Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Л.И.Калашников направил письма Губернатору Самарской области и Главе городского округа Самара относительно намерения установить памятник "белочехам"

Депутат Государственной Думы фракции КПРФ Л.И.Калашников направил письма Губернатору Самарской области Н.И.Меркушкину и Главе городского округа Самара О.Б.Фурсову относительно намерения установить в г. Самаре памятник чешским легионерам - "белочехам"

Пресс-служба депутата Л.И.Калашникова
2015-12-04 19:52
Калашников Леонид Иванович
Калашников
Леонид
Иванович
Персональная страница

Уважаемый Олег Борисович!

Обращаюсь к Вам в связи с продолжающей поступать ко мне информацией о намерении установить в г. Самаре памятник чешским легионерам – «белочехам» - участникам Гражданской войны и военной интервенции Антанты в Сибири и на Дальнем Востоке в 1918-1920 гг.

В последнее время власти Чехии в рамках пропагандистского проекта «Легионы 100» добиваются установки в городах Российской Федерации памятников членам т.н. Чехословацкого корпуса (ЧСК), сформированного из бывших австро-венгерских военнопленных на территории России в 1916 г.

Намерение установить «памятный знак» - а фактически, по имеющимся сведениям, памятник высотой три метра – легионерам, захороненным на территории Самары в 1918 году, формально опирается на «Соглашение между Правительством РФ и Правительством ЧР о взаимном содержании военных захоронений от 15 апреля 1999 г.».

При этом чешские власти сознательно обходят или откровенно нарушают статьи указанного Соглашения. В частности, статью о необходимости «действовать в соответствии со своим национальным законодательством» с обязательным «учетом национальных, религиозных и иных традиций своих государств» (ст. 2.3).

Кроме этого, игнорируется условие Соглашения о том, что оно действует только в отношении захоронений, существующих, как объект (т.е. реально существующих , - ст. 2, 3). Однако, как известно, захоронения легионеров на территории бывшего Всехсвятского кладбища Самары утеряны по объективным причинам задолго до подписания Соглашения.

Не соблюдается смысл и буква Соглашения 1999 г. еще и потому, что оно регулирует исключительно вопросы обустройства и содержания мемориальных сооружений в местах воинских захоронений , а не установку памятников вне этих мест ( ст. 1б и 1в). Между тем, чехи добиваются установки памятников участникам «чехословацкого мятежа» прежде всего в знаковых местах наших городов: в центре, на привокзальных площадях, многолюдных улицах.

Наконец, чешской стороной откровенно игнорируется пункт Соглашения, где говорится о том, что «Договаривающиеся Стороны обмениваются информацией о местах захоронений и их состоянии, соответствующими списками и дополнениями к ним» (ст. 2.2), поскольку ни сам проект памятника, ни содержание его надписей, ни список фамилий легионеров с властями Самары до сих пор официально не согласованы.

Более того, список из 53 фамилий легионеров, которые по имеющимся сведениям планируют разместить на памятнике, расходится с данными местных архивов о 24 легионерах, похороненных за четыре месяца пребывания чехословаков в Самаре. Не совпадают также фамилии и даты захоронения белочехов, указанные на сайте Министерства обороны Чехословацкой Республики, с фамилиями легионеров и датами, записанными в метрических книгах самарских церквей.

По этой причине, а также из-за справедливого нежелания людей устанавливать в своем городе памятник интервентам (а только так, и никак по-другому могут быть квалифицированы члены ЧСК) в Самаре, одном из ключевых центров «чехословацкого мятежа», на протяжении 8 лет общественность города активно выступает принципиально против установки памятного знака чешским легионерам.

Это справедливое нежелание усиливается тем обстоятельством, что памятник «героям-легионерам» чешская сторона намерена установить не на кладбище, а по адресу Красноармейская улица, 129 в центре Самары в непосредственной близости от Памятника красноармейцам, погибшим от рук этих легионеров (ул. Красноармейская , 131) .

Известно, что в России белочешский мятеж оставил о себе крайне недобрую память. Он был, повторим, составной частью интервенции стран Антанты 1918-1922 гг. В ходе этого мятежа чешскими военнослужащими повсеместно совершались тяжкие военные преступления, включая массовые убийства и расстрелы мирных граждан, а также массовые грабежи (что признается и чешскими историками).

Каких же героев пытается увековечить чешская сторона? Так ли важна для чехов историческая правда?

Полагаю, что решение об установке памятного знака чехословацким легионерам в Самаре может быть принято только после открытых общественных слушаний, включая организацию в Москве соответствующего обсуждения на парламентском уровне, а также обязательного получения предварительного одобрения местными жителями и властью.

Это прямо соответствует упомянутому выше пункту Соглашения 1999 г. (ст. 2.3), а также общепринятым международным нормам и правилам: каждое государство вправе само решать, кому и какие памятники на своей территории устанавливать, а какие нет. И никакие формальные соглашения препятствием этому не являются.

Учитывая изложенное, прошу Вас, уважаемый Олег Борисович, сообщить о своей личной позиции по поводу намерения установить в Самаре памятник чешским легионерам, а также о Вашем решении – как главы местной исполнительной власти – относительно самой возможности его установки.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.