Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

С.А. Гаврилов: «Духовность должна быть и в истории, и в литературе, и даже в биологии»

Интервью С.А.Гаврилова Православной газете «Крестовский мост»  №9 (52) 2014.

Гаврилов Сергей Анатольевич
В 7-м созыве Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, Координатор Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей, кандидат экономических наук
Гаврилов
Сергей
Анатольевич
В 7-м созыве Председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, Координатор Межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей, кандидат экономических наук
Персональная страница

Кто защищает в Госдуме православные ценности. В «христианской группе» — представители всех фракций и главы ведущих комитетов. Наш собеседник — координатор межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей, председатель Комитета Госдумы по вопросам собственности Сергей Гаврилов.

Ленин вере не помеха

— Вы коммунист?

— Беспартийный, хотя и член думской фракции КПРФ. Впрочем, устав партии никак не мешает вере. Недавно мы присутствовали на награждении Геннадия Зюганова: Патриарх Кирилл вручил ему орден Славы и Чести, и там я реально видел, что лидер Компартии — человек духовный, церковный, он испытывает к Церкови не просто уважение, а пиетет.

— Сам Геннадий Андреевич это говорил?

— Да, он заявил как-то перед большой аудиторией: не трогайте моей веры. Говорил и об огромной ошибке советской власти: что она не нашла понимания и поддержки у Православной Церкви.

— Нет ли у верующих в Компартии внутреннего противоречия с фигурой вождя революции?

— Главное — не символы, а сущность. Думаю, сегодня прямые наследники революционеров не те, кто чтит память Ленина, а те, кто митингует на Болотной площади. Именно у радикальных либералов та же революционная тяга к разрушению, к разрыву с традициями, к непочитанию святынь и нашей истории.

У китайцев есть чему поучиться

— И всё-таки слово «коммунизм» многих смущает. Писатель Владимир Крупин вспоминал на страницах нашей газеты, что вышел из Компартии, когда Зюганов отказался её переименовать…

— По данным соцопросов, более половины тех, кто сегодня голосует за КПРФ, — верующие. Для них партия ассоциируется не с атеизмом, а с сильным и ответственным государством, традицией. Приведу пример Китая, где я недавно побывал. Мне рассказывали: после Мао Цзэдуна в руководстве Политбюро оказались те, кто пострадал от репрессий. Поначалу они хотели свести счёты — уничтожить наследие Мао, начать с чистого листа, но в конце концов приняли иное, мудрое решение: не отвергая и не осуждая прошлое, строить будущее, причём в традиционной «упаковке».

Не радикальный разворот к капитализму, а «социализм с китайской спецификой». Не власть олигархов вместо командной экономики, а рыночная экономика при регулировании со стороны государства и КПК. В итоге общество там не растеряло традиционных ценностей — от конфуцианства до понятия социальной справедливости. В этом есть глубокий смысл.

Семья нуждается в защите

— Что представляет собой группа по защите христианских ценностей?

— Она создана в начале созыва, в 2012 году, по инициативе фракций КПРФ и «Единой России». В ней 32 депутата, представляющие все фракции и ведущие комитеты Госдумы, прежде всего главы профильных комитетов или их замы, например Сергей Попов, Елена Мизулина, Владимир Плигин, Валентина Терешкова.

— У вас царит полное согласие?

— Стараемся договориться. Многим участникам близки либеральные ценности, но они считают, что сейчас под угрозой оказалась именно свобода, например свобода сохранения традиционной семьи, воспитания детей. Известно, что с Запада нам предлагают свои рецепты — ювенальную юстицию, однополые браки. Особенно активно мы стали работать после известных событий в храме Христа Спасителя, принимали специальные заявления — в защиту традиционных конфессий, прав верующих, об ужесточении наказаний за педофилию, против тоталитарных сект.

Удалось решить проблемы с возвращением Церкви земель, реставрацией многих храмов. Недавно восстановили право Церкви на бессрочное пользование земельными участками, теперь она освобождена от земельного налога.

Чего нет в школьной программе

— Что у вас в планах?

— Думаем, как усилить роль отцов в семьях, как защитить блогосферу от безнравственности, о духовном воспитании в школе.

— Основы православной культуры?

— Не только. Духовность должна быть и в истории, и в литературе, и даже в биологии. Иначе получается странно: на одном уроке детям говорят, что человек недалеко ушёл от обезьяны, а на другом — что он Божье творение, духовное существо; на одном уроке рассказывают о злодейских акциях террористов-народовольцев, а на другом учат поэтические призывы к убийству властителей. Хотелось бы расставить акценты.

Исповедь у отца Ефрема

— Когда вы крестились?

— Крестили меня в детстве, мой дедушка Василий Иванович позаботился. Родители пришли в Церковь в 1990-е годы, тогда же венчались.

— В какой храм ходите? Есть ли духовник?

— Храм Воскресения в Сокольниках. Духовником много лет был нынешний митрополит Екатеринбургский Кирилл, который в 1990-е годы служил в Туле, откуда я родом. Стараюсь и сейчас с ним встречаться. Он кажется суровым пастырем, но для таких людей, как я, эта суровость во благо. Очень сильное впечатление на меня производит общение с отцом Тихоном Шевкуновым.

А самая пронзительная, потрясающая исповедь у меня была прошлой весной на Афоне, в Ватопедском монастыре, у настоятеля архимандрита Ефрема. Своим духовным видением отец Ефрем не подавляет, не унижает, а возвышает, помогает противостоять соблазнам, которые ещё предстоят. Когда я вернулся в Москву, стал понимать: он заранее предупреждал о некоторых испытаниях, готовил меня к ним.

Когда хорошо молиться

— Вы много ездите с визитами, в том числе в горячие регионы…

— За последние полгода встретился с четырьмя президентами — в Сирии долго и откровенно говорили с Башаром Асадом, в Приднестровье — с Евгением Шевчуком (он мой товарищ), а ещё беседовали с главой Сербии Томиславом Николичем и председателем КНР Си Цзиньпином. Они разные, но все яркие самостоятельные политики. В Европе таких лидеров нет. Там безликие функционеры, которые не отличаются друг от друга, несмотря на разную партийность. Такого, как де ­Голль, там уже не найти.

— Правда ли, что вы берёте с собой в поездки старшего сына?

— Да, мы бывали с ним в Косове, в Приднестровье. Он работал в Сербии, в экономическом блоке, и в Крыму сразу после референдума. Он ещё учится, и, надеюсь, из него получится грамотный, национально мыслящий банкир.

— Бывают у вас рискованные ситуации?

— Нет, ничего особенного… Хотя когда в Сирии или в Косове посидишь под минами, это вдохновляет. Если за окном просто звучит канонада — это одно, а когда слышишь, как сверху летит артиллерийская мина (а слышно в последний момент и деваться уже некуда), остаётся только молиться.

А ещё я летать люблю. Сам за штурвалом. В хорошую погоду безопасно, а когда попадёшь в воздушный фронт и тебя швырнёт метров на 300… В последние годы перестал: дети, ответственность, решил зря не рисковать.

***
7 фактов из жизни Сергея Гаврилова

Родился в 1966 году в Туле в семье военных. Дед защищал Брестскую крепость, герой войны, похоронен в Белоруссии. Окончил экономический факультет МГУ и Академию госслужбы при Президенте РФ. Кандидат экономических наук. Был одним из создателей объединения «Конгресс русских общин». Работал советником в корпорации «МиГ» и на Воронежском авиационном заводе. С 2005 года — консультант КПРФ по экономическим вопросам. Женат, имеет четверых детей, старшему 21 год, младшей дочери — пять.

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.