Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Дата в истории. К 100-летию Ю.А. Жданова

Сегодня, 20 августа, исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося ученого, доктора химических наук, кандидата философский наук, политического деятеля Юрия Андреевича Жданова. Делегация ростовских коммунистов, возглавляемая вторым секретарем Ростовского обкома КПРФ, первым секретарем Ростовского-на-Дону ГК КПРФ, руководителем фракции КПРФ в областном ЗакСобрании Бессоновым Е.И., почтила память земляка и возложила букет из 100 алых роз к могиле Жданова Ю.А.

Пресс-служба Ростовского-на-Дону ГК КПРФ.
2019-08-20 16:22

Юрий Андреевич Жданов был, по признанию всех, кто его знал, не только выдающимся химиком и философом, но и глубоким мыслителем энциклопедического типа. Его познания были настолько широки и основательны, что позволяли ему оценивать и лично развивать в той или иной степени концепции практически во многих науках, причем как естественных, так и гуманитарных, в том числе исторических. Сама уникальная биография крупного ученого, политического деятеля, руководителя советской науки в центре страны и в Северо-Кавказском регионе, наконец, сына одного из ведущих членов Политбюро ЦК ВКП(б) в 1940-х гг. А.А. Жданова, зятя партийного вождя И.В. Сталина была составной частью истории СССР как минимум второй половины ХХ века. Его мемуарная книга «Взгляд в прошлое: воспоминания очевидца» представляет собой автобиографию человека, жизнь которого переплеталась с жизнью огромного количества самых замечательных соотечественников. Эта книга уникальна благодаря позиции автора, который старался ни абсолютизировать прошлое, ни отрекаться от него, а сумел откровенно осветить многие противоречивые и сложные вопросы истории науки, подойдя к ним конкретно-исторически. От себя добавим, что, конечно, на его работе лежит печать ушедшего времени, это не только «взгляд в прошлое», но в известной мере «взгляд из прошлого». В том и состоит ее уникальная особенность. На наш взгляд, Юрий Андреевич имел «историческое» право на свое собственное мнение по любому вопросу.

Юрий Андреевич был убежден в том, что исторический опыт России и СССР должен быть использован, осмыслен, учтен, развит. Вот его суждение по этому поводу. «Гегель говорил, что Мировой дух посещает нацию единожды. Вспомним античную Грецию. Какой потрясающий расцвет! Софокл и Еврипид, Сократ и Сапфо, Пифагор и Евклид! Но за последующие годы не было ни одного Нобелевского лауреата грека.

А Рим?! А нынешняя Франция?! Семнадцатый-восемнадцатый века – кладезь имен! Век Просвещения – век Великой Франции. Век двадцатый? Ни одного мало-мальски важного сражения Франция не выиграла. В конце ХIХ – начале ХХ века проиграла все сражения Германии, за месяц проиграла войну Гитлеру, в пятидесятые годы века ХХ отдала Алжир! Я материалист, но что-то в теории Гегеля верно».

Посещал ли Россию в советский период «мировой дух»? Сталинский СССР одержал величайшую Победу в 1945 г. над фашизмом.

Несмотря на то, что Юрий Андреевич был человеком советской эпохи и захватил большой период постсоветского времени, у него не было чувства особой ностальгии по прошлому. Он считал, что надо помнить обо всех трагедиях и неприятностях, подвигах и свершениях, но двигаться дальше по пути созидания. Не случайно одной из его любимых поговорок была: «Нельзя двигаться вперед с головой, повернутой назад».

Об исторической судьбе социализма и распаде СССР Ю.А. Жданов размышлял следующим образом.

«В глубинном философском плане здесь возникает вопрос о преодолении всех форм отчуждения – как в судьбах всего человечества, так и в судьбах общества, ставшего на путь строительства социализма. В одночасье отчужденные формы не преодолеваются, отсюда – возможность их реставрации.

Ю.А. Жданов считал, что события августа 1991 г., ознаменовали собой перемены такого всемирно-исторического значения, всю глубину которого еще предстоит оценить. Он уточнял, что это крушение не просто разрушило мировую систему социализма, а вернуло экономику страны к частной собственности и социальной эксплуатации.

Справка:

Юрий Андреевич Жданов:

- Член-корреспондент АН СССР,

- Почетный гражданин г. Ростова – на – Дону ( 1997г);

- 30 лет возглавлял Ростовский государственный университет, превратив его в один из лучших в СССР;

- Выдающийся ученый, доктор химических наук, кандидат философских наук;

- Лауреат Государственной премии СССР за работу «Создание математической модели экосистемы Азовского моря» (1983 г.);

- Активно участвовал в создании Кабардино- Балкарского, Кубанского, Северо – Осетинского и Чечено – Ингушского университетов;

- Председатель Северо-Кавказского Научного Центра высшей школы (с 1970 г.);

- Участник Великой Отечественной войны, кавалер боевых орденов, двух орденов Ленина и других правительственных наград за вклад в советскую науку.

***

ЮРИЙ Андреевич Жданов был, по признанию всех, кто его знал, не только выдающимся химиком и философом, но и глубоким мыслителем энциклопедического типа.

Его познания были настолько широки и основательны, что позволяли ему оценивать и лично развивать в той или иной степени концепции практически во многих науках, причем как естественных, так и гуманитарных, в том числе исторических. Сама уникальная биография крупного ученого, политического деятеля, руководителя советской науки в центре страны и в Северо-Кавказском регионе, наконец, сына одного из ведущих членов Политбюро ЦК ВКП(б) в 1940-х гг. А.А. Жданова, зятя партийного вождя И.В. Сталина, была составной частью истории СССР как минимум второй половины ХХ века. Его мемуарная книга «Взгляд в прошлое: воспоминания очевидца» представляет собой автобиографию человека, жизнь которого переплеталась с жизнью огромного числа самых замечательных соотечественников. Эта книга уникальна благодаря позиции автора, который старался не абсолютизировать прошлое, не отрекаться от него, а сумел откровенно осветить многие противоречивые и сложные вопросы истории науки, подойдя к ним конкретно-исторически. От себя добавим, что, конечно, на его работе лежит печать ушедшего времени, это не только «взгляд в прошлое», но в известной мере «взгляд из прошлого». В том и состоит ее уникальная особенность. На наш взгляд, Юрий Андреевич имел «историческое» право на свое собственное мнение по любому вопросу.

Организационный вклад Ю. Жданова в развитие исторической науки в Ростовском университете достаточно подробно освещен в статье В.В. Черноуса и В.Ф. Патраковой. В ней показана роль Ю.А. Жданова на постах ректора РГУ (1957–1988) и председателя Совета СКНЦ ВШ (1969–2006) в развитии исторических наук и образования, в становлении исторического регионоведения, организации и координации НИР на Северном Кавказе. Однако несколько в тени осталась содержательная сторона его «исторического» творчества. Не претендуя на всесторонний анализ его теоретического наследия с исторической точки зрения (а он писал и об истории философии, истории культуры, истории науки и т.д.), мы отметим и охарактеризуем только некоторые его подходы к истории мира и Отечества.

Одним из опорных пунктов в освещении и оценке исторических проблем является концепция революционного демократизма как одного из источников прогресса в целом и формирования феномена большевизма в частности. Эта идея восходит к его интерпретации античной истории. Образ и сущность античного человека – одна из тем, которая неоднократно обсуждалась Ю.А. Ждановым. Обращение к древнегреческой истории философии было чрезвычайно характерной чертой творчества Ю.А. Жданова. Например, выражениями «прометеев подвиг», «прометеево начало», «прометеев огонь», «прометеева трагедия» буквально пронизаны многие работы этого мыслителя.

М.Ю. Келигов считает, что образ Прометея привлек к себе Ю.А. Жданова, так как в нем заключен ключ к объяснению некоторых моментов творческих исканий ученого и, в особенности, к пониманию его мировоззренческих и ценностных ориентаций. На античном материале Ю.А. Жданов разработал альтернативную героике Прометея концепцию «комплекса Эрисихтона» – печальной участи любого социума, основанного на антагонистической и паразитической парадигме. Эрисихтон, согласно греческой мифологии сын фессалийского царя, вырубает священную рощу Деметры, невзирая на предупреждение богини. За это Деметра наказывает Эрисихтона чувством неутолимого голода. У Эрисихтона была дочь, обладавшая способностью принимать разные обличья, что позволило ему многократно продавать ее, а вырученные деньги проедать.

ТАК продолжалось до тех пор, пока Эрисихтон не начинает поедать собственное тело. В заключительной части статьи Жданов отошел от любимого им эзопова языка и достаточно прямо выразил свою главную идею. «Люди на всей Земле утратили чувство безопасности, поскольку атомная угроза сомкнулась с волной террора повсеместного и беспощадного. Это значит, порочна основа общественного бытия, и никаким рок-звездам не заглушить нарастающего грохота взрывов, никакими кока-колами не отмыть потоков льющейся крови, никакими сникерсами и блендамедами не замазать зияющих трещин, раскалывающих мир. Богиня голода празднует ныне непрерывную тризну, унося ежегодно миллионы жизней – и в первую очередь детей.

Всеохватывающая система финансового капитала высасывает из человечества не цифры на дисплеях, не зеленые бумажки или золотые кругляшки, а горячую человеческую кровь, которая омывает клеточки мышц и мозга работающего организма. Именно она составляет субстанцию стоимости, оседающую в швейцарских, парижских, лондонских банках, в Международном валютном фонде и питающую паразитический класс, народы-рантье. Вот теперь роковой комплекс Эрисихтона завершен. Чудес не бывает: на заре формирования общества классовых антагонизмов гениальная интуиция греков уловила их коренные черты и фундаментальные характеристики – разрыв с освященными традицией нравственными, духовными ценностями народа, разлад с природой, насилие над человеком, хищническое потребительство, продажа всех и вся, наконец, самоотчуждение, вплоть до самопожирания, самоозлобления и самоуничтожения».

В этих условиях тем не менее формировалась и созидающая, утверждающая культура, творчески преобразующая прометеево начало человека. Но всему наступает конец: «...производительные силы и формы общения развились настолько, что стали при господстве частной собственности разрушительными силами». Своей гениальной интуицией греки увидели эту перспективу и отразили ее в форме мифа, смысл которого где-то затеряли. Ныне этот смысл теоретически осознан. Роковой комплекс Эрисихтона должен быть преодолен. Здесь не помогут песнопения о постиндустриальном или информационном обществе.

По мнению Ю.А. Жданова, революционный дух Прометея в историческом процессе сочетается с народно-освободительным демократическим движением. Он обращал внимание, в частности, на воздействие передовой русской культуры и революционного движения, слияние судеб народов Северного Кавказа и российского рабочего движения в ходе борьбы за освобождение от социального и национального гнета. В 1998 г. вышли первые (и, к сожалению, последние) два тома «Истории народов Северного Кавказа с древнейших времен до наших дней». В предисловии к первому тому он подчеркивал, что в истории Северного Кавказа происходил процесс взаимовлияния культур населения региона и всех остальных народов России. Познание Кавказа внесло новую струю в освободительные стремления сосланных декабристов, произвело неизгладимое впечатление на великих русских писателей, выдающихся русских революционных демократов, украинского поэта Т.Г. Шевченко. В целом это содействовало постановке крупных теоретических проблем, стимулировало освободительное движение, обогащало интернациональные связи. Эта идейная линия вела дальше – к пролетарским революционерам, к национальной программе В.И. Ленина, к союзу рабочего класса с национально-освободительным движением. Тот факт, что Северный Кавказ в годы Гражданской войны признавали «русской Вандеей», не означал отказа от традиций взаимодействия российской революционной демократии и национально-освободительного движения.

Важнейшим событием в этом плане стало создание в 1920 г. Горской Автономной Советской Социалистической Республики, а затем после ее распада образование автономных областей и республик в составе РСФСР. Это был выбор революционной демократии в пользу перехода народов региона к социализму, минуя капитализм. На этом пути не все получилось, возникли очень сложные проблемы, но в целом обозначилось неуклонное развитие Северо-Кавказского региона на революционно-демократической основе к будущему социализму.

Естественно, что Ю.А. Жданов не мог обойти такую проблему, как выселение некоторых кавказских народов в годы Великой Отечественной войны. Он писал: «Я помню 1941 год, когда немцы уже были под Рязанью, правительство в Куйбышеве, а рядом республика немцев Поволжья, и разбираться, кто там прав, кто виноват, времени и сил никаких нет. И поэтому было принято решение о выселении немцев из республики Поволжья. Можно было согласиться как с Черчиллем, так и с Рузвельтом, но как с временной мерой. Хотя бы, когда началось наше наступление, надо было бы немцев уже и вернуть, после победы, по крайней мере. Что касается вайнахов и других кавказских народов, здесь другая конкретно-историческая ситуация.

1944 год: наши войска на Дунае, нужно ли было в этих условиях принимать такое решение? Я глубоко сомневаюсь. Наши войска на Дунае, и вдруг за пять тысяч километров от Болгарии принимается решение. Здесь другие истоки, и я их вижу в великодержавном шовинизме единичных представителей отдельных народов, в частности, горячо любимого мною грузинского народа. Куда отошли территории? К Грузии.

Только хотели же провести границу по Кубани, включив и Майкоп, до Краснодара. Здесь сказались великодержавные шовинистические настроения отдельных руководителей. Истина конкретна, и рассматривать нужно ситуацию, как всегда, конкретно-исторически. Это мы должны знать».

МНОГО суждений Ю.А. Жданова было посвящено казачеству. Он считал, что казачество Дона и Северного Кавказа исторически является выразителем идей революционно-демократического характера. Он отмечал, что сословный элемент в идентичности казачества носил временный, преходящий характер, и стал проявлять себя лишь на более позднем этапе формирования казачества, до XVIII в. он практически отсутствовал и оформился позже. Исторически сословный момент всегда преодолевался в ходе общественного развития.

В этом нет ничего специфически российского; сословное деление во всем мире обречено исторически. Оно почти повсеместно пало в Европе под влиянием Великой французской революции, вообще отсутствовало в истории США. В то же время преодоление сословности ни в коей мере не может задеть историко-культурного своеобразия казачьего субэтноса, культурных и передовых исторических традиций.

Жданов считал, что революционно-демократические традиции казачества в первую очередь связаны с мятежными казачье-крестьянскими движениями Болотникова, Разина, Пугачева и др. Казаки Ермак, Дежнев сыграли выдающуюся роль в освоении новых территорий Российского государства, совершив свой исторический маршрут даже в глубины Северной Америки. Юрий Андреевич подчеркивал, что в любом народе, в любом этносе замысловато переплетаются самые разнообразные исторические, социальные и культурные традиции. Встречаются среди них прогрессивные, жизнеутверждающие, творческие, бывают и иные: архаические, консервативные, темные. Их соотношение и взаимные влияния по-разному могут оцениваться разными исследователями.

Ю.А. Жданов приводит слова Г.В. Плеханова, который, оценивая выступления казачества против царистского гнета, писал, что «…недовольные элементы бежали в степь, где хозяйственная жизнь по необходимости являлась еще гораздо более отсталой, нежели в центральных местностях Московского государства. У нас казачество явилось чем-то вроде клапана, предохраняющего старый порядок от взрыва. Протест казаков был исторически бесплоден, и, в конце концов, они превратились в орудие угнетения той самой народной массы, из которой они когда-то вышли, и которая величала их «добрыми молодцами», любуясь их удалыми подвигами как выражением своего собственного протеста».

Социальные бури и трагедии, пронесшиеся над страной, сложно отразились на истории казаков, нередко ломая быт и судьбы. Но бессмертен патриотический вклад казачьих войск в общегосударственное дело защиты Отечества. Ю.А. Жданов подчеркивал, что в 1936 г. были сформированы кавалерийские казачьи соединения, завоевавшие себе боевую славу в годы Великой Отечественной войны под командованием генералов Доватора, Плиева, Кириченко, Белова, Селиванова. Судьбы казачества, его духовное богатство и своеобразный менталитет обрели эпическое воплощение в творчестве Шолохова, в книгах Серафимовича, Крюкова, Ставиского, Калинина, Закруткина. Новочеркасск стал одним из центров по разработке космических программ. Древний Азов славится уже не только «азовским сидением», но и монтажом аппаратов для космических кораблей. Вывод Ю.А. Жданова: культурно-исторические, патриотические и демократические традиции казачества могут быть развиты в новых условиях.

ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ судьбе социализма и распаде СССР Ю.А. Жданов размышлял следующим образом. «В глубинном философском плане здесь возникает вопрос о преодолении всех форм отчуждения – как в судьбах всего человечества, так и в судьбах общества, ставшего на путь строительства социализма. В одночасье отчужденные формы не преодолеваются, отсюда – возможность их реставрации.

Ю.А. Жданов считал, что события августа 1991 г. ознаменовали собой перемены такого всемирно-исторического значения, всю глубину которого еще предстоит оценить. Он уточнял, что это крушение не просто разрушило мировую систему социализма, а вернуло экономику страны к частной собственности и социальной эксплуатации.

Опыт истории говорит о сложности и многообразии судеб политических партий. Ленин считал величайшей бедой и опасностью для Европы отсутствие в ней революционной партии. Он с горечью отмечал, что «во главе всемирно-образцовой марксистской рабочей партии Германии оказалась кучка отъявленных мерзавцев, самой грязной, продавшейся капиталистам сволочи», и предупреждал против превращения партии в «поганое стойло карьеристов». Ю.А. Жданов писал, что при этом он опирался на традицию «революционного идеализма русского пролетариата». Именно эти требования, по мнению Ю.А. Жданова, И.В. Сталин слил в единый образ: «Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность»; «Наша партия полна революционных традиций и свободна от фетишистского отношения к своим лидерам»; «Масса не может уважать партию, если партия бросает руководство, если она перестает руководить. Массы сами хотят, чтобы ими руководили, и массы ищут твердого руководства». При этом должна быть проявлена «максимальная чуткость к запросам масс», «чуткость и еще раз чуткость».

Вместе с тем Сталин с тревогой обсуждал вопрос об опасности внутреннего перерождения партии. Выступая 9 июня 1925 г. в Свердловском университете, он отмечал наряду с другими моментами опасность падения партийного руководства и связанную с этим возможность превращения партии в придаток государственного аппарата. В статье «О правой опасности» (1928 г.) Сталин писал: «Существуют ли у нас, в нашей Советской стране, условия, делающие возможным восстановление (реставрацию) капитализма? Да, существуют» – и относил к ним товарное производство, мелкое производство города и особенно деревни, которые влияют на партию.

Ю.А. Жданов далее подчеркивал, что партия представляет собой живой развивающийся организм, поэтому, по словам Энгельса, «может развиваться только во внутренней борьбе в полном соответствии с законами диалектического развития вообще». При этом приходится считаться со стремлением карьеристов втереться в правящую партию. Не избежать также того, что «всюду, где существуют партии и их борьба, существуют также ренегаты и перебежчики», отмечал Плеханов... Все эти явления отражают то обстоятельство, что унаследованные от тысячелетий формы отчуждения не ликвидируются за один час после революции. Их поддерживает и факт капиталистического окружения, господства в мировом масштабе финансового капитала, товарно-денежных отношений. Ю.А. Жданов обращал внимание на выражение Энгельса, что закон пролетарского движения, видимо, к сожалению, таков, что повсюду часть вождей рабочих неизбежно развращается.

ЖДАНОВ был необыкновенно внимателен к чувствам и настроениям самых различных представителей интеллигенции. Своеобразие позиции Ю.А. Жданова по вопросу о месте и роли интеллигенции в истории блестяще отражена в письме Д. Гранину по поводу его книги «Зубр». Напомним, что этот писатель весьма апологетически описывает судьбу видного русского ученого-генетика Тимофеева-Ресовского, который провел все годы Великой Отечественной войны в гитлеровском Берлине. Ю.А. Жданов в связи с романом, оправдывающим такой выбор, написал письмо-эссе, представляющее значительный интерес. В силу этого обстоятельства воспроизведем основные тезисы автора: «Ваша работа, многие выступления современных писателей и публицистов вновь возвращают мысль к судьбам российской интеллигенции, к излюбленному романтическому треугольнику: народ – интеллигенция – власть. Не вдаваясь в дебри этого древнего адюльтера, все же хочу привлечь Ваше внимание к основным, объективно фиксируемым этапам его развития. Пишу не аналитическую статью, а личное письмо, посему прошу простить краткость аргументации.

Первым поколением российской интеллигенции, которое обратилось к народу, постучалось к нему в дверь, были декабристы – дворянские и военные интеллигенты. Стучите, и откроется вам. Ничто не открылось. Лучшие люди России погибли на эшафоте и в ссылке.

Второе поколение российской демократической интеллигенции действовало словом и бомбой, пытаясь разбудить народ. Увы, жатва была более чем скудной. О результате Ленин еще в 1901 г. писал: «Лучшие представители образованных классов доказали и запечатлели кровью тысяч замученных правительством революционеров свою способность и готовность отрясать от своих ног прах буржуазного общества и идти в ряды социалистов» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 395). Как отлично понимаете, интеллигенция всегда была внутренне неоднородна, тем не менее отмеченные два этапа характеризуют черты ее наиболее активной, деятельной части.

К СОЖАЛЕНИЮ, с конца прошлого века интеллигенция во все большей массе стала отражать не интересы народа, а интересы богатых и сытых. И когда настало время революционному народу постучать в двери интеллигенции, они оказались закрыты. Этот процесс имел три этапа.

Первый этап. После поражения революции 1905 года основная (не вся, конечно) часть интеллигенции покинула народ. «Я сжег все, чему поклонялся» – сожгли призывы и иллюзии, традиции и революционные идеи. Ударились в измы, мистику, религиозные искания. Оставили народ в беде. Конечно, была горстка и иных интеллигентов, но не они делали погоду.

Наступила социалистическая революция. Наступила в стране, где уровень культуры был крайне низким, где господствовала патриархальщина, полудикость, самая настоящая дикость, где приходилось варварство искоренять варварскими методами, где надо было учить русского дикаря не полунауке, а всей науке; где на первом этапе необходимо было достичь уровня обыкновенного цивилизованного государства Западной Европы...

Все эти задачи можно было решить лишь с помощью российской интеллигенции. Народ постучался к ней в двери. Что он услышал в ответ? Главная масса интеллигенции старой России оказывается прямым противником Советской власти, и нет сомнения, что нелегко будет преодолеть создававшиеся трудности.

Начался саботаж – саботаж учителей, финансовых работников, государственных служащих, инженеров железных дорог. Начался всеобщий саботаж интеллигенции.

Конечно, с Лениным была яркая, но небольшая группа подвижников-интеллигентов: Луначарский и Красин, Кржижановский и Чичерин, Стасова и Штернберг, Тимирязев и Маяковский. Мощь их была велика, но нужны были специалисты на каждом заводе, в каждом уезде, в каждой школе. Пришлось без интеллигенции начинать восстановление разрушенного хозяйства. Вот итог: «рабочий класс показал, что он умеет без интеллигенции и без капиталистов организовать промышленность.

Но это был лишь второй удар интеллигенции по народу. Третий принесла гражданская война: сотни тысяч агрономов, инженеров, учителей в белогвардейских мундирах покинули свой народ, свою страну. И это были не обычные тысячи. Среди них Куприн и Бунин, Шаляпин и Рахманинов, М. Чехов и Павлов, Коровин и Бенуа, Чичибабин и Ипатьев, Ростовцев и Г. Вернадский и множество иных ярчайших имен. Пусть тут были личные трагедии, пусть кое-кто возвращался, но основной итог:

– интеллигенция в основной своей массе решила обезглавить свой народ.

Нет, я не впадаю в позу кающегося интеллигента, нет, это не иеремиада, не инвектива против интеллигенции. Были интеллигенты другой судьбы, иных решений; были постепенно переходившие на сторону народа. Но в тот драматический период, когда нужно было взять всю культуру, которую капитализм оставил, и из нее достроить социализм, нужно взять всю науку, технику, все знания и искусство – те, кто умел это делать, – бежали...

Революция совершалась в нашей стране при трех неблагоприятных обстоятельствах: низкий уровень развития производительных сил; низкий уровень культуры; низкий уровень политического самосознания, самодеятельности, демократических традиций масс. Все это перекочевывало и во все сферы аппарата власти. Интеллигенция должна была с самого начала идти вместе с народом, не покидать его в трудную годину, с первых же дней революции изживать вместе с народом унаследованные недостатки развития. И вот моя гипотеза, абстрактная: в этих условиях формировался бы иной общественный климат, иные методы борьбы с остатками прошлого. Иным было бы отношение к науке, к ученым, к способам решения научных споров. Махаевское отношение к интеллигенции, мнительность и подозрительное отношение к ней со стороны полуграмотных непролетарских и полупролетарских слоев не проникло бы выше. Не было бы трагедии Н.И. Вавилова и многих иных. Как знать!

ПОДЛИННЫЙ российский интеллигент должен в первую очередь думать о судьбе народа, а не о своей личной судьбе. Так было с Радищевым и Пестелем, Чернышевским и Перовской, с интеллигентами-ленинцами.

И сейчас интеллигенции надо бы думать в первую очередь не о своих обидах и самолюбиях, не о выгораживании «своих», а о народе, его судьбе, его духе и заботах».

Ю.А. Жданов считал, что исторической заслугой передовой российской интеллигенции являлось то, что ни на одном этапе борьбы, ни при каких поворотах истории она не дала оборваться Ариадниной нити великой идейной традиции. Эта традиция от Радищева и Пушкина, Чернышевского и Сеченова продолжается к нашим дням, когда сформировалась социалистическая интеллигенция нового мира. Она гордится такими именами, как Королев и Келдыш, Вернадский и Павлов, Феоктистов и Севастьянов, Мравинский и Рихтер, Шолохов и А. Толстой, Кабалевский и Леонов, Товстоногов и Гончар, Образцов и Уланова, Капица и Александров, Эрнесакс и Амбарцумян… Интеллигент отнюдь не «одинокий носитель культуры», как уныло изображают буржуазные идеологи, а участник широкого, исторического по своему охвату процесса роста культуры, осуществляемого во все более крепнущем и едином строю деятелей культуры.

Таким образом, настоящий российский интеллигент, по Жданову, – обязательно патриот своей Родины.

Чувство Родины – великое и святое чувство, а потому «нет прощения демагогам, которые заимствовали у буржуазных политологов и публицистов бессодержательные клише и штампы о наличии у нас унитарного государства, об «империи зла». Можно только сожалеть о политических деятелях, спекулирующих на узколобых лозунгах суверенитета. Они ничем не отличаются от своих средневековых предков, удельных князей, живших по принципу: «Как бы мне дождаться честь на Путивле князем сесть, пожил бы я всласть, ведь на то и власть». Мещане и обыватели не могут вместить в свои мозги идею Маркса и Ленина: мы сторонники централизованных государств. Государств, свободных от затхлого партикуляризма и обывательского провинциализма. Только такие государства творят историю, ибо они соответствуют ноосферному идеалу». Ю.А. Жданов считал, что Советский Союз как такое централизованное и в то же время интернациональное многосоставное государство отвечало в значительной мере этому идеалу.

OДНИМ из последних заметных действий Ю.А. Жданова в области исторической науки было его одобрение концепции цикла учебников «История Донского края», подготовленного издательством «Донской Издательский Дом». Эти учебные пособия с грифом «под общей редакцией Ю.А. Жданова» уже выдержали три издания и стали важным компонентом регионального исторического образования.

В данных заметках отражены только некоторые штрихи исторического мировоззрения Ю.А. Жданова, которое само по себе нуждается в комплексном изучении и осмыслении. Надеемся, что когда-нибудь это произойдет.

С.А. Кислицын, "Советская Россия".

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.