Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Л.И. Калашников: Мы должны разработать такой проект закона, который позволял бы влиять на развитие машиностроения в нашей стране

Выступление члена Президиума ЦК КПРФ Л.И.Калашникова на пленарном заседании Государственной Думы 16.03.2016 на "часе политических заявлений".

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме
2016-03-16 19:08 (обновление: 2016-03-17 13:01)
Калашников Леонид Иванович
Калашников
Леонид
Иванович
Персональная страница

Л.И. Калашников, фракция КПРФ:

- Уважаемые коллеги!

Возможно, это покажется кому-то необычным, но я бы хотел сегодня выступить, отступив от своих функциональных обязанностей, которые я выполняю и в партии, и во фракции Государственной Думы.

Сделать это меня побудила моя депутатская работа в городе Тольятти, но и не только. В последнее время произошли три значительных события в международной жизни. Одно из них - вывод наших Военно-космических сил из Сирии. Но летящие из Сирии самолёты на кого-то, может быть, и наводят оптимизм, возможно, даже чрезмерный. Может быть, вернувшись, лётчики, получат награды, и даже, скорее всего, получат. Но меня это наводит на другие мысли.

Меня наводит на мысль то, что майор шведской армии, который до недавних пор возглавлял Волжский автомобильный завод, Бу Инге Андерссон, тоже получит медаль. И получит он эту медаль вовсе не в России, а где-нибудь во Франции или, может быть, в Швеции, откуда он родом. Получит он ее, в том числе, и за то, чтобы наши самолёты дальше не летали, ибо только за последние три месяца он сделал всё, чтобы разрушить Волжский машиностроительный завод, где работало три тысячи человек, и который является единственным в России изготовителем ролико-винтовой пары, применяющейся, в том числе, на военных авиационных двигателях, которые, вообще-то говоря, сейчас должны разрабатываться на ОАО «СНТК им. Кузнецова" в Самаре для того, чтобы поставить на МС-21, гражданский средний магистральный самолёт. Эта ролико-винтовая пара делалась только на Волжском машиностроительном заводе, входящим в состав Волжского автомобильного завода, куда я в своё время был направлен молодым специалистом. Это завод, который делал, и делает до сих пор, роботы и манипуляторы в России.

Так вот, всего лишь два месяца тому назад Бу Инге Андерссон принял решение ликвидировать Волжский машиностроительный завод. Завод, который имел огромные потенциальные заказы, в том числе, от Минобороны, от авиастроения, от атомной промышленности. И быстренько ликвидировал его за неделю, вытащив оттуда 50 процентов станков. А остальные 50 процентов оставил под открытым небом погибать, как металлический хлам. То же самое он сделал с опытно-промышленным предприятием, где работало две тысячи работников.

Но самое поразительное, что меня заставляет об этом говорить сейчас, то, что здесь будет выступать Министр экономического развития Улюкаев, который будет говорить о развитии промышленности. Любая промышленность в любом государстве, даже начиная со времён великой депрессии, поднималась не благодаря нефти и газу и даже авиастроению. Она поднималась, как это не парадоксально, с отечественного автомобилестроения, потому что отечественное автомобилестроение тянет за собой огромный комплекс загрузки других предприятий: от пластмассы, шин до радиоэлектроники и сталелитейной промышленности. И сегодня в производстве отечественных автомобилей типа "Лады", или "Весты", или "Х-рэй" задействовано более пяти с половиной миллионов человек только в прямом процессе.

Что же было сделано со стороны нашего правительства и со стороны министров, которые непосредственно за это отвечают? Ничего. Более того, они способствовали уничтожению отечественного автомобилестроения.

Вот, если мы до сих пор выпускали 40 процентов своего автомобиля "Лада", то сегодня мы выпускаем всего лишь 16 процентов. Что сделало "Рено"? На месте "Рено", на месте Карлоса Гона, я бы, наверное, сделал то же самое. Зачем? У меня 40 предприятий. Я получил Волжский автомобильный завод - свой прямой конкурент. И первым делом что должен сделать? Этого конкурента уничтожить.

И вот смотрите теперь цифры. Я эти цифры приводил, когда здесь недавно выступал Дворкович, задавал ему вопрос о локализации. Он потом поехал на Волжский автозавод. Так вот, 820 тысяч автомобилей было произведено на Волжском автозаводе еще несколько лет тому назад. Сегодня - 416 тысяч.

Если на Волжском автомобильном заводе работало несколько лет тому назад 120 тысяч рабочих, то сегодня 50 тысяч работающих. С чего начинается закрытие отечественных моделей? Конечно, с закрытия научно-технических возможностей. Вот поэтому закрываются опытно-промышленные предприятия, Волжский машиностроительный завод, научно-технический центр, на которые Горбачев, если многие в этом зале еще помнят, выделил огромные деньги из бюджета нашей страны, чтобы его создать.

Но самое парадоксальное даже не в этом. Самое парадоксальное, почему правительство себя так ведет. Поехал туда Дворкович. До этого, а я сделал много запросов на имя Мантурова, Топилина и т.д., до этого там был Козак, Мантуров. А потом и Медведев в январе приехал, покатался на автомобиле "Х-рэй", выступил по телевидению и уехал. Он даже не задал вопроса, почему в это время закрываются вот такие предприятия? Он даже не задал вопрос, а почему на "Х-рэй" уровень локализации едва-едва больше 35 процентов?

Во всем мире вот так делается отечественное автомобилестроение: не потому, что "Лада" нужна. Многие говорят некачественная, некачественная... "Рено" тоже менее качественный, чем BMW. Или в Китае сегодня выпускаются все автомобильные мировые марки, но это тоже отечественный автомобиль, как это ни парадоксально. А знаете, почему? Да потому что они не просто декларируют, они заставляют владельца через "золотую акцию", через владение всего лишь "золотой акцией" довести уровень локализации минимум до 80 процентов за четыре года. Все модели, выпускаемые в Китае, имеют уровень локализации 80 процентов. Что такое 80 процентов? Это значит, почти всё производится в Китае.

А что произошло с Волжским автомобильным заводом? Уровень локализации был 90 процентов, а стал благодаря приходу туда "Рено" 35–40 процентов. "Веста", которую представлял Бу Инге Андерссон Президенту Путину, продемонстрировав всей России, как можно обманывать даже Президента Российской Федерации. Он показывал эту "Весту" в Сочи, вы помните. Поехал на ней вместе с Путиным до Олимпиады и отрапортовал о 75 процентах локализации. Хотя на самом деле 45, и это было даже отражено в официальных документах "АвтоВАЗа". Пришлось срочно дезавуировать потом эту информацию.

Печально и то, что кроме федерального правительства, которое не хочет вмешиваться в этот процесс, муниципальные и местные чиновники ведут себя ещё более тихо. Ни один из них не только не открыл рот, чтобы рассказать об этих проблемах, хотя это прямое уменьшение поступления налогов в муниципальную казну. Это прямое сокращение и количества безработных, а это социальная напряжённость в регионе. Вместо того чтобы поднимать эти вопросы, чиновники того же областного уровня, не говоря уже о мэрии, называли нас, КПРФ, за два дня до снятия Бу Инге Андерссона деструктивной силой, которая занимается социальным напряжением в городе Тольятти.

Через два дня мы увидели увольнение, которое произошло благодаря ГК «Ростех» и лично Сергея Викторовича Чемизова. По-видимому, уже не выдержало сердце этого человека того, что творится на Волжском автомобильном заводе. Хотя снятие потребовало определённых, очень серьёзных усилий.

Поэтому мы, депутаты, должны помочь, в том числе, и нашему правительству. Помочь в хорошем смысле этого слова. Вот имеется опыт Китая, где есть "золотая акция", и есть закон о "золотой акции", в соответствии с которым эта "золотая акция" даёт право управления. Мы зачастую, обращаясь к чиновникам, говорим, почему вы не вмешиваетесь? Они отвечают, нет, там же есть акционеры, в частности, "Renault-Nissan", и он позаботится, а вот "Ростех" - со стороны государства.

В данной ситуации мы должны, видимо, разработать такой проект закона, который позволял бы не только вмешиваться, но и непосредственно влиять на развитие машиностроительной отрасли в нашей стране.

Вчера я посмотрел:, Медведев, будучи на "Станкопроме", говорил о том, как наша промышленность нуждается в таких станках и как мы вынуждены выпутываться из этого замкнутого круга с производством машиностроительной продукции и станков, в частности. Я специально, говоря о "Волжском машиностроительном заводе", напомнил эту картинку с разрушенным заводом. Любой из вас может прочитать свежий номер "Эксперта", где эта картинка напечатана в фотографии, где нарисованы все те последствия, которые сегодня переживает Волжский автомобильный завод.

Конечно же, это глубоко ранит моё сердце ещё и потому, что я прошёл там путь от мастера до заместителя начальника управления. Почти 20 лет работал на этом автозаводе. Здесь мы делали с вами выставку Полякова не так давно по нашей инициативе, где показывали, что за три года можно построить огромный завод. И Поляков, тоже отставной майор, который прошёл Великую Отечественную войну, построил этот завод, хотя отводилось на это шесть лет. Он не только его построил, но и через два года произвёл миллион автомобилей отечественной марки.

После того, как его уволил Горбачёв, он поехал в Китай по приглашению китайского руководителя и наладил там отечественный автопром, о котором я вам сейчас рассказывал.

Мне жаль, что сегодня министры и премьер-министр, ваш руководитель, вместо того, чтобы заниматься отечественным автомобилестроением, занимаются помощью иностранному государству, которое ещё к тому же объявило нам санкции. Спасибо.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.