Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa

Вячеслав Тетёкин: Российская нефтянка нуждается в инновационном рынке, а нефтесервиса – в поддержке

29 января 2016 года на пленарном заседании Государственной Думы от имени фракции КПРФ выступил депутат В.Н. Тетёкин. Ниже публикуем текст выступления.

Пресс-служба депутата Государственной Думы В.Н. Тетекина
2016-01-29 11:08
Тетёкин Вячеслав Николаевич
Главный политический советник Председателя ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы ФС РФ
Тетёкин
Вячеслав
Николаевич
Главный политический советник Председателя ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы ФС РФ
Персональная страница

Уважаемые коллеги!

В последнее времямы живем как на пробуждающемся вулкане.Экономику России то и дело сотрясают подземные толчки. Цена на нефть в прошлую пятницу установила антирекорд в 27 долларов за бочку Brent. Следом рухнула и национальная валюта до 85 рублей за "зелёный". Подземный толчок, и весьма ощутимый. И все из-за нефти.

Если в советские времена мы интересовались по утрам прогнозом погоды, то после 1991 года не меньше интересуемся курсом доллара. Нынче появилось новое увлечение – цены на углеводороды.

Все гадают на кофейной гуще – куда пойдут эти зловредные цены – вниз или вверх. Короче, нефтянка ныне сродни футболу: интересуются все. Но не тактикой команды, а зарплатой тренера. Что до стратегии, то она, по-видимому, заключается в том, чтобы пересидеть-переждать. Не шибко впечатляющая политика! Не правда ли?

Правительство не хочет, да и явно неспособно заняться возрождением промышленности. Все танцуют вокруг вопроса о ценах на нефть. Но никто из «великих» предсказателей не говорит о необходимости снижения ее себестоимости и повышения извлекаемости из недр.

Основная масса российской нефти добывается в труднодоступных районах Западной Сибири – в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, а также Тюменской области. Я, как депутат от этих регионов, часто бываю там. Это огромные пространства, болота, многочисленные реки и озера, вечная мерзлота. А ведь нефть еще нужно доставить до потребителей по колоссальной системе трубопроводов. Между тем, та же Саудовская Аравия добывает нефть в гораздо более комфортных условиях. Да и танкеры подгоняют чуть ли не к самим месторождениям. Отсюда себестоимость нефти у них в разы ниже, чем у нас.

Ясно, что надо внедрять новые технологии. Об этом сейчас кричат все, кому не лень. Однако на деле идёт сильнейшее сопротивление. Вот, например, такая проблема, как истощение месторождений. Ныне добыча нефти ведётся с применением метода гидроразрыва пласта, основанного на закачке в скважины огромного количества воды и химикатов. Дорого и экологически вредно. В результате обводнение месторождений достигает уже 98%. То есть добываем не нефть, а воду с тонкой пленкой нефти.

А ведь есть наши прорывные технологии, позволяющие резко снизить себестоимость добычи и повысить нефтеотдачу. Например, еще в 2007 году в нашей стране был изобретен метод безводного разрыва пласта на основе жидкого азота. Технология в разы дешевле ГРП и не наносит вред окружающей среде.

Надвореуже 2016 год. И где эта технология? Да нигде! Её авторы мыкаются по приемным чиновников, пытаясь получить поддержку. Однако эта прорывная технология не вызывает ни малейшего интереса у тех, кто обязан хвататься за любую инновационную идею, дабы вывести страну из кризиса. Более того, её внедрение всячески тормозится. Печально известный фонд Сколково уворачивается от выдачи выигранного гранта. Между тем, в США ускореннымитемпами разрабатывают аналогичную технологию. Скоро опять придется закупать за рубежом то, что изобретено в России.

Нефтянку рассматривают как дойную корову. Но когда говорят о сказочных доходах нефтяников, имеют в виду, прежде всего олигархов, хапнувших месторождения во время воровской приватизации, да несколько топ-менеджеров. На самом деле нефтянка – это огромная индустрия, где заработки в тяжелейших условиях не шибко выше, а то и ниже среднемосковских.

Чтобы получить больше молока, корову надо лучше кормить. И речь не только о заработках и льготах для северян.Хотя это очень важно, ибо доходы падают, а "северные" льготы постоянно пытаются урезать. Но не менее важно добиться технологического перевооружения нефтянки, причем на отечественной научной и промышленной базе. Без этого нам хана. Причем в ближайшей перспективе.

Кстати, под нефтянкой обычно понимают добывающие компании, такие как «Роснефть» или «Лукойл». Однако на самом деле основной пласт работ, без которых добыча нефти впринципеневозможна, выполняют так называемые «сервисные компании». Именно «сервиса» занимаются геологоразведкой, геофизикой, бурением и ремонтом скважин, строительством подъездных дорог и обустройством месторождений. Доля «сервисов» в цене нефти достигает порядка 70%!

Однако вместо того, чтобы оказывать им всяческую поддержку, «эффективные» менеджеры относятся к ним как к обслуге. Не зря же нефтегазосервисные работы проходят в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности по статье «Строительство». В результате мимо нашей казны в карманы зарубежных транснациональных компаний типа «Шлюмбурже», «Халлибертон», «Бейкер Хьюз» с треском пролетают 20 млрд.!

Конечно, за четверть века разгроманашей отраслевой науки западные ученые и технологи ушли далеко вперед. Пока мы просто вынуждены пользоваться их наработками. Однако мы не можем бесконечно оставаться в технологическом рабстве. Руководство РФ обязано, наконец, помочь подняться нефтегазовой науке, машиностроению и сервисам.

Способ несложный - обязать наши компании при прочих равных условиях пользоваться услугами российских нефтесервисных фирм и производителей оборудования. Для этого нужно, конечно, предусмотреть соответствующие льготы (стимулы). Одновременно обязать иностранные сервисные компании через 3 года работы на нашем рынке обеспечить локализацию не менее 50%производства с дальнейшим повышением этой доли. Тогда они будут просто вынуждены искать наши собственные технологии.

Одна из бед нефтегазосервисного бизнеса - трудность с получением кредитов. Мало того, что банки дерут запредельные проценты, так еще итребуют залога. Однако оборудование для этих целей не годится, поскольку банки считают его низколиквидным активом. Если же у компании нет земли или недвижимости, то кредиты недоступны. Более того, банки, в которые самозабвенно вкачиваются финансы и которые якобы должны стимулировать развитие промышленности, придумывают все новые преграды для выдачи кредитов.

Корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства работает с юридическими лицами только через банки, инвест-фонды и фонды микрофинансирования, а значит на условиях этих учреждений. Спрашивается, на кой ляд нам нужна эта корпорация?! Да еще и с 1 января 2016 года ставка рефинансирования, которая была 8,25%, приравнивается к ключевой ставке и становится равной 11%.

Фонд развития промышленности готов помочь только промышленным предприятиям, к коим нефтесервиса не относятся. Поэтому рассчитывать на целевые займы под 5% им не приходится. Ничего не скажешь, делается все для поддержки предпринимательства!

Зато у тех, у кого есть мохнатая рука во власти, все получается. Вчера прошло сообщение, что захиревшая было фирма сына ульяновского губернатора – Евгения Морозова - вдруг начала получать сверхприбыльные многомиллионные контракты на поставку продуктов детским садам Ульяновска.

Однако главная беда - задержка платежей за выполненные работы. Небольшие и средние фирмы буквально стонут от того, что им навязывают кабальные условия платежей – в лучшем случае через 90 дней. А бывает, что и через 120 дней. Фактически сервиса бесплатно кредитуют крупные нефтяные компании.

А ведь нужно заплатить людям за работу, выплатить налоги, арендную плату и другие обязательные платежи. Причем налоговые органы сразу блокируют расчетные счета, если платеж не уплачен. О каком здоровье малого и среднего бизнеса можно говорить, если предприниматели изначально поставлены в унизительное положение, когда они вынуждены клянчить честно заработанные деньги.

Коллеги из «Единой России» любят ссылаться на международный опыт. Так вот, Норвегия – некогда рыбацкая страна - в кратчайшие сроки превратилась в крупнейшего поставщика не только углеводородов, но и оборудования для нефтегазодобычи с крепкими сервисными компаниями.

В Китае постепенно ограничили долю иностранных сервисов у себя на рынке до 3-5%. Еще недавно сугубо крестьянская страна, добывающая не так много нефти, вдруг превратилась в одного из мировых производителей нефтегазового оборудования. Почему? Да потому, что там государство мощно стимулирует развитие высоких технологий.

Во Франции вообще нет нефти. Но есть Институт нефти и газа, где ведутся разработки инновационных технологий. Там же располагается головной офис такого нефтесервисного гиганта, как Шлюмберже. Да зачем далеко ходить? Посмотрите на Казахстан, который энергично развивает свои сервиса. Сегодня там практически не осталось российских компаний. Зато есть планы по завоеванию нашего рынка.

Беда в том, что даже в верхних эшелонах власти отсутствует понимание стратегической важности нефтегазовых «сервисов». Отсутствует достойная государственная поддержка. А без этого невозможно выиграть битву с иностранными нефтегазосервисными компаниями за российского недропользователя.

Уважаемые коллеги!

Вчера мировые державы боролись за территории, сегодня они сражаются за природные ресурсы. Но уже идет активное, незримое сражение за мозги. Нам пытаются приделать чужие мозги и одновременно вывезти наши за рубеж. Именно сервисные компании являются локомотивами технологического развития нефтянки. Очень хорошо, что создана Общероссийская ассоциация нефтегазосервисных компаний. Надо помочь им встать на ноги. Тогда они помогут поднять на ноги и нашу страну.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.