Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Ж.И. Алферов: ФАНО возрождает административно-командную систему в науке

12 ноября на пленарном заседании Государственной Думы от имени фракции КПРФ выступил депутат Ж.И. Алферов.

Пресс-служба фракции КПРФ в Государственной Думе
2014-11-12 14:42
Алферов Жорес Иванович
Алферов
Жорес
Иванович
Персональная страница

- Я решил выступить, поскольку у нас сегодня в программе "правительственный час" и будет выступать министр науки и образования Дмитрий Викторович Ливанов. И я хотел высказать некие свои соображения по поводу состояния науки в нашей стране.

Вы все прекрасно понимаете, что наука определяет развитие цивилизации. Так было и так есть. Сегодня мы говорим, что у нас постиндустриальное общество, информационные технологии определяют наше развитие. В развитие информационных технологий был внесён огромный вклад российскими, советскими учёными. В том числе, между прочим, и моя Нобелевская премия была присуждена за базовые исследования, приведшие к развитию современных информационных технологий.

Можно чётко сказать, что завтра будущее станет определять здоровье человека. Такая программа будет основной в развитии научных исследований в области использования информационных технологий, медицины, биологии, нанотехнологий. Для решения этой главной задачи мы должны совершенно по-другому ставить вопросы о развитии науки, образования в стране.

Нужно сказать, что у нас в парламенте, к величайшему сожалению, наука имеет весьма ограниченную представленность. В парламенте Советского Союза депутатами были практически все ведущие учёные страны - Курчатов, Александров, Харитон, Вавилов, Несмеянов, Ишлинский. Могу долго перечислять эти фамилии. Сегодня в депутатском зале - это Валерий Александрович Черешнев, Борис Сергеевич Кашин и ваш покорный слуга.

Очень тяжёлая ситуация сложилась с Академией наук. Более года тому назад был принят, с моей точки зрения, совершенно безобразный закон о реформе Академии наук.

Российская Академия наук всегда была основной, первенствующей научной организацией страны и при царе, и в советское время, и, вообще говоря, в нынешнее реформенное время. Для этого имелись вполне серьёзные обстоятельства.

Нападки на Академию наук велись всегда, в том числе сразу после революции. А я вот 25 лет как вице-президент Академии наук СССР, а потом российской академии, сижу в кабинете, в котором 25 лет тоже сидел Сергей Фёдорович Ольденбург, непременный секретарь Императорской Санкт-Петербургской академии наук, Российской академии, Академии наук СССР. 25 лет, из них 17 - при советской власти. Он был министром просвещения Временного правительства, членом ЦК кадетской партии, Политбюро утверждало его главным учёным секретарём Академии наук. Помню, как, делая доклад о 200-летии Академии, он сказал: "Академия переживала очень тяжёлые времена в годы Гражданской войны. Спас её Владимир Ильич Ленин, который сказал: "С этой организацией шутить не надо". На академию были нападки, как на организацию, наследницу тоталитарного царского режима. В нынешнее реформенное время - как на наследницу советского режима. Но Академия всегда была мощной научной организацией, и её, безусловно, нужно сохранить.

Никита Сергеевич Хрущёв в 1964 году хотел её закрыть на Пленуме ЦК за то, что мы не выбрали лысенковских последышей членами Академии наук. Патон говорил Келдышу: "Мстислав Всеволодович, вы будете зампред Совмина, а академию мы закроем". Келдыш сказал Патону: "Знаешь, Борис Евгеньевич, я три месяца не был в отпуске, давай, уеду на три месяца. Без президента они это не решат".

К сожалению, практически закрыли, потому что ФАНО, это, простите, могло быть управление делами в Академии наук. Когда-то в одном из первых уставов Академии наук СССР управляющий делами академии назначался Совнаркомом, и пусть бы нас освободили от хозяйственных дел, и ими занималось ФАНО. Но Академия должна определять развитие науки в стране, и для этого она была нормально организована. Она понесла большие потери. Там нужно было проводить реформы, не тот кадровый состав. Но Академию, как структуру, не как клуб учёных, а как структуру с лабораториями, музеями, институтами нужно было сохранить.

Теперь легко и просто определять, какие нужны технологии, какие направления исследований. Для этого не нужно ничего особенно знать. Гораздо сложнее определять, как по этим направлениям решать конкретные прорывные проекты. Вот в чём проблема.

Мы сегодня выпускаем очень много грантов. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны, на грантовой системе можно поддержать молодёжь. Но основное направление должно иметь мощное базовое финансирование и определять по-настоящему прорывные проекты. Я могу их назвать в своей области, они должны получить поддержку, но ситуация очень непростая.

Могу сказать так: за последние 25 лет мы очень сильно отстали. Мы занимали передовые позиции по очень многим направлениям. А за эти 25 лет мы разрушили многие отраслевые институты. Академия - одна из немногих организаций, которая сохранилась и которую нужно поддержать. При этом чрезвычайно важным является определение прорывных направлений и создание прорывных проектов.

Наука и образование — неразделимые вещи. В образовании, с одной стороны, есть стандартные вещи, с другой стороны, в образовании мы должны отвечать на современные вызовы в науке. Это означает, что мы должны создавать направление в образовании, которое отвечает тому, что случится завтра.

При этом нужно понимать, что и в образовательных проектах, и в научных проектах это не стандартные, а творческие вещи. Их нужно сравнивать с тем, что делается, например, в искусстве. Академический университет, созданный мною в Петербурге, отвечает новым направлениям, и для него нужно было бы иметь, как говорится, аналог. Вот я лично вижу в этой роли МХАТ, который был в свое время новым направлением в искусстве. При этом нельзя подходить к делу с обычными стандартами.

Но сегодня мы на примере ФАНО возрождаем командно-административную систему в науке. А в науке она не может и не должна быть. Наша отечественная наука сделала очень много. Мы в целом ряде отраслей занимали, пока ещё чуть-чуть теплимся, но занимали передовые позиции.

Сегодня от нас много учёных уехало. Я, бывая за границей, в США, часто вижу, как там развиваются те направления, которые созданы нами. И для того, чтобы возрождать по-настоящему новые технологии, а без этого мы не можем жить, мы должны возрождать отечественную науку, и ФАНО нам здесь не поможет.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.