Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Преодоление атомной монополии. К 65-летию создания первого образца советского ядерного оружия

16 июля 1945 г. в обстановке полной секретности в пустынной местности штата Нью-Мексико, в Аламогордо, США произвели первое в истории испытание атомного оружия.

И.И. Никитчук
2013-07-03 16:46
Никитчук Иван Игнатьевич
Никитчук
Иван
Игнатьевич
Персональная страница

6 августа 1945 года. Ранним утром этого дня один-единственный самолет пролетел на большой высоте над Хиросимой. Во Второй мировой войне этот крупный японский город избежал американских бомбежек. В то утро, в самом начале девятого часа, американский бомбардировщик типа В-29 сбросил свой смертоносный груз. Всего одна бомба на парашюте медленно и незаметно приближалась к центру города. Она взорвалась на высоте около 500 м. Начался кромешный ад. Вслед за молнией взрыва, которая на километры осветила ярким светом пространство вокруг, появился огненный шар гигантских размеров. Огромное грибовидное облако заклокотало, поднимаясь вверх более чем на 15 км. Это адское зрелище сопровождалось длительным, ужасающим, неслыханным дотоле громыханием.

Одна-единственная атомная бомба из урана-235 уничтожила целый японский город. Сила ее взрыва в пересчете составила почти 20000 т тринитротолуола, что соответствовало 2000 тех больших десятитонных бомб, которые во Вторую мировую войну превращали в золу и щепки целые жилые кварталы.

Те, кого пощадили огонь и взрывная волна, стали жертвами радиоактивного излучения, которое создало новый вид гибели: лучевую смерть. Жители Хиросимы, пережившие первые моменты адского ужаса, после длительных мучений погибали от коварной лучевой болезни. В 1945 году из числа населения Хиросимы погибло 141000 человек, в 1946 году к ним добавилось еще 10000. С тех пор атомная смерть находит год за годом все новые жертвы среди японцев. Потомки тех несчастных, которые 6 августа 1945 года подверглись действию смертоносных лучей первой атомной бомбы, страдали, страдают и сейчас телесными уродствами. Опасаться следует также лучевых повреждений генетического аппарата.

9 августа 1945 года еще одна американская атомная бомба опустошила город Нагасаки. В этой бомбе в качестве взрывчатого вещества использовался искусственный элемент плутоний, который оправдал свое наименование, явившись посланцем царства смерти. Сбрасывание обеих атомных бомб военными США явилось преступным экспериментом по отношению к беззащитному гражданскому населению. К тому времени уже не было никакой военной необходимости в применении такого оружия.

После поражения фашизма и окончания Второй мировой войны мир не стал более миролюбивым. Холодная война, эта вызывающая игра сил Соединенных Штатов по отношению к Советскому Союзу и развивающемуся социалистическому лагерю, стала принимать опасные формы эскалации. Во всех политических стычках США брали на себя роль мирового жандарма и выставляли "пугало" атомной бомбы, в том числе и по отношению СССР. Уже в июне 1946 года появляется американский план «Пинчер», предусматривавший бомбардировку атомным оружием 20 советских городов. В марте 1948 года появляется план атомной бомбардировки 24 городов нашей страны под название «Бройлер». В декабре 1948 года в соответствии с планом «Сиззл» бомбардировке должны подвергнуться 70 городов СССР. А в октябре 1949 года по планам «Шейкдаун» и «Дропшот» американские атомные бомбы должны были быть сброшены на 200 советских городов, и т.д. вплоть до нынешнего времени, когда бомбардировке должны подвергнуться около 5 тысяч целей на территории России.

У Советского Союза оставался один ответ на эту дерзкую политику силы: как можно скорее положить конец американской монополии на атомную бомбу.

Для советского руководства не были секретом работы по созданию ядерного оружия. Советская внешняя разведка еще в 1941 г. предоставила информацию о заседании Уранового комитета и рекомендации Комитета начальников штабов США о немедленном начале работ по созданию атомного оружия.

Внешняя разведка информировала Москву и о ведущихся в США работах по "Манхэттенскому проекту" по разработке ядерного оружия. В ноябре 1941 г. Центр получил телеграмму, в которой говорилось о попытках группы американских ученых создать "взрывчатое вещество" огромной силы. Разумеется, речь шла об "урановой бомбе", как первоначально называлось атомное оружие.

17 июля 1945 года в Потсдаме начала работу конференция глав правительств СССР, США и Великобритании, которая обсуждала вопросы послевоенного устройства Германии. По рекомендации премьер-министра У.Черчилля президент Г.Трумэн, только что получивший шифрованную телеграмму об успешном испытании атомной бомбы, сообщил Сталину о создании в США оружия огромной разрушительной силы. Руководители США и Англии хотели проверить реакцию Сталина на это сообщение.

Однако реакция Сталина была весьма сдержанной. Он поблагодарил Г.Трумэна за сообщенные сведения и никак их не комментировал. Его поведение казалось настолько странным, что Трумэн и Черчилль подумали, что Сталин просто не понял, о чем идет речь. Их попытка оказать давление на советского руководителя в ходе Потсдамской конференции и сделать его более сговорчивым успехом не увенчалась.

Но Сталин, на самом деле, все понял прекрасно. После беседы с западными лидерами он позвонил в Москву И.Курчатову и дал указание ускорить работы по созданию советского атомного оружия.

К тому времени в СССР уже было многое сделано для создания ядерного оружия. Над проблемой деления атомного ядра работали такие выдающиеся ученые как И.В. Курчатов, М.И. Неменов, А.Ф. Иоффе, В.И. Вернадский, Л.Д. Ландау, И.Е. Тамм, Г.Н. Флеров, П.Л. Капица и многие другие. Еще в 1940 году И.В. Курчатов, Ю.Б. Харитон, Г.Н. Флеров обратились в АН СССР с письмом «Об использовании урана в цепной реакции». В том же 1940 году академик В.И. Вернадский направляет в АН СССР записку, в которой говорилось: «… должны быть приняты срочные меры к форсированию работ по разведке и добыче урановых руд и получения из них урана. Это необходимо для того, чтобы к моменту, когда вопрос о техническом использовании внутриатомной энергии будет решен, мы располагали необходимыми запасами этого драгоценного источника энергии». В сентябре 1942 года, в самое трудное время подготовки разгрома фашистов под Сталинградом, Сталин созвал у себя совещание, в котором приняли участие советские ученые Иоффе, Семенов, Хлопин и Капица. Он проинформировал собравшихся о том, что в Германии, США и Англии ведутся работы по созданию ядерного оружия. Выслушав мнение ученых по данной проблеме, Сталин после некоторого раздумья сказал: «Надо и нам делать». И уже в конце 1942 года советское правительство приняло решение об интенсификации работ по урану.

С этого момента работы по урановой проблеме приобретают организованный и целенаправленный характер. В декабре 1944 года Государственный Комитет обороны (ГКО) принимает развернутое постановление №7102 сс/ов «О мероприятиях по обеспечению развития добычи и переработки урановых руд». Вскоре на территории СССР был открыт целый ряд крупных месторождений урана в Таджикистане, Казахстане, на Украине, в Киргизии, Узбекистане. Началось строительство нескольких комбинатов по переработке уранового сырья, по его обогащению и сепарации. Первым таким комбинатом стал комбинат №817. Директором комбината был назначен Б.Г. Музруков, Герой Социалистического труда, до того работавший директором Уралмашзавода. Замечу, что, когда я в 1969 году приехал молодым специалистом в Арзамас-16 после окончания Харьковского авиационного института, директором Ядерного центра (ВНИИЭФ) был именно Борис Глебович Музруков. У меня остались самые теплые воспоминания о нескольких моих контактах с ним. Он очень внимательно отнесся к моим житейским проблемам. Это был чуткий и внимательный человек к нуждам сотрудников, корректный и справедливый. В последующие годы мне посчастливилось работать с директорами Ядерного центра Е.А. Негиным, Л.Д. Рябевым, В.А. Белугиным и Р.И. Илькаевым, с научными руководителями Ю.Б. Харитоном, В.Н. Михайловым, Ю.А. Трутневым, с Главным конструктором С.Г. Кочарянцем, с заместителем Главного конструктора Д.А. Фишманом. Это люди сталинской эпохи, специалисты высочайшего уровня, преданные своему делу и бесконечно ответственные, внесшие огромнейший вклад в становление и развитие наших ядерных сил сдерживания.

Общее руководство по реализации советского Атомного проекта И.В. Сталин поручает заместителю Председателя Совета Народных Комиссаров СССР Лаврентию Павловичу Берия. Для этого создается Специальный комитет при ГКО, который и возглавил Л.П. Берия, а также Первое главное управление (ПГУ) под началом министра боеприпасов Б.Л. Ванникова. Специальный комитет был образован постановлением ГКО от 20 августа 1945 года. Решение о создании Комитета и его персональном составе принимал лично И.В. Сталин. На Специальный комитет была возложена организация всей деятельности по использованию атомной энергии в СССР, в том числе и разработка и производство атомных бомб. Специальный комитет и ПГУ были наделены чрезвычайными правами, их решения были обязательны для всех ведомств, к тому же они подкреплялись соответствующими постановлениями ГКО. И.В. Сталин лично контролировал деятельность Специального комитета и ПГУ.

Специальный комитет стал подлинным штабом советского атомного проекта. Он рассматривал все принципиальные вопросы, возникавшие в ходе осуществление атомного проекта, готовил постановления и распоряжения ГКО, которые направлялись на утверждение И.В. Сталину. За время существования комитета (до 1953 года) было проведено 140 его заседаний.

При Специальном комитете был образован Научно-технический совет (НТС) под председательством Б.Л. Ванникова. В апреле 1946 года Совет Министров утвердил состав НТС, куда вошли И.В. Курчатов (заместитель председателя Совета), министр химической промышленности М.Г. Первухин, академики А.И. Алиханов, А.Ф. Иоффе, П.Л. Капица, В.Г. Хлопин, И.К. Кикоин, члены-корреспонденты АН СССР Председатель Госплана СССР И.Н. Вознесенский и Ю.Б. Харитон. За время существования НТС было проведено свыше 200 его заседаний. Как правило, они начинались после 10 часов вечера. На них обсуждались научно-технические проблемы создания атомной бомбы и ядерных установок для производства оружейного плутония, технологии получения высокообогащенного урана, проекты ядерных объектов, проблемы обеспечения проекта квалифицированными кадрами и т.п. Следует отметить определяющую роль научного руководителя Атомного проекта И.В. Курчатова  в решении возникающих научно-технических задач. Он провел концептуальное изучение проблемы, сформулировал основные направления работ по Атомному проекту и осуществлял общее руководство всеми работами и исследованиями, в том числе и создание первого уран-графитового реактора.

За период с 1945 по 1949 годы, до момента испытания первой советской атомной бомбы, по вопросам Атомного проекта было принято свыше 1000 постановлений и распоряжений Совета Народных Комиссаров и Совета Министров СССР. Постановлением Совета Министров СССР №805-327 сс/оп от 21 июня 1946 года создается  специальная лаборатория атомного ядра №2 АН СССР. Возглавил лабораторию И.В. Курчатов. В этот же день появляется еще одно очень важное постановление правительства №1286-525 сс «О плане развертывания работ КБ-11 при лаборатории №2 АН СССР». Впоследствии КБ-11 стало известно как федеральный Ядерный центр - Всесоюзный научно-исследовательский институт экспериментальной физики в г.Арзамас-16. В постановлении были определены первые задачи КБ-11 – создание атомных бомб под условным названием «реактивные двигатели С» (РДС-1 и РДС-2). Главным конструктором КБ был назначен член-корреспондент АН СССР Юлий Борисович Харитон (впоследствии академик АН СССР, трижды Герой Социалистического труда, научный руководитель Ядерного центра). Мне посчастливилось встречаться и работать вместе с Ю.Б. Харитоном, и непосредственно по научно-производственным делам, и по партийной деятельности, как первого секретаря ГК КПСС г.Арзамас-16. Это был удивительной скромности человек, тонкий интеллигент, гениальный физик и настоящий коммунист. Он один из немногих людей такого ранга, кто остался верен Коммунистической партии в самые трудные для нее времена преследований новой «демократической» властью и оставался таковым до конца жизни. Мне довелось вручать ему партийный билет нового образца уже обновленной КПРФ.

Надо подчеркнуть, что постановление №1286-525 сс от 21 июня 1946 года предусматривало жесткий контроль за работой КБ-11. Начальник лаборатории №2 И.В. Курчатов, начальник КБ-11 П.М. Зернов и главный конструктор КБ-11 Ю.Б. Харитон должны были ежемесячно докладывать Специальному комитету, а, следовательно, лично товарищу Сталину, о ходе работ КБ-11.

Заслуживает внимания приложение к данному постановлению, содержащее детальное описание мероприятий по подготовке, организации и обеспечению работ КБ-11. Для строительства КБ-11 в зоне Мордовского государственного заповедника и Горьковской области была отчуждена территория площадью порядка 100 кв. км, на которой находился поселок Сарова. КБ-11 был передан находящийся здесь завод №550, относившийся до этого к министерству сельскохозяйственного машиностроения. В годы войны на этом заводе изготавливали корпуса реактивных снарядов «катюша». Здания и оборудование завода стали основой производственной зоны КБ-11. С целью экономии времени строительство КБ-11 было разрешено вести без утверждения проектов и смет, а оплату работ проводить по фактическим затратам. Особое внимание было уделено социальным вопросам, обеспечению всем необходимым научных и технических кадров, для которых в самые сжатые сроки был выстроен коттеджный поселок со всеми коммуникациями. В трудных условиях послевоенного времени, в условиях резкого дефицита ресурсов на строительство КБ-11 было направлено большое количество материалов и необходимого оборудования.

Параллельно создавались мощности для наработки «ядерной взрывчатки». 25 декабря 1946 года Л.П. Берия докладывает И.В. Сталину о пуске первого в СССР уран-графитового реактора Ф-1, а в июне 1948 года - о физическом пуске первого промышленного ядерного реактора. И.В. Курчатов лично руководил пуском реакторов, участвовал в пуско-наладочных работах радиохимического завода и специального металлургического завода.

К началу 1949 года СССР располагал всем необходимым для производства первой атомной бомбы, в том числе была разработана и конструкция бомбы РДС-1, а также был подготовлен испытательный полигон под г.Семипалатинском в Казахстане.

Как в любом новом деле не обошлось без неожиданностей. Их было несколько. Вот одна из них. При изготовлении плутониевых полушарий первого ядерного заряда путем прессования все операции прошли штатно, по отработанной технологии. Но при извлечении заготовки из матрицы штампа обнаружилось, что она слегка приварилась к матрице. Риск извлечь заготовку взял на себя главный инженер комбината Е.П. Славский (впоследствии министр атомного ведомства – Министерства среднего машиностроения). Тяжелым молотком он сильно ударил по зубилу, установленному по линии разъема матрицы, и отделил одну половину матрицы от другой. Заготовка отделилась без повреждений.

5 августа 1949 года изготовление деталей ядерного заряда для первой атомной бомбы было закончено. Их немедленно отправили в Арзамас-16, где и была собрана первая в СССР атомная бомба. Предъявительскую записку на сдачу деталей военной приемке подписал директор комбината №817 Б.Г. Музруков. Приемку деталей осуществили главный конструктор КБ-11 Ю.Б. Харитон и начальник военной приемки В.Г. Кузнецов. Формуляр на детали ядерного заряда подписали И.В. Курчатов, А.А. Бочвар, Б.Г. Музруков, А.С. Займовский, Ю.Б. Харитон и В.Г. Кузнецов. Технический паспорт на детали ядерного заряда был подписан главным инженером комбината Е.П. Славским и начальником цеха В.С. Зуевым, утвердил его директор комбината Б.Г. Музруков.

Испытание первой атомной бомбы было назначено на вторую половину августа 1949 года. 29 августа 1949 года американский самолет-лаборатория «Б-52», совершавший регулярные разведывательные полеты вдоль южных границ СССР, зафиксировал повышенный уровень радиации в атмосфере в районе Семипалатинска. На основании проб воздуха и содержания в них радиоактивных веществ американские ученые сделали однозначный вывод: в Советском Союзе произведен взрыв атомной бомбы. И не ошиблись! Американской атомной монополии пришел конец.

30 августа Л.П. Берия и И.В. Курчатов направили рукописный доклад И.В. Сталину:

«Тов. Сталину И.В. Докладываем Вам, товарищ Сталин, что усилиями большого коллектива советских ученых, конструкторов, инженеров, руководящих работников и рабочих нашей промышленности, в итоге 4-х летней напряженной работы, Ваше задание создать атомную бомбу выполнено.

29 августа в 4 часа утра по московскому и в 7 утра по местному времени в отдаленном степном районе Казахской ССР, в 170 км западнее г.Семипалатинск, на специально построенном и оборудованном опытном полигоне получен впервые в СССР взрыв атомной бомбы, исключительной по своей разрушительной и поражающей силе мощности…»

Эта громоподобная новость была немедленно доложена президенту США Гарри Трумэну. Срочно созванный Совет национальной безопасности США рекомендовал президенту не торопиться обнародовать новость об испытании ядерного оружия в СССР, а сначала подготовить к ней общественное мнение. Американская администрация инспирировала вопрос журналистов о возможности создания в Советском Союзе атомного оружия, и только спустя неделю после утвердительного ответа на него объявила о произведенном в СССР испытании атомной бомбы, названной в американской печати в честь И.В. Сталина «Джо-1». Во всем мире эта новость произвела ошеломляющий эффект. Многие вздохнули с облегчением, понимая, что появление ядерного оружия в СССР станет сильнейшим сдерживающим фактором его использования американскими ястребами. И это доказала сама жизнь: почти 70 лет ядерное оружие является мощным средством поддержания мира на планете, исключив фактически развязывание крупномасштабных военных конфликтов.

После победы над фашисткой Германией непреходящим по своему политическому и научно-техническому значению в истории СССР явилось создание и успешное испытание первой советской атомной бомбы РДС-1. Это было сделано в невероятно сжатые сроки, в условиях тяжелейшего послевоенного времени. Это был результат огромных усилий по созданию новой отрасли науки, техники и промышленности, итог самоотверженного труда многих тысяч участников советского атомного проекта, подлинный триумф СССР и его народов, руководимых Коммунистической партией Советского Союза и ее вождем И.В. Сталиным.

Нынешняя власть, похоже, ведет атомное дело к развалу. От некогда атомного ведомства -  мощного Министерства среднего машиностроения остались осколки в виде номинально Государственной Корпорации «Росатом». У руля ведомства находятся люди, весьма далекие от специфики этого ведомства, фактически дилетанты. Росатом, наряду с другими ведомствами, превращается в коррупционное объединение по разбазариванию бюджетных средств. Несколько чиновников высшего звена уже привлечены к ответственности, а бывший министр О.Адамов даже отсидел срок. Только на строительстве АЭС за рубежом чистые «убытки» по данным Счетной палаты РФ составили почти 1 млрд. долларов. В последнее время принимаются Государственной Думой с подачи руководителя ведомства, небезызвестного «эффективного менеджера», устроившего в 1998 году общенациональный дефолт, С.В. Кириенко законы, открывающие для него возможность приватизации объектов отрасли, реформирования структуры Ядерных центров, обложения данью подведомственных предприятий и т.д. Есть серьезные кадровые проблемы, обновления лабораторной и испытательной базы ядерных центров в Арзамасе-16 и Челябинске-70, других закрытых городов отрасли, в том числе и по испытательному полигону на Новой Земле. В то же время испытания ядерного оружия уже более 25 лет не ведутся. Вряд ли кто-либо сегодня со 100%-гарантией может подтвердить работоспособность ядерного арсенала страны, а падающие непрерывно наши ракеты вызывают сомнение, способны ли они донести ядерное оружие до целей в случае необходимости.

Сегодня власть планомерно и активно уничтожает отечественное образование и принялась за окончательное уничтожение российской науки. Принятие закона о слиянии трех академий – РАН, РАСХН и МАН в нечто под названием государственно-общественное объединение забивает последний гвоздь в гроб российской науки. Мы, нынешнее поколение живущих в России, ради будущего наших детей и внуков, ради безопасности страны должны осознать нависшую серьезную угрозу национальной безопасности России и сделать все, чтобы не случилось непоправимой катастрофы. Вспомним слова русского императора, который сказал очень правильно, что у России нет других союзников, кроме ее Армии и Флота. У России сегодня нет друзей и союзников, мы их всех предали и сдали, у России сегодня нет другого надежного средства защиты своей независимости, кроме ядерного оружия. Сохранить его в боевой готовности - наша первоочередная задача. Потомки нам не простят, если мы все, кому дорога наша Родина – Россия, допустим окончательный развал ядерного вооруженческого дела.

 

И.И. Никитчук,

сотрудник РФЯЦ ВНИИЭФ (1969-1995гг.),

первый заместитель

Председателя Комитета ГД ФС РФ

по природным ресурсам,

природопользованию и экологии,

д.т.н.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.