Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Доклад В.И. Кашина на Парламентских слушаниях «Законодательное обеспечение эффективного развития АПК и производства улучшенной и органической сельскохозяйственной продукции»

Доклад заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академика РАН В.И. Кашина на Парламентских слушаниях на тему «Законодательное обеспечение эффективного развития  АПК и производства улучшенной и органической сельскохозяйственной продукции».

В.И. Кашин
2021-04-22 18:52 (обновление: 2021-04-23 10:19)
Кашин Владимир Иванович
Заместитель Председателя ЦК КПРФ, академик РАН, Председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам
Кашин
Владимир
Иванович
Заместитель Председателя ЦК КПРФ, академик РАН, Председатель Комитета Госдумы по аграрным вопросам
Персональная страница

20 апреля 2021 года                                                       

Государственная Дума

Малый зал

Уважаемые товарищи!

Агропромышленный комплекс, безусловно, – это та составная нашей экономики, которая во многом определяет не только здоровье нации, но и занятость нашего населения. У нас с вами проживает более 37 миллионов непосредственно на сельской территории. Но каждый работающий на селе дает минимум шесть-семь рабочих мест в городе. И, безусловно, производство сельскохозяйственного сырья и продовольствия является основой жизни и здоровья каждого человека. Поэтому государство всегда уделяло своему кормильцу внимание. И народ всегда относился к крестьянину с уважением. Крестьянство не раз подставляло плечо, возвеличивая способность нашей державы исполнять планетарную миссию мира, добра, хлеба и песни. И в этом плане крестьянство вложилось сполна в величие России, Советского Союза, и сегодня делает всё для того, чтобы быстрее встать на ноги, производить достаточное количество продуктов питания для населения и, конечно, решать проблемы мирового значения, исходя из наших возможностей по земельным, водным, лесным ресурсам, всему тому богатству, которое имеет наше государство.

Я хотел бы обратить ваше внимание на производство и потребление в одной из ведущих отраслей АПК – растениеводстве.


 

Мы видим, как за последние годы мы с вами работаем при том разорении, которое было после 1991 года. Видим основные показатели, которые нас сегодня радуют, и те показатели в красной зоне, над которыми мы должны работать. В первую очередь, конечно, речь идет о производстве овощей, фруктов.

Что касается сложных вопросов, если взять производство зернобобовых, мы видим, как мы здесь хорошо работаем, особенно по пшенице. Мы видим и по другим культурам, где даже не справлялись в 80-е, ближе к 90-му году, период доброго развития агропромышленного комплекса, что нам удалось решить проблемы в производстве сахара, сырья для него, масличных культур и маслу. Одним словом, видите динамику, видите результаты, видите недостатки, где нам надо работать.

При этом важно обратить внимание и на потребление. Мы недобираем сегодня до нормального рациона 38 килограммов фруктов и 32 килограмма овощей, исходя из чего, должны ставить перед собой соответствующие задачи.

Что касается отрасли животноводства. Мы видим, что здесь у нас также есть, как достижения, так и красная зона.

Красная зона – это потеря практически 3 миллионов тонн в валовом производстве мяса КРС и баранины к 1990 году. Это, конечно, покрывается с лихвой теми объемами мяса птицы и свинины, которые производим с хорошей динамикой, но это конечно не полноценная замена. То, что дает организму красное мясо, чего нет в других видах продукции животноводства, это вопрос особый. Поэтому тут должен быть научно обоснованный баланс.

И мы сегодня не можем еще раз не сказать о том, что потеряли почти 38 миллионов голов крупного рогатого скота. Это большая беда, а утрата поголовья дойного стада – это трагедия. Эту задачу мы должны решать однозначно. Должна быть выработана стратегия, но пока больше разговоров.

Цифры нам показывают, что падение остановлено, просто уже падать некуда. Осталось всего 8 миллионов голов скота молочного направления, и это вместе с ЛПХ! Вот и имеем на бумаге сегодня 30 миллионов тонн в валовом производстве молока, при том, что производили 57 млн. т.

На первой таблице вы видели производство кормов, которое у нас сократилось в четыре раза к уровню 1990 года. Это еще один индикатор, ведь каждый организм животного – это фабрика по переработке этих кормов. Поэтому и производство зерна, как сырья, которое гонится сегодня без добавленной стоимости за рубеж, это не та модель движения вперед, которая нам нужна.

Неслучайно в потреблении молока мы с вами находимся в минусе к научно обоснованной норме на 94 килограмма! Подчеркну, что это сопоставление не с уровнем потребления 1990 года, а с той научно обоснованной нормой, которую установил Минздрав.

Повторяю, это важнейшая задача для всех нас: науки, бизнеса, федеральных и региональных органов государственной власти. Мы должны действовать более системно, активно. У нас всё для этого есть.

Далее – о водных биологических ресурсах.

В этом плане я должен отметить несколько вопросов. В производстве ВБР, как и по другим отраслям, на отрезке 90-х годов мы падали. И к 2000 году добывали всего 3 млн. тонн. Но затем отрасль пошла вверх, в чем есть заслуга и тех законодательных решений, которые мы приняли на направлениях исторического принципа, квот под киль, переработки, береговой инфраструктуры, поставки на берег рыбы, обновления флота. Кроме того, у нас в разработке сейчас находятся законодательные инициативы и по прибрежному рыболовству, и по аквакультуре, где также есть движение вперёд и за последние пять лет нам удалось на 60% увеличить это производство.

В результате сегодня мы добываем без малого 5 миллионов тонн водных биоресурсов, и это далеко не предел. При этом наши научно обоснованные пределы находятся в районе 8 млн. тонн. Это позволит нам поднять и потребление, которое сейчас на уровне нормы в 22 кг. на человека в год, но, тем не менее, еще очень далеко от таких стран, как Норвегия, Китай, других, в том числе европейских, государств.

Движение вперёд есть, и эту динамику мы должны развивать!

Еще хочу сказать о том, что некоторые деятели постоянно запускают всевозможные байки, что нарастив темпы вылова водных биологических ресурсов мы всё выловим, ничего не оставим за какие-то годы. Не надо байки рассказывать. У нас сегодня будет выступать главный научный сотрудник Всероссийского института рыболовства, который подтвердит, что у нас запасы серьёзные, и задел в их не истощительном использовании у нас большой.

При этом острых вопросов остается много, в том числе по цене. Сегодня во многих регионах рыба дороже мяса, чего в советской истории нельзя было даже представить. Поэтому надо внимательно относиться к тому, что это достояние государства и народа, а не чьё-то личное. Это неверный посыл, и государство здесь должно выстраивать жесткое регулирование.

В целом вопрос цен является крайне актуальным. Мы с вами уже проводили слушания по этой теме, и коснусь многих моментов.

Сегодня мы видим повышение цен от 5 до 60 процентов на продукты питания первой необходимости, и это явление неправильное. Должен быть достигнут паритет в регулировании, создана взаимовыгодная ценовая политика, благоприятно влияющая и на производителя, и на переработчика, и на торговлю, а главное, от которых должен выигрывать потребитель. Каждый участник в этой цепочке должен понимать, что он работает на здоровье человека, и при нашем зашкаливающем уровне бедности, рост цен должен быть ограничен.

Уважаемые товарищи, далее я хотел бы обратить внимание на наши резервы, и в первую очередь, наш земельный ресурс.

В сохранности земель сельскохозяйственного назначения мы достигли предела, за которым, в общем-то, пропасть, из которой тяжело будет выбираться. Поэтому надо ограничивать возможности этих пиратов, которые фактически разграбили земли сельскохозяйственного назначения, переводя их на уровне района, через местных судей, из одних рук в другие, из одной категории в другую. При этом из оборота вырываются самые плодородные земли, земли научных организаций, находящиеся под опытами, пойменные, орошаемые, лишь бы построить там очередной гигантский жилой комплекс или посёлок. Надо заканчивать с этим безобразием.

Всё, что касается земель сельскохозяйственного назначения, надо вынести любой перевод, даже сотку, на уровень федеральный. По-другому невозможно, только министры должны решать эти вопросы и чрезвычайная комиссия, которая должна быть создана, иначе потеряем всё остальное.

Уже половину земель потеряли из фонда сельхозназначения, и эти процессы продолжаются. Сейчас варварство творится везде, куда пальцем не покажешь - на север, или на запад, или на восток, рядом, за МКАД, грабят земли федерального научного центра. Мы обратились к Президенту, провели в Комитете заседание, собрав заместителей министров всех ключевых министерств, прокуроров. Процветает неприкрытая коррупция!

С разбазариванием земель сельскохозяйственного назначения должно быть покончено, в том числе задействовав тот резерв, который у нас есть по вовлечению в севооборот неиспользуемых 40 миллионов га пашни. А это 100 миллионов тонн дополнительного урожая в зерновом эквиваленте, тысячи новых рабочих мест, дополнительные триллионы в ВВП, и т.д.

Здесь есть, где разгуляться любому человеку – от академика до механизатора или оператора машинного доения. Любые технологии. Но пока что похвастаться какими-то положительными результатами на этом направлении нельзя.

Прорыв может быть обеспечен принятием двух-трех законов, которые бы приостановили выбытие из оборота земель, а также упростили изъятие участков у недобросовестных собственников. Надо, чтобы земля работала. Часть из этих решений уже находятся у нас в работе, проекты готовы и тормозятся лишь некоторыми органами госвласти.

Ведь смогли же мы принять с вами закон, который обеспечивает охрану и восстанавливает плодородие почв. Были сложные дебаты, состоялось много слушаний. Посмотрите, в каком состоянии у нас в этом плане ситуация.

Уже 51 млн. га кислых почв, 25 млн. га переувлажненных и заболоченных земель. При этом появились и пустыни. Ответственно этой работой на местах надо заниматься, ведь качество почв, которое сегодня мы имеем, это деградация!

По гумусу 25% почв уже ниже минимального, и лишь только 45% могут быть отнесены к сильно- и среднегумусированным. А как может быть иначе, если в 35 раз сократили площади гипсования, в 12 раз площади известкования, в 6 раз сократили внесение органических удобрений, в 3 раза минеральных удобрений. Что случилось со страной, если такое отношение к Земле-Матушке стало возможным?

Мы все сделали для того, чтобы появилась программа второй целины.

Мы её защитили в Воронеже, на большом совещании у Премьера, когда Медведев поддержал и наш доклад, и наши предложения. Потом было заседание Правительственной комиссии по этому вопросу, и снова мы получили поддержку. Затем мы добились поддержки Президента, проведя два заседания Государственного совета. И вот мы уже полтора года ждем, когда Правительство утвердит эту программу. За это время уже в два раза сократили проектное финансирование. Вначале закладывали 1,4 триллиона, сегодня осталось всего 754 миллиарда. Такими темпами, ещё год подождут, и в нули выйдут.

Нет ни одного депутата ни в одной фракции, кто бы не хотел в этом навести порядок!

Уважаемые товарищи, продолжая тему имеющихся резервов, хочу подробно остановиться на вопросах мелиорации.

В России не так давно было 13,6 млн. га мелиорируемых земель. Сегодня же осталось всего 9,5, и это только на бумаге. Реально работает на орошение всего 2,2 млн. га. Надо заниматься этой работой. Не копейки собирать, а ставить задачи и решать, научно обоснованно доказывать. Посмотрите, в Англии – 80% мелиорируемой пашни, в Китае – 54%, и можно дальше продолжать. Мы со своими 7,8% остались в хвосте!

Неужели душа не болит за то, что захватываются эти земли, и мы забыли про мелиорацию? И во всей этой ситуации крестьянам на полив воду хотят отдавать уже по 5 рублей за куб, при себестоимости в 90 копеек. Эта ситуация просто не поддается пониманию.

Я прошу всех участвующих в нашем мероприятии заместителей министров, внимательно отнестись к этому вопросу. Если для решения проблемы нужны дополнительные дотации, значит сделайте их. Мелиорацию надо развивать, а не хоронить!

Еще один пример - Ставрополье. Там люди готовы вложиться, и вкладываются в орошение. У хозяйств по 10 тысяч гектар пашни, но в ответ на их просьбы пустить канал для орошения им говорят, что пока 40 тыс. га у них не будет, то и канала не будет. А ведь таким хозяйствам поклон надо не один отвесить за то, что они в плодородие хотят вложиться.

Рядом с этими вопросами стоит проблема энерговооруженности.

Сегодня благодаря эффективным механизмам обновления парка сельскохозяйственной техники нам удалось затормозить падение на этом направлении. Сейчас мы на отметке в 204 тысячи тракторов и 54 тысячи комбайнов при общей энерговооруженности в 198 л.с. на 100 га. А ведь всего 30 лет назад на 100 га наши мощности в сельском хозяйстве составляли больше 300 лошадиных сил. Теперь же в Белоруссии в 2,5 раза больше комбайнов, чем у нас, и в 3 раза больше тракторов. А если взять Соединённые Штаты Америки, то мы увидим восьмикратный разрыв. Германия вообще за пределами каких-либо сравнений.

Мы уже давно обозначили цели, сколько у нас должно быть тракторов и сколько комбайнов для обеспечения научно обоснованной нагрузки на технику при соблюдении сроков проведения полевых работ. Действует Постановление №1432, Росагролизинг очень эффективно работает в интересах крестьянства, но мы все еще теряем урожаи по два месяца убирая зерно, а если еще и неблагоприятные условия, то потери становятся очень весомыми.

В этой связи мы призываем экономический блок Правительства, Минэк и Минфин, в конце концов понять, что они, сэкономив несколько десятков миллиардов рублей в год на повышении энерговооруженности сельского хозяйства, теряют триллионы ВВП и существенную часть перспективных доходов бюджета. Фактически они рубят сук, на котором сидят!

При этом наглядные примеры последствий такой экономической политики мы можем прекрасно видеть на примере реализации трех (!) последовательно реализованных программ развития сельских территорий, по итогам которых, все социально-экономические показатели села были окончательно провалены.

Этот позор надо заканчивать, этих неучей надо призвать к порядку, и мы сегодня нашими слушаниями такой посыл им даем. Развернитесь лицом к своему кормильцу! Сами не понимаете – послушайте тех, кто знает о проблемах сельского хозяйства и сельских территорий не понаслышке, тех, кто всю жизнь посвятил этому благородному делу!

Уважаемые товарищи, далее - о вопросах научного обеспечения.

Та реорганизация, которая на этом направлении идёт уже много лет, для сельского хозяйства оказалась трагической. У Россельхозакадемии с Минсельхозом были достаточно плотные связи. По существу мы работали рука об руку, единым организмом. Сегодня такая связь утрачена.

В этом одна из ключевых причин того, что создаётся много сортов, но в производство они идут очень слабо.

Нашими учеными каждый год создаются уникальные сорта, ярко выделяющиеся своими характеристиками. «Таврида», «Эллада», «Титан», это все новые сорта с урожайностью за 100 центнеров с гектара. Это мировой уровень! Но внедрения, к сожалению, нет.

Мы договорились действовать в интересах объединения, систематизации этой работы, в том числе на направлении семеноводства. Селекция, генетика – это хорошо, но семеноводство сейчас является слабым звеном. При этом мы ставим задачу не только быть оригинаторами, но и оказать поддержку первичному семеноводству. Наука возражает, нет у них столько земель, но это вопрос к Министерству. Значит земли должны быть выделены в специализированные хозяйства, которые бы вместе с наукой решали эту задачу. Ведь имеющийся опыт пока не утрачен полностью.

При этом и науке надо идти вперед, с учетом изменения климата выходить на создание сортов, обеспечивающих полтора-два урожая в год, а также на создание технологий, которые через борьбу с лимитирующими факторами среды обеспечивали наиболее полное раскрытие генетического потенциала наших сортов. А это означает возвращение и к стационарным модельным опытам, и к многолетним опытам, и так далее.

Все задачи сегодня кричащие. Производство само не справится с этой задачей, и в погоне за урожаем скорее будут закупать иностранные сорта, в том числе генномодифицированные. То есть, задач у нас в этом ключе много, мы видим в этом резерв.

Мы уже давно приняли закон, поддерживающий научные организации. Но его реализация была обеспечена всего в 11 регионах. Почему другие регионы топчутся на месте? Активизировать эту работу – задача и Министерства, и Комитета. Эту ответственность мы с себя не снимаем.

Уважаемые товарищи, кадры решают всё! Неслучайно об этом говорил генералиссимус, а, наверное, до него ещё и говорили такие выдающиеся деятели, как Пётр Первый. Поэтому для АПК развитие сельских территорий – это одна из главнейших задач. Будет развиваться деревня, будет там молодёжь, будут специалисты, не будет ни бурьяна, ни пожаров.

Программа на этом направлении заработала.

Все знают, какая это была сложная работа, сколько раз нам приходилось выходить на Президента, на Премьера, но эту задачу мы решили. При этом нам на старте удалось заложить в нее хорошую сумму на реализацию - 2,3 триллиона рублей! Но затем все посыпалось, и уже триллиона мы в ней потеряли. Экономический блок Правительства просто-напросто хулиганит. В пять раз (!) на 2021 год сократили финансирование к исходной редакции паспорта программы. И при этом они триллионы находят для того, чтобы отдать бизнесу, зарегистрированному в офшорах.

Неужели трудно найти эти небольшие деньги, чтобы вдохнуть жизнь в наши деревни, в святые наши места, откуда Русь пошла? Ведь у каждого из них деревенские корни!

Я еще раз хочу показать, что сельские территории деградируют.

У нас 94 тысячи деревень не газифицировано. Посмотрите, в пять раз сократилось количество больниц, в 3 раза – детских садов, в два раза – школ. Смертность, рождаемость – всё не в пользу деревни в сравнении с городом. Бедность определяется лицом деревни. Что это? Конечно, безобразие!

Мы выстроили перспективные модели финансирования мероприятий, направленных на решение ключевых задач в области развития агропромышленного комплекса и сельских территорий.

Мы много не просим, мы даже говорим через эти системные вещи, мы выходим на уровень 0,75% ВВП или 4% расходной части федерального бюджета, при том, что в Советском Союзе меньше 15% на сельское хозяйство не давали. Мы просим вполне посильные для бюджетной системы средства, которые обеспечат прорыв в производстве сельскохозяйственной продукции и социально-экономическом развитии сельских территорий. Причем эти средства через новые урожаи, новые рабочие места, насыщение обрабатывающей промышленности сырьем, старицей вернутся в бюджет через налоги.

Уважаемые товарищи!

Мы завершаем работу над законопроектами по продукции с улучшенными характеристиками, отслеживаем правоприменительную практику уже принятого закона об органической продукции. Исходя из этого, уже сейчас можем наметить приоритетные направления дальнейшей работы. И здесь опять же нельзя не отметить высокую научную составляющую. Наши научные центры в развитие принимаемых законодательных решений должны активизировать работу не только по уже названным направлениям селекции и семеноводства, но также на направлениях технико-технологического развития, смены системы предшественников. И у нас будет всё гораздо лучше и с урожаем и с его качеством, и цены на органическую продукцию тогда не будут заоблачными.

И в заключение о законодательной составляющей.

Закон о семеноводстве. Это один из наших приоритетных законопроектов. Правительство внесло его в Государственную Думу в довольно сыром виде, но при участии наших научных организаций, ассоциаций, мы его дорабатываем и примем в течение весенней сессии, в том числе с учетом необходимости восстановления государственной поддержки и многих других вещей.

Закон о сельскохозяйственном страховании, направленный на поддержку в чрезвычайных ситуациях наших крестьян, а также инициативы по прибрежному рыболовству, по русловым прудам, пестицидам и агрохимикатам, ветеринарному контролю, и ряд других, отраженных на слайде, это наши приоритеты.

Какие изменения законодательства уже пиняты?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Это 31 законодательный акт, в том числе Закон «О зерне», «О племенном животноводстве», «О плодородии почв», «О пчеловодстве» и многие другие. Это все базовые законы, над обеспечением эффективной правоприменительной практики которых мы работаем вместе с Министерством сельского хозяйства.

И конечно нельзя еще раз не отметить наши государственные программы – «Развития сельского хозяйства, и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия», «Комплексного развития сельских территорий», а также «Вовлечения в оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса Российской Федерации». Системная их реализация должна стать костяком не только обеспечения качественными продуктами питания нашего населения, но и помощи тем странам, которые страдают сегодня от недостатка продовольствия.

Я вас благодарю за нашу общую работу! Уверен в нашем совместном успехе. Спасибо!

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.