Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Депутаты-коммунисты задали острые вопросы в Госдуме министру Мантурову

10 октября в Госдуме проводился «правительственный час». На нем с отчетом выступил Министр промышленности и торговли РФ Д.В. Мантуров. Ему задали вопросы и выступили депутаты фракции КПРФ.

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме. Алексей Брагин.
2018-10-10 14:42

П.С. Дорохин, фракция КПРФ:

- Уважаемый Денис Валентинович, зная, какую роль играет Фонд развития промышленности в прямом кредитовании высокотехнологических новых производств, я бы хотел спросить, какова сейчас капитализация Фонда развития промышленности и какие проекты из его портфеля вы могли бы назвать ключевыми? А также планируется ли переформатирование работы фонда с учётом майского указа президента? Спасибо.

Д.В. Мантуров:

- Спасибо большое, Павел Сергеевич, за вопрос.

Фонд развития промышленности, вы помните, мы его совместно, как говорится, выстрадали в рамках принятого закона о развитии промышленности "О промышленной политике...".

На сегодняшний день рассмотрено более 2 тысяч 400 заявок от предприятий, разных отраслей промышленности, принято и поддержано 420, буквально, вот на прошлую пятницу, на сумму 95 миллиардов рублей.

На сегодняшний день у фонда в остатках находятся порядка 23 миллиардов рублей, из которых до конца года уже, как я сказал, принято на 13. И, я думаю, что из тех заявок, которые будут поступать, дополнительно мы в этом году обеспечим использование всех оставшихся средств.

У нас за счёт поступлений, возврата уже "тела" самих займов и уплаты процентов на последующие годы, включая ближайшие три года, предусмотрена дополнительная докапитализация фонда, чтобы обеспечить ежегодный объём новых заимствований предприятиям примерно около 20 миллиардов в год, то есть так, как мы изначально с вами планировали.

Что касается основных проектов, их можно перечислять очень много, но, наверное, из таких наиболее ярких, могу сказать то, что, может быть, вы до конца не ощущаете то, что на самом деле происходит. Вот предприятие, например, "Монокристалл" в Ставрополье, наверное, в каждом втором телефоне используется защитное стекло российского предприятия "Монокристалл".

Вот это один из проектов, который были профинансированы в расширении производства Фондом развития промышленности. А то, что 

сегодня упоминал относительно предприятия "Hevel" - это электрические солнечные батареи. Это тоже было профинансировано софинансирование Фондом развития промышленности.

Сейчас начали новые программы по цифровизации, по обеспечению диверсификации предприятий ОПК, по льготному финансированию, в части маркировки, начиная по предприятиям фармацевтики.

Поэтому проектов много, касаются всех высокотехнологичных секторов промышленности.

С.М. Пантелеев, фракция КПРФ:

- Уважаемый Денис Валентинович, очевидно, что нам необходимо наращивать объёмы и производства, и экспорта сельхозпродукции. По этим показателям мы всегда были одними из лидеров мировых. Поэтому крайне актуальными остаются проблемы модернизации техники на селе.

На сегодняшний день наиболее результативной такой мерой государственной поддержки модернизации является программа субсидирования производителей сельхозтехники в рамках постановления 1432. На его реализацию было направлено более 15 миллиардов в прошлом году, 10 миллиардов в этом, в проекте на 2019 год всего 2 миллиарда. 

Денис Валентинович, какие результаты принесла эта программа, насколько обновлён парк техники у отечественных аграриев?

И пользуясь случаем, хочу сказать вам спасибо за использование механизмов поддержки и оперативного решения, связанного с ситуацией по Петербургскому тракторному заводу. Всё идёт строго по графику.

Не сомневаюсь, что при таком подходе к середине 2019 года запустим совершенно новый цех, центр компетенций трансмиссий, он будет один из лучших и современных в Европе.

Д.В. Мантуров:

- Сергей Михайлович, спасибо за оценку нашей совместной работы.

Мы действительно за последние три года видим с вами эффективность с одной стороны мер государственной поддержки по стимулированию спроса, с другой стороны это невозможно было обеспечить без реализации тех программ по НИОКРу, которые мы начали реализовывать еще с 2008 года. Это заняло определенное время для появления новых образцов сельхозмашиностроительной продукции, но на сегодняшний день мы обеспечили только за последние три года обновление сельхозпарка на 55 тысяч единиц, а общая сумма около 170 миллиардов рублей.

Действительно, в прошлом году была рекордная сумма предоставлена из бюджета, из резервного фонда правительства.

В этом году мы рассчитываем на поставку около 18 тысяч единиц техники, исходя из тех лимитов, которые были у Минсельхоза в объеме 10 миллиардов.

Вы правы, то, что сегодня в электронном бюджете, который рассматривается Государственной Думой, у Минсельхоза на эту статью предусмотрено по 2 миллиарда. Но. Буквально вчера проходило совещание Президента Российской Федерации в Ставрополе, и коллеги, сельхозтоваропроизводители поставили вопрос, было дано поручение Минсельхозу, вчера мы получили подтверждение на то, что будет предусмотрено в электронном бюджете как минимум 8 миллиардов на год, но у нас с Дмитрием Николаевичем Патрушевым была четкая договоренность о том, что мы по 10 миллиардов продолжим предоставлять эту меру поддержки на последующие как минимум три года.

Поэтому я уверен, то, что те результаты, которые нам удалось уже добиться по обеспечению импорта вне зависимости на 56 процентов, ту задачу, которую мы поставили перед собой к 2025 году выйти на 80 процентов, мы совместными усилиями обеспечим и реализуем. Спасибо.

М.В. Щапов, фракция КПРФ:

- Уважаемый Денис Валентинович, в сентябре 2017 года наша страна завершила ликвидацию всех запасов химического оружия. Вместе с тем для реализации этой задачи было построено семь объектов по уничтожению 

химического оружия. И эти объекты являются высокотехнологичными производственными комплексами с развитой инженерной инфраструктурой и по своему состоянию и содержанию отвечающие самым высоким требованиям. Денис Валентинович, как планируется вовлекать эти объекты в хозяйственный оборот? В каких отраслях они будут задействованы? И что станет с высокотехнологичным оборудованием, которое было размещено в этих комплексах?

Д.В. Мантуров:

- Михаил Викторович, спасибо. Я думаю, что история ещё оценит результаты реализации этой программы. Вы помните, что в 1997 году, когда мы подписывали международную конвенцию по ликвидации химического оружия, у нас насчитывалось более 40 тысяч тонн. И это более 4,5 тысяч боеприпасов по химическому оружию. Были построены и созданы мощности на семи объектах, где хранились запасы химического оружия.

В шести регионах нашей страны программа полностью завершена была в прошлом году, в конце года. При этом сейчас мы сформировали новую подпрограмму, которая обеспечит уже ликвидацию последствий уничтожения химоружия. Это в первую очередь будут направляться средства на обеспечение санации тех мощностей, тех территорий, где проходила эта работа. 

Что касается использования в народном хозяйстве построенных объектов. Абсолютно верно, то, что созданы огромные мощности, причём это не только производственные мощности.

Но это, по сути, созданные отдельные микрорайоны с жилыми домами, со школами, детскими садами, стадионами, бассейнами, дорогами и энергетическими мощностями. И мы сегодня имеем предварительные планы, которые согласовываются по использованию этих объектов. На четырех из них планируется Росатомом создать мощности по утилизации отходов первого и второго класса опасности.

На одном из объектов, это "Почеп" в Брянской области, наш Московский эндокринный завод получает его в хозяйственный оборот, я надеюсь, в начале следующего года, для производства более 56 субстанций животного происхождения для производства лекарственных препаратов. И на одном из предприятий планируется производство целлюлозной продукции из ненаркотической конопли. Поэтому мы исходим из того, что все семь объектов мы в ближайшие несколько лет должны ввести в хозяйственный оборот и использовать в народном хозяйстве. Спасибо.

Н.В. Арефьев, фракция КПРФ:

- Уважаемые коллеги!

Мы заслушали доклад Министра промышленности и торговли Дениса Валентиновича Мантурова. Надо сказать, что перспективы, которые он обрисовал, довольно впечатляющие, и надо сказать, что мы с министерством, наша фракция КПРФ довольно тесно сотрудничает, хорошо знает и проблемы, и достижения этого ведомства.

Надо сказать, что в ведомстве неплохо пользуются господдержкой. Эти инструменты довольно хорошо распространяются на всё машиностроение, особенно на сельхозмашиностроение. Надо сказать, что поднимается из руин авиастроение, судостроение, а это системообразующие отрасли, которые поднимут за собой и все остальные, хотя трудностей достаточно много, и эти трудности создаются, прежде всего, денежно-кредитной политикой и политикой нашего правительства.

Надо сказать, что всё делается очень медленно, нас окружают со всех сторон санкциями, но вместо того, чтобы идти семимильными шагами и высвобождаться от иностранной зависимости, у нас довольно медленно нарастает потребительский спрос как юридических, так и физических лиц, нам очень мешает иностранный капитал внутри страны. Мы уже дошли до того, что два воронежских предприятия, находящихся под юрисдикцией Соединённых Штатов, поддержали санкции Соединённых Штатов против России. Ну, куда же это дело годится? От этого надо освобождаться в первую очередь.

Я бы хотел сказать, что рассмотреть вопрос работы Министерства промышленности в том плане, в каком это представляется законом о повышении пенсионного возраста.

Понимаете, какое дело, вот сейчас с будущего года начинается высвобождение, так сказать, пенсионеров, которые останутся на работе. По итогам пенсионной реформы где-то 22 миллиона бывших пенсионеров станут работающими. В прошлой шестилетке обещали 25 миллионов рабочих мест, но не создали ни одного. Какие перспективы сегодня хотя бы в промышленности для получения рабочих мест для высвобождающихся пенсионеров?

Ну, скажем так, в 2011 году в промышленности было 10 миллионов 272 тысячи рабочих мест, через семь лет это число мест увеличилось всего на 460 тысяч, но не на 20 миллионов. По этому вопросу идут разные толки и споры, но тем не менее нам говорят, что сейчас в промышленности используются новые технологии, где рабочие руки не очень-то и нужны. Ну, что же, может быть, рабочие руки заменили роботы. Но если взять статистику, то с 2011 года у нас ничего не изменилось, у нас три робота на 10 тысяч рабочих мест, в то время как в Южной Корее 631 робот на 10 тысяч, а в среднем по миру 69 роботов на 10 тысяч человек. Может быть, рабочих заменили высокопроизводительные станки, но нет: стоимость основных производственных фондов снизилась, коэффициент обновления в 2011 году был 11,1, а в 2017-м - 8,7. То есть обновление замедлилось, соответственно, износ оборудования повысился на 3 процента, то есть заводы, фабрики стали хуже и старее.

Если подумать, что у нас повысилась производительность труда, то об этом тоже не стоит говорить: производительность труда упала с ростом 5,6 процента в 2011 году до 99,3 в 2016 году.

Хуже того, падает фонд отдачи, уровень использования производственных мощностей у нас, в лёгкой промышленности где-то 50 процентов, в обувной - 50, ну а в машиностроении где-то 30 и идёт на спад.

Напрашивается резонный вопрос: а куда же девать 22 миллиона рабочих рук предпенсионного возраста, ведь при такой ситуации никакие уголовные дела нам просто не помогут.

Объявленное импортозамещение, в общем-то, пока пробуксовывает. Доля продукции высокотехнологичных и наукоёмких отраслей с 2015 года не меняется и составляет чуть более 21 процента, отсюда объёмные показатели промышленности пока довольно скромные: с 2011 года рост промышленного производства снижался и в 2015 году достиг отрицательных значений, при этом индексы роста были в два-три раза ниже уровня роста цен на промышленную продукцию. 

И даже за восемь месяцев текущего года рост промышленного производства составил 3,1 процента, а цены производителей промышленной продукции поднялись до 10,4 процента. Ну о каком же росте можно тогда говорить?

Доля инвестиций в основной капитал в объёме ВВП практически не меняется с 2013 года и застряла на уровне 21 процента. Расходы федерального бюджета на национальную экономику с каждым годом сокращаются, несмотря на инфляцию.

Если в 2014 году ассигнования составляли 3,1 процента, то в 2017 снизились до 2,3 процента ВВП.

В бюджете 2019 года на государственную программу "Развитие промышленности" и повышение ее конкурентоспособности ассигновано всего 291 миллиард рублей, из которых транспортное машиностроение, то есть на автомобили пойдет 236 миллиардов, а 55 миллиардов пойдет на всё остальное.

Я думаю, что это неадекватно.

По существу вся экономическая политика направлена на снижение уровня производства, и виновато в этом не Министерство промышленности и торговли, мы недавно встречались с его руководством, и надо отметить, что желание поднять экономику у них есть, но вот нет возможности. 

Правительственная, налоговая, кредитная и бюджетная политика не дает это сделать.

Да это и не скрывается. Уже два года правительство проводит умеренно-жесткую денежно-кредитную политику, направленную на таргетирование инфляции, путем понижения жизненного уровня населения и замедление экономики.

Ну, нужно отметить, что в этом плане достижения просто замечательные. Инфляция на 3 процентах, уровень жизни упал за последние три года на 11 процентов, рост экономики в прошлом году был 1 процент, в этом году, ну, наверное, будет 1,7, на уровне арифметической погрешности. В августе 2018 года по отношению к июлю среднемесячная зарплата упала на 3 процента.

Падение доходов вынуждает людей брать кредиты. По данным Сбербанка в июле 2018 года россияне задолжали рекордную сумму 290 миллиардов рублей. По сравнению с июлем этот показатель вырос на 5 процентов, а по сравнению с июлем прошлого года на 70 процентов.

В общем, достижения довольно выдающиеся. Ну, а дальше-то что? Так и будем сидеть на нулевых отметках, благодаря той денежно-кредитной политике, которая у нас сегодня есть?

Недавно мы посетили машиностроительный завод в городе Коврове. Предприятие выпускает станки с ЧПУ, выпускает несколько модификаций тракторов, велосипедов, мотоциклов, мотороллеров. В общем, всю самую высокотехнологичную продукцию.

Но. дело в том, что вся эта продукция не выходит в серию, нет заказов, потому что нет потребительского спроса со стороны юридических лиц и нет потребления физических лиц. Главное, что просили руководители этого завода: "Не мешайте нам, не мешайте". Они не просили ни денег, ничего. Но дело в том, что правительство мешает. Уже введено повышение НДС на 2 процента, уже взвинчены цены на топливо, уже подняты тарифы ЖКХ. Повысили ключевую ставку ЦБ. Как же в таком случае можно хозяйствовать, если договора заключены на одни цены, а реализация их будет совсем по другим.

Вот сегодня мы на "правительственном часе" рассматриваем вопрос о реализации государственной политики в сфере промышленности и торговой деятельности. Но надо ли такую политику реализовывать, если она направлена против промышленности, против государства и против здравого смысла.

Спасибо.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.