Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Церковь. Власть. Коммунистическая партия.

Судя по всему правящие круги страны, приступили практически к созданию в обществе двухпартийной системы, обслуживающей власть олигархии и бюрократии. Причем задумано так, что вторая партия, как и первая партия «Единая Россия» будут иметь одну и ту же основу. А именно: господствующая роль частной собственности, рыночное хозяйство, то бишь частнокапиталистическая экономика и демократическая реформа, что означает и впредь не допускать трудовой народ к управлению страной. И, если вторая партия «Родина» будет отличаться от первой партии «Единая Россия», то, как говорят сами руководители-единороссы, лишь «требованием больших социальных уступок» со стороны властей.

Егор Кузьмич Лигачев
2004-10-29 20:36

Что касается КПРФ, то, по мнению правящих кругов, она должна быть упразднена. Реализовать эту задачу они пытаются силами предателей внутри самой партии. Первые атаки коммунистами, руководителями КПРФ отбиты. Сейчас власть подключает новые силы, в том числе православную церковь для дискредитации партии, её истории.

На Х съезде КПРФ (июль 2004 года) был поставлен вопрос об отношениях партии и религиозной общественности. Почему? В определенной степени это вызвано тем, что немало верующих идут за коммунистами, входят в избирательный корпус компартии, в её ряды. КПРФ защищает интересы людей труда независимо от того, какую они исповедуют или не исповедуют религию. Церковь декларирует борьбу с безнравственностью, за достойную жизнь людей. Казалось бы, что есть база для взаимодействия.

Но как заметил в Отчетном докладе на Х съезде партии Г.А.Зюганов, «определенная часть церковных организаций, иерархов остается демонстративно глухой к нашим призывам объединить усилия в борьбе за страну, за национальные традиции и духовность во имя будущего России». События последнего времени свидетельствуют о том, что высшие духовные лица, стоящие во главе конфессий, и, прежде всего православной не только глухи к нашим призывам, но и развертывают наступление на компартию, её историю. Судя по всему своеобразное перемирие между церковью и компартией, народно-патриотической общественностью заканчивается.

Сначала архиереи осудили конфискацию советской властью церковных и монастырских земель. Хотя им известно, что крестьяне, а в ту пору это большинство населения России, с одобрением отнеслись к передаче им без выкупа помещичьих, церковных и монастырских земель. Более того, тогда, когда свергнутые помещики и буржуазия решили вооруженным путем вернуть себе землю, фабрики и заводы, то рабочие и крестьяне, в подавляющем большинстве верующие, взялись за оружие и разгромили под руководством ленинской партии большевиков белогвардейцев и интервентов. Хочу подчеркнуть, это, несмотря на то, что церковь была на стороне монархии, эксплуататорских классов: помещиков и крупной буржуазии.

Ныне церковные иерархи вступили на путь восстановления церковного землевладения. Первый шаг сделан, Президент и думцы-единороссы бесплатно передали церкви земельные участки, находящиеся под зданиями и сооружениями церковного назначения. На очереди передача церкви сельскохозяйственных земель. В этом случае церковные иерархи станут вновь эксплуататорами и крупными собственниками.

Кстати говоря, в царское время в определенные периоды истории принимались меры по ограничению чрезмерно больших размеров церковного землевладения и установлению контроля государства за деятельностью церкви. Некоторые патриархи считали, что «священство выше царства». Петр 1 отменил патриаршество и создал Синод во главе с обер-прокурором, как высший государственный орган управления церковью. Он окончательно подчинил церковь государству. И так продолжалось два столетия. Лишь при советской власти одним из её первых декретов синод, как государственный орган, был упразднен, патриаршество восстановлено. Синод воссоздан при патриархе и стал чисто церковным органом.

Далее. Межрелигиозный Совет России, руководители церквей: православной, мусульманской, иудаистской и буддисткой без обсуждения с верующими предложили правительству исключить День Великой октябрьской социалистической революции (7 ноября) из перечня государственных праздников, заменив его днем национального единства (4 ноября), когда началось изгнание из Москвы польско-литовского войска ополчением Минина и Пожарского.

К чему может привести такое решение, каковы его последствия?Отмена государственного праздника Октябрьской революции, несомненно, повлечет за собой не объединение общества, о чем говорят руководители церквей, а его дальнейшее разъединение. Отменить праздник Октябрьской революции – это, значит, предать память о миллионах верующих и неверующих, отдавших свою жизнь за установление советской власти и защитивших её в боях с немецкими захватчиками. Они уже не могут постоять за себя. Это должны сделать мы – живые люди.

Как нужно ненавидеть советское прошлое, а это – вершина тысячелетней истории России, чтобы протаскивать такие махровые реакционные предложения. Великий Октябрь покончил с гнетом и эксплуатацией трудящихся, с нищетой и почти поголовной неграмотностью населения, создал великую державу с новой общностью – советским народом, сделавшим первым в мире прорыв в космос, с передовой наукой и культурой. Великий Октябрь вывел миллиарды людей из состояния нищеты на путь новой цивилизации. Это признают даже ярые враги.

Те, кто вносит предложение о закрытии государственного праздника – дня Октябрьской революции, напоминают щедринского бюрократа, который, как известно, наложил резолюцию о закрытии Америки с той лишь разницей, что после некоторого раздумья заметил: «Но, кажется, сие от меня на зависит».

Такого рода антинародные предложения вносятся церковными иерархами неспроста. Помимо патриотической деятельности церкви в её истории немало мрачных страниц, о чем они умалчивают.

После раскола православной церкви десятки тысяч верующих-старообрядцев были умерщвлены путем сожжения, удушения и замораживания. Церковь помогала царской власти жестоко расправляться с участниками крестьянских волнений, декабристами. Во всех народно-освободительных движениях, трех русских революциях (первая революция 1905-1907 гг., февральская 1917 г., Октябрьская революция) духовенство было на стороне самодержавия. Ведь это факт, бесспорный факт.

Разве можно вычеркнуть из истории церкви то, что представители высшего духовенства освящали кровавый путь белогвардейцев и интервентов, белых генералов – палачей народа.

Живя и работая в Сибири свыше пятидесяти лет, я встречал людей, которые прошли колчаковский ад. Колчаковские офицеры-садисты вырезали звезды на спинах пленных, расправлялись с непокорными, привязывая их к деревьям, оставляя в тайге на мучительную смерть – съедение гнусом. Колчак и его хозяева – западные правители – действовали по людоедским правилам: «Лучше вырезать деревню, чем оставить в ней хотя бы одного живого большевика». Эмигрантский журнал «Воля России» писал о Колчаке: « На белом адмиральском кителе остались несмываемые пятна крови и грязи».

Благословляя белогвардейцев и интервентов, священнослужители помогали помещикам и буржуазии вновь сесть на шею верующих крестьян и рабочих, фактически содействовали белым генералам и их хозяевам – английским, французским и американским правительствам разрушить целостность российского государства. Вот за все это советская власть преследовала священнослужителей. Недаром говорят, кто предает бедных, тот предает Христа. Но среди священников были и невинные. Только ленинцы-большевики и идущий за ними трудовой народ, спасли Россию как целое государство, которое на части разрывали интервенты. Это надо крепко усвоить.

Но, когда церковь оказывала помощь советскому государству, призывала граждан громить немецких захватчиков, активно участвовать в трудовой и общественной деятельности, в движении за мир, то она получала поддержку советской власти. Естественно, церковь приспосабливалась к новым условиям. Вместо догмы о труде как о «наказании господнем», церковь объявила труд «богоугодным делом». В годы советской власти поместный собор снял церковное проклятие со старообрядцев. В среде церковников были и такие («обновленцы»), которые в 1922 году выступали за закупки хлеба за границей за счет церковных ценностей в помощь голодающим в Поволжье.

Далее. Ныне церковные иерархи признают тяжелую жизнь верующих. Но для чего? Для того чтобы побороться со злом, насилием? Отнюдь нет. Они призывают к смирению и терпению, что означает покорность социальному злу, сохранение эксплуататорской сущности власти олигархии и бюрократии.

В связи с этим заслуживает особого внимания высказывание папы Иоанна Павла II в послании «К третьему тысячелетию» в 1994 году. Отмечая грехи церкви в прошлом: религиозные войны, суды инквизиции, раскол христианства (по всем трем есть покаяния церкви) – он подчеркнул, что за церковью числится один грех не только в прошлом, но и в настоящем: «терпимость к проявлению несправедливости».

Архиерейский Собор русской православной церкви (РПЦ) в 1992 году заявил, что церковь не связывает себя ни с каким государственным строем. Мягко говоря, неправда. В действительности, как в свое время православная церковь относилась к монархии с предпочтением, так и сейчас она на стороне нынешней буржуазной власти. Она вторгается в деятельность государства, сферу образования, вооруженных сил.

Церковные иерархи на Архиерейском соборе в 2000 году выступили на защиту власти олигархов. В принятом Соборе документе «Основы социальной концепции РПЦ» значится: церковь «не одобряет передел собственности», то есть выступает против возвращения крупной собственности, схваченной олигархами, её истинным хозяевам: государству и трудовым коллективам. Это вопрос вопросов. Кто владеет крупной собственностью, у того и власть.

Никому не удастся оклеветать Октябрьскую революцию, народовластие, создателей Советского Союза – В.И.Ленина и И.В.Сталина.

Учитывая, что судьба революции порою висела на волоске, В.И.Ленин поступал жестко по отношению к церкви (многие священнослужители боролись против молодой ещё не окрепшей советской власти), но всегда внимательно относился к верующим, к лояльным церковным кругам.

После смерти И.В.Сталина Патриарх Московский и Всея Руси Алексий 1 писал: «Упразднилась сила великая, общественная сила, в которой наш народ ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях… Нет области, куда бы не проникал глубокий взор великого Вождя. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума». Христофор, Патриарх Александрийский: «Сталин является одним из величайших людей нашей эпохи, питает доверие к Церкви и благосклонно к ней относится».

Наша позиция останется прежней. Ни в коей мере не задевать религиозные чувства верующих, крепить с ними связь, вовлекать их в общественные дела, отстаивать интересы верующих, защищать от произвола властей. Религию и научный коммунизм разделяют прежде всего отношение к социальном неравенству, к бедным и богатым – эксплуататорам. Причем путь решения социальных проблем, считают коммунисты, не в небесном раю, не в перенесении людьми лишений на земле, а в борьбе за власть трудового народа, за социальную справедливость.

Но у церкви и коммунистов есть схожие нравственные постулаты, точки соприкосновения. В частности, стремление воссоздать государственное единство Отечества, активно противодействовать нравственному разложению общества, власти денег, коррупции, чуждому жизнеустройству. В среде духовенства немало священнослужителей, которые близко стоят к верующим, живут скромно, достойно, не приемлют мерзостей нынешней жизни. Это вместе взятое и составляет основу сотрудничества, взаимодействия церкви и компартии. Коммунистическая партия Российской Федерации вновь на Октябрьском нынешнего года пленуме ЦК заявила о готовности к такого рода единству действий во благо всех жителей России, как верующих, так и неверующих.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.