Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Интервью в "Правде" с последним руководителем ГДР Эгоном Кренцем

В прошедшем сентябре на фестивале коммунистической прессы в немецком Дортмунде можно было встретить немало интересных людей. Но даже среди них один стоял особняком…

По страницам газеты "Правда".
2018-10-02 14:07

ЭТО — Эгон Кренц, которому в марте нынешнего года исполнился 81 год, действительно уникальная фигура в немецком и мировом коммунистическом движении. Волей судьбы он сумел оказаться на протяжении своей жизни гражданином… сразу трёх Германий. Родился в 1937 году на территории третьего рейха и восьмилетним мальчишкой стал свидетелем краха гитлеровского режима. Затем — послевоенная жизнь, 40 лет которой прошли на территории первого в немецкой истории государства рабочих и крестьян — Германской Демократической Республики, когда Эгон прошёл путь от молодого члена Союза свободной немецкой молодёжи (ССНМ) до руководителя партии коммунистов ГДР — Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) и государства. А с конца 1990-го Кренц, бывший последним в истории руководителем ГДР, после поглощения её Западной Германией опять оказался гражданином нового для него государства — ФРГ. Вот только не жаловало оно Эгона: с начала 1990-х он — под полицейским наблюдением, а с 1997 по 2001 год находился в тюремном заключении по обвинению в «антигосударственной деятельности» во время падения Берлинской стены. Но, выйдя на свободу, Эгон Кренц, в отличие от многих прежних «товарищей по партии», остался верен своим коммунистическим убеждениям и сейчас щедро делится знаниями и опытом классовой борьбы с представителями уже нескольких поколений коммунистов Германии.

Беседа корреспондента «Правды» с Эгоном Кренцем началась именно с этой темы.

— Как удалось, несмотря на все удары судьбы в конце 1980-х — начале 1990-х, остаться несломленным, несгибаемым борцом, невзирая на уже весьма почтенный даже в то время возраст?

— Ещё в раннем детстве я стал свидетелем агонии немецкого фашизма, затем — его полного краха. После окончания Второй мировой войны наша семья проживала на территории, на которой через несколько лет образовалась ГДР. В юности я пришёл к убеждению, что для Германии возможен только один путь — демилитаризация, построение нового социалистического общества, жизнь в мире и добрососедстве с другими странами. В 18 лет я стал членом СЕПГ. С тех пор остаюсь верен убеждениям своей юности, и правильность моего выбора неоднократно подтверждала и продолжает подтверждать сама жизнь.

Вообще считаю, что настоящим стержнем для любого человека являются его убеждения. И если он сохраняет верность давно сформировавшимся убеждениям, а не шарахается из стороны в сторону в зависимости от конъюнктуры или разных привходящих обстоятельств, то можно смело сказать: жизнь такой человек прожил не зря.

— В связи с этим вопрос: как часто вам доводилось дискутировать с политическими оппонентами на тему, где жизнь была лучше — в ГДР или ФРГ?

— Такой вопрос поднимается и по сей день, хотя уже почти 30 лет прошло с того времени, как ГДР, к сожалению, прекратила существование. Я стараюсь всегда отвечать на такой вопрос, исходя из своего главного убеждения на этот счёт: неверно представлять себе ГДР хуже, чем она была, а ФРГ — лучше, чем она есть.

Если взглянуть на этот вопрос и с исторической, и с политической точек зрения, то приходится отмечать, что с самого момента своего образования как единого государства Германия всегда проводила агрессивную политику в отношении соседей. Достаточно вспомнить, что именно она была главным инициатором обеих мировых войн, а в скольких региональных конфликтах, причём даже вдали от своей территории, участвовали германские вооружённые силы? Их было на протяжении немецкой истории множество, но разве эти войны послужили в итоге на благо немецкого народа? Нет, всё было с точностью до наоборот.

Что же касается ГДР, то она стала единственным исключением из вышеупомянутого «правила» ведения немецкой политики. За все 40 лет существования этой республики с территории ГДР никогда не исходила угроза другим странам, она была мирным государством, строившим социализм. Даже несмотря на непосредственное соседство с НАТО, Национальная народная армия ГДР никогда не находилась в условиях повышенной боеготовности, а её части никогда не покидали территорию страны для участия в каких-либо войнах регионального или межрегионального уровня. Они лишь были задействованы в военных учениях совместно с другими государствами Варшавского Договора, союза демократических стран Европы во главе с СССР.

ФРГ в то же самое время стала главным оплотом НАТО в Европе. На её территории и сейчас расположены американские военные базы, причём, судя по последним намерениям президента США Дональда Трампа, их контингент будет увеличиваться в связи с якобы угрозой со стороны России. В нынешних условиях звучит абсолютно нелепо.

— Расскажите поподробнее об этой ситуации.

— Ситуация понятна для любого непредвзятого человека. Когда на территории ГДР, причём в соответствии с Потсдамскими соглашениями, находились советские войска, весь западный мир неустанно трубил об «оккупации». При этом почему-то как должное воспринималось, что на территории ФРГ тогда же разместили американский, английский и французский контингенты. Сейчас, правда, в ФРГ остались только американцы, но их стало даже больше, чем в послевоенные годы. В то время как советские войска с территории бывшей ГДР, вошедшей в состав ФРГ, были выведены очень быстро и полностью. Таким образом, если и говорить сегодня об «оккупации», то это американская оккупация ФРГ! Но, в отличие от ситуации с советскими войсками в ГДР, такое положение на Западе считают нормальным и естественным. Более того, нынешние власти ФРГ не особо сопротивляются нажиму США в вопросах увеличения взносов в бюджет НАТО и военных расходов в целом, разделяют мнение, что «с Москвой надо говорить с позиции силы», не возражают против участия бундесвера в различных учениях и манёврах НАТО далеко за пределами Германии.

Кроме того, немецкие солдаты в последнее время всё активнее привлекаются в состав подразделений НАТО, размещаемых в непосредственной близости от границ России. Например, части бундесвера уже находятся на территории стран Прибалтики. И это при том, что ещё в 1990 году руководители НАТО клятвенно заверяли СССР: после объединения Германии блок не будет расширяться на восток, в сторону советских границ. Так от кого же исходит реальная угроза — от России или НАТО?

— Ваше выступление на антинатовском митинге на фестивале в Дортмунде было не только эмоциональным, но и наступательным.

— По-другому, считаю, не должно быть. Мы обязаны представлять людям истинную картину того, что являет собой сегодня НАТО. Это — агрессивная военная организация, в которой важную роль сейчас играет Германия. Мы должны разъяснять людям в нашей стране и повсюду, что НАТО — зло, с которым необходимо бороться, а задача немцев — активизировать борьбу за выход своей страны из этого блока. Вы обратили внимание, сколько было на митинге молодёжи? Именно ей прежде всего необходимо знать правду.

Внеблоковый статус пойдёт на пользу ФРГ во всех отношениях: военном, политическом, экономическом. На это нацелена и массовая акция «Разоружение вместо гонки вооружений», которую коммунисты и все левые силы ФРГ начали в текущем году и будут проводить ещё долго. Под таким воззванием к федеральным властям Германии только коммунисты собрали уже почти 35 тысяч подписей. Кампания будет продолжена и, уверен, не останется незамеченной кабинетом министров.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.