые обладают наибольшим потенциалом импортозамещения и наиболее высоким мультипликатором добавленной стоимости. Так, в сельском хозяйстве, рыболовстве, пищевой промышленности, сельхозмашиностроении, станкостроении, приборостроении, электронной промышленности, тяжелом машиностроении, транспортном машиностроении, авиационной промышленности, текстильной и кожевенной промышленности загрузка мощностей не превышает 30-50%. 

Практически полная загрузка мощностей (85-95%) наблюдается лишь в наиболее высокорентабельных экспортноориентированных производствах низких переделов (нефтегазовом и химико-металлургическом комплексах), а также в системе регулируемых государством естественных монополий (трубопроводная система, железнодорожные перевозки, частично электроэнергетика и т.д.). Для сравнения, по состоянию на конец 2013г. в производстве экскаваторов загрузка мощностей менее 20%, в производстве металлорежущих станков – 13%, в производстве сельхозтехники – 37%, в производстве кузнечно-прессовых машин – 43%, в шарикоподшипниковых производствах – 33%, в производстве грузовых автомобилей – 40%, в производстве автобусов – 38%, в производстве электродвигателей – 43%, в производстве газовых турбин – 53%, в производстве шерстяных и льняных тканей – 18-23%, в мясомолочном производстве – 45%.

Даже с учетом того, что значительная часть из имеющихся мощностей находится в аварийном состоянии, характеризуется критическим уровнем морального и физического износа и не способна производить конкурентоспособную по цене и качеству продукцию, даже в этом случае загрузка производственных мощностей в реальном секторе не превышает 60-62% от своего потенциального уровня. Потенциал наращивания совокупного выпуска отечественной промышленностью за счет исключительно задействования имеющихся производственных резервов составляет от 30 до 80% в течение ближайших 3 лет в зависимости от рассматриваемой отрасли. Этот сценарий не требует масштабных инвестиций в основной капитал - он реализуем на уже имеющихся мощностях за счет наращивания оборотного капитала.

Совершенно неверные допущения закладываются ЦБ РФ в модели рыночного равновесия в части оценок дефицита рабочей силы. Руководство Банка России ссылается на якобы рекордно низкие за последние 25 лет статистических наблюдений значения нормы безработицы, которые опустились до 4,8% в конце лета 2014г. Однако данный показатель является крайне мало информативным и нерепрезентативным в силу того, что не учитывает специфику российского рынка труда, для которого характерны крайне высокая степень "серой", т.е. неформальной занятости и скрытой безработицы.

Во-первых, несколько миллионов россиян имеют или задолженность по заработной плате, или находятся в неоплачиваемых отпусках, или трудятся по сокращенной рабочей неделе, или неполный рабочий день. Во-вторых, масштабы теневого сектора российской экономики только официально достигают 20-25%, а по оценкам международных организаций (в частности ООН) составляют от 45 до 55% официального ВВП. В теневом секторе заняты более 25 млн. трудоспособного населения (по некоторым оценкам, до 40 млн.), которые не учитываются Росстатом в составе рабочей силы и, как следствие, не отражены ЦБ РФ в используемых им моделях при оценке разрыва совокупного выпуска. Реальная численность рабочей силы в течение ближайших лет вполне может быть увеличена практически на треть.

В-третьих, показатель безработицы прекратил снижаться и развернулся в сторону роста, о чем умалчивают в ЦБ РФ, продолжая рассуждать о дефиците свободных рук. Рецессия в экономике, спад инвестиций, рекордное бегство капитала, долларизация сбережений, паника на валютном рынке хаотизировали реальный сектор, спровоцировав волну увольнений в реальном секторе, снижение реальных доходов россиян и увеличение численности безработных. Уровень безработицы вырос с 4,8% от численности экономически активного населения в августе 2014г. до 5,1% в октябре, что также свидетельствует об увеличении предложения рабочей силы на рынке труда.

В-четвёртых, и это не менее важно, в России имеется колоссальный потенциал увеличения занятости в наукоемких отраслях при активизации экономического роста и развитии индустриально-инфраструктурного потенциала. Десятки миллионов россиян получают крайне низкие трудовые доходы и стремятся улучшить свое материальное состояние: 73% работников имеют доходы ниже средней заработной платы по стране (31 тыс. рублей). Зарплата 50% занятых в экономике россиян составляет менее 21 тыс. рублей, а наиболее часто встречающийся (т.е. мода) размер оплаты труда не превышает 17 тыс. рублей в месяц.

Наряду с этим, порядка 13,1% населения страны имеют доходы ниже величины прожиточного минимума – 18,9 млн. россиян являются нищими. Во многом это обусловлено отсутствием промышленной и структурной политики, систем стратегического планирования и долгосрочного прогнозирования научно-технических и социально-экономических процессов, а также рестрикционной, сдерживающий денежно-кредитной и налогово-бюджетной политикой, подавляющей развитие реального сектора, усугубляющей процессы деиндустриализации и дезинтеграции. Заработная плата в системе здравоохранения, образования, сельского хозяйства, рыбной, пищевой и текстильной промышленности на 30-40% ниже среднего уровня оплаты труда по стране и в 3-4 раза ниже, чем отраслях, извлекающих природно-сырьевую, монополистическую, инфраструктурную, административную и ссудно-спекулятивную ренту.

Форсированное развитие реального сектора экономики, сопровождаемое ростом рентабельности высокотехнологичных производств  и увеличением уровня оплаты труда работников обрабатывающих производств, АПК, науки и здравоохранения, позволило бы существенно увеличить привлекательность наукоемких и инновационных производств, обеспечив переток квалифицированной рабочей силы как из других "перегретых" секторов экономики, так и из теневого сектора экономики, зачастую оттягивавшего на себя весьма квалифицированных и образованных работников.  Не говоря уже о возможностях расширения трудовых ресурсов за счет притока высоко квалифицированной рабочей силы из стран СНГ и дальнего зарубежья. Это автоматически снимет практически все существующие ограничения на рынке труда, решит проблему низкой мобильности трудовых ресурсов и дефицита высоко квалифицированной рабочей силы, а также даст стимул развитию науки, образования, медицины и социальной сферы внутри РФ.

В-пятых, несостоятельными являются утверждения ЦБ РФ о том, что негативные демографические процессы существенно ограничивают потенциал рынка труда в силу сжатия численности трудоспособного и экономически активного населения. Для России характерен крайне низкий уровень экономической активности граждан - по состоянию на октябрь 2014г. из 143,2 млн. человек лишь 75,9 млн. человек находились в возрасте 15-72 лет. Это чуть менее 53% от совокупной численности населения РФ. Для сравнения, в экономически развитых странах данный показатель варьируется в диапазоне 58-63%! 

На протяжении последних лет демографическая ситуация существенно выправилась - естественная убыль населения сжалась более чем в 370 раз за 14 лет (с 300 тыс. до 792 человек в год), сокращение экономически активного населения остановилось (за период 2000-2014гг. общая численность выросла с 72,7 до 75,5 млн. человек), дефицит трудовых ресурсов существенно сократился (количество занятых в экономике за 14 лет увеличилось с 65 до 71,4 млн. человек), а положительный чистый миграционный прирост в 1,5-2 раза превышает естественную убыль населения, компенсируя дефицит трудовых ресурсов в отдельно взятых отраслях, высвобождая россиян для более квалифицированной и высокооплачиваемой трудовой деятельности.

Кроме того, используемые ЦБ РФ модели оценки разрыва совокупного выпуска подразумевают использование инфляции в качестве одного из входящих индикаторов. Однако специфика России состоит в том, что инфляция главным образом носит немонетарный характер и на 70-80% определяется немонетарными факторами, которые не связаны с избыточным денежным предложением и переполнением каналов денежного предложения.

Другими словами, речь идёт об инфляции издержек, а также об импортируемой инфляции: опережающий рост потребительских цен связан, прежде всего, с ускоренным повышением тарифов регулируемых государством естественных монополий (на 10-13% ежегодно), ростом цен на ГСМ (на 10-12%), дорогими кредитами, высоким налоговым бременем и административными издержками, избыточной монополизацией экономики и низкой степенью конкуренции в большинстве секторов экономики. В последние полгода основной вклад в ускоренный рост цен вносит удорожание импортных товаров и услуг в силу произошедшего шокового 80% роста курса доллара по отношению к российскому рублю. Это признает и сам ЦБ РФ, который по итогам последнего заседания совета директоров в декабре 2014г. открыто признал, что по итогам 2014г. инфляция достигнет 10%, из которых 5% обусловлены масштабным обвалом курса рубля и санкциями, 3% - динамикой тарифов в регулируемых отраслях и лишь 2% монетарными факторами.

Тем не менее, ЦБ РФ при оценке разрыва совокупного выпуска продолжает использовать в своих моделях официальные цифры по инфляции, которые на 80% вообще не поддаются воздействию монетарных инструментов ЦБ РФ, что приводит к существенным искажениям итоговых результатов исследований, неверной оценке закономерностей экономических процессов, путанице в причинно-следственных связях, а также ошибочным шагам регулятора.

Совершенно очевидно, что за счет увеличения степени загрузки имеющихся в промышленности производственных мощностей с сегодняшних депрессивно-кризисных 62% до 75-80%, возврата к законной экономической деятельности хотя бы половины из 20 млн. неформально занятых россиян, остановки и перенаправления на внутренние инвестиции ежегодно утекающих 80-100 млрд. долл. имеется возможность увеличить валовой выпуск обрабатывающей промышленности в физическом выражении на 40-50% в течение ближайших нескольких лет. Что за счет эффекта мультипликатора обеспечит рост ВВП России в реальных (т.е. сопоставимых) ценах на 30-35% в течение трех лет на практически безинфляционной основе - инфляция сожмется до 4-4,5% при номинальном росте денежной массы на 30% ежегодно. 

Этот сценарий подразумевает ежегодный прирост экономики на 7-8%, промышленного производства на 10-12%, а инвестиций в основной капитал на 14-16%, сопровождаемый увеличением реальных доходов россиян темпами не менее 6-7%. 

Безусловно, выход на траекторию устойчивого экономического роста и закрепление достигнутых результатов невозможно за счет эксплуатации существующих производительных сил. Стабильно высокие темпы роста производства, инвестиций, доходов населения и потребительских расходов будут достижимы исключительно в случае запуска программы новой индустриализации, технологической модернизации производства и замещения трудоемкого производства капиталоемким, которое является базовым и необходимым условием для увеличения производительности труда, снижения ресурсоемкости производства и повышения конкурентоспособности отечественных производителей. 

Дозагрузка неиспользуемых производственных мощностей и вовлечение в активную хозяйственную деятельность трудовых ресурсов из теневого сектора экономики и утекающих за рубеж капиталов даст лишь временный положительный эффект, закрепление и развитие которого потребует реализацию программы новой индустриализации и масштабных капитальных вложений. Переход к целевой кредитно-денежной эмиссии, построение комплексной системы долгосрочного рефинансирования банков и экономики со стороны ЦБ РФ под залог государственных и корпоративных ценных бумаг, двукратное увеличение степени насыщения экономики деньгами (с 44 до 90% ВВП), превращение ЦБ РФ в полноценный институт развития экономики РФ, закрытие каналов незаконного вывоза капитала, борьба с оффшоризацией собственности и долларизации сбережений, возврат вывезенных российскими резидентами за рубеж капиталов. 

Руководство Центрального Банка использует идеалистические, схоластические модели рыночного равновесия, разработанные западными экономистами для анализа ситуации в странах с развитыми рыночными механизмами, сформировавшимися институтами.

ЦБ РФ использует модели, которые практически неприменимы для анализа макроэкономической ситуации в России в силу целого ряда объективных причин: существенного нарушения обратных связей; избыточно высокой степени монополизированности экономики; низкой степени монетизации (т.е. насыщения деньгами) экономики; отсутствия источников долгосрочного кредита в национальной валюте; слаборазвитости финансовой системы; маломощности инвестиционно-банковской системы; избыточно высокой доли "теневого" сектора экономики; высокой неформальной занятости и скрытой безработицы; превышения процентной ставкой по кредитам нормы отдачи на капитал в реальном секторе; высокой степени морального и физического износа основных фондов; технологической отсталости производства; низкой степени капиталовооруженности; многоукладности экономики; неразвитости институтов; отсутствия системы стратегического планирования и прогнозирования и т.д.

Недопустимо ставить всю денежно-кредитную политику России, а вместе с ней и перспективы отечественной экономики, уровень конкурентоспособности товаропроизводителей, планы по жизненно необходимой новой индустриализации, дедолларизации и вертикальной интеграции, а также уровень жизни подавляющей части россиян в критическую и однобокую зависимость от схоластических, оторванных от реалий и крайне ненадежных моделей оценки разрыва совокупного выпуска. Это крайне ненадежный компас, который подвергается обоснованной критике в России и за рубежом как в научном и экспертном сообществе, так и органами государственной власти. 

Важно понимать, что сам по себе механизм расчета разрыва выпуска, на который ссылается ЦБ РФ, является, пожалуй, одним из самых сложных и тонких элементов в экономическом прогнозировании. Результаты эконометрических вычислений и, соответственно, выводы и решения, которые делаются на их основе, являются крайне чувствительными к выбору самой модели, используемым переменным, частоте и длине выборки, допущениям и временным лагам. Другими словами, модели оценки разрыва потенциального и фактического выпуска носят далеко не объективный характер, зависят от целей и оценочных суждений заказчика и легко подвергаются манипуляциям и статистическим искажениям в любую необходимую сторону.

Это своего рода многофакторный статистический "черный ящик", в который при желании можно завести любые макроэкономические переменные и временные ряды, применить необходимый или больше понравившийся инструментарий и модель, и на выходе получить заранее желаемый результат, который позволит обосновать правильность, необходимость и адекватность проводимой денежно-кредитной политики. Причем сделать это можно абсолютно безнаказанно и бесконтрольно - никто, кроме самого заказчика и исполнителя такого рода "исследования" (в случае с ЦБ РФ заказчик и исполнитель являются одним и тем же лицом, что порождает явный и недвусмысленный классический конфликт интересов), не сможет по причине отсутствия доступа к первичной информации: модели, экономическим переменным, частоте и длине статистической выборки, лагам и т.д. 

Так, Центральный Банк России пользуется пятью различными способами расчета и оценки разрыва выпуска. Для 2014г. оценка отрицательного разрыва разнится от -0,5% (разрыв крайне мал, а монетарное и фискальное стимулирование рискованно и может вызвать всплеск цен и перегрев экономики) до -1,5% потенциального ВВП (разрыв существенен, имеется возможность стимулирования экономической активности). Однако это оценки самого ЦБ РФ, которые выглядят крайне заниженными и с которыми не согласны как подавляющее большинство НИИ и исследовательских центров в рамках РАН, так и целый ряд приближённых к органам исполнительной власти "мозговых центров". Так, ЦМАКП еще в начале 2014г. на основании своих эконометрических моделей оценивал величину отрицательного разрыва совокупного выпуска в размере 4% потенциального ВВП! 

Другими словами, российская экономика еще в начале года имела потенциал без малого пятикратного ускорения темпов прироста добавленной стоимости с заложенных 1% до 5%. По оценкам ЦМАКП, "вилка" разрыва ВВП варьируется в диапазоне от +0,5% до -7,5% и целиком и полностью зависит от используемой модели и переменных в оценке разрыва. По оценкам профильных институтов РАН, потенциальный отрицательный разрыв выпуска и вовсе достигает 6-7% потенциального ВВП, в сама вилка "гуляет" в еще более широком диапазоне от 0 до -10%.

Как известно, потенциальный ВВП – это долговременная тенденция ВВП, максимально достижимого при полном использовании всех имеющихся ресурсов (состояние "полной занятости"), которая отличается от фактического ВВП на величину циклической составляющей. При составлении модели разрыва выпуска используются следующие показатели: данные по ВВП, инфляция, уровень безработицы, доля экономически активного населения, динамика рынка труда и капитала. При расчёте разрыва выпуска учитываются следующие зависимости: закон Оукена, кривая Филлипса, правило Тейлора, равновесие платёжного баланса и ряд других. После чего проводится проверка гипотезы о наличии структурного сдвига динамики потенциального ВВП.

Наиболее часто в макроэкономических прогнозах используются следующие способы оценки потенциального ВВП:

  1. Структурные подходы – как правило, основанные на построении производственной функции для потенциального ВВП (Cobb, Douglas 1928г.; Artus, 1977; De Masi, 1997).
  2. Одномерные неструктурные (статистические) подходы – методики сглаживания, включая фильтры Ходрика-Прескотта (Hodrick, Prescott, 1997г.), Band-pass (Baxter, King, 1999), Калмана (Kalman, 1960).
  3. Многомерные неструктурные фильтры – позволяют частично учитывать структурные соотношения при сглаживании, но не требуют точных данных о балансе труда и капитала (Laxton, Tetlow, 1992; Kuttner, 1994).

 

Все способы оценки потенциального ВВП не лишены недостатков и дают весьма приблизительные результаты: одномерные статистические фильтры (особенно HP-фильтр) неустойчивы к конечным точкам, и иногда не позволяют получить объяснимые с точки зрения теории (как правило, неотрицательные) коэффициенты. Подход производственной функции, в свою очередь, требует более качественной статистики и оценок некоторого «естественного» уровня безработицы, зачастую использующего то же самое сглаживание по фильтрам.

Наиболее устойчивым к этим недостаткам считается многомерный фильтр Калмана, позволяющий учитывать дополнительные структурные зависимости (по аналогии с системами эконометрических уравнений) при сглаживании ВВП. Содержательный анализ позволяет выявить зависимости, наиболее значимые с точки зрения построения – вида закона Оукена, кривой Филлипса, и правила Тейлора, и равновесие сальдо счета по текущим операциям. Одной из наиболее важных зависимостей с точки зрения динамики потенциального ВВП в фильтре Калмана является зависимость от экономической активности населения («закон Оукена») и правило возвращения.

Что делать?

  • Отставка Правительств РФ во главе с Дмитрием Медведевым за провал «майских указов», неисполнение предвыборных обещаний президента РФ, погружение российской экономики в депрессивно-кризисное состояние в ситуации стабильного роста мировой экономики и устойчиво высоких цен на нефть (нефть стала дешеветь лишь в сентябре 2014г., а темпы роста ВВП упали с 5,3 до 0,8% за период с конца 2011г. по июнь 2014г.).
  • Привлечение руководства Центрального Банка России к уголовной и административной ответственности. ЦБ РФ злостно и последовательно нарушает Конституцию РФ (статья 75) и ФЗ-86 «О Центральном Банке РФ», в которых указывается, что основной функцией ЦБ РФ является защита и обеспечение устойчивости рубля. ЦБ РФ своими некомпетентными и непрофессиональными действиями, а также приверженностью догмам Вашингтонского консенсуса погрузил валютный рынок в состояние хаоса и обвалил покупательную способность рубля. За период с января по середину декабря 2014г. курс российской валюты по отношению к американскому доллару подскочил с 32,5 до 65 рублей. В моменте, 14 декабря, в разгар паники и хаоса на валютном рынке, рубль опускался до отметки в 80 рублей за доллар. Это привело к росту цен на импортные товары на 30-50%, раскручиванию маховика инфляции, обесценению рублёвых активов и падению покупательной способности сбережений и доходов россиян в 1,5-2 раза.
  • Помимо этого, ЦБ РФ занимается волюнтаризмом при определении целей денежно-кредитной политики, избрав в качестве главной цели борьбу с инфляцией, которая не упоминается ни в Конституции РФ, ни в ФЗ-86 «О ЦБ РФ», в которой имеются пять других целей монетарной политики, не упоминаемых и не достигаемых ЦБ РФ.
  • Обязать ЦБ РФ расшить узкие места в экономике и заместить внешние источники кредита внутренним рублёвым инвестиционным долгосрочным кредитом. Необходимо создать условия для планомерного замещения 640 млрд. долл. внешних займов компаний и банков на внутреннем рынке рублёвыми ресурсами на аналогичных условиях (по стоимости капитала, сроках кредита, масштабах финансирования, объектам и качественным характеристикам залогового имущества, ковенантах и т.д.).
  • Остановить процесс обескровливания российской экономики, запущенный ЦБ РФ путём повышения ключевой процентной ставки и сдерживания темпов роста денежной массы. И без того крайне низкая степень насыщения экономики стремительно падает – показатель монетизации экономики с начала 2014г. упал с 47 до 44% ВВП! Денежная масса и денежная база с учётом инфляции падают на 5-8% в годовом выражении – худший показатель наряду с 1998 и 2008гг. Денежный голод и дефицит рублёвых кредитов провоцируют кризис в экономике и спад инвестиций – в ноябре 2014г. обрабатывающая промышленность сократила выпуск на 3%, а инвестиции в основной капитал рухнули на 6,2%! Перед Россией не стоит проблема избыточно высоких темпов роста денежного предложения, с которыми ЦБ РФ борется повышением процентных ставок. Перед РФ стоит проблема демонетизации и денежного голода, которые обрушивают реальный сектор в кому и консервируют неоколониальную зависимость России от системы нефтедоллара.

 

С целью стабилизации ситуации на валютно-финансовом рынке необходимо сбалансировать спрос и предложение иностранной валюты, запретить банкам спекулировать с валютой на привлекаемые у государства средства, возродить минимально необходимые валютное регулирование и контроль.

  • Обязательная продажа 50% экспортной валютной выручки, что позволит увеличить объём предложения иностранной валюты на внутреннем валютном рынке в 3-4 раза относительно значений декабря 2014г. и сбалансирует спрос и предложение валюты.
  • Ввести регулирование внутридневной чистой валютной позиции банков по нетрансакционным операциям, не связанным с обслуживанием внешнеэкономической деятельности клиентов. Это сделает невозможным для банков использовать рублёвые средства клиентов (пассивы) для финансирования валютных операций (активов).
  • Возвести стену между инвестиционными и спекулятивными капиталами. Запретить банкам, привлекающим кредитные ресурсы в ЦБ РФ и Минфине (в рамках операций рефинансирования, рублёвого и валютного РЕПО, свопов, кредитования под залог нерыночных активов, беззалогового кредитования, кредитов овернайт, депозитных операций Минфина и т.д.), использовать полученные от государства средства на валютном рынке. Эти ресурсы должны использоваться для финансирования инвестиций в основной капитал и кредитования реального сектора.
  • Увязать получение банками экстренной антикризисной поддержки (в частности, субординированных займов, конвертации займов от 2008г. в привилегированные акции, докапитализации путём размещения ОФЗ и т.д.) со стороны государства с отказом от использования указанных средств на валютном рынке и совершения спекулятивных операций на финансовом рынке. Средства государства должны направляться на рефианнсирование реального сектор и финансирование модернизации.
  • Активно использовать инструмент дифференциации нормы банковского резервирования в зависимости от срочности и валюты активных операций, что сделает спекулятивные операции с иностранной валютой убыточными и нерентабельными. Краткосрочные операции банков с иностранной валютой сроком менее одной недели обязать резервированию в размере 75% от величины совершаемой сделки. При операциях с иностранной валютой сроком от одной недели до одного месяца обязать банки резервировать 50% от величины совершаемой операции. При операциях сроком свыше одного месяца – норма резервов 25%.
  • Минфину необходимо перевести с валютных счетов на рублёвые счета в ЦБ РФ от 20 до 30% от средств, находящихся в составе Резервного Фонда и ФНБ.  В настоящий момент размер средств обоих фондов достигает 180 млрд. долл. Продажа даже 30 млрд. долл. из состава средств Минфина позволит полностью стабилизировать ситуацию на валютном рынке, компенсировать дефицит иностранной валюты отбить у спекулянтов желание играть на ослабление рубля.
Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.