Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Сельские жители Алтая, в отличие от российского правительства, предпочитают чтить память своих погибших земляков, а не белочехов

Жители села Кошелево (Тальменский район) общими усилиями восстановили трагедию односельчан, ставших жертвами белочешского террора 1919 года.

Евгений Платунов, пресс-служба Алтайского крайкома КПРФ.
2018-05-28 12:28

В минувшую пятницу исполнилось 100 лет началу мятежа Чехословацкого корпуса в мае 1918 года на Транссибирской магистрали. В августе 1919 года свой кровавый след оставили белочехи и в селе Кошелево (ныне Тальменского района Алтайского края). О тех далеких днях шел вчера, 27 мая, разговор в сельском кошелевском клубе.

***

Численность взрослых жителей сейчас в селе Кошелево около 150 человек (таково официальное число избирателей на мартовских выборах 2018 года). Но это только "списочно". Потому что, например, четверо из жителей этого села не нашли работы ближе кроме как на строительстве железнодорожного моста Керчь-Тамань (ж/д станция Перуново - 7 км от Кошелево).

Рядом со зданием бывшей школы - "Памятник воинам-землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)". На плите памятника - 31 фамилия невернувшихся солдат. Скульптор памятника - бывший житель Тальменского района Иоганн Цахеусович Зоммер. Памятник выполнен из кирпичей, и "навершие" начало уже разрушаться. Привести памятник в хороший вид нет уже сил у местного актива сельского совета ветеранов:

- Мы его красим, белим, штукатурим. Наш сельский депутат Валентин помогает нам. Но очень высоко и очень тяжело нам памятник сделать хорошо наверху: кирпичи из-за снега и дождей сверху разваливаются. Поэтому у памятника сейчас такой некрасивый вид. Обидно, что так выглядит единственная для нашего села достопримечательность, - посетовала председатель сельского совета ветеранов Татьяна Михайловна Секерина в разговоре с приехавшим в Кошелево руководителем регионального отделения РВИО Анатолием Муравлевым.

Анатолий Степанович напомнил, что есть в регионе краевая программа ремонта памятников, посвященных воинам-землякам Великой Отечественной войны. Условия включения в эту программу предполагали софинансирование местных бюджетов.

- В Лушниково есть пожарная машина, которую теоретически можно было бы использовать для "высотных работ" на памятнике в Кошелево, - вступила в диалог о памятнике глава администрации сельского поселения Лушниковского сельсовета Татьяна Гоммершмидт. - Но машина сейчас сама в таком состоянии, что "шаг сделает" - и конец ей... Сюда из Лушниково машина уже не выезжает, потому что "кипит". Мы для этой машины собираем вскладчину и на колеса, и на шланги, и на бензин где можем. Купили аккумулятор. В Кошелево сейчас костяк для всех дел - это староста и совет ветеранов. Если они не будут делать что-то, то другие никто не выйдет. Молодежь сейчас вся уезжает из села. Остались одни пенсионеры. С каждым годом им тяжелее и тяжелее. Люди живут тем, что держат большое хозяйство, сдают молоко. Подрабатывают в сезон в поле у фермеров... На памятники двух сел (Лушниково и Кошелево) в прошлом году выделяли 3 тысячи рублей. Хватает только подкрасить кое-где. Все остальное, в том числе, покраска заборчика у памятника, делается своими силами и средствами.

Разговор в кошелевском доме культуры о наболевших проблемах оптимизации сельской инфраструктуры был вызван совсем другим поводом, уводившим в события начала прошлого века. По инициативе потомков кошелевцев - Юрия Васильевича Печина (Новосибирск) и Геннадия Павловича Лупарева (Алма-Ата) - жители села собрались в клубе, чтобы обсудить, где установить мемориальную доску с именами 12-и односельчан, погибших 4 (17) апреля 1919 года от рук чешских карателей-легионеров. Геннадий Лупарев и Юрий Печин нашли в архивах имена погибших, в том числе своего родственника, Ивана Лупарева:

"Записи в разделе "умершие" по с.Кошелёво за 4 августа 1919 г.

1. Дедяев Алексей Владимирович, 62 года

2. Зайков Фёдор Михайлович, 30 лет

3. Ударцева Варвара Михайловна, 12 лет

4. Чуркин Дмитрий Алексеевич, 65 лет

5. Чуркин Григорий Дмитриевич, 27 лет

6. Тюленев Исай Николаевич, 55 лет

7. Бледных Климентий Власович, 40 лет

8. Нагорных Филипп Иванович, 18 лет

9. Юшин Иван Петрович, 27 лет

10. Лупарев Иван Михайлович, 33 года

11. Шадрин Алексей Васильевич, 48 лет.

12. Харитонов Яков Иванович, 33 (38?) лет (Запись в разделе «умершие» за 5 августа 1919 г.)".

По рассказу Раисы Баевой-Ерохиной (по документам Веры Васильевны), которой рассказала ее бабушка Прасковья Баева: "Чехи расстреляли 8 человек в той части села, которая называется "Рассея", "под Шелеповыми". Это 300 метров от дома Владимира Григорьевича Лупарева в сторону кладбища, направо вниз к речке. К нам в дом вошел чех, снял зеркало со стены, завернул тряпкой, сказав, чтобы уходила с детьми хозяйка, бабушка Паруша".

12-летняя Варвара Ударцева, по сохранившимся в пересказе воспоминаниям старожилов, погибла из-за того, что стояла у окна, когда чехи, прочесывая сельские улицы, стреляли куда попало.

Валентина Алексеевна Калачева-Голикова рассказала, что жертв в Кошелево в августе 1919 года могло быть и больше:

- Мой свекр, Леонтий Поликарпович Калачев, прожил долгую жизнь - 90 лет. Родился в 1888 году. В германскую войну он служил, как сам говорил, "синитаром" (санитаром). Был крепкий, сильный человек. Попал в плен, работал у поляков. Пришел пешком из плена. Мы раньше жили в доме свекра у дороги. Но первый его дом сгорел в 1919 году, когда пришли в Кошелево чехи. Они его забрали на расстрел. Его жена Клаша осталась одна в доме. Чехи ей сказали: "Уходи отсюда, но возьми что хочешь, выброси в окно. Сейчас будем поджигать дом". Она выбросила несколько подушек. И так семья осталась "под кустом", как сами сказали. Деда Леву отпустили: он смог с чехами поговорить, что они поняли его невиновность (он, наверное, в Польше выучил какие-то слова). Но вернулся, когда дом уже горел... Подожгли чехи и дом соседа, жившего через дорогу. В том доме был двойной пол и хозяин прятался внизу, под настилом. Он успел выскочить и затушить огонь. Чехи быстро убрались из деревни и не увидели этого.

Анна Николаевна Якушенко-Ерохина напомнила рассказ своей матери о том, как спасались в Кошелево в день 17 августа 1919 года от незваных гостей:

- Чехи приехали внезапно. Никто не успел сначала приготовиться, чтобы спрятаться. Когда они стали "шабарчать" по улицам, то услышав выстрелы, побежали кто в бор, кто в забоки. Мои родственники спасались в забоке с маленьким ребенком (младшей сестрой матери). Еще одна сестра матери была маленькой и взяла с собой собачку из дома. Оставили они в одном месте ребенка и собаку. Сами пошли дальше. Ребенка привязали на кусте черемухи. Свекровка-бабушка сказала: "Елька! Ребенок кричит, собака лает: нас сейчас найдут... Собаку надо задавить". Раньше была вязаная из конопли обувь, "баретки". Распустили один бареток, и задавили собачку, чтобы не выдала. Ребенок был весь мокрый: укричался, комары искусали. Убежали далеко, под Лушниково. Решили спустя время вернуться. Когда пришли в Кошелево, им говорят: "Тот-то погиб там-то, а тот-то погиб еще там-то...". Бабушка старая в нашей семье не убегала, осталась дома. Так чехи пришли и сильно пинали ее, спрашивая: "Где твой сын?". Она закатилась под лавку и отвечала: "Я - неграмотная. Ничего не знаю. Хоть убейте!". Бабушка, когда ее достали из-под лавки, говорила: "Вы-то там все перенесли, непуганые в забоке, когда убежали. А мне досталось за вас всех". Бабушка Маша выжила после этих избиений.

Приехавший из Новосибирска Юрий Печин рассказал жителям Кошелево о поиске имен погибших в архивах Новосибирска и Барнаула. Священник Пономаренко из Кошелево в 1919 году составил список с приписками к фамилиям: "Убит чешским отрядом".

Из разных источников, в том числе из "Хроники 5-го стрелкового полка имени Масарика" (Прага, 1934), выяснилось, что в Кошелево побывали 17 августа 1919 года солдаты именно этого полка, 10-й роты. Потеряны были у Кошелево три лошади в перестрелке с "повстанцами" (партизанами). Чехи 5-го полка несли охрану железной дороги между Томском и Барнаулом. Из "Хроники" можно узнать, что в те августовские дни роты полка широко действовали в различных уголках Алтая, сражаясь с участниками Зиминского восстания ("Veliké povstání", как его чехи называли позже): у Павловска, Фунтиков, Чистюньки, Топчихи, Алейска, Парфеново, Баюново, Калманки... Особенно тряслись легионеры 5-го полка над сохранностью коммуникаций на пути движения пришедшего из Новониколаевска под Топчиху броневика "Прага".

В сельском клубе состоялась вчера фактически импровизированная читательская конференция по материалу о белочехах, помещенному в последнем номере газеты "Голос труда". Кошелевцы увидели на газетном фото главного виновника своей давней трагедии односельчан - броневик "Прага".

Еще ранее "Тальменская жизнь" дважды размещала статьи о кошелевской трагедии 1919 года. Геннадий Лупарев - прямой потомок погибшего в августе 1919 года Ивана Лупарева - в своей второй публикации в "Тальменской жизни" (27 января 2018 года) попробовал представить итог давней трагедии: "Нетрудно представить, какая обстановка сложилась в Кошелево после казни односельчан. Хоронили их на третий день после смерти, как это полагается по православным канонам. И все три дня над селом висел нескончаемый плач. На родственников погибших было страшно смотреть. В очень сложной ситуации оказалась местная церковь. Ее священник (судя по записям в метрической книге, его звали Алексей Пономаренко) привел чехословаков в село и указал дома некоторых партизан. Теперь ему и его служкам надо было отпевать жертв своего вероломства, регистрировать их смерть".

Правда кошелевцы вспоминали, что, по рассказам старших, это другого, лушниковского, священника ненавидили земляки за то предательство:

- Лушниковский поп сказал чехам, что "кошелевские мужики сожгли мост". Поэтому чехи к нам и пришли... Люди позже в Лушниково сторонились попа, который так и жил в селе. Все знали: он - предатель.

Собравшиеся в своем доме культуры кошелевцы были очень удивлены чешскими требованиями продолжения строительства в России памятников карателям-легионерам (соглашение о такой широкой «мемориалной пропаганде» подписали представители правительств России и Чехии еще в апреле 1999 года):

- Память они о себе оставили у нас в селе плохую... Они наших убивали, а мы им часовню теперь должны ставить? Мы лучше своих увековечим, кто погиб от их рук в Кошелево в августе 1919 года!

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.