Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Вячеслав Тетекин о требованиях США к КНДР: Пляж на месте суверенитета?

Встреча между президентом США Дональдом Трампом и лидером КНДР Ким Чен Ыном вызвала неоднозначную реакцию. Разумеется, худой мир лучше войны. Однако долгосрочные результаты саммита в Сингапуре оцениваются по-разному.

Вячеслав Тетекин
2018-07-10 13:46
Тетёкин Вячеслав Николаевич
Главный политический советник Председателя ЦК КПРФ
Тетёкин
Вячеслав
Николаевич
Главный политический советник Председателя ЦК КПРФ
Персональная страница

Одни считают, что сам факт переговоров на высшем уровне означает прорыв в замороженных до твердости айсберга американо-северокорейских отношениях. Другие, что это лишь первый шаг на многотрудном пути к взаимопониманию. Но есть и такая точка зрения: реальные намерения сторон настолько далеки друг от друга, что начавшийся процесс через какое-то время вернется к точке замерзания. Почему можно предположить, что прорывных решений в обозримом будущем не произойдет?

Весь опыт отношений с западными странами показывает, что даже если партнеру протянута рука в бархатной перчатке, хватка всегда железная. Они неумолимо преследуют свои цели, несмотря на их искусную драпировку в одежды мнимого стремления к благу другой стороны. Наиболее убедительный пример – горбачевская перестройка, начавшаяся под громкие аплодисменты Запада. В итоге мы имеем жесткие санкции против нашей страны. При этом часть российской элиты по-прежнему в духе Горбачева рассматривает Запад как стратегического партнера.

Если непокорную КНДР решено раздавить, этого будут добиваться не мытьем, так катаньем. Не действуют угрозы применения силы? Почему бы тогда не добавить в язык устрашения капельку лести: какой славный парень молодой лидер КНДР. Трампа это ни к чему не обязывает. Он уже оговорился, что его мнение о Ким Чен Ыне может поменяться в ближайшие месяцы. Старине Дону это вообще свойственно – разворачиваться на 180 градусов прямо на ходу. Бизнес, ничего личного!

Цветочки Помпео и ягодки Болтона

После того как Трамп посидел за столом переговоров с товарищем Кимом, прошелся с ним по дорожкам парка возле гостиницы и сделал несколько фотографий, в дело должны вступить помощники. А это будет совсем другой спектакль. Вернее, сеанс выкручивания рук.

Он, собственно говоря, начался уже в ходе трогательно-дружественной личной встречи глав двух государств. На предварявшей ее пресс-конференции госсекретарь США Майкл Помпео твердо заявил: Америка намерена добиваться полного, безвозвратного и контролируемого процесса ликвидации атомного оружия КНДР. То есть требования США носят ультимативный характер.

К огромному кнуту был, разумеется, приделан маленький пряник. Сам Трамп в присущем ему простецком духе заявил, что знакомясь с видеозаписями учений северокорейской артиллерии на побережье страны, обратил внимание на прекрасные пляжи. И тут же предложил заняться совместным развитием туристического бизнеса. Отличная идея! Особенно для Трампа, основная специальность которого – строительный бизнес. Какой замечательный рынок для услуг (и прибылей) американских компаний.

Но вернемся к истинным намерениям Вашингтона. Заявление Помпео о «полной денуклеаризации» КНДР – только цветочки. Ягодки не замедлили появиться. Через несколько дней после переговоров на высшем уровне прошла информация, что США выдвинули список из 47 (!) требований в отношении ядерного оружия КНДР. Их выполнение – обязательное условие снятия санкций. Это ультиматум. Кстати, нахваливая корейского визави, Трамп не упустил возможности как бы вскользь сообщить, что у него в рукаве запрятан еще один, более жесткий пакет санкций, чуть ли не в 300 позиций. То есть ультиматум подкреплен откровенным шантажом.

В качестве «откупного» американцы предложили КНДР некий набор «беспрецедентных гарантий» безопасности. Правда, мы услышали лишь поданное с помпой сообщение о приостановке двусторонних военных учений с Южной Кореей. Но это сегодня их нет, а завтра они внезапно начнутся. Так что цена данной «уступки» близка к нулю. Да и «гарантий» тоже. В Белом доме могли подзабыть, но мы-то помним, как США одну за другой уничтожали страны, отнюдь не относившиеся к столь жестким оппонентам Америки, как КНДР. Достаточно назвать Югославию, Ирак, Ливию, вспомнить судьбы их лидеров. Американцы – хозяева своего слова: сегодня дали, завтра взяли обратно. С тем же успехом можно полагаться на гарантии инопланетян.

Но от КНДР будут требовать уступок совершенно определенных. И самое главное, что никакие уступки не удовлетворят ненасытное стремление США к подавлению всех очагов сопротивления, их жажду к мировому господству. 47 пунктов требований по мере их выполнения будут множиться и углубляться. В конечном счете, и это не вызывает сомнений, в мозгах американцев не ядерное разоружение КНДР, а смена там политического режима. То есть, проникновенно улыбаясь Ким Чен Ыну, Трамп готовит его свержение. С последствиями, известными на примерах Милошевича, Хусейна и Каддафи.

О предельной жесткости намерений США говорит состав, который продолжит переговоры с КНДР. Достаточно назвать Джона Болтона, помощника президента США по нацбезопасности. Это бывший постпред при ООН, известный несгибаемой позицией по любому вопросу, затрагивающему интересы Вашингтона. А поскольку в эту сферу входит абсолютно все, включая вопросы демократического устройства сообщества белых медведей в Северном Ледовитом океане, то цепкость и неумолимость Болтона проявляются всегда и везде. Настоящий ястреб!

Американские неоконсерваторы, реально определяющие внешнюю политику США, давно точат зубы на Северную Корею, проявляющую редкостную несговорчивость в вопросах, затрагивающих ее безопасность. И вдруг вроде бы клюнуло. Быстрее подсекать и вытаскивать добычу на берег. А затем с удовольствием наблюдать, как она трепыхается на берегу. Иного сценария просто и быть не может.

Как только КНДР станет на путь разоружения, немедленно посыплются требования о демократизации, правах человека, свободе действий в КНДР американских религиозных сект, правах нетрадиционных меньшинств и так далее. Мы все это проходили после ельцинского государственного переворота 1991 года, когда под обещание о 24 миллиардах долларов финансовой помощи (так и не поступавшей) рушились экономические, политические и социальные устои советского общества, а во власти появлялись вурдалаки. Или в Пхеньяне всего этого не знают? Вряд ли.

Курорт в обмен на щит

Полезно посмотреть на возможную реакцию самой КНДР на шитые белыми нитками замыслы Америки. Намерения Пхеньяна вполне логичны. Ценой колоссальных усилий народа ракетно-ядерный щит создан. Повторения того, что случилось с этой многострадальной страной в начале 50-х годов, когда авиация США сжигала корейские города вместе с сотнями тысяч жителей, больше не будет. Теперь надо подумать о том, чтобы поднять жизненный уровень народа, который самоотверженно нес на себе бремя огромных военных расходов. Многое уже удалось сделать. Однако целью КНДР явно является достижение высокого уровня жизни, не уступающего южнокорейскому. И здесь иностранные, в том числе американские, капиталовложения и технологии (по примеру Китая) никак не помешали бы. Все разумно.

Тут и появляются змеи-искусители в лице США, которые обещают «беспрецедентные гарантии безопасности», но не предлагают ни капиталовложений, ни технологий. Ах да! Намекают на гостиничный бизнес, дорогой сердцу Трампа. И это притом, что Северная Корея издавна обладает достаточно мощной обрабатывающей, в частности машиностроительной промышленностью. Ведь создание ракетно-ядерного оружия требует не только концентрации сил нации и огромных расходов, но и наличия мощного научно-технического потенциала, обеспечивающего решение сложнейших оборонных задач.

Всем этим КНДР предлагается пожертвовать ради превращения в очередной курорт типа Доминиканской Республики. И это еще не все. В основе идеи трансформации КНДР из промышленной державы в «туристический рай» лежит стремление взломать исключительное единство северокорейского народа, возникшее в борьбе за национальную безопасность. Конечно, уровень мобилизации общества запредельный. Но именно это позволило решить исторические задачи создания ракетно-ядерного щита.

Собственно говоря, ничего нового корейцы не придумали. Именно так поступил Советский Союз в конце 40-х – начале 50-х годов, когда, несмотря на колоссальные разрушения от немецкой агрессии, все усилия нации были направлены прежде всего на создание мощного пояса обороны. А мобилизация народа на преодоление разрухи и создание ядерного щита позволила совершить невероятный скачок в социально-экономическом развитии в 60–70-х. То, что этот импульс затух к середине 80-х годов, – результат как раз того, что часть советской элиты во главе с Горбачевым начала прислушиваться к сладким речам Запада.

Схожий сценарий предлагается сейчас КНДР – демонтировать не только ракетно-ядерное оружие, но и сложившуюся эффективную политическую структуру общества. Зачем? Чтобы заслужить расположение г-на Трампа, как в свое время Горбачев добивался благосклонности Тэтчер и Буша? Вряд ли корейцы такие дураки, каким оказался наш «соловей перестройки».

Что касается позиции России в отношении корейской ядерной программы и намерения наших «партнеров» ликвидировать ее, то мы должны, очевидно, руководствоваться не абстрактными идеями «нераспространения», а собственными интересами. Наличие у дружественной КНДР атомного оружия им отнюдь не противоречит. Более того, если исходить из принципов реальной политики, то сохраняющаяся напряженность между Вашингтоном и Пхеньяном вынуждает американцев тратить огромные силы и средства на противодействие КНДР. Поскольку даже у самой богатой страны силы небеспредельны, это означает, что Северная Корея отвлекает на себя часть той злой энергии, которую США могли бы направить на Россию.

Так что не надо, плетясь в хвосте американской политики, поддерживать санкции против КНДР. Лучше позаботиться о собственных интересах, сильно отличающихся от американских…

Вячеслав Тетёкин,

доктор исторических наук,

член Комитета Государственной думы по обороне (2011–2016).

По материалам общероссийской еженедельной газеты «Военно-промышленный курьер».

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.