Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Газета "Правда". Революция Максима Горького

В ХХ веке ни один из писателей не рассказал о своём времени столь исчерпывающе и многогранно, как Алексей Максимович Горький, автор повести «Мать», пьес «На дне», «Васса Железнова», трилогии «Детство», «В людях», «Мои университеты», романов «Дело Артамоновых» и «Жизнь Клима Самгина». Но он не был сторонним описателем событий. С юности Горький примкнул к революционному движению и честно служил ему своим пером. С первых дней литературной биографии Горький — среди борцов против самодержавия. Надо ли пояснять, что это был опасный путь. И холод тюремных стен писатель изведывал многократно. Но он считал необходимым бороться против давно устаревших монархических устоев, против всевластия церковной бюрократии и проповеди смирения, против препон, которые власть возводила между народным большинством и просвещением.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ. Заместитель главного редактора журнала «Историк».
2018-03-19 10:30

Университеты

Писатель Алексей Пешков нашёл себя среди тех, кого жандармы считали неблагонадёжными. Литературное имя «Максим Горький» появилось в 1892 году в тифлисской газете «Кавказ», где был напечатан первый рассказ Алексея Пешкова «Макар Чудра». Горький и до Грузии дружил с революционерами, был вхож в подпольные кружки. Ещё юношей он сочувствовал тем, кто пытался кардинально изменить существовавший политический строй. Его восхищала стихия мятежа, бунта. Но не во имя анархии, а ради торжества цивилизации, науки, просвещения. В Казани он участвовал в работе подпольных народнических кружков, его долговязая фигура уже интересовала полицию. Затем примкнул к кружку Николая Федосеева — одного из первых русских марксистов. «Мне понравилось его бледное, нервное лицо с глубокими глазами», — вспоминал Горький. За каждым его шагом следили жандармы. Случались и аресты. Среди полицейских попадались любопытные типажи, которые войдут в горьковскую драматургию. Один из «сатрапов» генерал Познанский беседовал с арестантом Пешковым о певчих птицах, большим любителем коих он был, о старинных медалях и о напевности стихов Горького, отобранных при обыске, напомнив ему «породистого пса, которому, от старости, тяжело и скучно лаять».

А в Тифлисе его ближайшим товарищем стал ссыльный Александр Мефодиевич Калюжный. Тот и посоветовал молодому писателю взять псевдоним с намёком на критику существующего строя, а заодно и в память об отце, которого Алексей Максимович практически не знал. «Вы первый… взглянули на меня не только как на парня странной биографии, бесцельного бродягу, как на что-то забавное… Вы первый… заставили меня взглянуть на себя серьёзно. Вашему толчку я обязан тем, что уже с лишком тридцать лет служу русскому искусству», — писал Горький Калюжному в 1925 году, будучи уже всемирно известным писателем.

В марте 1901 года молодой писатель узнал о разгоне студенческой демонстрации возле Казанского собора в Петербурге. В тот же вечер он набросал строки: «Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, чёрной молнии подобный». Для таких предвидений проза не годится, только стихи, хотя бы белые, безрифменные. В последний момент перед публикацией Горький изменил финальную фразу: вместо «Ждите! Скоро грянет буря!» поставил «Пусть сильнее грянет буря!»

Цензор процедил в докладе начальству: «Означенное стихотворение произвело сильное впечатление в литературных кружках известного направления, причём самого Горького стали называть не только «буревестником», но и «буреглашатаем», так как он не только возвещает о грядущей буре, но зовёт бурю за собою».

«Буревестника» запретили. Но поздненько. Воззвание Горького переписывали от руки и нелегально перепечатывали огромным тиражом. Без преувеличений, многомиллионным! Писатель не уклонялся и от черновой революционной работы. Горький вошёл в состав московской группы газеты «Искра» в начале октября 1903 года, в списке её членов, составленном царской охранкой, он числился под порядковым номером 27 как «Алексей Пешков».

А могучее стихотворение Горького стало подлинным гимном Русской революции.

1905 год

Но всё-таки, кто был творцом революции? Горстка «авантюристов»?

Среди тех, кто ненавидит революцию, популярна такая точка зрения на Октябрь. Этим господам надо бы заглянуть в историю 1905 года. Расцвет русского капитализма. И — широкое революционное движение, настоящая Гражданская война, в которой сотни тысяч людей поднялись против самодержавия. История 1905 года доказывает: Россия долго вынашивала Октябрь, он был не только Великим, но и органичным явлением. Это должны признать даже убеждённые противники социализма. 1917 год — это поступь истории, а не стечение обстоятельств. Таким он предстаёт и с горьковских страниц.

Для Горького 1905 год стал переломным. А Кровавое воскресенье — рубежом, после которого он объявил империи войну на уничтожение. В тот день писатель шагал в колонне рабочих Выборгского района и стал свидетелем расстрела людей у Троицкого, Полицейского, Певческого мостов и на Дворцовой площади.

Придя домой, он обнаружил там смертельно бледного Георгия Гапона. Горький продиктовал священнику обращение к народу со словами «Братья, спаянные кровью! У нас нет больше царя». Вечером Горький написал воззвание «Всем русским гражданам и общественному мнению европейских государств». «Везде видна гнусная работа кучки людей, обезумевших от страха потерять свою власть над страной, — людей, которые стремятся залить кровью ярко вспыхнувший огонь сознания народом своего права быть строителем форм жизни».

Как и многих других революционеров, Горького в те дни арестовали и месяц продержали в Петропавловке. В его защиту поднялись тысячи людей по всей Европе. В Париже «Общество друзей русского народа», возглавляемое Анатолем Франсом, опубликовало воззвание в поддержку собрата по перу: «Всем свободным людям! Великий писатель Максим Горький должен будет предстать, за закрытыми дверьми, перед беспрецедентным судом по обвинению в заговоре против государства. Вина его состоит в том, что он пытался встать между заряженными ружьями и грудью беззащитных рабочиx!»

Когда революция переметнулась в Москву и на Пресне начались баррикадные сражения, Горький писал: «Хороший бой! Это началось вчера с 2 часов дня, продолжалось всю ночь и непрерывно гудит весь день сегодня… Рабочие ведут себя изумительно!.. У Николаевского вокзала площадь усеяна трупами, там действуют 5 пушек, 2 пулемёта, но рабочие дружины всё же ухищряются наносить войскам урон… Вообще — идёт бой по всей Москве!»

Он решил раз и навсегда: в борьбе со старым миром мосты сожжены. В 1905-м Горький вступил в партию. Стал большевиком в ту пору, когда это было наиболее опасно. Солдатом партии была и его жена Мария Андреевна Андреева. Первая красавица Серебряного века, она посвятила себя борьбе за лучшую долю для народа. Боролась бескорыстно — как и Горький. Они добывали для партии деньги, находили меценатов. Нередко писатель передавал на партийные нужды и собственные средства.

Новый мир

Центральное событие столетия и его главная загадка — это, конечно, Октябрь и строительство социалистического общества, последовавшее за революцией. Когда это историческое явление пытаются принизить, объявить едва ли не случайной авантюрой — вспоминается вечный оппонент героев Горького. Рассудительный Уж из «Песни о Соколе», сладкоречивый Лука из «На дне»… Революционность Горького была глубоко продуманной позицией. Не тактика, а мировоззрение. Эту идеологию он выстрадал и многократно испытал. В её основе — вера в прогресс. В технике перемены к лучшему очевидны. А как быть с общественной жизнью? Можно ли удовлетворяться «исконным» порядком с привилегированными классами и всевластием денег? Горький был убеждён: с этими атавизмами нужно бороться. Заметим на полях: разрушая Советский Союз, идеологи буржуазного ренессанса нападали и на идею прогресса. И это закономерность.

А Горький понимал: необходим новый человек, достойный социалистического будущего. Революция в мировоззрении не менее важна, чем штурм Зимнего и захват телеграфа… Сильная личность, коллективизм, труд, свобода, творчество, наука — таков идеал Горького. «Нам необходимо поднять на должную высоту представление об историческом трудовом человеке, вместителе энергии, организующей и преображающей мир, создающей свою «вторую природу» — культуру социалистов», — писал Горький и вовсе не ограничивался призывами. Он действовал.

В книгах Горького куда больше осмысленной правды о революции, чем в нынешних ангажированных рассуждениях, когда респектабельные ораторы задним числом пытаются «отменить» Октябрь, унизить его до статуса заурядного переворота. Заколотить окно в мир, в котором главными ценностями были труд, просвещение и справедливость.

Горький воспевал свободу, любовался сильными, свободными людьми, Прометеями, бросившими вызов вековой тьме. Но высшее проявление силы он видел не в индивидуальном, а в коллективном подвиге. В этом его тонкое понимание особенностей нового времени, особенностей социалистического строительства, о котором Горький размышлял непрестанно: «Свобода мысли возможна только при полной свободе трудовой жизнедеятельности, совершенно не находившей и не находящей места в условиях капиталистического строя общества и обязательной для каждого при социалистическом строе».

Человек не должен ощущать себя маленьким и ничтожным. Пора выпрямиться во весь рост. Горький видел, что основой освобождения может стать только пролетариат. И примкнул к революционной партии, которая отстаивала интересы рабочих. Писателя привлекали не только идеи, но и люди. К таким борцам, как Ленин, он относился с яростным интересом!

Если считать советскую историю «чёрной дырой» в судьбе человечества, то, конечно, и Горького следует забыть. Можно даже записать его в экстремисты и запретить. Есть и такие планы, вполне объяснимые: по меркам буржуазного благолепия Горький — опасный преступник. Но существует и в истории, и в народной памяти страна, построенная горьковскими Соколами. Писатель был не просто идеологом этой страны, он — один из её творцов.

Известно, что Горький не сразу поддержал Октябрь. Критикуя перегибы первых месяцев Советской власти, он предвосхитил борьбу с троцкизмом. Писатель боялся, что русский пролетариат могут бросить в костёр мировой революции, как хворост. Но, когда он увидел, что большевики затевают в стране большое строительство, он встал рядом с Лениным. И это случилось в самые опасные для революции дни, когда начался контрреволюционный террор. Горький не был сторонником тотального единомыслия. Он считал, что новую культуру должны создавать люди различных убеждений, призывал к широкому союзу Советского государства с интеллигенцией, с талантливыми профессионалами — даже если они скептически настроены к большевикам.

Но белых — под любым соусом — Горький не принимал. «В русской истории они оставили память о себе как о предателях народа своего. В течение четырёх лет они предавали и продавали свой народ вашим капиталистам, господа интеллигенты Европы. Они помогали Деникиным, Колчакам, Врангелям, Юденичам и другим профессиональным человекоубийцам разрушать хозяйство своей страны, уже разорённой четырёхлетней бойней, позорной для всей Европы. С помощью этих презренных людей генералы европейских капиталистов и царя истребили сотни тысяч рабочих и крестьян Союза Советов, выжгли сотни деревень и казачьих станиц, разрушили железнодорожные пути, взорвали мосты, испортили всё, что можно было испортить для того, чтоб окончательно обессилить свою страну и предать её в руки европейских капиталистов…» — это слова Горького.

Где бы ни жил писатель — в Сорренто или у Никитских ворот, — его дом становился штабом строительства новой культуры, нового мира. И памятник писателю, снова стоящий на московской площади у Белорусского вокзала, напоминает нам о великом времени социалистического строительства. О пророке русской революции, который верил в высокое предназначение человека. И мы верим, что история не подведёт Максима Горького.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.