Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Красная капелла» в годы войны

Война с фашизмом унесла жизни десятков миллионов людей. Разных стран и народов. Многие из них погибли, оставшись в памяти лишь своих родных, близких. Некоторые же стали в борьбе героями, и их имена вошли в историю. Наш рассказ об относительно малоизвестных героях немецкого антифашистского движения Сопротивления «Красная капелла». Светлой их памяти посвящается. Об этом публикация в газете «Советская Россия».

Kprf.ru.
2010-06-22 11:12

 

Кто они?

Уцелевшие от фашистских репрессий коммунисты и антифашисты начали организовывать борьбу в подполье сразу после прихода Гитлера к власти в 1933 г. Ее отдельные очаги сохранились со времен Народного фронта, в солидарности со всеми, кого преследовал нацистский режим, а также с угнанными на гитлеровскую каторгу иностранными рабочими и организованным ими движением Сопротивления. Ядром же германского Сопротивления сразу стали активисты Коммунистической партии Германии, своими жизнями приближавшие Победу над фашистской диктатурой. Постепенно определились и лидеры.
Один из них – АРВИД ХАРНАК – родился в 1901 г. Из семьи потомственных интеллигентов: его отец Отто Харнак – крупнейший знаток истории и литературы, дядя Адольф фон Харнак – академик и генеральный директор Прусской государственной библиотеки. В 1924 г. Арвид получил юридическое образование и докторский диплом. В 1926 г. отправился в США, где подготовил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук «Домарксистское рабочее движение в Соединенных Штатах», которую защитил в 1930 г. Там же, изучая философию, пришел к научному социализму. Экономический кризис, охвативший в 1929 г. весь капиталистический мир, помог ему осознать преимущества советского планового хозяйства. В 1931 г., уже в Германии, вместе с рядом ученых и хозяйственных деятелей основал и возглавил «Научное общество по изучению советского планового хозяйства». Личное знакомство с СССР помогло ученому-экономисту стать убежденным марксистом-ленинцем.

К 1936 г. А.Харнак собрал вокруг себя антифашистов различных политических убеждений, многие из которых работали в различных государственных учреждениях и имели доступ к определенной информации. Это были коммунисты, социал-демократы, пацифисты, христианские демократы, верующие, просто честные люди; были и осознавшие свою национальную ответственность армейские офицеры.
В их числе полковник вермахта Эрвин Гертс (род. в 1890 г., казнен 10 февраля 1943 г. в Плетцензее), передававший ценные сведения о задачах и конкретных целях фашистских ВВС.
Гуманистически настроенные интеллигенты, такие, как журналист-коммунист Вильгельм Гуддорф, которого отец хотел видеть пастором, читавший на древних и почти на всех европейских языках, обладавший обширными знаниями в области экономики, истории, литературы, искусства; доктор технических наук Ганс Генрих Куммеров (род. в 1903 г., гильотинирован 4 февраля 1944 г.) служил на военном заводе, с 1933 г. передавал ценные сведения научно-технического характера о новых важных открытиях и изобретениях в германской военной промышленности.
Были даже отдельные представители буржуазии, например фабрикант Лео Скжипчински – совладелец одного из военных предприятий «Кроне и К°», брошенный в концлагерь Заксенхаузен; «Красная графиня» Эрика фон Брокдорф (род. в 1922 г.) – жена графа Кая фон Брокдорфа, тоже участника Сопротивления, служила в имперском бюро труда, где собирала важные разведывательные данные; ее квартира неоднократно использовалась для радиосвязи с Москвой.

Другим лидером стал ХАРРО ШУЛЬЦЕ–БОЙЗЕН. Родился в 1909 г. Внучатый племянник гроссадмирала фон Тирпица, построившего перед Первой мировой войной германский военно-морской флот. Имел все возможности сделать блестящую карьеру в лагере консервативных правых. Вместо этого прошел радикальный путь от правоконсервативной юношеской организации «Младогерманский орден», преодолев националистические иллюзии, к убежденному марксизму-ленинизму, к открытому политическому столкновению с буржуазным обществом. Еще студентом издавал журнал «Дер гегнер» («Противник»), направленный против германского истеблишмента. Уже в 1933 г. Шульце-Бойзен впрямую бросил вызов фашизму, после того как его друг по редакции «Противника» был на его глазах забит до смерти. Самому Харро все же удалось выбраться живым из камеры пыток. Решающую роль в его дальнейшем развитии сыграло знакомство с кружком художников, в котором преобладающее влияние имели коммунисты КПГ: скульптор Курт Шумахер, его жена, работавшая в области прикладной графики, Элизабет, Вальтер Хуземан и его жена Марта. С 1936 г. Харро, служивший к тому времени в имперском министерстве авиации в чине обер-лейтенанта, включился в руководимое коммунистами антифашистское движение, передавая, в частности, красному испанскому правительству секретные сведения об абверовских мерах, а в посольство СССР в Берлине (через посредницу) передал предостерегающее письмо, в результате чего вскоре в районе Барселоны, на территории красной Испании, были приняты меры против намеченных операций войск Франко. Человек большого ума, блестящий полемист, борец, готовый пожертвовать жизнью ради своих идеалов.

Связанные с А.Харнаком и Х.Шульце-Бойзеном группы начали активно и координированно действовать с 1938 – 1939 гг., когда немецкие антифашисты боролись против развязывания Гитлером Второй мировой войны. Они и стали основой организации, ставшей знаменем всей антифашистской борьбы немецкого народа – «Красной капеллы».

Объединение сил

Косвенные связи между А.Харнаком и А.Шульце-Бойзеном были давно, но первая их личная встреча, на которой детально договорились об объединении антифашистских сил в организацию, состоялась в начале 1940 г. Ее итогом стало приобретение транспортабельных радиопередатчиков, согласование кода и времени сеансов радиосвязи с соответствующими советскими органами. Сбором сведений, имеющих большое значение в военном отношении, к тому времени занималась широкая подпольная сеть антифашистов, проникших во многие экономические, политические и военные центры фашистского государства. Причем не только в Берлине, но и в других частях Германии.
Именно в этот период абвер дал антифашистам организации А.Харнака – Х.Шульце-Бойзена название. Радистов подпольных организаций абверовцы называли пианистами, если же их было несколько – оркестром, капеллой. После того как в ночь с 25 на 26 июня 1941 г. абверовская станция радиоконтроля впервые засекла, что из Берлина – центра фашистской диктатуры – ведутся сеансы прямой радиосвязи с Москвой, тех, кто организовывал их, стали именовать «Красной капеллой». (Правда, для интенсификации передач информации или в случае неисправности основного передатчика радиосвязь кружным путем дополнительно осуществлялась еще из Брюсселя). Именно с этим именем она вошла в историю как символ мужества, несгибаемости и подвига.

С сентября 1941 г. А.Харнак начал слушать передачи «Немецкого радио», находившегося в СССР. Сам он занимал пост старшего правительственного советника в имперском министерстве экономики, имел широкие контакты с сотрудниками ОКВ – штаба верховного главнокомандования вермахта, в комитете по осуществлению четырехлетнего плана, в имперской хозяйственной палате, в институте военно-экономической статистики.

Х.Шульце-Бойзен служил в 5-м отделе штаба оперативного руководства ВВС, имел связи с другими управлениями ОКВ (например с абвером), и ему становились доступными важные сведения военного характера. Активную и важную роль в организации играла также ИЛЬЗА ШТЕБЕ (Альта). Родилась в 1911 г., журналистка. Еще до установления гитлеровской диктатуры работала корреспондентом немецких и швейцарских газет в Варшаве. Как подлинная антифашистка и пролетарская интернационалистка, она вела разведывательную деятельность в пользу Советского Союза. В 1939 г. вернулась в Берлин и поступила на службу в информационный отдел министерства иностранных дел. Центр поручил ей руководить группой разведчиков. Она добывала чрезвычайно ценную информацию, особенно о дипломатических маневрах гитлеровской Германии.

Получаемая информация о фашистских намерениях и возможностях дополнялась, углублялась, расширялась, уточнялась другими сведениями, поступавшими от членов организации, работавших или служивших на предприятиях, в административных органах, на государственных железных дорогах, аэродромах, в войсковых частях. (Часть из них впоследствии вошла в группу заговорщиков, которые объединены обозначеним «20 июля».) Далее полученные данные шифровались, курьером доставлялись основному радисту Гансу Коппи, который передавал их в Москву. Все это требовало готовности многих членов организации предоставлять свои квартиры или помещения, чтобы постоянно менять место передач, осложняя возможность пеленга.

В своих нелегальных публикациях организация обращалась ко всем слоям немецкого народа, к представителям всех профессий. Например, в листовке Шульце-Бойзена начала 1942 г. «Немецкий народ обеспокоен будущим Германии», которую в приговоре имперского военного суда назвали «наиболее гнусным и мерзким писанием обвиняемого», говорилось: «Мы можем спасти себя и свою страну, только найдя в себе мужество вступить в ряды боевого фронта борьбы против Гитлера и тем самым доказать, что фашизм и безумие войны – вовсе не специфические немецкие явления… Вы не одни! Боритесь сначала на собственный страх и риск, а потом объединяйтесь в группы. Германия принадлежит нам!.. Господа, стоящие у власти, дрожат за свою шкуру, но они будут привлечены к ответственности!» Об этом же говорилось в листовках, адресованных старшим офицерам, священнослужителям. Листовочная война через сотни почтовых ящиков Берлина шла постоянно, несмотря на то, что многие получатели сдавали листовки в полицию. Что могло означать как их несогласие с содержанием, так и страх за личную безопасность в связи с возможной провокацией гестапо.

С 1941 г. Организация Шульце-Бойзена – Харнака стала регулярно выпускать нелегальную газету «Ди иннере фронт» («Внутренний фронт»), в издании которой активно участвовали бывшие редакторы газеты КПГ «Роте фане»(«Красное знамя») Вильгельм Гуддорф (род. в 1902 г., член КПГ с 1922 г.), Вальтер Хуземан (род. в 1909 г., член КПГ, один из руководителей организации), Мартин Вайзе (род. в 1903 г., сын учителя, член КПГ с 1927 г.). Авторами статей выступали А.Харнак, Х.Шульце-Бойзен, писатель и публицист Адам Кукхоф, Йон Зиг. Всего до конца 1942 г. вышло около 20 номеров газеты.

В судебном обвинении 19 декабря 1942 г. среди главных «преступлений» перед рейхом организации вменялись следующие радиограммы в Москву:
– о наличии разработанного плана нападения Германии на Советский Союз,
– о завершении подготовки к нападению (передано в Москву 16 июня 1941 г.),
– о численности и боеспособности германской авиации к началу войны против Советского Союза,
– о месячной производительности германской авиационной промышленности в июне – июле 1941 г.,
– о числе боеспособных самолетов германской авиации осенью 1941 г.,
– о дислокации германской авиации на Восточном фронте,
– о запланированном перемещении германских войск вниз по Днепру,
– о положении с горючим в Германии,
– о местонахождении ставки верховного главнокомандования вермахта,
– о серийном выпуске самолетов в оккупированных областях,
– о запланированном наступлении германских войск на Майкоп,
– о концентрации химических боевых средств в Германии,
– о потерях германских парашютистов на острове Крит,
– о раскрытии советского радиокода в Петсамо и т.д.

И все это по-немецки регулярно, ответственно и точно. Из недели в неделю, месяц за месяцем. До провала в сентябре 1942 г.

Провал произошел не в результате какой-либо ошибки самих подпольщиков – в организации действовал принцип жесточайшей конспирации: каждый знал ровно столько, сколько ему надо было знать для выполнения своей задачи, ибо Германия того времени была отравлена фашизмом и в ней сосед следил за соседом. Не нашлось в организации и предателя.

Но любой нелегальный радиообмен неизбежно связан с риском обнаружения и установления местонахождения радистов, а любой код в принципе поддается расшифровке, даже если это требует времени. В декабре 1941 г. органам абвера удалось ликвидировать подпольную рацию в Брюсселе, поддерживавшую контакт с «Красной капеллой». Однако организация продолжала действовать еще более полугода, до тех пор, пока фашистская контрразведка не раскрыла шифр радиограмм, в результате чего получила представление о ее деятельности.


Восхождение в Плетцензее

Аресты не были неожиданными. Сам Харро Шульце-Бойзен, схваченный первым 30 августа 1942 г., видимо, догадывался об этом. Да и его друг Хорст Хайльман, служивший в дешифровальном отделе ОКХ главного командования сухопутных войск, имел возможность получить информацию. Далее аресты членов «Красной капеллы» стали повальными.

Процесс «Красной капеллы» проходил под грифом «Секретные дела командования», означавшим высшую степень секретности и велся ммперским военным судом – высшим военным трибуналом при закрытых дверях. Большое число обвиняемых побудило суд разделить процесс на ряд отдельных процессов, которые начались в декабре 1942г. и продолжались до второй половины 1943 г.
Первый проходил с 15 по 19 декабря. На нем слушалось дело         12 основных руководителей «Капеллы», 10 из которых по личному приказу Гитлера и начальника штаба верховного главнокомандования Кейтеля были вынесены смертные приговоры, приведенные в исполнение в берлинской каторжной тюрьме Плетцензее 22 декабря 1942 г. Женщины Милдред Харнак и Эрика фон Брокдорф были приговорены к 10 и 6 годам тюремного заключения, что Гитлер посчитал недопустимо «мягким» и лично распорядился обеих казнить. Всего же было вынесено 52 смертных приговора.

Назовем имена героев, принявших смерть за Свободу и Победу 22 декабря 1942 г.:
1– Харро Шульце-Бойзен. Гитлер лично распорядился повесить его (фашисты считали казнь через повешение наиболее унизительной, затем шли гильотинирование и расстрел). На смерть Харро шел высоко держа голову, в глазах – уверенность и решимость, о чем свидетельствуют строки из его предсмертного стиха:   
Перед последним рубежом
Подводим жизни итог.
Спроси себя: смысл жизни в чем?
Ведь виден последний порог.
Спроси себя в этот час роковой:
А стоило жизнь так пройти?
Ответ один, он такой простой:
Мы были на верном пути.
Когда смерть держит тебя в когтях,
Жить хочется как назло.
Но нет сожалений ни в мыслях, ни в снах:
Нас правое дело вело.
Топор и веревка нас не страшат –
Не выигран ими спор.
Пусть судьи суд свой неправый вершат,
Не вечен их приговор.

– Либертас Шульце-Бойзен, жена Харро. Внучка графа фон Ойленбурга, который много лет был одним из фаворитов кайзера. Арестована в сентябре 1942 г., через неделю после мужа. Казнена в один день с ним. В «Красной капелле» собирала документы, фотографии, которые должны были впоследствии, после разгрома нацизма, помочь политикам и историкам представить общественности и судам неопровержимый обвинительный материал – с именами и фамилиями виновных – о зверствах эсэсовцев и карательных команд. После ее ареста все собранное гестапо уничтожило.
Арвид Харнак.

Вместе с женой Милдред был арестован 3 сентября 1942 г. При утверждении приговора Гитлер лично распорядился предать его казни через повешение.
Милдред Харнак – жена, урожденная Фиш, гражданка США, где и познакомилась с Арвидом. Став женой, переехала с ним в Германию, где занималась в университетах научной американистикой. 16 февраля 1943 г. была гильотинирована в тюрьме Плетцензее.

– Ильза Штебе. 12 сентября 1942 г. была арестована и в течение нескольких недель подвергалась зверским пыткам. Накануне казни она писала матери: «Благодарю тебя, мамочка. Не печалься! В таких случаях печали нет места. И не носи, прошу, черное платье» (мать Ильзы была брошена в женский концлагерь Равенсбрюк и погибла там). Сама Ильза Штебе была гильотинирована в Плетцензее. В день после оглашения ей приговора женщины в соседних камерах слышали голос Ильзы, исполнявший спокойную задушевную песню.

– Хорст Хайльман (род. в 1923 г., 19 лет) – один из самых близких соратников Шульце-Бойзена. Владел английским, французским и русским языками, поэтому был направлен в отдел дешифровки ОКХ. Передавал Х.Шульце-Бойзену материалы своего отдела. После ареста последнего сумел предупредить об опасности его жену Либертас и обдумывал с ней возможности спасения Харро. Но через несколько дней был сам схвачен гестапо. В предсмертном послании родителям писал: «Я подаю ходатайство о выдаче вам моего трупа и очень хотел бы, чтобы меня похоронили рядом с моими друзьями… Умираю сильным и уверенным».

– Курт Шумахер (род. в 1903 г.) – с весны 1941 г. вместе с женой активно осуществлял сбор и передачу разведывательной информации. В 1942 г. на своей квартире укрывал прибывшего из СССР Альберта Хесслера, а затем свел его с Шульце-Бойзеном. В сентябре 1942 г. был арестован.

– Элизабет Шумахер (род. в 1904 г.) – весной 1941 г. по заданию организации поступила на службу в фашистское Имперское бюро охраны труда, где добывала ценные сведения. Была арестована вместе с мужем. В один день с ним 22 декабря и погибла.

– Ганс Коппи (род. в 1916 г.) – токарь, член КПГ. С 1941 г. осуществлял радиосвязь с Москвой для передачи важной информации о запланированных фашистами военных действиях – основной радист «Красной капеллы» в Берлине.

– Хильда Коппи – жена и боевой товарищ Ганса. Оба были арестованы 12 сентября 1942 г. И оба были приговорены к смертной казни   22 декабря. Но поскольку Хильда готовилась в тюрьме родить ребенка, казнь ей была отсрочена до 5 августа 1943 г., когда она и была гильотинирована.

– Йон Грауденц (род. в 1884 г.) – член КПГ, журналист. В 1922 г. работал в Москве представителем информационного агентства Юнайтед Пресс оф Америка. Начиная с 1941 г. принимал активное участие в сборе разведывательной информации. Предоставлял свою квартиру радисту Г.Коппи.

– Йон Зиг (род. в 1903 г.) – член КПГ с 1929 г. Журналист газеты «Роте фане», один из руководителей организации. Издавал небольшие книжечки «Сказки Андерсена», в которых печатались отнюдь не сказки, а правда о том, что принес Германии фашизм. Был арестован 11 октября 1942 г. После жестоких пыток в здании гестаповского централа на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине покончил жизнь самоубийством.

Альберт Хесслер (род. в 1910 г., член КПГ). Участник национально-революционной войны в Испании. В 1939 г. прибыл на излечение от полученных там ран в СССР. В начале 1942 г. был заброшен в Германию. Приземлился в Восточной Пруссии, затем перебрался в Берлин, где из квартиры Эрики фон Брокдорф вел радиосвязь с Москвой. В конце сентября был схвачен и при невыясненных обстоятельствах убит в гестапо на Принц-Альбрехтштрассе.

Бессмертие
За первым процессом последовали еще шесть. И каждый раз – новые смертные приговоры, огромные сроки тюремного заключения. Перед казнью некоторым смертникам надрезали голосовые связки, чтобы из горла у них не смог вырваться последний крик. Одного супруга заставляли наблюдать казнь другого. Живых людей вешали на крюках, чтобы продлить мучения.

Вторая большая группа была казнена в Плетцензее 13 мая 1943 г. В их числе «красная графиня» Эрика фон Брокдорф, Вильгельм Гуддорф, Вальтер Хуземан. Но все эти приговоренные к смерти УЖЕ ЗНАЛИ о победе советских войск под Сталинградом – и это давало им силы идти на плаху с поднятой головой. Даже под угрозой близкой гибели и в ожидании ее, они восприняли эту победу как подтверждение правильности избранного ими пути борьбы. «Победа на Волге – это для Гитлера конец, а для нашего народа, будем надеяться, начало новой жизни в дружбе с Советским Союзом, со всеми другими народами» – говорил, идя на смерть, Адам Кукхоф (род. в 1887 г., арестован вместе с женой в августе 1942 г., гильотинирован в Плетцензее 5 августа 1943 г.). Его жене Грете, самой осужденной палачами на казнь, чудом удалось выжить (род. в 1902 г., сконч. в 1981 г.) и многое из увиденного и пережитого о последних днях и часах героев «Красной капеллы» она смогла рассказать и донести до потомков.
Каждый из приговоров, дававший кому-то из приговоренных, как Грете Кукхоф, шанс на спасение, воспринимался остальными, идущими на смерть, как общее счастье, дающее надежду на возможность когда-то передать привет родным, какую-то весточку о своей судьбе товарищам на свободе, слова уверенности в конечной Победе, сожалений, что не все из вступивших в борьбу смогли до нее дожить. Все это сообщалось остававшимся в живых перестукиванием через стены или по трубам отопления, в незаметно переданных записочках при «прогулках» по тюремному двору, а иногда и ночными криками через зарешеченные окна.

Дни же после вынесенного смертного приговора были для идущих на голгофу полны какой-то почти прозрачной красоты. Они радовались каждому прожитому дню, зная, что их остается все меньше. Каждый солнечный луч, пробивавшийся через тюремное окошко на серо-зеленые стены казался красивым и золотистым. Приходило чувство уравновешенного спокойствия вечности: они жили так, будто конец дней еще не виден, но в любую минуту были готовы принять смерть. И уходя, шли на нее, восходили к ней спокойно, с высоко поднятой головой.

Вальтер Хуземан в последнем письме отцу писал: «Дорогой отец! Будь сильным! Я умираю так же, как и жил: борцом за дело рабочего класса! Легко называть себя коммунистом, пока не надо отдавать за это свою кровь. А вот коммунист ли ты, можно доказать только, когда пришел час испытаний. Я коммунист, отец! И я никому не доставлю удовольствия видеть меня слабым. Покажи себя достойным своего сына, отец! Превозмоги боль! Не сгибайся! Лучше почетная смерть под топором палача, чем позорная жизнь под игом фашизма!»

Мартин Вайзе (казнен в Бранденбургской каторжной тюрьме 15 ноября 1943 г.) в своем прощальном письме завещал живым: «Наступает последний час моей жизни. Остается слишком мало времени. Мешают неснятые кандалы, а карандаш слишком туп, чтобы писать много. Но перед моим мысленным взором стоит все то прекрасное и величественное, что придало моей жизни такой глубокий смысл…  Мне помогает сознание, что самое ценное из того, что я мог совершить, сохранится – и не только в нашей памяти, но и как непреходящее деяние». В протоколе казни отмечено, что приговоренный до последней минуты жизни сохранял спокойствие и самообладание.
Точные данные об общем числе всех арестованных, убитых или приговоренных к различным срокам заключения членов «Красной капеллы» оказалось установить невозможным – многие материалы обвинений, собранных гестапо и нацистской юстицией, фашисты сожгли и уничтожили, стремясь скрыть от современников и потомков даже сам факт существования такой организации.
Но замолчать подвиг Героев не удалось! 28 из них были посмертно награждены самыми высокими боевыми орденами Советского Союза.

Вечная и Светлая всем им Память от нас, живущих. Их Подвиг всегда будет символом Святой борьбы честных людей за идеалы справедливости и свободы человечества!
Наша Победа 9 мая – это и их Победа!

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.