Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Н.В. Арефьев выступил перед журналистами в Государственной Думе

18 сентября, предваряя пленарное заседание Государственной Думы, перед журналистами выступил депутат фракции КПРФ Н.В. Арефьев. Предлагаем вашему вниманию текст его выступления.

Руслан Тхагушев. Фото Сергея Сергеева. Пресс-служба фракции КПРФ в Государственной Думе
2019-09-18 15:02 (обновление: 2019-09-18 15:36)
Арефьев Николай Васильевич
Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ
Арефьев
Николай
Васильевич
Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ
Персональная страница

- Наверное, нет человека в России, который бы не одобрял национальные проекты, которые были разработаны по майским указам президента. И вот недавно на финансовом форуме в Москве разгорелся спор: а будут ли исполнены национальные проекты, и дадут ли они возможность России войти в пятерку высокоразвитых стран. Кроме того, возник спор между Центральным банком и Минэкономразвития о том, кто виноват в обнищании народа.

Ну, виноваты, наверное, все. Во-первых, довольно сложно сегодня сказать, будут ли исполнены национальные проекты или нет. Я еще в прошлом году, когда мы принимали бюджет, говорил, что в принципе никаких дополнительных средств на национальные проекты не выделялось. Если мы возьмем бюджет на ближайшие три года, то увидим, что он растет на обыкновенные величины, которые всегда были присущи российскому бюджету. То есть из золотовалютных резервов мы на национальные проекты не брали ни копейки. Мы не брали на них средства и из Фонда национального благосостояния. То есть дополнительных денег для реализации национальных проектов нет. Мало того, через Фонд национального благосостояния мы за два года должны изъять из бюджета еще 10 триллионов рублей. Таким образом, Фонд национального благосостояния к 2021 году должен составить 14,5 триллионов рублей. А как же тогда выполнять национальные проекты?

Сначала ужаснулись, что 8 триллионов – это, вроде бы, много. А теперь, когда сказали про 26 триллионов, никто не ужасается. Почему? А потому, что все национальные проекты – это переименованные статьи бюджетной классификации. То есть была статья бюджетной классификации «Образование», а теперь это национальный проект «Образование». Статья «Здравоохранение» стала национальным проектом «Здравоохранение». Таким образом, национальные проекты должны осуществляться за счет этих текущих статей бюджетной классификации. Но вы сами понимаете, что бюджет у нас минимальный, у нас огромные долги, которые к 2021 году в регионах составят около 3 триллионов рублей. Тогда за счет чего регионы будут вкладывать в национальные проекты свою половину средств?

Поэтому Греф и сказал, что, поскольку деньги на национальные проекты не выделяются, надо отказаться от их реализации, потому что они не послужат вхождению России в пятерку развитых стран.

Так есть ли такая возможность или нет? Я вам напомню, что Советский Союз в мировой экономике составлял 22%. Еще 7 лет назад Россия в мировом ВВП составляла 5%. А вот сегодня она составляет 1,7%. Ну, о какой пятерке можно говорить, если мы упали по рейтингу развитых стран так низко? О чем можно говорить, если у нас шестой год подряд падает уровень жизни населения?

Почему сцепились Центральный банк и Минэкономразвития? Кто виноват в обнищании масс? Все виноваты! И Центробанк своей денежно-кредитной политикой, и Минэкономразвития своим бездействием в развитии экономики. А ведь без развития экономики ничего развиваться не будет.

Еще раз повторю, что у нас шесть лет подряд падает уровень жизни населения, в том числе, и в этом году. А света в конце тоннеля по-прежнему не видно. Сегодня Центробанк заявляет, что граждане набрали много кредитов, практически, на 16 триллионов рублей. Из них просроченных около триллиона, а необеспеченных – почти половина. То есть мы уверенно движемся к дефолту. И хотя Центробанк и говорит, что сегодня кредитная база не такая уж высокая, но, тем не менее, это вызывает определенные опасения, что дефолт может наступить только из-за неплатежеспособности населения.

Если жизненный уровень и доходы населения падают, граждане берут кредиты в банке. Но если они берут их в банке, а потом не могут расплатиться из-за упавших доходов, то нет оснований говорить о невозможности дефолта. Поэтому нужно пересматривать денежно-кредитную политику, чтобы кредиты стали доступными и для бизнеса, и для населения. Чтобы банки были открыты. Чтобы не выкачивались деньги из бюджета. Чтобы не росли долговые обязательства субъектов Российской Федерации. И если выполнить эти условия, экономика пойдет вверх.

Сейчас объявили импортозамещение, но, фактически, никакого импортозамещения нет. Если открыть статистический сборник, то, кроме сельского хозяйства, вы там ничего не найдете. Мало того, уже всерьез заговорили о четырехдневной рабочей неделе. Но нам, что в России делать нечего? Выходит, мы не собираемся выполнять указы президента, национальные проекты?

Я понимаю, что Горьковский автозавод попал в сложное положение, и он переходит на четырехдневную рабочую неделю, чтобы не закрыться. Но это одно предприятие, которому надо помогать. Надо сказать, что правительство в феврале создало комиссию, чтобы как-то расшить проблему ГАЗа. Но ее до сих пор никак не разошьют и только усугубляют обстановку.

Тем не менее, сегодня по примеру ГАЗа ставят вопрос о том, чтобы вся Россия перешла на четырехдневную рабочую неделю. Я, например, это понимаю, как желание скрыть реальную безработицу. Потому что у нас сегодня 3,5 миллиона безработных, хотя недавно было 5 миллионов. А предприятия закрываются в три раза быстрее, чем регистрируются. То есть у нас какая-то прямая пропорциональность: чем меньше предприятий, тем меньше безработица. А так не бывает! На самом деле, чем меньше предприятий, тем выше безработица.

Мы знаем, что у нас часть безработных переименовали в самозанятых. И, фактически, у нас вместе с самозанятыми получается 35 миллионов безработных. К тому же многие безработные скрываются за неполным рабочим днем и неполной рабочей неделей. А когда скрывать это уже становится невозможно, придумывают четырехдневную рабочую неделю.

Но при этом надо решить вопрос: а что делать с пятым днем? Его людям будут оплачивать или нет? Если пятый день недели оплачивать не будут, то у нас заработная плата падает сразу на 20%. Шесть лет падал жизненный уровень населения, да еще зарплата упадет на 20%! Таким образом, поручение президента Путина, чтобы сократить бедность в два раза, превращается в несбыточную мечту.

Считаю, что нам не стоит больше полагаться на нефтегазовые ресурсы. Надо развивать реальный сектор экономики, строить заводы, фабрики. Самим производить и одежду, и обувь, и ткани. Производить продовольствие, не покупая ничего заграницей. Только так мы можем выжить! Если мы этого не сделаем, судьба нашей экономики будет очень незавидной.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.