Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa

«Дальневосточный гектар: благими намерениями вымощена дорога в Ад?». Статья В.И. Кашина

Статья Председателя Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии В.И. Кашина.

Комитет Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии
2016-02-03 17:39
Кашин Владимир Иванович
Заместитель Председателя ЦК КПРФ, академик РАН
Кашин
Владимир
Иванович
Заместитель Председателя ЦК КПРФ, академик РАН
Персональная страница

Осенью прошлого года первые лица нашего государства объявили о беспрецедентных мерах, направленных на заселение Дальнего Востока Российской Федерации, освоение земель региона и интенсификацию его социально-экономического развития.

Благие намерения, и мы их поддерживаем. По-нашему мнению, должна быть комплексная программа, опирающаяся на опыт СССР и успешно развивающейся Китайской Народной Республики. Составной частью такой программы может быть закрепление земель в личное пользование с дальнейшей передачей их в собственность, что в первую очередь актуально в отношении продуктивных сельскохозяйственных угодий.

Речь идет о предоставлении гражданам Российской Федерации независимо от места жительства возможности безвозмездно приобрести права на земельные участки площадью до 1 гектара в регионах ДФО и использовать эти участки в любых незапрещенных законом целях. При этом процедура их предоставления должна быть максимально простой, доступной и осуществляться с использованием информационных технологий.

Инициатива вызвала живой интерес и активное одобрение со стороны российского населения. По данным исследования, проведенного ВЦИОМ по инициативе Минвостокразвития России, в России потенциально 30 млн. человек может быть заинтересовано в получении земли на Дальнем Востоке, при этом 61% опрошенных жителей Дальневосточья считают, что бесплатная раздача земель населению положительно повлияет на повышение уровня жизни в макрорегионе.

Действительно, сегодня из земельного фонда ДФО, составляющего около 617 млн. гектар в частной собственности находится около 2,4 млн. га, т.е. менее 0,4 %. По оценке Минвостокразвития площадь свободных и потенциально привлекательных для использования гражданами земель на Дальнем Востоке составляет около 150 млн. гектар, в т.ч. около 100 млн. гектар лесных земель и порядка 30 млн. га сельхозугодий.

Для реализации указанной инициативы Правительством Российской Федерации был оперативно разработан, внесен в Государственную Думу и принят в первом чтении в декабре 2015 года проект федерального закона № 930602-6 «Об особенностях предоставления гражданам земельных участков в Дальневосточном федеральном округе и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Согласно законопроекту, гражданину Российской Федерации на основании его заявления однократно может быть предоставлен для осуществления любой не запрещенной законом деятельности земельный участок площадью до 1 гектара, расположенный в Дальневосточном федеральном округе, находящийся в государственной или муниципальной собственности и свободный от прав третьих лиц, из состава любой категории земель, но не относящийся к землям, изъятым из оборота или к ограниченным в обороте.

По истечении пяти лет со дня предоставления земельного участка в безвозмездное пользование гражданин имеет право по своему выбору получить земельный участок в аренду или безвозмездно в собственность в порядке, предусмотренном Земельным кодексом Российской Федерации, с оговоркой, что в указанный период земельный участок использовался гражданином в соответствии с установленными законом условиями.

Формулировки, на первый взгляд, максимально невинны и универсальны. Однако не все так просто, ведь дьявол, как известно, в деталях.

При более внимательном рассмотрении становится очевидным, что законопроект недостаточно глубоко проработан и увязан с действующим природоресурсным законодательством, поэтому содержит существенно недооцененные природоохранные риски при передаче в пользование лесных участков, земельных участков, расположенных в пределах охотничьих угодий, лечебно-оздоровительных местностей и курортов, охранных зон особо охраняемых природных территорий.

Во-первых, законопроект допускает предоставление по вышеназванным правилам лесных участков в эксплуатационных и резервных лесах в составе земель лесного фонда. При этом никаких изъятий и ограничений ни по целям использования, ни по дальнейшему предоставлению таких участков в частную собственность не предусматривается.

Таким образом, фактически речь идет даже не о завуалированной, а о вполне открытой возможности приватизации лесных массивов Дальневосточья, отличающихся ценнейшими по породному и возрастному составу насаждениями. Видимо, это пробный шар, «пилотный проект» который впоследствии сторонниками частной собственности на леса будет активно пропагандироваться для распространения на территорию всей страны. Дальше – больше, под «распил» якобы в интересах граждан пустят и защитные леса? Не нужно обладать выдающейся фантазией, чтобы представить, сколько «схем» по растаскиванию ценнейших лесных угодий породит принятие такого закона в предложенной авторами редакции.

Наш Комитет всегда последовательно выступал за сохранение предусмотренной ныне действующим законодательством федеральной собственности на земли лесного фонда. Сегодня этот принцип зафиксирован в основах государственной лесной политики на период до 2030 и подкреплен долгосрочными отраслевыми государственными программами. Неоднократно презумпцию государственной (федеральной) собственности на леса публично озвучивал Президент Российской Федерации В.В.Путин.

В этой связи мы считаем, что ко второму чтению законопроекта в него необходимо включить нормы, запрещающие переход предоставленных гражданам на основании данного закона лесных участков в их собственность. Для стимулирования развития фермерства, малого и среднего бизнеса на Дальнем Востоке (а именно о таких целях предоставления земельных наделов гражданам говорил Президент РФ В.В.Путин на Восточном экономическом форуме 4 сентября 2015 года) вполне достаточно существующих в лесном законодательством механизмов долгосрочной (до 49 лет) аренды.

Во-вторых, серьезное беспокойство вызывает также отсутствие в законопроекте ограничений по целям использования предоставляемых лесных участков. Сегодня леса из состава земель лесного фонда могут использоваться только в определенных Лесным кодексом РФ целях, совместимых с целевым назначением лесов, имеющих, в первую очередь, средообразующее и глобальное экологическое значение. Перечень этих целей строго очерчен статьей 25 указанного Кодекса и в отношении земель лесного фонда является закрытым.

Законопроект фактически нивелирует существующие ограничения хозяйственной деятельности на предоставляемых в соответствии с ним лесных участках. Кроме рисков по неконтролируемой застройке, созданию объектов, оказывающих негативное воздействие на лесные экосистемы, законопроект в принятой в первом чтении редакции создает условия для неконтролируемой вырубки лесных насаждений, находящихся на соответствующих лесных участках. Не ограничивается и возможность реализации полученной при освоении таких лесных участков древесины, при этом предусмотренные лесным законодательством требования по охране, защите, воспроизводству лесов, лесному планированию, механизмы контроля за деятельностью лесопользователей, включая обязанность учета заготовленной древесины, не распространяются на владельцев указанных участков.

Это не только противоречит принятым в последнее время законодательным актам, направленным на предотвращение незаконного оборота древесины, но и создает условия для демпинга на рынках лесоматериалов. Таким образом, возникают предпосылки нарушения установленных законодательством требований о защите конкуренции.

Законопроект открывает широкие ворота для легализации деятельности «черных лесорубов», включая китайских браконьеров. Вероятно, они с большим энтузиазмом через подставных лиц будут оформлять фиктивные права на лесные участки исключительно с целью сведения «под ноль» дальневосточной тайги, при этом абсолютно безвозмездно и бесконтрольно, ведь никакие требования о расчетной лесосеке и прочих критериях и параметрах использования лесов на этих участках, согласно законопроекту, работать не будут. По истечении 5 лет безвозмездного пользования такие лесные участки окажутся вопреки чаяниям создателей законопроекта не освоенными и ухоженными, в чьем-то долгосрочном пользовании или собственности, а будут брошенными пустырями с нарушенной варварской лесозаготовкой экосистемой.

В-третьих, в законопроектом не ограничивается предоставление гражданам особо защитных участков в эксплуатационных и резервных лесах, к которым в соответствии с законодательством могут быть отнесены и заповедные лесные участки, и места произрастания и обитания редких и исчезающих, включая краснокнижные, видов флоры и фауны Дальневосточья, и объекты лесного семоноводства, в том числе плюсовые насаждения, лесосеменные и маточные плантации, архивы клонов плюсовых деревьев, испытательные культуры. Очевидно, что особо защитные участки лесов, как и защитные леса, должны быть исключены из сферы действия законопроекта.

Далее, законопроект необоснованно отменяет для предоставляемых в соответствии с ним земельных участков ограничения осуществления хозяйственной деятельности, налагаемые различными природоохранными правовыми режимами.

Например, учитывая, что законопроект предполагает предоставление земельных участков для осуществления любой не запрещенной законом деятельности независимо от его принадлежности к той или иной категории земель, охранные зоны особо охраняемых природных территорий будут использоваться без учета режима охраны такой зоны. В ДФО расположено около 1500 особо охраняемых природных территорий, соответственно почти каждая из них имеет свою охранную зону. Таким образом, реализация законопроекта повлечет ослабление режима охраны особо охраняемых природных территорий и их охранных зон.

Кроме того, следует отметить, что на территории ДФО располагаются 10 лечебно-оздоровительных местностей и курортов. Охрана природных лечебных ресурсов, лечебно-оздоровительных местностей, а также курортов осуществляется посредством установления округов санитарной (горно-санитарной) охраны. При этом законопроект не устанавливает каких-либо запретов и ограничений по предоставлению и использованию земельных участков, расположенных в округах санитарной (горно-санитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов. Таким образом, на данных территориях также будет позволено осуществлять любую деятельность.

Также следует обратить внимание на то, что в соответствии с законодательством о природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах природные лечебные ресурсы, а также земельные участки, расположенные в границах курортов, находятся в государственной или муниципальной собственности. Земли в границах территорий, на которых расположены природные объекты, имеющие особое рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение и находящиеся под особой охраной, не подлежат приватизации.

На территории ДФО имеется ряд территорий, относящихся к территориям традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Следует обратить внимание, что в соответствии с Федеральным законом от 07.05.2001 № 49-ФЗ «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» земельные участки и другие обособленные природные объекты, находящиеся в пределах границ территорий традиционного природопользования, предоставляются лицам, относящимся к малочисленным народам, и общинам малочисленных народов. Законопроект не вносит соответствующих изменений в законодательство о территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Важнейшим упущением (случайным ли?) является отсутствие в законопроекте каких-либо обязательств граждан РФ, воспользовавшихся правом получения «дальневосточного гектара», по переезду на постоянное местожительство в регионы ДФО. Таким образом, законопроект не содержит стимула для реализации главной цели поручения, данного Президентом Российской Федерации, – привлечения постоянного населения и трудовых ресурсов на Дальний Восток.

Не хочется выглядеть избыточно пессимистичным, но, к сожалению, с учетом всего вышеизложенного, данная законодательная инициатива в изначальной редакции приведет только к обострению «хронических болезней» природопользования и экологии в регионе, озабоченность которыми не раз отмечалась на официальном уровне, в том числе высокопоставленными руководителями силовых структур. В частности, секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев в ходе визита в прошлом году в Приморье отметил, что лесная отрасль по-прежнему остается здесь одной из самых криминализованных, а большинство предпринимателей используют в своей деятельности «серые» схемы. В результате поступления налогов на прибыль от предприятий лесной отрасли сократились в 6,5 раз.

Мы считаем, что принятый в первом чтении законопроект открывает широкие возможности для легализации браконьерства и хищнической эксплуатации природных ресурсов региона, поэтому приложим все необходимые усилия для того, чтобы не допустить принятия непродуманных и непроработанных решений, потенциально опасных для хрупкой экологии дальневосточных регионов. В настоящее время Комитет по природным ресурсам, природопользованию и экологии подготовил и направил в Правительство Российской Федерации и Минприроды России официальные письма с предложениями по доработке законопроекта.

Прохождение данной законодательной инициативы – под нашим особым контролем, и мы приглашаем все прогрессивные общественные организации, природоохранное сообщество, экологов включиться в эту работу.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.