Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

А.В. Куринный и О.Н. Смолин выступили перед представителями СМИ в Госдуме

В среду, 11 сентября, перед началом пленарного заседания Госдумы состоялся пресс-подход депутатов-коммунистов. Перед представителями СМИ выступили А.В. Куринный и О.Н. Смолин.

Пресс-служба ЦК КПРФ. Фото Сергея Сергеева
2019-09-11 17:58 (обновление: 2019-09-12 00:43)

А.В. Куринный:

- Сегодня на очередном пленарном заседании Государственной Думы планируется рассмотреть 74 вопроса. Один из обсуждаемых сегодня вопросов, внесенных группой депутатов "Единой России" - об ограничении полетов беспилотных летательных аппаратов. Законопроект вызывает много вопросов. В частности, сотрудникам полиции, росгвардии, федеральной службы охраны и другим силовым структурам дается право на определенный промежуток времени ограничивать пролет беспилотных летательных аппаратов, сбивать их, специальными информационными средствами нарушать их работу. В любом случае ожидается дискуссия на этот счет, поскольку многие граждане, многие владельцы этих беспилотных летательных аппаратов требуют конкретики. Они требуют, чтобы были прописаны четкие критерии, где летать можно, где нельзя, когда и по каким причинам можно ограничить их право на свободный сбор информации.

Кроме того, будет внесено большое количество законопроектов от оппозиции, большинство из которых планируется "Единой Россией" и ее представителями в комитетах на отклонение, в том числе законопроекты КПРФ, связанные с поддержкой педагогических работников, и законопроект КПРФ, связанный с освобождением от налога на имущество многодетных семей в Российской Федерации.

Одновременно мы коснемся сегодня темы прошедших выборов в Российской Федерации и якобы грандиозного успеха "Единой России". На самом деле, этот грандиозный успех связан исключительно с победами губернаторов, которые шли в большинстве своем самовыдвиженцами, никак не ассоциировались с "Единой Россией" и не вспоминали о своей партийной принадлежности. А второе - они шли на фоне абсолютно зачищенного поля с удалением оттуда всех соперников, которые могли навязать какую-то конкурентную борьбу при абсолютном доминировании административного ресурса. Плюс на это еще, безусловно, накладывались многочисленные, а, порой, тотальные, системные, как в Татарстане, например, случаи фальсификации выборов.

Я сам был на этих выборах. Практически по всей территории Татарстана применялись и вбросы, и переписывание протоколов, и открытое и грубое вмешательство в работу наблюдателей, членов участковых избирательных комиссий, которых сотрудники полиции просто выводили перед подсчетом с участков. Ну, а многие участки, где были плохие результаты для партии власти, просто сворачивались после окончания голосования и уходили, не давая никакой информации, не давая никаких протоколов, за которыми потом можно было бы следить и делать какие-то выводы.

Поэтому, естественно, оценка была дана руководством партии, оценка в части непризнания результатов этих выборов с требованием привлечь к ответственности и председателя республиканской избирательной комиссии, и, безусловно, руководителя министерства внутренних дел, поскольку сотрудники министерства внутренних дел Татарстана во многом способствовали тому, чтобы эти фальсификации были возможны.

Что касается мер законодательного характера, которые предлагает партия, мы в части борьбы с этими фальсификациями, борьбы с нарушениями внесли несколько законопроектов, которые будут рассмотрены, мы надеемся, в течение осенней сессии. Это законопроект, который отменяет муниципальный фильтр и делает возможным выдвижение сильных кандидатов для того, чтобы действительно была конкурентная борьба а не такой, по сути, безальтернативный вариант избрания губернаторов.

Мы внесли еще ряд законопроектов, которые ужесточают ответственность для тех, кто фальсифицирует выборы. В том числе сегодня готовится законопроект, который будет вводить дисквалификацию как одну из мер ответственности в случае применения административного ресурса, когда руководитель той или иной организации, который агитирует, требует, настаивает на голосовании за того или иного кандидата, может быть отстранен и лишен своей должности. На наш взгляд, это будет достаточно эффективным способом борьбы впредь с подобного рода проявлениями административного ресурса.

О.Н. Смолин:

- Едва ли не центральным вопросом сегодняшней повестки дня будет Правительственный час с участием министра науки и высшего образования Михаила Катюкова. Я думаю, большинство из вас помнят Михаила Ломоносова, другого Михаила, который говорил: «Науки юношей питают, отраду старым подают, в счастливой жизни украшают, в несчастный случай берегут. В домашних трудностях утеха и в дальних странствах не помеха. Науки пользуют везде: среди народов и в пустыне, в градском шуму и наедине, в покое сладком и в труде». Но сегодня мы будем говорить не о том, какое удовольствие может получить человек от науки, а совсем о другом – о том, что без науки невозможен тот самый экономический прорыв, без которого невозможно будущее страны.

Дело в том, что с 2013 года в стране экономическая стагнация. Владимир Путин говорил, что на 25% наши проблемы от санкций, а на 75% мы сами не доработали. Кто эти «сами» - думайте сами. Стагнация хуже экономического кризиса, потому что экономический кризис имеет собственную логику, когда за спадом следует подъем, а стагнация может длиться сколько угодно долго и требует чрезвычайных усилий от правительства. Не случайно не только мы в лице Геннадия Зюганова, но и Союз промышленников и предпринимателей, Вольное экономическое общество, Академия наук и так далее требуют новой индустриализации. Что такое новая индустриализация? Одна из ее главных составляющих частей – это интеграция науки, образования и производства.

Что у нас с наукой? Начнем с того, что, согласно международным нормам, государственные расходы на науку должны составлять 2% от валового внутреннего продукта. В Израиле, например, 4% с лишним. У нас по указу президента от мая 2012 года в 2015 году расходы на науку должны были составить 1,77% от валового внутреннего продукта. По официальному заключению комитета по образованию и науке, в 2019 году будет 0,38%, в 2020 – 0,39%, в 2021 – снова 0,38%. Говоря по-русски, указ президента недофинансируется в 4,5 раза. Возникает вопрос: а кто в доме хозяин? Президент, который издает указы, или Минфин, который выделяет на это деньги?

Надо отдать должное: при этих очень низких затратах российская наука как-то живет, совершает открытия. Но в другом указе президента, теперь уже от 2018 года, номер 204, написано, что мы должны создавать условия для привлечения в науку молодых ученых. Если верить Российской Академии наук, то в 2013 году у нас из страны уехали 20 тысяч молодых ученых, в 2016-м – 44 тысячи молодых ученых. Сегодня мы спросим министра, каковы последние данные на эту тему, удалось ли переломить эту тенденцию.

Напоминаю, по оценкам Германа Грефа, с которым я далеко не всегда согласен, потери страны, пересчитанные в деньги, от утечки умов превышают потери от утечки обычного капитала, которые за послесоветское время превысили 2 трлн долларов. Потери человеческого капитала значительно важнее.

Что касается других системных проблем образования, ключевая тема, конечно, это кадры. Деньги решают не все, все решают кадры, но кадры в значительной степени зависят от денег. По официальным данным российского правительства, средняя заработная плата в российской науке – это 94 тысячи рублей. Правда, когда я спрашиваю у моих коллег, работников науки, получают ли они 94 тысячи рублей, большинство из них крайне удивляются этой цифре. Почему так получается? С одной стороны, колоссальный уровень неравенства в оплате труда ученых, с другой стороны, чудеса статистики. Помните, как говорил Андрей Макаров: «После того, как мы подчинили Росстат Минэкономразвитию, нам по плечу любые показатели». Вот эти показатели нам тоже по плечу.

Например, организации позарез нужен компьютер. Организация знает, что она должна повышать зарплату научным сотрудникам. Выписывают премии, скидываются, покупают компьютер. После этого кто-нибудь недовольный жалуется и начинаются расследования. И это только один пример. Наиболее частый пример – перевод на неполную ставку с расчетом, исходя из полных ставок, и так далее, интенсификация труда.

Мы считаем, что нам необходимо повышать долю базового оклада в оплате труда российского ученого. Иначе они так и будут удивляться, откуда взялись средние данные по их заработной плате.

Примерно то же самое по заработной плате вузовских преподавателей. Это то же в большинстве работники науки. По официальным данным – 84 тысячи. Два года назад Общероссийский народный фронт провел исследование, и оказалось, что указ недовыполняется в 2,5 раза. Напоминаю, согласно указу, средняя зарплата российского вузовского преподавателя должна составлять две средние по региону.

Я уже не говорю о том, что есть проблемы, связанные с работой в самой науке. Например, сейчас в России 92% граждан позиционируют себя как патриоты. Мы все время говорим о защите национальных интересов и так далее. Но при этом в науке едва ли не основной критерий – это твои публикации в международных базах данных. По оценкам экспертов, из этого сделали большой бизнес. Дополнительные затраты российских вузов и научных организаций на то, чтобы заплатить за эти самые публикации, составили 80 млрд рублей. У нас что, больше деньги девать некуда?

Мы понимаем, что большинство проблем возникли не при современном руководстве министерства науки и высшего образования. Мы готовы с ним работать по решению этих проблем. Но, подчеркиваю еще раз: без радикального улучшения ситуации с финансированием науки, с оценкой научных результатов, новая индустриализация не состоится, без нее не состоится модернизация страны. Это колоссальнейшая угроза национальной безопасности нашей России. Нам как воздух нужны модернизация и экономический прорыв.





Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.