Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

"Ожидания не оправдались". Мнение эксперта о саммите в Хельсинки

Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа должна была состояться еще как минимум год назад, однако ей воспрепятствовал открытый конфликт между вновь избранным президентом США Дональдом Трампом и большей частью американской политической элиты, представленной в нынешнем составе Конгресса и Сената США. Именно из-за этого конфликта такую оценку со стороны американских СМИ и американских политиков получил саммит в Хельсинки, прошедший 16 июля текущего года. Способен ли президент США в сложившихся условиях договориться с Владимиром Путиным о решении хотя бы некоторых, наиболее острых геополитических проблем? Сможет ли он сдержать «ястребов», настаивающих на дальнейшем ухудшении отношений с Россией, и насколько серьезны в принципе декларируемые им намерения «наладить мосты» с Россией? На эти и другие вопросы в интервью NBJ ответил профессорНИУ ВШЭ, член Зиновьевского клуба АлексейПЛОТНИКОВ.

NBJ: Алексей, несмотря на все препятствия, переговоры между лидерами США и России состоялись. Считаете ли вы, что они оправдали ожидания, которые на них возлагались, по крайней мере в нашей стране?

А. ПЛОТНИКОВ: Если ответить кратко, ожидания, если таковые и были, не оправдались и не могли оправдаться. За исключением, конечно, самого факта встречи руководителей РФ и США в период, когда отношения между двумя странами находятся в такой низкой точке, на которой они не находились, пожалуй, со времен отца «холодной войны» Гарри Трумэна.

Однако встреча встрече – рознь. В Хельсинки, городе, давно не принимавшем встречи столь высокого международного формата, президент Трамп действовал точно так же, как и на многих других предыдущих саммитах на высшем уровне, которых он провел немало в течение своего уже достаточно продолжительного срока пребывания у власти.

NBJ: И как именно?

А. ПЛОТНИКОВ: Трамп действовал исключительно в интересах решения своих внутриполитических задач и укрепления своего внутреннего положения. В данном случае в расчете на использование «русской карты» («русского фактора») как дополнительного средства усиления своей весьма неустойчивой, шаткой внутренней позиции в борьбе с конкурентами и критиками в Конгрессе и в обществе. Причем «русская карта» использовалась им со знаком плюс и минус.
Шаткость внутреннего положения и желание действовать исключительно в собственных интересах определяют политику 45-го президента США за почти двухлетний период его первого срока пребывания у власти.

NBJ: Насколько вероятно то, что после этих переговоров изменится геополитическая ситуация в мире?

А. ПЛОТНИКОВ: С учетом вышесказанного могу сделать вывод, что на геополитическую ситуацию эта встреча никак не повлияет, и в первую очередь потому, что это была всего лишь техническая рабочая встреча, которая изначально не была и не могла быть ориентирована на достижение каких-либо крупных прорывных результатов. Шумиха вокруг ее «судьбоносности» – это не более чем обычное пропагандистское сопровождение. Во-вторых, потому что Трамп, как уже отмечалось, рассматривал ее исключительно с точки зрения решения своих внутренних задач.

В целом хочу отметить, что такой результат встречи, точнее отсутствие каких-либо ее внятных результатов, во многом определяется тем, что из себя представляет Трамп как политик.

Точнее, тем, каким политиком он успел себя зарекомендовать. И вывод здесь напрашивается явно неутешительный. На Трампа при его избрании возлагалось слишком много надежд, по крайней мере у нас, которые он не оправдал и уже вряд ли оправдает.

NBJ: Но его срок еще даже не подошел к середине, он будет президентом еще два с половиной года. Не рано ли ставить на нем крест?

А. ПЛОТНИКОВ: Думаю, не рано. Попытавшись пойти против системы, на которой во многом, если не во всем, строились его избирательная компания и его конечный успех, он, не обладая масштабом Рузвельта или даже Кеннеди, очень скоро попал в ее безжалостные жернова. И он был, говоря современным языком, поставлен «на флажок», то есть под постоянную угрозу импичмента. Его пример наглядно показал, что политика и бизнес, особенно спекулятивно-рисковый (венчурный), на котором поднялся Трамп, – даже в Америке вещи разные, разные «профессии». Быть удачливым предпринимателем не значит быть хорошим президентом.

Можно сделать вполне определенный, по крайней мере на сегодняшний день, вывод: выбор Трампа президентом США оказался крайне неудачным, пожалуй, самым неудачным как минимум за всю послевоенную историю США. Не было еще в истории этой страны столь малопрофессионального и непредсказуемого главы государства, который, похоже, не устраивает всех: от параноидально настроенных демократов и «традиционалистов» до однопартийцев-республиканцев, от западноевропейских союзников до Китая и РФ. Как это ни парадоксально, но соперница Трампа на выборах, кандидат от демократической партии Хиллари Клинтон, была бы лучшим выбором или, во всяком случае, ненамного худшим.

NBJ: Даже так? Но она же была очень радикально настроена по отношению к России?

А. ПЛОТНИКОВ: Тем не менее. Клинтон, конечно, была слишком одиозна для американских избирателей, и это предрешило исход выборов. И вы правы, когда говорите, что она радикально настроена по отношению к нашей стране. Но у Трампа есть другая крайне негативная черта: он ненадежный партнер, которому нельзя верить, который без всяких колебаний может отказаться от того, что говорил накануне. За неполные два года своего президентства он успел таким образом подставить всех, включая ближайших политических союзников США – Великобританию и Западную Европу в целом.

NBJ: Что же, по вашему мнению, у него совсем нет положительных качеств как у политика и государственного деятеля?

А. ПЛОТНИКОВ: Отчего же нет? Определенные положительные черты у него тоже есть. Трамп человек «антисистемы», по крайней мере, он хочет таким казаться и так себя позиционирует. В то же время, если внимательно присмотреться к нему, то можно убедиться в том, что он человек, безусловно, полностью «системный». Он не любит и нарушает, причем определенно сознательно, «королевский английский протокол», как и любой другой. Он не «зашорен», прост в общении и «по-ковбойски» не всегда слишком вежлив. В этом его плюс. Однако на этом все его положительные качества как президента и государственного деятеля заканчиваются.

NBJ: Какие, с вашей точки зрения, самые интересные моменты можно отметить в ходе этих переговоров?

А. ПЛОТНИКОВ: Трудно ответить на этот вопрос, исходя из того, что надо разделять декларации и реальность. На встрече в Хельсинки Трамп в очередной раз продемонстрировал удивительную нестабильность своего поведения: сначала заявил о «хорошей и плодотворной работе», о «первом шаге к улучшению отношений с Россией», обвинил свои спецслужбы в преднамеренной дезинформации и работе на «ястребов-демократов», а потом тут же отказался от всего вышесказанного, заявив, что он «безусловно верит национальным спецслужбам» и готов поддержать антироссийские санкции по «Северному потоку -2».

Это, пожалуй, и есть наиболее интересные моменты встречи в Хельсинки – явное расхождение между тем, что декларировалось в ходе самой встречи, и тем, что было сказано после возвращения Трампа в США.

NBJ: То есть, по вашему мнению, ожидать потепления отношений между США и Россией нет оснований?

А. ПЛОТНИКОВ:Учитывая сказанное, можно с большой долей уверенности сказать: ни улучшения, ни хотя бы стабилизации российско-американских отношений при Трампе ожидать не приходится. К этому нет никаких объективных и субъективных предпосылок: почти двухлетнее пребывание в должности президента – достаточный срок, чтобы понять, чего этот президент стоит и чего от него можно ожидать. Какое-либо улучшение отношений можно будет ждать только с выбором следующего президента США, но это уже отдельная тема.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.