Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Л.И. Калашников: «99% наших экономистов – «кашпировские»

Первый заместитель председателя комитета ГД по международным делам, секретарь ЦК КПРФ о сюрпризах Западу, поставках оружия, просчетах во внешней политике.

Калашников Леонид Иванович
Калашников
Леонид
Иванович
Персональная страница

Антон Мардасов: - Сегодня гость «Открытой студии» - Леонид Иванович Калашников, первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам, секретарь ЦК КПРФ. Беседовать с Леонидом Ивановичем буду я, Антон Мардасов. Леонид Иванович, хотелось бы начать нашу беседу с Минских переговоров. Многих удивило отсутствие комментариев со стороны участников встречи. В чем дело? Не договорились, комментировать нечего?

Леонид Калашников: - Нет, я не думаю, что ни о чем не договорились. Я думаю, что просто не договорились в целом по всем пунктам пакета, выдвинутым сторонами. Но безусловно то, что о чем-то договорились. Даже первые Минские переговоры дали определенный эффект: единичными стали выстрелы с той и с другой сторон, происходит их разъединение. Да, есть вопросы, которые не решаются, но они есть всегда. Для того-то переговоры и существуют. Переговоры – это всегда недавние противники, которые садятся и пытаются так или иначе свести свои конфликтные вопросы. Интересно в этом смысле то, что никакие протоколы этих переговоров нигде не обнародованы. Почему? Даже Путин заявил, содержание части этих переговоров и протоколов можно было бы опубликовать. Но этого не делается. Видимо, какая-то из сторон против. Поэтому, конечно же, существуют неурегулированные вопросы. Я думаю, что это вопросы статуса, наверное. И они не позволяют сказать о полном успехе или даже частичном успехе, потому что пакетное соглашение, оно должно быть подписано. Может быть, оно не будет пакетом, может быть, что-то будет вычеркнуто, но так идут всегда переговоры. Выходят с определенной позицией стороны, а потом эти позиции уже уточняются.

А.М.: - Вообще очень много говорится о том, что Киев может начать опять боевые действия после зимы. На ваш взгляд, переговорный процесс, который запущен, не допустит этого или боевые действия на Донбассе могут возобновиться вновь в том объеме, в котором и были.

Л.К.: - Судя по тому, что происходит сегодня на Украине, скажу: полноценные боевые действия не выгодны ни той, ни другой стороне. Не выгодно ополченцам, потому что им жить надо сегодня в нормальных условиях, а у них эта жизнедеятельность под большим вопросом. Там денежно-кредитную систему надо налаживать, людям зарплаты платить, кормить, отапливать жилье. В полной мере эти же вопросы сегодня стоят и перед украинской властью, и мы это тоже видим. Вот те веерные отключения, которые существуют на Украине, позволяют говорить о том, что и вопросы жизнедеятельности на Украине просто не налажены. Их расчеты на то, что Запад ринется им помогать и платить, оказались беспочвенны. Никто не собирается раскошеливаться. Плюс боеспособность армии у них, как показала летняя военная кампания, на нуле. Фактически ополченцы просто подарили им Мариуполь, они могли его занять в течение 1-2 суток. И поэтому все понимают, что ничто ведь не изменилось, но зимой глупо проводить что либо. Но, коль скоро вы говорите о весне, я думаю, что исходя из тех событий, которые сейчас есть, они не должны состояться. Но жизнь, она сложнее. Например, десятилетиями замороженные конфликты типа абхазского или осетинского, они могут вспыхивать вновь. И этому, как правило, служит провокация, которая может в одночасье зажечь этот костер. Я не исключаю, что на Украине это может произойти. Но вот объективные обстоятельства пока этому не способствуют.

А.М.: - Леонид Иванович, перед встречей лидеров нашей интеграционной группировки, на которой было объявлено, что и Киргизия вступит, и подтвердила свое намерение Армения... Вот были некоторые заявления Лукашенко, нашего ближайшего союзника, которые очень широко обсуждались, в том числе и по поводу доллара. На ваш взгляд, что это было? Обычное лавирование белорусского лидера либо, действительно, есть какой-то поворот Лукашенко на Запад?

Л.К.: - Сколько существуют наши 2 государства, столько и разговоров о том, что Лукашенко всю дорогу играет туда- сюда. Я считаю, Лукашенко играет, но всегда играет на пользу собственному народу. В условиях нового интеграционного проекта, Таможенного союза и Евразийского союза, конечно же, существуют определенные нестыковки. То, что Лукшенко заявил по валюте, конечно же, это не более, чем ошибка по использованию доллара, не более, чем ошибка в его выражениях, потому что не выгодно экономически просто самой Беларуси. Ей при поставках продукции в таком случае придется валютой платить из своего валютного фонда, если перейдет на такую валюту. Поэтому это просто определенная ошибка речи. А то, что Лукашенко отстаивает собственный интерес собственной страны, например, в транзите, для меня очевидно. Но, когда говорят, что после наложения санкций через территорию Беларуси хлынул поток товаров, я говорю: «А что Лукашенко этим занимается или таможня?» Вы посмотрите, например, на нашу страну, кто занимается торговлей? Уж отнюдь не государственные структуры. Занимаются определенные менеджеры, определенные фирмы, определенные господа, которые, в том числе, используют и прорехи в законодательстве. Провозом товаров, переклейкой ценников или сертификатов. А что должна делать Беларусь? Она же не может поставить кордон на границе. Она просто проверяет документы. В документах написано «Товар следует в Казахстан». Что она должна делать? Пропускать. Закон так гласит. Это было и до санкций. Теперь вопрос, Лукашенко говорит, если вы хотите дополнительно обеспечить дополнительные какие-то барьеры, то вводите свои определенные ресурсы материальные - либо на границе Беларуси с Европой, либо на границе Беларуси с Россией. Наши на это не пошли. Поэтому винить нужно здесь российскую, а не белорусскую сторону: она всегда была транзитной, такой и остается.

А.М.: - Леонид Иванович, Евразийский экономический союз, когда о нем говорят, подразумевают в основном экономическую группировку. У нас есть ОДКБ. В рамках него мы строим ту же единую систему ПВО, стремимся прикрыться щитом, как это было во времена СССР. И весь вопрос тут упирается в то, чтобы каждая из стран ОДКБ, так скажем, поступилась своим суверенитетом. Т.е. грубо говоря, летит ракета, самолет, кто будет принимать решение сбить их? Т.е. правительство наднациональное или национальное? На ваш взгляд, разговоры об этой системе, ПВО, ОДКБ идут уже давно, и всё упирается именно в вопрос договоренностей. Мы можем договориться об этом?

Л.К.: - На мой взгляд, не просто можем, мы уже давно договорились. Мало кто это понимает, но Беларусь содержит фактически весь наш щит, не только ПВО, но и военный щит со стороны Запада. И, фактически это войска совместного ведения, просто они не оформлены еще в определенные договора, договоренности. На военное или в определенный режим чрезвычайных происшествий, есть уже договоренности о совместном ведении. Ясно, что это будет оформлено определенными договоренностями. И здесь, скорее всего, приоритет будет отдан России, потому что всё-таки это и большие расходы, и содержание.

А.М.: - И современней система.

Л.К.: - И современней система, и принятие решение, и ядерная держава. Думаю, что в основном полномочия будут возложены на Россию.

А.М.: - Леонид Иванович, в связи с известными событиями. одно время назад критиковали и правительство, и Центробанк. Сейчас говорят, Центробанк стал грамотно действовать. На ваш взгляд, причина действительно в том, что сейчас, скажем так, рубль стабилизировался, мы действительно стали проводить действия, либо эти действия кратковременны и после Нового года можно ожидать обратно?

Л.К.: - Нет, я считаю, что основная причина, которая скрыта от посторонних глаз и о которой не говорят те же бюрократы наши из правительства и даже из Центробанка, это наполнение бюджета. Если бюджет сегодня считается в рублях и иначе он считаться не может, он -утвержден. А бюджет - это поступления почти 50% валюты. И вдруг поступления этой валюты сокращаются в связи с тем, что падает цена на нефть. Вот эта цена на нефть настолько жутко нас повязала и держит за горло, что правительство другого ничего не видит, кроме, как переоценить доллар. А всё остальное от лукавого: решение, предложение, Центробанк или там правительство во время не сориентировалось. Правительство должно было по-другому сработать и по другим параметрам, не в связи с долларом, а вот с ценами в магазинах. Но то, что правительство показало себя абсолютно недееспособным – это мне и так ясно по тем действиям, сетям торговым и т.д., по той же нефти. Но суть не в этом. Еще раз говорю, в бюджете заложено 100 рублей, например. И в него поступает 50% в виде долларов. И вдруг этих долларов стало меньше на 50%. Что нужно сделать, чтобы бюджет остался прежним? Взять и переоценить эти доллары. Вот это так и сделано. Вот эта пирамида осталась целой, эти 100 рублей остались целыми, хотя туда поступило на 30 рублей меньше фактически, потому что все остальное, еще раз говорю, от лукавого. Например, Америка уже на протяжении 15, по-моему, лет, все время орет, кричит, заставляет китайцев предпринять действия, чтобы они девальвировали собственную валюту.

Вы, наверное, знаете об этом или наши слушатели об этом наверняка слышали, но экспорт это точно знает. Всё время они говорят, вот искусственно сдерживают валюту, китайцы, вы должны снизить. И все время у них ведутся переговоры, торговые войны из-за этого. Но китайцы держат его. Иногда они чуть-чуть снизят на 0,1, 0,2, 0,3, максимум на 1%. Поэтому, я вам четко заявляю, это совершенно рукотворный процесс. Коль скоро американцы говорят, снизьте. Те говорят, нет. Вот, когда наши некоторые эксперты, так называемые, в России говорят, что снижение курса доллара или его повышение зависит от законов экономики, я вам привожу вот этот пример. Это неправда. Он не зависит, курс доллара, от законов экономики. Хотя бы, потому что это бумажка простая. И привожу пример другой экономики - китайской, которую заставляют снизить, а они говорят - «нет». Вот вы объясните мне, а наши, что не могли так же? Конечно, могли. Вот тогда бюджет был бы вот такой, вот в чем проблема. Основная проблема нашего бюджета - его зависимость от доллара. А все остальные решения, которые приняла Набиуллина по повышению ставки ключевой, были не приняты вовремя. Вот, понимаете, когда задаешь вопрос, почему бензин не становится дешевле в то время, как нефть стала в 2 раза дешевле? Простой вопрос, да? Начинаются сказки. Вот у нас там акцизы, таможенные налоги, ля, ля, тополя. Сейчас опять грозят очередным повышением на бензин. Парадокс вообще. Переработка же, как была, так и осталась, ее стоимость так и осталась. Значит, где у вас расходы-то? Если вы повышаете цены на бензин, а правительство говорит, что из-за налогов, но так снизьте тогда эти налоговые возможности. Потому что, если вы повышаете цену, и больше налогов идет в бюджет, какая разница? Вы же экспроприируете деньги-то из кармана автомобилистов.

А.М.: - Леонид Иванович, будем ориентироваться на заявление президента, была его пресс-конференция. Скажем, так совпало, что аккурат к пресс-конференции рубль немного стабилизировался... Он сказал, что нас ожидает нелегких 2 года. Итак, как вы оцениваете выступление президента и что нас ждет в ближайшие 2 года?

Л.К.: - Я, конечно же, не оцениваю президентское выступление таким же позитивным, каким оно было в прошлом году, хотя бы потому, что год другой, значительно более тяжелый. Но не по позитивности надо оценивать выступление. Президент не должен паниковать, что всё плохо и давайте закручивать пояса. Нет, это не то время, чтобы такие заявления делать. Он выступил так, как выступил в тех условиях, в которых он сегодня, и экономика, и политика сегодня существуют. Я считаю, что достаточно оптимально. Другой вопрос, что ждали от послания сначала, а потом вот и на пресс-конференции его определенных судьбоносных решений, таких, как принимал, например, Ленин после гражданской войны, вводя НЭП. Примерно такие же были условия, и совершенно нестабильный был рубль. Ленин умудрился за 3 года попробовать несколько экономических моделей, ввести так называемый «золотой червонец». И этот червонец был самой твердой валютой, одной из самых твердых валют в мире.

Поэтому, конечно, здесь попытки искать какой-то выход из положения, они должны быть и этого ждали от президента. Он остался в рамках либеральной модели, вот и всё. Он решил, что ему будет комфортней ничего не менять, никого не пугать, в ручном режиме руководить экономикой. Это на самом деле, как показала практика, в хорошие времена было не очень удачно, а в такие серьезные и, по сути, говоря, самые кризисные времена, нужно вводить серьезные антикризисные меры. Доллар начал скакать, начали заниматься вдруг долларом, возможностями ограничения, там для банков определенные льготы и плюс, значит, льготы для их баланса. Но это же не меры. Вот загорелся пожар и побежали тушить. А, конечно, ждали комплекса мер. Какой комплекс мер ожидался, например, нашим лагерем? В моем понимании - смены правительства. Смена правительства не просто ради правительства, ради того, чтобы поменять Медведева или кого-то еще. А для того, чтобы привести туда людей с новым экономическим мышлением. И мы это уже проходили в 98-ом году, когда кризис нас стукнул, Ельцин тогда привел такие ключевые фигуры, как Примаков, Геращенко... Они за полгода смогли найти модель и наполнить кровеносную систему рублями, отошли от обмена, где были жесточайшие коррупционные схемы, когда за электроэнергию платили товарами. Они нашли и сделали это с помощь определенных экономических законов, которые свойственны экономике с крепким государственным участием. Называли ее социалистической, например, как это было при социализме у нас. Либо называли ее капиталистической, как это было при Рузвельте, когда он подступался к решению «великой депрессии». А что значит 2 года? Видимо, кто-то из экономистов ему подсказывает, что вот такой цикл, что через 2 года вся экономика мировая начнет идти вверх, и, поэтому спрос на энергоресурсы опять поднимется, цена пойдет вверх. Кто-то вложил ему эту мысль в уста и он ее озвучил. Я в это не верю. Я не знаю, 2 ли это года будет, 6 лет или 5. Конечно, цикл в экономике существует, он тут ничего нового не сказал. Но обсуждать, сколько это продлится, я не готов. Хотя бы потому, что я не такой экономист, не такого уровня, какими считают себя многие наши экономисты. Чаще всего у нас в 99% случаях - это «кашпировские».

А.М.: - На ваш взгляд, те события, которые произошли на Украине, стремление Россию изолировать, можно было как-то спрогнозировать и отреагировать? Либо мы действовали чисто реактивно, либо что-то всё равно удалось нивелировать?

Л.К.: - Нет, можно было. Отвечаю односложно на ваш вопрос, конечно, можно было предположить, что американцы используют Украину хотя бы, потому, что мы прекрасно понимали, откуда ветер дует. Ведь все началось задолго до принятия решения, до Вильнюсского саммита, куда поехал Янукович задолго. Мы прекрасно понимали, все создатели Таможенного союза, что Таможенный союз и Евразийский союз, он без Украины, он как малое дитя, т.е. явно Украины не хватает. Прежде всего, это должна были быть: Украина, Россия, Беларусь и Казахстан. Однако, это же понимал и наш противник. Когда Клинтон делала, уходя с поста госсекретаря, заявление о том, что мы не дадим воссоздать Советский Союз, я тогда думал, что-то взорвется… Что значит, не дадим? Значит, какая слабость здесь есть? Беларусь, Казахстан, Украина. Если с Беларусью у нас уже было договорено, с Казахстаном всё двигалось, то мы понимали, что на Украине и будет поле сражения.

Конечно, нужно было предпринимать более активные действия. Я задавал, например, вопрос некоторым нашим экономистам, в том числе и Глазьеву. Но он, правильно, он говорил, объявлял об этом. Его никто не слушал, его не пускали на украинские телевидение, радио, в газетах не печатали. Я к чему сейчас это говорю? К тому, что российские политики должны были понимать, что нам надо срочно занимать это информационное поле, потому что всё информационное поле тогда, типа наши либералы контролировали там и вот они это поле сформировали таким образом, что на людей же это провоцировалось, на украинцев. Нас туда не пускали, а надо было срочно заниматься этим вопросом. Это большая ошибка со стороны Россия. Большая очень ошибка. Это можно было сделать, для этого есть пути работы специальные и со СМИ, и с каналами телевизионными, и с олигархами украинскими. Собственно говоря, 25 лет всей постсоветской истории, к сожалению, на Украине работали так. Не было государственного вектора, который бы занимался государственными интересами. К сожалению, этого до последних времен не было, а сейчас более-менее просыпается. Да и то, как просыпается? Когда я говорю о либералах, я имею ввиду, не какую-то там, якобы, эфемерную пятую колонну, а конкретных экономистов, политиков, министров.

А.М.: - Еще вопрос про Украину. Многие эксперты называют все, что сейчас происходит там, принятие решений, различные заявления их политиков - пиаром. За всей этой пиарной завесой, что действительно происходит на Украине?

Л.К.: - Значит, с одной стороны руководитель любого государства, когда у него идет конфликт вооруженный, конечно, он будет делать те или иные алармистские заявления, потому что он руководитель государства. С другой стороны, я не уверен, что Порошенко так уж хочет войны, что он такой вояка. А с третьей стороны, он рассчитывает на определенную помощь, когда говорит, что у нас нет оружия, дайте нам и т.д. Могут ли поставить ему это оружие тайно или явно? Могут. Могут тайно, могут явно. У явно есть ограничения определенные. Могут ли тайно? Да, могут, в том числе, и вот то, о чем вы говорили, в Харькове закрыты определенные инфраструктурные объекты. Так всегда делается, когда приходит военная техника, чтобы никто не видел. Никто не может запретить России делать то же самое, например, на Юго-Востоке. Я не могу сказать, что это делается, но, думаю, что никто не может запретить это делать. Мы же не говорим, что мы поставляем туда вооружение, но оно всё равно там есть. Поэтому. Бог с ними, если они пойдут этим путем, то они должны понимать, что в этом смысле будут проблемы у них тоже.

А.М.: - Леонид Иванович, на ваш взгляд, Россия на международной арене может преподнести Западу какие-то сюрпризы?

Л.К.: - Могут, конечно, могут, но нужно ли это делать? Вот я бы брал пример с Китая в этом смысле. Вот он был слабый, и сейчас-то не особо сильный еще, хоть здесь и самая большая экономика в мире, но при этом в военном отношении, в экономическом, интеллектуальном, в технологиях еще ослаблен, но он всегда в чувствительном для себя вопросе был очень агрессивен. Приняли решение американцы поставить Тайваню военные истребители, они сразу сказали, мы откажемся от закупки «Боингов». Или, например, другая страна Пакистан, которая является союзником США. Разбомбили американцы пакистанский блокпост по ошибке, вместо афганского. Они взяли и закрыли им транзит в Афганистан. Это так называемый Южный транзит, по которому в основном все поставлялось в Афганистан, и боевое снаряжение, и военные силы. А мы как? Никак. Мы никак не реагировали. У нас же тоже есть транзит в Афганистан, из Афганистана. Мы перевезли не всю группировку, там 120 000 вооруженных людей, туда и обратно. И реагировать на те уколы против нас мы могли бы такими же уколами, но при этом тот же Китай не лез в драку агрессивную, понимая, что у него сил не хватает для этого. Да и у нас их не хватает. И сегодня их не хватает. Поэтому реагировать надо было такого рода уколами, но не более того, Демонстрировать свою какую-то агрессивность я бы сегодня не спешил. Надо сосредоточится на своих собственных внутренних проблемах и их решать.

В то же время ядерный щит, который нам достался от Советского Союза, не даст никому шибко сильно попытаться зубы свои применять. Но за это время надо его и обновлять и модернизировать, развивать промышленность и экономику. Этот путь известный. Он самый логичный. Конечно, содержание военных баз за рубежом требует денег, но это геополитика. Не нужно было. Сейчас легко обсуждать те решения, которые были в свое время приняты по Камрани во Вьетнаме или Лурдес на Кубе. Если бы мы не ушли ни оттуда, ни оттуда, да, мы были бы сейчас более сильны, но тогда оно было принято, по-моему разумению, я не знаю всего, в угоду тому же Западу, что вот видите, какие мы миролюбивые. Наверняка, по каким-то каналам давили американцы. К сожалению, то, что творилось во времена Ельцина или Козырева не назовешь геополитикой в интересах России. Но, видимо, Россию хранит сверху кто-то...

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.