Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa

«Круглый стол» редакции газеты «Правда» и «Российских учёных социалистической ориентации», посвящённый 100-летию начала Первой мировой войны

"Круглый стол" редакции газеты "Правда" и "Российских ученых социалистической ориентации", посвященный 100-летию начала Первой мировой войны (28 июля 1914 г. - 11 ноября 1918 г.)

Александр Дьяченко и Александр Офицеров
2014-07-27 00:36 (обновление: 2014-07-27 10:07)
Комоцкий Борис Олегович
главный редактор газеты "Правда", член Президиума ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы ФС РФ
Комоцкий
Борис
Олегович
главный редактор газеты "Правда", член Президиума ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы ФС РФ
Персональная страница

Посвященные важным событиям истории и ставшие уже традиционными "круглые столы" в "Правде" прежде всего значимы тем, что обмен мнениями и происходящие на них дискуссии заряжены актуальностью даже тогда, когда речь идет о событиях, казалось бы, плотно покрытых пылью веков. Осмысление прошлого, происходящее в редакции созданной В.И. Лениным первой в стране рабочей газеты, побуждает нас, современников, сверять по историческим урокам день нынешний и планы на день грядущий. Особенно это важно, когда под прицелом научного взгляда - одна из величайших трагедий мира; особенно поучительно, когда за "круглым столом" собираются известные ученые, душой болеющие за нашу Родину.

"Круглый стол", посвященный 100-летию начала Первой мировой войны, имеет еще одну особенность: вместе с редакцией "Правды" его организовал президиум Центрального совета общественной организации "Российские ученые социалистической ориентации". Кстати, это не случайное эпизодическое сотрудничество, а первая ласточка новой традиции правдинских "круглых столов".

Разговор на актуальную тему начал главный редактор "Правды", член Президиума ЦК КПРФ, депутат Государственной думы РФ Борис Олегович КОМОЦКИЙ: - Первая мировая. Нас в этом большом вопросе интересует, разумеется, не только исторический аспект. Нынешние разговоры вокруг той войны имеют прежде всего политическое значение. Дело в том, что многие нынешние приверженцы буржуазно-либерального мировидения, являющиеся, как правило, по совместительству оголтелыми антисоветчиками, придают событиям вековой давности зачастую толкование: дескать, царская Россия вполне могла бы сесть со странами-победительницами за стол "версальского пира", получить там свой кусок пирога и жить счастливо. Если бы, конечно, не "подлые большевики", которые нанесли Российской империи удар в спину, разложив армию. А после справили-де на германские деньги свою революцию.

Вот такие, истрепанные, как солдатская портянка, "аргументы" фальсификаторов истории охотно распространяются в канун 100-летия трагического события, и их, судя по всему, намерен тиражировать и дальше кремлевский агитпроп. Сейчас подручные СМИ режима подобной стряпни на головы публики вываливают немерено. Нам же на это необходимо ответить правдой, аргументированной, доказательной правдой о той войне - о ее причинах и последствиях, чтобы не дать трагедии повториться. В этом, собственно, и состоит главная задача нашего "круглого стола", которому осталось пожелать интересной, плодотворной работы.

Ожидавшаяся трагедия народов

Дискуссия историков началась с анализа изученности Первой мировой войны в отечественной литературе советского периода. Ее предложил собравшимся член президиума Центрального совета РУСО, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, доктор исторических наук, профессор Владислав Якимович ГРОСУЛ: - Усилиями общественной организации "Российские ученые социалистической ориентации" (РУСО) недавно был издан сборник, который является результатом проведенной нами в октябре прошлого года конференции историков, посвященной Первой мировой. В этом сборнике я опубликовал статью о состоянии общественного мнения в канун той империалистической войны.

Ее приближение ощущалось с окончания Крымской кампании.

Но каждый раз с изменением международного положения менялось представление о нашем главном противнике. Если во второй половине 50-х годов XIX века им считалась Австрия, а после 1863 года - Франция, то уже с конца 1870-х главным противником России стала восприниматься Германия. Об этом свидетельствуют многочисленные жандармские донесения, прежде всего из западных российских губерний. Народ психологически готовился к большой войне.

Сейчас активно муссируется тезис, будто Первая мировая - война неизвестная, неизученная, что в советское время на эту тему ничего не публиковалось.

Однако это совершенно не соответствует реальности. Назову лишь несколько работ, изданных в СССР в 20 - 30-е годы прошлого века и посвященных той трагедии.

Прежде всего это три книги генерала А. Зайончковского, крупного военного специалиста, который во время Первой мировой командовал Добруджанской армией, а после Великого Октября перешел на сторону Советской власти. Его классическими трудами ныне пользуется любой специалист по Первой мировой войне. Тогда же, в 1920-е годы, вышла книга М. Петрова "Подготовка России к мировой войне на море". А вот издание 1927 года в двух томах - "Мировая война 1914 - 1918 гг.

Кампания 1918 г. во Франции и Бельгии". Его автор - А. Базаревский.

Или взять исторические работы 1930-х годов. Это книга Н. Корсуна "Балканский фронт мировой войны 1914 - 1918 гг." и двухтомник генерала В. Новицкого "Мировая война 1914 - 1918 гг. Кампания 1914 года в Бельгии и Франции". В целом можно насчитать дюжину серьезных трудов советских авторов, увидевших свет в период между двумя мировыми войнами и обращенных к тем трагическим событиям. Это - не считая множества статей на интересующую нас тему.

В послевоенное время у нас в стране появился еще целый ряд крупных работ, посвященных Первой мировой войне. Моим научным руководителем одно время был Ю. Писарев, крупнейший специалист по балканской истории, который в 1968 году издал книгу "Сербия и Черногория в Первой мировой войне". Другой мой коллега, В. Виноградов, представил читателю свою работу о том, что происходило в 1916 - 1917 годах в Румынии.

Все это говорит о том, что в Советском Союзе была неплохая страноведческая историческая школа. Мы имели специалистов практически по всем странам, и многие из них писали о Первой мировой. Повторю: утверждать, что это неизвестная война, - значит идти против истины. Историография на эту тему у нас колоссальная. Посвящена она не только военным действиям, но и экономической истории, в том числе и финансовой, а также революционному движению и международным отношениям в тот период. Надо отметить, что у нас в стране существует и значительная мемуаристика, отразившая то время.

Это хорошо известные мемуары генерала А. Брусилова, а также воспоминания А. Поливанова, В. Сухомлинова и т.д.

И вот что еще особенно важно. В связи со столетием с начала той войны вновь поднимается волна обвинений, что, дескать, это большевики тогда украли победу у России. Но так ли это? Ведь ситуация в России ухудшилась уже осенью 1916 года. Во-первых, к тому времени уже совсем плохи были дела в российской армии. Дошло до того, что идти в бой отказывались не только отдельные полки и дивизии, но и целые корпуса.

Интересное письмо в середине ноября 1916 года направил Николаю II живший тогда в Англии великий князь Михаил Романов: "Я только что возвратился из Бэкингемского дворца.

Жоржи (английский король Георг V - Ред.) очень огорчен политическим положением в России. Агенты Интеллидженс Сервис (служба британской разведки. - Ред.), обычно очень хорошо осведомленные, предсказывают в ближайшем будущем в России революцию. Я искренно надеюсь, Никки, что ты найдешь возможным удовлетворить справедливые требования народа, пока еще не поздно".

Ситуация становится критической в конце 1916 года. Отсюда убийство Г. Распутина, отсюда боязнь того, что Николай II заключит сепаратный мир с Германией. При помощи Антанты организуется заговор. Февральская революция была очень своеобразна: это сочетание заговора с широким низовым народным движением. Россия уже тогда фактически рухнула, и было ясно, что такая страна выиграть войну уже не сможет.

Профессор В.Я. Гросул обратил внимание на то, что Первая мировая война не была неожиданностью, что ее наступление стало рассматриваться как неизбежность по окончании Крымской кампании (в Западной Европе она больше известна как Восточная война 1853 - 1856 годов. - Ред.). Эту мысль убедительно развил на "круглом столе" кандидат исторических наук, доцент Московской государственной академии спорта Валерий Петрович РЫБАЛКИН: - То, что грядущая война будет именно мировой, не было неожиданностью. О ее приближении основоположники марксизма-ленинизма говорили еще с середины XIX века.

К. Маркс и Ф. Энгельс не только предвидели Первую мировую войну, но и вскрыли ее корни.

Более того, они указали на неизбежные итоги войны. Ф. Энгельс прямо писал, что "начать ее ничего не стоит", она "немного раньше или немного позже - неизбежна". Он отмечал, что "достаточно малейшего повода, чтобы война началась". И добавлял: "Стоит... раздаться только первому выстрелу, как вожжи выпадут из рук, и лошадь может понести".

Как известно, поводом для начала Первой мировой войны стало убийство наследника австро-венгерского престола. Причина же вытекала из самой сути капитализма, из противоречий не только между ведущими империалистическими странами, но и внутри них.

Одной из важных международных предпосылок войны Ф. Энгельс считал противоречия между Австро-Венгрией и Россией на Балканах. Но ее главной внутренней причиной К. Маркс и Ф. Энгельс называли страх буржуазии перед ростом пролетарского революционного движения в своих странах и стремление буржуазии посредством войны помешать смене общественного строя. В 1886 году Энгельс говорил: "Война...будет вестись только с целью помешать революции". Он писал: "Все правительства... гораздо больше боятся рабочего народа в своей стране, чем соперничающих с ними правительств за ее пределами". И добавлял: "Перед ними встает призрак социальной революции, и они знают только одно средство спасения - войну".

Отмечая гонку вооружений и рост милитаризма, Энгельс не упускал из виду и техническое переоснащение вооруженных сил. В 1878 году он обратил внимание на то, что "армия стала главной целью государства...

Милитаризм господствует над Европой и пожирает ее". В 1889 году он в связи с этим вновь замечает: "Усиливающееся вооружение всех держав толкает к войне".

Ф. Энгельс развил мысль К. Маркса, высказанную еще в 1850 году, о том, что предстоящая война будет "общеевропейской и даже мировой". В 1886 году Энгельс специально обращает внимание на то, что противоречия между ведущими странами мира делают невозможной локализацию военных конфликтов между ними, а через год прямо указывает, что "время локализованных войн прошло".

Как известно, в Первой мировой войне участвовали 38 стран, хотя началась она между Австро-Венгрией и Сербией.

Маркс и Энгельс правильно предвидели будущие блоки стран, которые столкнулись в Первой мировой войне. Уже в середине 70-х годов XIX века они предсказали: Россия в союзе с Францией будет воевать против "дуэта" Германии и Австро-Венгрии. В 1886 году Энгельс повторил этот прогноз, а спустя два года уточнил, что именно война между Австро-Венгрией и Россией может охватить всю Европу . Действительно, в 1893 году, как известно, оформился русско-французский союз, и группировки, воевавшие между собой в Первой мировой войне, были именно такими, какими их предсказывали классики научного коммунизма.

Энгельс предполагал, что в мировой войне будут участвовать от 10 до 20 миллионов человек. Заметим, что в действующих армиях в январе 1917 года было около 37 миллионов человек, а всего в армии воюющих стран было мобилизовано около 70 миллионов. Энгельс также говорил, что "по сравнению с будущей войной все прежние войны покажутся детской забавой", что эта война будет "более яростной, кровавой... и изнуряющей, чем какая бы ни было из прежних войн". Интересно и такое предвидение Энгельса: война продлится 3 - 4 года и закончится поражением Германии.

Отвечал Энгельс и на вопрос о том, каким должно быть отношение социалистов и трудящихся к будущей войне. Он настаивал, что социалисты должны быть против нее, "так как именно им придется оплачивать все издержки войны". Он не раз говорил, что война наносит огромный вред революционному движению, затрудняет путь к победе пролетариата, стоя ему огромных жертв. Он предвидел негативное влияние войны на рабочее движение, так как "война на долгие годы разожгла бы повсюду шовинизм... отсрочила бы революцию". Говорил Энгельс и о том, что "в подобной войне нельзя было бы сочувствовать ни одной из сражавшихся сторон - наоборот, можно было бы только пожелать, чтобы все они были разбиты".

В то же время классики марксизма оценивали грядущую мировую войну диалектически.

Маркс еще в 1850 году предупреждал, что мировая война приведет к революции. Энгельс дополнял: "Эта война должна либо привести к немедленной победе социализма, либо настолько потрясти старый порядок вещей, что существование старого капиталистического общества стало бы еще более невозможным, чем прежде, и социальная революция, хотя и отодвинутая на десять или на пятнадцать лет, должна была бы затем одержать более быструю и основательную победу". Энгельс предвидел, что ужасы войны увеличат армию сторонников социализма и приведут капитализм к гигантскому кризису, к краху монархий. И надо констатировать, что вслед за Россией, где в 1917 году произошли две революции, в 1918 - 1919 годах революции потрясли Финляндию, Германию, Австро-Венгрию, Турцию. В те же годы пали монархии в России, Германии, Австро-Венгрии; распались Австро-Венгерская и Османская империи.

Примечательно, что Энгельс пророчески предсказал, что будущая война приведет к очищению пролетарских партий: "Новая партия, которая в конце концов должна была бы создаться в результате... освободилась бы во всех европейских странах от всяческих колебаний... которые теперь повсюду тормозят движение". Действительно, Первая мировая война привела не только к краху оппортунистического II Интернационала, но и к созданию III, Коммунистического Интернационала.

Итак, важнейший вывод марксизма-ленинизма: мировая война приведет к краху капитализма и к неизбежной победе социалистических революций.

Клубок противоречий

Прогнозы о неизбежности Первой мировой войны не были высосаны из пальца, а прочно опирались на осмысление клубка противоречий, в котором запутались ведущие Мировые державы в начале ХХ столетия. Их основой были антагонизмы прежде всего в сфере экономики. Важным фактором стал переход капиталистических отношений в империалистическую стадию. Таким образом, противоречия носили конкретно-исторический характер.

Доктор философских наук, профессор Высшей школы экономики Александр Терентьевич ДРОБАН сконцентрировал свое внимание на геополитических противоречиях. Он говорил: - Борьба за территорию, сухопутную и морскую, за коммуникации, за подчинение населения постоянно сопровождает развитие человеческих общностей. Она сохранится вплоть до сознательной организации этих отношений грядущим коммунизмом. Что касается прошлого, то примером геополитических отношений в древности можно назвать Троянскую войну, а это еще XIII век до нашей эры. Кстати, она была войной коалиций континентальных греческих полисов против Трои, господствовавшей на Геллеспонте, то есть в современных Дарданеллах, извлекая из этого немалую стратегическую и экономическую выгоду. Это позволяет говорить, что геополитические противоречия, приведшие к Первой мировой войне, являются в определенной мере продолжением тысячелетия существовавших проблем. Межимпериалистические противоречия начала ХХ века выступали тоже в форме геополитического противоборства.

Одна из его разновидностей - морское соперничество. Англия господствовала на морях более 300 лет. Возвышенная политикой Бисмарка Германская империя бросила вызов Англии, начав гонку морских вооружений: для завоевания колоний, для их удержания и эксплуатации необходим мощный флот, способный противостоять английскому.

Второй аспект геополитических конфликтов времен Первой мировой войны: проблема левого берега Рейна. Пруссия благодаря политике Великобритании на Венском конгрессе получила выход на обширные территории по левому берегу Рейна. Так англичане стремились сдерживать Францию в ее возможном давлении на Германию. Проблема левого берега Рейна стала важным моментом противостояния как в ходе Первой мировой войны, так и в процессе формирования ее итогов в эпоху Версаля и вокруг Версаля.

Третий аспект геополитических противоборств рубежа XIX и XX веков - это проливы Босфор и Дарданеллы. Происходила экспансия Германской империи и ее подчиненного союзника Австро-Венгрии в сторону Балкан и Османской империи. Уже в 1840-е годы немецкий экономист Лист писал о том, что обширные пространства Османской империи могут служить полем экономической эксплуатации Германии.

Впоследствии по мере продвижения экспансии, а затем и агрессии Германии в эту сторону была проложена железная дорога Берлин - Багдад, ставшая мощным средством проникновения в глубины Османской империи, к тому же она пересекала проливы Босфор и Дарданеллы.

В то же время рост влияния России привел к тому, что в экономическом и в военном отношении проблема проливов становилась все более насущной для нашей страны. В середине декабря 1913 года германский генерал Лиман фон Сандерс, специалист по Турции, приехал во главе миссии для помощи турецкой армии после поражения в Балканской войне. Он также занял пост командующего корпусом, который стоял на Босфоре в районе Стамбула. Это вызвало возмущение и протест России.

Противоречия существовали не только между противостоявшими коалициями государств, но и внутри них. Перед самой войной, в 1912 году, Германская империя создала средиземноморскую дивизию - подразделение в составе новейшего линейного крейсера "Гебен" и легкого крейсера "Бреслау". Первоначально заявлялось, что цель дивизии - сотрудничество с флотами Италии и Австро-Венгрии. Англичане сознательно пропустили эти корабли в Стамбул, чтобы подкрепить флот Турции и не допустить, чтобы Россия овладела проливами.

Системный анализ противоречий, приведших к началу Первой мировой войны, был дан в выступлении на "круглом столе" члена ЦКРК КПРФ, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН Елены Гавриловны КОСТРИКОВОЙ.

- Когда речь заходит о событиях столетней давности, обычно говорят, что без Первой мировой войны не было бы и революции в России, - с такой актуальной постановки вопроса начала она свое выступление. - Связь между этими событиями несомненна. Но был ли на самом деле у Российской империи шанс избежать участия в мировой бойне?

Ответом на этот вопрос и стало исследование, которым она поделилась с участниками "круглого стола": - Как ни странно, и сегодня можно услышать мнение, что война началась из-за убийства наследника австрийского престола Франца Фердинанда и конфликта между Австро-Венгрией и Сербией. Таким образом, главными виновниками войны объявляются Сербия и вставшая на ее защиту Россия. Нам, историкам-марксистам, хорошо известно, что за явлениями глобального масштаба всегда скрываются глубокие социально-экономические причины. Первая мировая война стала следствием неразрешимых противоречий между великими державами, которые привели к формированию в Европе двух военно-политических блоков.

Свидетельством обострения борьбы за мировое господство были международные конфликты, интенсивность которых нарастала по мере приближения к роковой черте. Десятилетие с 1904 по 1914 год вместило в себя Русско-японскую, Итало-турецкую, две Балканские войны, два острых дипломатических кризиса между Францией и Германией из-за Марокко, Боснийский кризис и ряд других.

Почему Россия оказалась в составе Антанты? В определении ее стратегических партнеров решающую роль сыграли геополитические и экономические факторы. Приоритетным направлением российской внешней политики традиционно были Балканы и Ближний Восток. Здесь ее главными соперниками являлись Австро-Венгрия и Германия. Для Англии и Франции Россия, обладавшая самой многочисленной армией и богатыми природными ресурсами, была ценным союзником, способным отвлечь значительные силы противника на Восточном фронте. Поэтому Лондон и Париж сделали все возможное, чтобы как можно прочнее привязать ее к себе экономически. Опутанная долгами, Российская империя была вынуждена следовать в фарватере своих союзниц.

Мировая война не только была неизбежна, она могла начаться даже на несколько лет раньше. Осенью 1908 года Австро-Венгрия аннексировала две провинции с преимущественно сербским населением - Боснию и Герцеговину, что вызвало острый международный конфликт. В финале Боснийского кризиса Германия в ультимативной форме потребовала от России признания аннексии. Если бы Петербург не уступил, то столкновение произошло бы в марте 1909 года. За эту уступку Россия заплатила немалую цену: пострадал ее престиж как великой державы, снизился ее авторитет на Балканах. В русском обществе отступление назвали "дипломатической Цусимой".

Защиту от немецкого Drang nach Osten видели в объединении славян, и оно состоялось.

Весной 1912 года при содействии русской дипломатии был заключен Балканский союз.

Сербия, Черногория, Болгария и примкнувшая к ним Греция смогли, ради окончательного освобождения от турецкого гнета, преодолеть все разногласия и объединиться. Результаты войны, начавшейся в октябре того же года, превзошли все ожидания. В считанные недели союзные войска освободили всю европейскую территорию Османской империи. Угроза нависла над столицей - Константинополем и зоной Черноморских проливов. И тут, как всегда, в дело вмешался "европейский концерн". Как на Берлинском конгрессе в 1878 году, так и на Лондонской конференции 1912 - 1913 годов под давлением великих держав победители были лишены значительной доли своих побед.

В числе особо пострадавших вновь оказалась Сербия. Ее вынудили оставить порт Дураццо (Дуррес). Выход на Адриатику был жизненно необходим сербскому государству для преодоления экономической зависимости от Австро-Венгрии. К чести русской дипломатии, в этом вопросе она боролась до конца, но не получила поддержки ни от Франции, ни от Англии. Дураццо был включен в состав автономной Албании, созданной по настоянию Австро-Венгрии в качестве ее форпоста на Балканах. Албания получила и город Скутари (Шкодер), занятый черногорскими войсками. Болгарию лишили Адрианополя, доставшегося ей ценой кровопролитного сражения. Борьба по этим вопросам достигла такой остроты, что грозила выйти за дипломатические рамки. Весной 1913 года Европа вновь оказалась на грани войны. Министр иностранных дел С.Д. Сазонов признал: "Скутари могло отойти к Черногории не иначе, как ценой удачной войны с Тройственным союзом".

Великие державы, преследуя собственные интересы, играли на противоречиях между балканскими государствами. Эти недостойные приемы, хорошо знакомые нам по современной истории, привели к распаду Балканского союза и ко второй Балканской войне. Теперь Болгария сражалась против своих недавних союзников, к которым примкнули Турция и Румыния, и потерпела поражение. Такой исход имел тяжелейшие последствия для славянского мира: Болгария попала в орбиту австрийской политики.

Если бы державы Антанты поддержали Россию, то Балканский союз не распался и геополитическая ситуация в регионе была бы совершенно иной. Избежать мировой войны вряд ли бы удалось, однако она началась бы позже и при более благоприятных для России условиях. Но в том-то и дело, что славянское единство никогда не соответствовало интересам западных держав. Пророчески звучали сказанные в 1913 году слова писателя Михаила Осоргина о том, что скоро балканский вопрос "встанет с новой силой, и возможно, что нынешняя жестокая война была лишь пустяковой прелюдией к войне гораздо более жестокой и кровавой".

На рубеже 1913 - 1914 годов имел место еще один эпизод, который мог ускорить начало Первой мировой войны. В ноябре 1913 года по инициативе Вильгельма II в Константинополь была направлена военная миссия под командованием генерала Лимана фон Сандерса.

Германия получила контроль над зоной Черноморских проливов. России был нанесен ощутимый удар. С.Д. Сазонов заявил германскому послу: "Если есть на земном шаре пункт, на котором сосредоточено наше ревнивое внимание и где мы не могли допустить никаких изменений, затрагивающих наши жизненные интересы, то этот пункт есть Константинополь". Но в очередной раз ожидаемой поддержки от союзниц по Антанте получено не было. России пришлось смириться, но Сазонов тогда заметил, что дальше отступать некуда. Призрак европейской войны превращался в реальность.

Убийство австрийского наследника престола в России назвали финальным актом трагедии, прологом к которой была аннексия Боснии и Герцеговины. Поначалу была надежда на мирный исход, ведь подобные инциденты в истории не всегда приводили к войне. По суммарной мощности государства Антанты превосходили германский блок на суше и на море.

Имели они преобладание также в военно-экономическом потенциале и в людских ресурсах.

Однако Россия не успела завершить свою военную подготовку.

В интересах Германии было поспешить с выступлением, тогда как Антанта предпочла бы оттянуть сроки начала войны.

10(23) июля в Белграде был вручен австрийский ультиматум, условия которого означали утрату сербской независимости.

Узнав об этом, Сазонов воскликнул: "Это европейская война!" Россия оказалась в наиболее трудном положении. Защищая Сербию, она была вынуждена первой вступить в военное столкновение с державами Тройственного союза, не будучи до конца уверенной в поддержке союзниц по Антанте. Ключ к решению вопроса находился в Лондоне. Твердая позиция Великобритании могла остановить Германию, но Э. Грей заявил, что его страна не прибегнет к оружию из-за такого государства, как Сербия. У Германии появились основания рассчитывать на английский нейтралитет.

Спустя неделю правительство Англии заявило, что не останется в стороне, если в войну вступят Германия и Франция. Эти слова произвели в Берлине отрезвляющее впечатление, но было уже поздно.

15(28) июля 1914 года Австрия объявила Сербии войну. Генштаб России признал необходимость всеобщей мобилизации.

16(29) июля Николай II получил телеграмму от Вильгельма II с просьбой не доводить дело до войны. Царь колебался. Сазонов и военные убеждали его, что война неизбежна. Николай II сдался и отдал приказ о начале мобилизации.

В годы войны Англия и Франция продолжили в отношении России ранее принятый образ действий, что в полной мере проявилось в борьбе за расширение Антанты. Для России особое значение имела Болгария.

Народы двух стран связывали давние дружеские отношения, историческая, религиозная и культурная общность. Болгария занимала стратегически важное положение на Балканах. Из всех балканских государств она имела самую сильную армию. С началом войны российская дипломатия постаралась вернуть Болгарию, обещая территориальные компенсации за счет Турции. Однако Англия и Франция Россию не поддержали. В итоге в Первой мировой войне (как и во Второй) Болгария сражалась на стороне Германии. Для Сербии это означало катастрофу - осенью 1915 года она была разгромлена. Царская Россия прийти ей на помощь не смогла.

Следует признать, что Россия добросовестно выполняла свой союзнический долг, нередко в ущерб собственным интересам.

Чтобы не допустить разгрома Франции, она начала военные действия, не закончив мобилизации. Германия была вынуждена вести войну на два фронта.

Наступление русской армии в Восточной Пруссии спасло Париж. В Галиции австрийская армия потеряла половину своего состава и в дальнейшем была не способна вести самостоятельные действия.

В Первой мировой войне наша страна потеряла убитыми и пропавшими без вести 855268 человек, были ранены 2754202 человека, в плену оказались 3409443 солдата и офицера. Несмотря на огромные потери, Россия продолжала откликаться на призывы союзников о помощи. Цена такой поддержки не очень беспокоила правительства Англии и Франции. Английский посол Дж. Бьюкенен в разговоре с Николаем II цинично заметил, что "Россия не исчерпала своих огромных запасов человеческой силы". Французский посол М. Палеолог настаивал: "Нужно, чтобы ваши потери были в четыре с половиной раза больше наших". В своих записках он пошел еще дальше: "По культурности и развитию французы и русские стоят не на одном уровне. Россия одна из самых отсталых стран в свете...

Сравните с этой невежественной и бессознательной массой нашу армию: все наши солдаты с образованием; в первых рядах бьются молодые силы, проявившие себя в искусстве, в науке, люди талантливые и утонченные; это сливки и цвет человечества. С этой точки зрения наши потери чувствительнее русских потерь". За прошедшие сто лет, как мы сейчас видим, отношение "цивилизованного" Запада к нам мало изменилось.

Не лучшим было положение и в финансовых вопросах. Общая сумма русских заграничных займов превышала 8 миллиардов рублей. Условия, на которых царское правительство размещало займы во Франции и Англии, были тяжелыми. За годы войны в Англию было вывезено около трети золотого запаса России.

Ответственность за бесславный финал, постигший самодержавную власть, а затем и Временное правительство в годы Первой мировой войны, в немалой степени лежит на правительствах союзных держав. Их недальновидная политика, не считавшаяся с внутренним положением и государственными интересами России, способствовала развитию общенационального кризиса. Требования союзников продолжать войну любой ценой стоили России огромных человеческих жертв и материальных потерь.

Истоки военной катастрофы России

Первым на "круглом столе" поднял тему собственно военной составляющей в трагических событиях вековой давности кандидат исторических наук, профессор Института военной истории, генерал-лейтенант Владислав Таирович ИМИНОВ: - Первая мировая война 1914 - 1918 годов породила цепь мировых катастроф, социальных и политических катаклизмов, коренным образом изменивших политическую карту и расстановку сил в мире. И прежде всего в Европе. Вызванный этой войной экономический, социальный и духовный кризис повлек за собой крушение четырех империй (Российской, Германской, Австро-Венгерской, Турецкой), инициировал прокатившуюся по Европейскому континенту волну революций.

Большое влияние Первая мировая оказала на развитие сухопутных вооруженных сил, арсеналы которых стали наполняться разнообразными и качественно новыми оружием и военной техникой. Она также явилась важным этапом в эволюции военного искусства. Россия как член крупнейшей коалиции - Антанты сыграла огромную роль в противостоянии германской экспансии начала ХХ века, выставив на поля сражений многомиллионную армию и создав гигантский фронт вооруженной борьбы, простиравшийся от берегов Балтики до Черного моря. Фронт этот был одним из главных в войне. Однако, несмотря на это, вклад России в общую победу Антанты не был по достоинству оценен союзниками, в первую очередь Великобританией, Францией и США.

Они никогда не относили Россию к числу победителей и до сих пор таковой ее не считают.

Поистине неисчислимые бедствия принесла Первая мировая народным массам. 10 миллионов убитых и умерших от ран только среди военнослужащих (столько погибло во всех европейских войнах за 1000 лет) и 20 миллионов раненых (из них 3,5 миллиона человек остались калеками) - таков ее кровавый итог. Оставшиеся в живых стали частью того, что позже будет названо "потерянным поколением". По числу людей, погибавших в среднем ежедневно, Первая мировая война превзошла Русско-японскую 1904 - 1905 годов в 23 раза, Русско-турецкую 1877 - 1878 годов - в 30 раз, Крымскую, или Восточную, 1853 - 1856 годов - в 45 раз. К людским потерям, вызванным Первой мировой, стоит отнести и преждевременную смертность в результате ухудшения жизни населения. В Европе из-за войны его убыль составила 15 миллионов человек.

Наибольшие потери военнослужащих по сравнению с другими государствами - участниками военных коалиций, в том числе и побежденными год спустя Германией и Австро-Венгрией, понесла в Первой мировой российская армия. Они составили в общей сложности 9347,3 тысячи человек, из них безвозвратные потери - 2254,4 тысячи (по другим источникам, до 3,5 млн. человек), санитарные - 3749 тысяч, попавшие в плен (без учета возвратившихся оттуда в ходе войны) - 3343,9 тысячи (по другим источникам, до 5 млн. человек).

Уже к середине 1917 года Вооруженные силы России потеряли 63 - 65% рядового состава.

Причем практически был выбит весь кадровый контингент и имевшийся в стране военнообученный запас, которые составляли основу, можно сказать, ударную силу русской армии.

Оказалась выбитой и большая часть кадрового офицерского состава: 25 - 30 тысяч человек из 50 тысяч. Подобная участь постигла унтер-офицеров, элитные гвардейские соединения и части, которые использовались на наиболее ответственных участках австро-германского фронта. Столь большие потери русской армии привели в то время к катастрофическому падению ее боеспособности, а в конце 1917-го - начале 1918 года армия практически развалилась.

Это обусловливалось целым рядом как объективных, так и субъективных причин.

Первая из них - крайне невыгодное геополитическое положение Российской империи по сравнению с другими странами Антанты. В результате русской армии впервые в мировой практике в течение трех с половиной лет пришлось удерживать огромный фронт протяженностью 1934 километра, не считая более чем 1100-километровый фронт на Кавказе. На столь протяженном фронте приходилось противостоять объединенным силам Германии, Австро-Венгрии и Турции. В то же время на Западном фронте протяженностью 630 километров против германской армии совместно действовали вооруженные силы Франции, Англии и Бельгии, к которым в 1917 году присоединилась еще и армия США. Там же, кстати, сражались и четыре русские бригады (так называемый Русский экспедиционный корпус) численностью до 40 тысяч человек, направленные во Францию в 1916 году.

Не могли не привести российскую армию к краху и плохое руководство со стороны Верховного главнокомандования и царского правительства, практически полная зависимость их оперативно-стратегического планирования от требований западных союзников в ущерб российским национальным интересам. Характерным тому примером может служить кампания 1914 года. Тогда наступление русского Северо-Западного фронта в Восточной Пруссии по настоянию Франции началось чуть ли не на 15-й день мобилизации, то есть еще до того, как было закончено сосредоточение сил и средств, подтянуты тылы, созданы материальные запасы, налажены управление, взаимодействие и снабжение. Такое неподготовленное наступление привело к тяжелому поражению войск фронта. В частности, к гибели почти всей его 2-й армии под командованием генерала от кавалерии А.В. Самсонова. Но вместе с тем оно вынудило германское командование в самый критический для союзников России момент битвы на Марне перебросить на восток против русских армий два корпуса и кавалерийскую дивизию из состава наступавшей на Париж ударной группировки. Это спасло Францию и не позволило немецкому воинству вновь, как и в феврале 1871 года, промаршировать по Монмартру и Елисейским полям.

Кстати сказать, почему-то в последнее время в трудах как зарубежных исследователей Первой мировой, так и отечественных принято считать русскую армию образца 1914 года отсталой, слабо подготовленной, плохо обученной. Объективные факты недостаточной подготовки экономики, транспорта, мобилизационных резервов, внутренней нестабильности смешиваются здесь, на наш взгляд, с боевой подготовкой личного состава кадровой армии как таковой. В действительности же русская кадровая армия - подчеркиваю, кадровая - не заслуживает такой оценки. Ее войска в тактическом плане были подготовлены хорошо, во всяком случае, лучше австрийцев и венгров и даже лучше хваленых немцев, что они и доказали победоносными сражениями в первые месяцы войны у Гольдапа и Гумбиннена.

Еще одна причина армейской катастрофы - значительный в социально-экономическом отношении разрыв между индустриально развитыми Германией, Великобританией и Францией, с одной стороны, и аграрно-индустриальной Россией - с другой. Это отставание проявилось в крайне низком уровне материально-технического обеспечения русской армии современными видами вооружения и снаряжения, нехватке винтовок и боеприпасов, особенно артиллерийских.

В последние годы в среде отечественной интеллигенции раздавалось много стенаний по поводу России, "которую мы потеряли". Так вот отметим: к 1914 году Российская империя была преимущественно крестьянской, отсталой в политическом и технико-экономическом смысле страной.

Своекорыстная политика союзников России по блоку, ведших войну "до последнего русского солдата", - тоже существенная причина наших армейских провалов. Они использовали Восточный фронт в качестве противовеса в периоды наступления противника на Западном.

Таким образом, выживание Франции и Англии оказывалось в зависимости от развития событий на Востоке. Союзники не раз вынуждали военно-политическое руководство России без необходимой подготовки и в нарушение ранее согласованных планов бросать в бой свои войска. Они стремились не только переложить на Россию основную тяжесть войны, но и заполучить русские соединения и части для участия в боях на Западном фронте.

Первая мировая война стала великим испытанием России как государства на зрелость, устойчивость и крепость. Она его, к сожалению, не выдержала, поскольку не была к нему всесторонне подготовлена.

Флот в Первой мировой войне

Анализ военного аспекта Первой мировой войны продолжил член Ревизионной комиссии РУСО, кандидат исторических наук, профессор Московской государственной академии водного транспорта, контр-адмирал Василий Андреевич ПОПОВИЧ: - На рубеже XIX и XX веков мир сотрясали бесконечные войны и политические кризисы, отражавшие противоречия между государствами. Европа разделилась на два враждебных блока - Тройственный военно-политический союз (образован в 1882 году) под эгидой Германии, в который вошли Италия и АвстроВенгрия. Ему противостоял военно-политический блок России, Англии и Франции, сформированный к 1907 году и получивший название Антанты. Военный конфликт между этими блоками был неизбежен. Стороны стремились к новому переделу мира. О социально-политических и геополитических причинах и поводе войны уже говорили предшествующие выступавшие.

Австро-Венгрия 14 (27) июля 1914 года объявила войну Сербии. 17 (30) июля Россия начала всеобщую мобилизацию, а 1 августа Германия объявила войну России. 2 - 3 августа Франция заявила о поддержке России, а Англия - о поддержке Франции. Вечером 3 августа Германия объявила войну Франции, а 6 августа войну России объявила Австро-Венгрия. Так началась одна из самых кровавых войн начала ХХ века.

Та война названа мировой не только из-за участия в ней 38 государств (на стороне Антанты - 34 государства, на стороне Австро-Германского блока - 4) с населением 1,5 миллиарда человек (это три четверти тогдашних жителей планеты), но прежде всего потому, что велась в Европе, Азии и Африке, на многих морях и океанах. Число мобилизованных в воюющие армии достигло около 70 миллионов человек. Сражения велись с 1 августа 1914-го по 11 ноября 1918 года и повлекли катастрофические последствия: 9,5 миллиона погибших, около 20 миллионов раненых, 3,5 миллиона калек.

Прямые военные расходы участниц войны составили 208 миллиардов долларов, что превысило в десять раз затраты на ведение всех войн в мире с 1893 по 1907 год. Масштаб человеческих жертв оказался сопоставим с потерями за всю предшествующую тысячелетнюю историю европейских войн.

Первая мировая война резко изменила расстановку сил на море. На океанский простор вышли подводные лодки, которые все чаще имели успех над эсминцами, крейсерами и линкорами. Об эффективности применения подлодок свидетельствовало уже то, что до января 1916 года подводники Германии отправили на дно 225 английских судов, из которых 54 - в Средиземном море. Потери немцев составили всего 17 подлодок.

Учитывая островное положение Великобритании и превосходство флота, англичане делали ставку на подрыв экономики противника при помощи блокады, а изоляцию на суше возлагали на континентальных союзников, прежде всего на Францию и Россию. В то же время стратеги Германии усматривали главную задачу в разгроме противника на суше путем молниеносной войны. Немцы планировали изолировать англичан, проводя минные операции и активные действия подлодок. К началу войны количество подводных лодок воюющих стран было небольшим. К примеру, Германия обладала 20 лодками, Франция - 35, Англия - 47.

Немецкий адмирал А. Тирпиц признавал, что отказывался выделять деньги на строительство подлодок, пока они находились в прибрежных водах. В последующем отношение к ним изменилось к лучшему.

Флоты России, Франции, Австро-Венгрии, Турции, Японии, США решали локальные задачи. Так, флот России оказался закупоренным в Балтийском и Черном морях, выполнял функции по охране побережья.

Французскому флоту отводилась роль защиты побережья и сообщений в Средиземном море: не допустить выхода флота Австро-Венгрии из Адриатического моря, блокировать итальянский флот (в случае выступления Италии не на стороне Антанты). Основная задача австро-венгерского флота заключалась в обороне побережья и блокаде Черногории. В апреле 1917 года США выступили на стороне Антанты.

Война на море в 1914 - 1918 годах существенно отличалась от предыдущих морских сражений. Она велась в трех измерениях: в воздухе, на поверхности моря и под водой. Впервые на море применялась авиация.

Значительным событием стало сражение английских и немецких кораблей у острова Гельголанд 28 августа 1914 года. В ходе боя немцы потерпели поражение. 4 сентября кайзер Германии Вильгельм II запретил выход в море крупным немецким кораблям. Однако 22 сентября командир немецкой подлодки "U-9" О. Веддиген тремя торпедами потопил три английских крейсера. Атака немецких подводников привела к переполоху среди англичан, а немцы получили надежду на успех на море.

В декабре 1914 года у Фолклендских островов потерпела поражение от англичан самая крупная немецкая эскадра под командованием адмирала М. Шпее. Были потоплены крейсеры "Кайзер Вильгельм дер Гроссе", "Карлсруэ", "Эден", действовавшие в Атлантическом океане в одиночку. 24 января 1915 года в Северном море у Дохтер-Банки произошло первое сражение немцев и англичан, в котором участвовали линейные крейсеры. Несмотря на то, что англичанами был потоплен броненосец "Блюхер", специалисты отмечают превосходство немецких кораблей, прежде всего в броне, живучести, высокой выучке экипажей, тактической и огневой подготовке личного состава. Несмотря на это, кайзер Вильгельм запретил крупным кораблям выход в море дальше чем на 100 миль.

Великобритания блокировала побережье Германии, чем нарушила Лондонскую декларацию 1909 года, согласно которой нейтральным государствам разрешалось вести торговлю с воюющими странами. В ответ на действие англичан 4 февраля 1915 года кайзер Вильгельм подписал декларацию, согласно которой воды вокруг Британских островов объявлялись зоной войны, где спустя две недели будут уничтожаться все торговые суда без гарантий спасения их экипажей и пассажиров. В марте 1915 года премьер-министр Великобритании Асквит объявил о полном прекращении морской торговли с Германией, а через десять дней был принят "акт о репрессалиях", по которому ни одно нейтральное судно не имело права ни заходить в германские порты, ни покидать их. 7 мая 1915 года немецкая подлодка потопила британское судно "Лузитания" с 1200 пассажирами на борту, 128 из которых были американскими подданными. В августе на Мадагаскаре англичанами был захвачен крейсер "Кенигсберг". На Балтике в середине 1915 года на минах получили серьезные повреждения 15 немецких кораблей и 14 транспортов.

Присоединение в январе 1916 года к центральным державам Болгарии дало возможность немецкому генштабу провести успешную компанию по разгрому Сербии и обеспечить более надежную связь с Турцией. Немцы укрепили позиции на сухопутных фронтах.

Морские и сухопутные силы России оказались подорваны, а ресурсы истощены.

В мае - июне 1916 года в Ютландском бою англичане потеряли 14 кораблей, были убиты 6097 человек, ранены - 510, взяты в плен - 177. Немцы потеряли 11 кораблей, 2551 человек убитыми, 507 - ранеными.

Но обе стороны сумели сохранить флот.

В конце августа к военному руководству Германии пришли генералы П. Гинденбург и Э. Людендорф - сторонники войны до победного конца. Людендорф считал, что неограниченная подводная война является последним средством закончить ее победоносно. 9 января 1917 года германское руководство одобрило решение о начале неограниченной подводной войны. Дальнейшие события показали, что это решение было ошибочным, ибо послужило основанием для конфликта с США.

Линейные корабли Англии и Германии, на строительство которых были затрачены огромные средства, оказались на приколе. Началось активное строительство подводных лодок. Так, к середине 1917 года немцы строили в среднем 8 лодок в месяц. Из-за интенсивных действий немецких подлодок потери флота Антанты увеличились.

Последний этап борьбы на море начался в феврале 1917 года, когда кайзер Вильгельм II принял решение о неограниченной подводной войне. В феврале союзники потеряли корабли водоизмещением 540 тысяч тонн (из них Англия - 313 тысяч тонн).

Однако в дальнейшем немцы развить успех не смогли. В то же время США наращивали поставки вооружения и живой силы в Европе. Сокращение потерь торгового и военного флота Антанты стало результатом создания глубинных бомб и судовловушек, организации системы оповещения, усиления контроля за передвижением подлодок, повышения качества спасения, но главное - внедрения системы охранения конвоев, следовавших из Америки в Европу.

Немцам не удалось разгромить английский флот, хотя они и нанесли ему значительные потери.

США и Англии приходилось привлекать для борьбы с подлодками свыше 5000 кораблей различных классов, около 3000 тральщиков, до 2500 самолетов, 200 аэростатов. Против немецких подлодок ими было поставлено около 170000 мин.

Общие потери англичан на море составили 39940 человек.

Общие морские потери Германии достигли 65596 человек.

Первыми русскими кораблями, вступившими в бой, были крейсеры "Аскольд" и "Жемчуг", вошедшие в состав союзной англо-французской эскадры. В конце октября 1914 года крейсер "Жемчуг" в районе Никобарских и Адаманских островов вошел в порт Пенанг для ремонта. Командир корабля Черкасов, не приняв мер безопасности, сошел на берег. 28 октября на рассвете германский крейсер "Эмден" вошел в порт, торпедировал "Жемчуг" и обстрелял его из орудий. От полученных повреждений корабль затонул. В то же время крейсер "Аскольд" успешно сражался с турками.

19 июня 1915 года у острова Готланд в Балтийском море состоялся бой между русскими и немецкими кораблями. Благодаря мужеству русских моряков немцев не допустили в Финский, Ботнический и Рижский заливы. Для укрепления Балтфлота в августе 1915 года подлодки "Щука" и "Сом" были переданы из Черноморского флота на Балтику.

На Черноморском театре русские моряки потопили один легкий турецкий крейсер, три эскадренных миноносца, четыре канонерских лодки, один минный заградитель. На поставленных подлодкой "Краб" минах подорвались немецкий крейсер "Бреслау" и минный крейсер "Берк". Вершиной оперативного искусства русского Черноморского флота в 1916 году была установка блокады пролива Босфор с помощью минного оружия. На минах противник потерял миноносец, канонерскую лодку и подводную лодку, несколько тральщиков, два крупных транспорта и значительное количество малых паровых и парусных судов. Всего на морских сообщениях Черноморского флота противник потерял более 10 боевых кораблей, 100 транспортов и сотни парусных и моторных судов.

В августе 1916 года в Кольском заливе ошвартовались эсминцы "Властный" и "Грозовой", а в октябре 1917-го - эсминцы "Лейтенант Юрасовский", "Бесшумный", "Лейтенант Сергеев" и "Бесстрашный". Они совершили переход через четыре океана - Тихий, Индийский, Атлантический и Северный Ледовитый. Наряду с надводными кораблями перебрасывались и подлодки. На Северном морском театре эсминец "Грозовой" (командир М.М. Коренев) атаковал и потопил у острова Хорпо германскую подводную лодку "U-56", эсминец "Властный" (командир С.А. Бутвиловский) вступил в схватку с двумя немецкими подлодками и нанес им серьезные повреждения.

Последнее сражение русского флота в Первую мировую состоялось на Балтике 10 - 17 октября 1917 года в районе Моонзунда.

После свержения царского режима командование линейным флотом Германии, имея сведения о развале армии и флота России, оживилось. Единственный раз за всю Первую мировую войну на восток были двинуты главные силы Флота открытого моря. В операции участвовали 10 новых линкоров, линейный крейсер, 9 легких крейсеров, около 47 эскадренных миноносцев, 27 линейных тральщиков, 66 малых тральщиков, 6 подводных лодок и около 100 вспомогательных судов (транспорты, тральщики, моторные катера, искатели и пр.). Всего - 350 единиц. Немцы использовали до 100 самолетов. На транспортах находились около 25000 солдат и 60 орудий. Командовал этой армадой адмирал Шмидт.

Россия у Моонзунда сосредоточила более 120 кораблей и судов, из которых 80 вспомогательных, и 30 самолетов. Командовал российским флотом адмирал М.К. Бахирев. Гарнизон Моонзундских островов - Эзель и Даго - насчитывал около 20 тысяч человек, но командующему флотом не подчинялся.

14 октября на Кассарском плесе произошло сражение между 17 германскими кораблями и 7 русскими. Это сражение успеха обоим сторонам не принесло.

Потери российского флота за годы Первой мировой войны составили: боевых кораблей - 113, вспомогательных судов - 227, коммерческих - 241, а всего - 581 единицу.

Перемены в расстановке мировых сил

Своеобразным обобщением разноплановой дискуссии на "круглом столе" стало выступление известного историка и писателя, кандидата исторических наук Юрия Васильевича ЕМЕЛЬЯНОВА: - Вопреки правительственным планам и прогнозам генштабов война оказалась затяжной. Центральные державы, рассчитывавшие на скорую победу, потерпели поражение. К тому же почти в каждой из них (исключение - Болгария) существовавшие к началу войны монархические режимы были свергнуты. При этом АвстроВенгрия распалась, Германия утратила все колонии, а турецкая держава потеряла большую часть своих владений.

Но и главные державы-победители, входившие в Антанту, к 1918 году понесли немалые человеческие потери, существенный материальный ущерб и погрязли в финансовых долгах.

При этом в России был свергнут существовавший строй и ряд национальных окраин вышли из ее состава.

Неоспоримым победителем стали Северо-Американские Соединенные Штаты (САСШ), которые вплоть до весны 1917 года не входили ни в один из воюющих блоков. С начала войны САСШ преодолели экономический кризис, после чего промышленное производство стало расти как на дрожжах.

Выплавка стали в 1916-м составила 180% от уровня 1914 года.

Фантастически быстрыми темпами развивалась химическая промышленность страны, занятая производством взрывчатых и отравляющих веществ. Если в 1913 году пороховые заводы Дюпона произвели около 500 тысяч фунтов взрывчатых веществ, то в 1915 - 1916 годах они ежемесячно (!) давали около 30 миллионов фунтов.

Ход военных действий на фронтах мировой войны во многом обеспечивался поставками американского оружия, взрывчатых и химических веществ. Массовые жертвы на европейских полях сражений баснословно обогащали САСШ. Руководитель Компартии САСШ, выдающийся историк У. Фостер писал: "Потоки крови, пролитой в годы Первой мировой войны, создали благодатную почву для процветания и роста промышленности САСШ в военный и послевоенный период".

Историки супруги Берд писали, что за годы Первой мировой войны число состоятельных и очень богатых людей в этой стране выросло примерно в три раза: в Америке насчитывалось 42554 миллионера. Действительно, к концу войны здесь было сосредоточено 40% мирового золотого запаса. К ноябрю 1922 года общая задолженность иностранных государств Соединенным Штатам достигла (с неоплаченными процентами) 11,6 миллиарда долларов. Из них Великобритания задолжала 4,7 миллиарда долларов, Франция - 3,8 миллиарда, Италия - 1,9 миллиарда, Бельгия - около 0,5 миллиарда. Вместе с другими видами капиталовложений экономическая поддержка, оказанная САСШ европейским странам, выразилась в сумме почти 20 миллиардов долларов. Как отмечалось в 3-м томе "Истории дипломатии", выпущенной в 1945 году, "погашение этого огромного долга хотя бы по 400 миллионов в год должно было растянуться на десятки лет. Таким образом, в результате войны крупнейшие страны Европы оказались данниками Соединенных Штатов по крайней мере на два поколения".

Так как американские войска принимали участие в сражениях в Европе лишь с лета 1918 года, их потери были несопоставимы с потерями армий других стран.

Они составили 53 тысячи убитыми, тогда как у России - 2 миллиона 300 тысяч солдат, у Германии - 2 миллиона, у Австро-Венгрии - 1 миллион 440 тысяч. Невелик был и вклад американских войск в общую победу. Однако рост влияния САСШ и их правительства в годы мировой войны привел к тому, что канцлер Германии принц Макс Баденский направил 5 октября 1918 года просьбу о перемирии на основе 14 пунктов американского президента Вудро Вильсона. Некоторое время союзники Америки возражали против переговоров с Германией на такой основе. Тогда правительство САСШ пригрозило подписать с Германией сепаратный мир. Испугавшись ухода американских войск с Западного фронта, союзники согласились с Вильсоном.

Через три месяца, 18 января 1919 года, в Париже открылась мирная конференция. Ее руководство осуществляли главы пяти великих держав мира: США, Великобритании, Франции, Италии и Японии. Однако с первых дней стало ясно, что верховодить на конференции намерен президент Вудро Вильсон.

Сменивший Вильсона лидер республиканской партии, 29-й президент САСШ Уоррен Гардинг (1921 - 1923 гг.) заявлял: "Мы, американцы, сделали больше для развития человечества за полтора столетия, чем все народы мира вместе за всю их историю... Мы провозглашаем американизм и приветствуем Америку". Так американские победители в Первой мировой войне делали заявку на мировое господство, от которого они не собираются отказываться и до сих пор. Нет принципиальной разницы между высказываниями Гардинга 1921 года и речами Обамы 2014 года.

В ходе Первой мировой войны поражение потерпели не только те, кто возглавлял две главные империалистические группировки в 1914 году, но и те, кто к 1914 году возглавлял главных противников капиталистического строя, - вожди партий II Интернационала. До лета 1914 года они уверяли, что в случае развязывания мировой войны возглавят рабочих своих стран и поведут на свержение капиталистического строя. Так, на 10-м Базельском конгрессе (1912 г.) был принят манифест, в котором говорилось: "Пусть правительства хорошо запомнят, что при современном состоянии Европы и настроении умов в среде рабочего класса они не могут развязать войну, не подвергая опасности самих себя... Пролетарии считают преступлением стрелять друг в друга ради увеличения прибылей капиталистов".

О верности марксизму и принципам пролетарского интернационализма постоянно говорили такие руководители социал-демократических партий II Интернационала, как К. Каутский (СДПГ), Р Макдональд (Лейбористская партия Англии), А. Тома (СФИО), Э. Вандервельде (Бельгийская социалистическая партия), О. Бауэр (АСДП). Редактор главного печатного органа Итальянской социалистической партии "Аванти!" Бенито Муссолини в своих передовицах в 1914 году писал о том, что "частная собственность является кражей", и поэтому должна быть ликвидирована по мере того, как "Италия через коллективизацию перейдет к окончательной цели - коммунизму".

Начало Первой мировой войны стало суровым испытанием верности социал-демократов принятым антивоенным обязательствам солидарности с рабочими других стран. Абсолютное большинство депутатов от СДПГ в рейхстаге и все депутаты от СФИО во французском Национальном собрании голосовали за военные кредиты. Лидер Бельгийской социалистической партии Э. Вандервельде заявил: "Мы будем голосовать за все кредиты, которые потребует правительство для защиты нации". Вскоре Вандервельде стал министром бельгийского правительства. После начала мировой войны в правительства своих стран вошли лидеры СФИО (Французской секции Рабочего Интернационала) Ж. Гед, М. Самба и А. Тома, один из лидеров Лейбористской партии А. Гендерсон.

В первые дни войны Б. Муссолини в своих редакционных статьях осуждал войну как "капиталистическое дело". Однако уже в ноябре 1914 года он вышел из социалистической партии и создал новую газету "Иль пополо д'Италиа", в которой стал призывать к участию Италии в войне против Австро-Венгрии с целью завладеть Триестом, Далмацией и другими землями. Под влиянием позиции своих вождей значительная часть трудящихся всех стран - участниц войны была охвачена шовинистическим угаром.

23 марта 1919 года в Милане, в зале, арендованном членами Ассоциации итальянских промышленников, собралась пара сотен бывших ветеранов войны.

Перед ним выступил Бенито Муссолини. Он выкрикивал: "Для спасения Италии надо расстрелять несколько десятков депутатов! Я верю, что парламент - бубонная чума, отравляющая кровь нации! Его надо истребить!" Собрание приняло решение о создании движения "боевых дружин" под названием "Фаши ди комбаттименто". Через три недели, 15 апреля, под руководством художника-футуриста Маринетти фашисты ворвались в издательство "Аванти!", разгромив типографское оборудование газеты и уничтожив документы издательства.

Фашисты громили издательства неугодных им газет, поджигали помещения партийных учреждений, избивали тех, кто не разделял их взгляды, изощренно издевались над ними, насильно вливая им в рот по литру касторки. Так 95 лет назад родилось фашистское движение.

Наибольшего успеха добились подражатели Муссолини в Германии. Сходство между фашистами и членами Национал-социалистической рабочей партии, или нацистами, было разительным. Как и итальянские фашисты, германские нацисты получали обильную финансовую поддержку от части богатых промышленников страны.

Вскоре фашистские диктатуры были установлены в Италии и Германии. Профашистские режимы существовали в Венгрии, Польше, прибалтийских республиках, странах Пиринейского полуострова. Профашистский диктатор Литвы Сметона в 1934 году провозгласил: "ХХ век - век фашизма".

Появление фашизма, который не существовал до 1919 года, стало следствием Первой мировой войны. Несмотря на разгром фашизма в 1945 году, фашистская идеология оказалась живучей. Неофашистские и неонацистские партии сохранились, а в последние годы стали расширять свои ряды и рваться к власти. Как и между мировыми войнами, фашистским силам помогают ведущие капиталистические страны. Это ярко видно на примере установления неонацистской диктатуры в Киеве.

И все же нашлась в мире одна страна, в которой воплотились надежды передовой части мирового рабочего класса на то, что империалистическая война может перерасти в социалистическую революцию. Слабость отечественного капитализма проявилась и в том, что Россия в огромной степени зависела от иностранных капиталовложений и займов. К 1900 году 40% акционерных капиталов были иностранного происхождения.

Преобладали французские и бельгийские.

То обстоятельство, что большевизм возник в России и превратился в единственную силу, способную сплотить страну и повести ее к невиданным высотам общественного развития, стало во многом следствием исключительной слабости российского капитализма, проявившейся с особой силой в ходе Первой мировой войны. Достижения советского социализма до сих пор служат немеркнущим и вдохновляющим примером не только для членов Коммунистической партии Российской Федерации, но и для миллионов людей нашей страны и за ее пределами.

Итоги обстоятельного, теоретически насыщенного разговора подвел главный редактор "Правды Борис Олегович КОМОЦКИЙ: - Раз уж "круглый стол" проходит у нас в "Правде", то рекомендую прочесть вышедшую на ее страницах статью нашего политического обозревателя Владимира Ряшина "Военная тайна олигархата", где рассказывается о том, как акулы бизнеса начинают захватывать российскую "оборонку". Чем это заканчивается - смотри историю за 1914 - 1917 годы. То есть готовим себе повторение Первой мировой, идем уверенно, наступая на те же грабли. Сегодня это - официальная позиция власти.

Смотрите, ведь не кто иной, как вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу Дмитрий Рогозин, выскочив перед отрядом олигархов, словно черт из табакерки, зовет их будто в бой: "Ребята, ну давайте за мной вперед!" Куда - понятно: на разбазаривание ВПК. А весь олигархический патриотизм, как известно, заканчивается там, где начинается прибыль.

Считаю, что сегодняшняя наша работа была прологом к будущим "круглым столам" в "Правде", которые мы надеемся продолжить вместе с РУСО о Великой Отечественной войне.

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.