Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

А.Д. Куликов: Законопроект о полиции – политический пиар власти накануне выборов

10 декабря при обсуждении  Государственной  Думой в первом чтении закона «О полиции» от имени фракции КПРФ выступил депутат А.Д. Куликов. 

Пресс-служба фракции КПРФ – kprf.ru
2010-12-13 18:47

     А.Д. Куликов (фракция  КПРФ).

     - Уважаемые коллеги!

     Необходимость серьёзнейшего реформирования правоохранительных органов страны, как системы, ее отдельных институтов, прежде всего МВД,  милиции назрела давно и вызывает в обществе  огромный интерес и тревожные ожидания.

     Истоки  этого   лежат в начале "лихих девяностых", когда политический режим,  добивая Советскую Россию, показал примеры откровенного глумления над Конституцией, над законностью, над правом, попирая права и свободы человека. Тогда Ельцин и его приспешники, среди которых и министр внутренних дел Ерин, втянули вчера еще народную милицию, другие правоохранительные органы в государственный переворот. Его, Президента РФ,  антиконституционные указы, решения руководства страны,  преступные приказы непосредственных начальников  позволили  милиционерам впервые в истории отечественной милиции стрелять, избивать, пытать соотечественников.  Не менее важными по своему влиянию стали социально-экономические, социально-политические факторы как следствие смены общественного строя. Результатом явилось  резкое обнищание сотрудников МВД, девальвация государственных мер социальной защиты работников  милиции,  массовое морально-психологическое, идейное разложение личного состава,  почти всеобщий правовой нигилизм. Всё это вкупе с развязанной информационной войной против бывших советских правоохранительных институтов привело  к интенсивному развалу системы, в том числе МВД СССР. Как результат массовых увольнений сотрудников - профессионалов своего дела разорвалась связь поколений, уничтожена преемственность, оказались преданы забвению лучшие традиции милицейских коллективов, выкованные в борьбе с профессиональной преступностью 20-30-х годов  20-го  века, в боях с гитлеровскими захватчиками на полях сражений, в схватках  с уголовщиной в годы Великой Отечественной войны, в противодействии преступности, её профилактике в мирные дни 50-80-х годов.

     Ныне общество, правоохранительная система, все государственные институты пожинают плоды посеянного преступным безумием власти. А  продолжающаяся вот уже почти двадцать лет безнаказанность всех   организаторов и исполнителей преступного переворота - служит индульгенцией для новых «правоохранителей». Беззаконие власть имущих, многих представителей силовых структур, следственных, судейских органов стало нормой жизни в начале 21 века. К этому надо добавить, что в двухтысячные годы власть ещё раз залезла в карман "человека с ружьём" своей реформой "монетизации льгот". В конечном счете подобная политика государства привела к новому явлению в милицейской среде - социальному расслоению  на богатых и бедных. В этой связи уже неудивительны декларации высших чинов УВД, ГУВД, МВД,  неумолимо свидетельствующие о сомнительных  капиталах, имуществе их обладателей. Не случайно, что во многих милицейских подразделениях, горрайорганах   внутренних дел страны тяжелейший морально-психологический климат, серьёзные проблемы с дисциплиной личного состава,  массовые нарушения законности.

     Фракция КПРФ критически относится к попыткам руководства страны модернизировать МВД РФ, милицию в соответствии с заявленными целями: противодействие преступности и обеспечение общественного порядка,  защита прав и свобод  человека и гражданина, партнерство как основа взаимодействия полиции (милиции) и общества, качественное усиление  социальной защиты работников  системы и их семей. Это связано не только с тем, что,  не  желая знать, исследовать и учитывать причины развала системы МВД, невозможно и лечить её, не только с тем, что не были приняты наши предложения по реформе МВД - мы иллюзий не строили.  Но и тем, что меры, принятые во исполнение   Указа Президента № 208 от 18 февраля 2010 года «О некоторых мерах по реформированию Министерства внутренних дел», в течение 2010 года показали поверхностный подход к реформе, антинаучность, непродуманность, поспешность принятых решений и мероприятий по реформированию МВД, милиции. Они лишь, на наш взгляд, усугубили  большинство проблем, волнующих личный состав органов внутренних дел страны, беспокоящих общество,  еще более осложнили криминальную обстановку в России. Чему свидетельство - последние события в Краснодарском (станица Кущевская, город Белореченск), Ставропольском краях, в городе Гусь-Хрустальный и т.д. и т.п. Авторы реформы не разработали приемлемую концепцию, стратегию и тактику реформирования важнейшего для общества государственного института, оказывающего влияние на все стороны жизни людей. Они не удосужились заглянуть в «святцы» - в Стратегию национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, объявленную Указом Президента РФ 12 мая 2009 года, прежде чем выносить на суд общественности первый законопроект «О полиции» (август 2010 г.), напрочь отрицающий презумпцию невиновности граждан и гарантированно обеспечивающий презумпцию законности при любых обстоятельствах полицейского, дающую право ему палить во всех, кто ему не подчинился. Тогда как в 35 статье Стратегии объявляются высшей целью для всех государственных органов власти «...защита…основных прав и свобод человека и гражданина…». Нельзя вести речь о реформировании правоохранительного института, не увязывая это с действующими основополагающими документами в сфере национальной безопасности. Что же касается этого августовского проекта "о законопроекте", который кто только не рекламировал из высших должностных лиц государства, МВД, парламента России, партии власти, то  можно только порадоваться за активность наших граждан, объявивших войну этому драконовскому документу, вынудивших его авторов существенно изменить ряд статей, а многие просто выкинуть.

     Нет ответа от реформаторов, почему сокращение личного состава МВД РФ, милиции обозначено цифрой 22 процента от численности. Кто это рассчитал,  к каким подразделениям, службам относится, как увязано с криминальной обстановкой в России, тенденциями и динамикой реальной преступности. А между тем, уже сейчас многие начальники органов внутренних дел субъектов Федерации заявляют, что начали «резать по живому» - сокращать личный состав участковых, оперуполномоченных,  милиционеров патрульно-постовой службы. Волюнтаристски,  без анализа и расчетов, проведено упразднение отдельных департаментов, служб и подразделений, в частности, линейных отделов внутренних дел, милиции на транспорте. Словно забыли, что ежегодно здесь совершаются десятки тысяч преступлений. Их надо раскрывать, преступников задерживать, в том числе и за сотни километров от  основного места работы.  И никакой территориальный орган внутренних дел или отдел милиции не способны закрыть эту брешь.

     Не выполнило требования Указа Президента № 208 и Правительство РФ, особенно в части выделения «…дополнительных бюджетных ассигнований Министерству внутренних дел на увеличение стимулирующих выплат сотрудникам органов внутренних дел и формирование специализированного жилищного фонда» в 2010 году.

     Не  соответствует стратегии национальной безопасности Российской Федерации, заявленным целям реформирования милиции, в целом интересам большинства народа,  по нашему мнению, и  скроенный из остатков указанного ранее, август 2010 года, проекта "О полиции" рассматриваемый сегодня законопроект «О полиции».

     Не  будем наивничать, он, как одна из мер реформирования МВД Российской Федерации, также не приведёт, в случае его принятия, к изменению качества работы МВД РФ по защите общества от преступных посягательств. К тому есть несколько оснований:

     1.Законопроект  мало чем отличается в своей  сущности от действующего закона "О милиции", принятого в  1991 году. Более того, по ряду статей, старый закон лучше, логичнее передаёт смысл работы милиции, её цели и задачи, права и обязанности.

     2. В новом законопроекте нарушен баланс прав и обязанностей  работника полиции (милиции) в сторону расширения его правомочий, в частности, чрезмерно расширяются права полиции на применение специальных средств против граждан, например, наручников, электрошоковых устройств, резиновых дубинок, служебных собак, водомётов. В законопроекте сохранилось от его предшественника, но только в более завуалированной  форме  принципиальное положение - презумпция законности действий полицейского.

     На  наш взгляд это резко диссонирует  с заявленными целями в законопроекте  о восстановлении доверия граждан к полиции, о партнёрских отношениях полиции и общества, об уважении  к правам и свободам человека. Отмечу, что абсолютное большинство спецсредств в Советском Союзе не применялось вообще. В частности, резиновые палки  советские люди увидели лишь однажды, в 1966 году, в связи с участившимся хулиганством молодежи. Но уже с 1968 года они были отменены навсегда.

     Если  следовать букве законопроекта, в частности ст. 21 главы 15, то даже за расклейку объявлений в специально не отведенных местах, например, о продаже квартиры или о сборе общества собаководов, или за размещение в неположенном месте агитационного листка конкретный гражданин или граждане  могут получить удар дубины или применение иного спецсредства.

     3. В законопроекте чётко не прописаны механизм, индикаторы, критерии оценки деятельности работников полиции и полиции в целом. Нет ответа на вопрос, что понимается под результативностью работы полиции.

     4. В законопроекте говорится, что одной из задач, которую должна решать полиция, является борьба с преступностью, защита человека, граждан, общества от преступных посягательств. Однако совершенно не прописано, кто в полиции будет заниматься этим, какая служба, подразделение? В проекте закона нет ни слова о структуре будущей полиции. Есть лишь норма о том, что всё это будет отрегулировано соответствующим Указом Президента. На наш взгляд, это принципиальная, фундаментальная ошибка. Указное право самым драматическим образом отразилось на министерстве внутренних дел, деятельность которого, я напомню, регулируется соответствующим положением, утвержденным Указом Президента РФ, а не законом. Итогом этого явилось, например, необоснованное, непродуманное  упразднение несколько лет назад службы по борьбе с организованной преступностью в МВД Российской Федерации, её органах. В результате, только 8 процентов "воров в законе" ныне в местах лишения свободы. Вновь безнаказанно бесчинствуют преступные группировки. На почве организованной преступности, как на дрожжах, растет коррупция, в том числе и в правоохранительных органах, в судейском сообществе, в исполнительной и законодательной власти. Общество до сих пор умывается слезами и кровью новых жертв, пожиная плоды той «очередной реформы» МВД. Где же профессионалы-сыщики?  Их уже почти не осталось. Никто не ответил за "подобное "реформирование".

     В этом же ряду стоит и волюнтаристское вычленение из состава МВД Российской Федерации государственной пожарной службы, и передачи её в МЧС России. Подобное решение здорово "аукнулось" обществу летом 2010 года, в пожарах которого погибли сотни человек и тысячи граждан остались без крова.

     5.Удивляет, несмотря на  неоднократные заявления  высшего руководства  страны, отсутствие в законопроекте полного пакета мер по социальной защите работников  полиции, их семей, ветеранов. При этом власть, якобы, соглашается с требованиями общества об укреплении кадрового состава милиции новыми сотрудниками, нравственно, культурно, социально подготовленными для столь тяжёлой, опасной работы. Но ничего не предлагается для создания мощной мотивации. Более того, предлагаемые меры уступают даже действующим в законе «О милиции».

     Необходимо поставить всё с головы на ноги: рассматривать  законопроекты о преобразовании милиции, о социальной защите её работников, о порядке прохождения службы в одном пакете.

     6. Законопроект не предусматривает,  например, в отличие от закона  "О советской милиции", реального контроля общества, трудовых коллективов, представительных органов власти  за милицией. В нём не прописан чёткий механизм отчетов должностных лиц перед населением.

     7. Нельзя согласиться с тем, что в органы милиции принимаются лица, не имеющие необходимого социального опыта жизни. Таковой ранее приобретался в период прохождения службы в Вооруженных Силах. Очевидно, что надо вернуться к приему на службу в милицию лишь после прохождения армейской службы.

     8. Законопроект не отвечает требованиям общества об ужесточении персональной ответственности руководителей всех уровней за деятельность подчиненных сотрудников. Он не предусматривает укрепление единоначалия по всей вертикали МВД. Министр, как и ранее, не имеет полномочий ни по назначению руководителей на должности высшего начальствующего состава, например, начальников краевых, областных ГУВД, УВД, ни оперативного принятия решения об отстранении таковых от занимаемой должности в необходимых случаях. Всё это находится в руках Президента Российской Федерации.

     9. Анализ законопроекта убеждает, что власть желает превратить  сотрудника правоохранительного органа (полиции) в полностью бесправного служащего, находящегося под жесточайшим контролем государства. Предоставляемое же право работникам милиции объединяться в профсоюзы является чистой воды декларацией.

     И последнее. Внимательное прочтение законопроекта на самом деле показывает, что его целью является не столько реформа милиции, а значит и МВД в интересах общества, сколько перемена названия - с "милиции" на "полицию". Идеологи этого законопроекта, видимо, решили, что сама замена "милиции" на "полицию" принесёт обществу избавление от явления "мента". А одно слово "полиция" у граждан России будет вызывать в памяти чудную картинку западного полицейского, спасающего, защищающего всех и вся. Очевидно, что это не наивность. Это - очередная попытка власть предержащих привлечь избирателя в преддверии предстоящих выборов в федеральные органы власти с одной стороны, - с другой обеспечить безопасность правящего режима, используя при необходимости созданную полицию.

     Кроме того, на наш, коммунистов, взгляд это переименование укладывается в рамки продолжающейся борьбы правящего политического режима с последними институтами советского государства, с тем, чтобы уничтожить всё напоминающее  о советском прошлом.

     Мы  можем сколько угодно спорить  и приходить к согласию  по существу норм законопроекта - это не является принципиальным. Но принципиально важным, концептуальным является сам факт, что вместо милиции будет полиция. Излишне говорить, что большинство нашего народа, несмотря на двадцатилетнее "промывание мозгов", продолжает считать себя советскими людьми. Они по-прежнему трепетно относятся к понятию "Родина-мать", гордятся  подвигами - трудовыми и ратными -  поколений советских людей, относятся с любовью и уважением к советским солдатам–освободителям. И, как и ранее, слова "полиция", "полицай" воспринимаются большинством  взрослого населения как пособники фашистов, каратели и палачи советских граждан, партизан и подпольщиков, как предатели родины.

     Любому  здравомыслящему понятно, что переименование  милиции в полицию лишь  ещё более усугубит пропасть между трудящимися и теми, кто по долгу службы обязан бороться с преступностью. Ни о каком доверии и партнёрстве не приходится говорить в этом случае. Мы призываем вас, коллеги,  прислушаться к голосу ученых, которые  даже с лингвистической точки зрения решительно возражают против введения в наш речевой обиход нового-старого термина "полиция" вместо привычного - "милиция".

     Мы  не хотим, чтобы полицейскими и полицаями называли тех, кто и ныне охраняет покой наших граждан, кто не на словах, а на деле несёт свою труднейшую, во многом героическую службу, рискуя собственной жизнью. Мы убеждены, что таких и сегодня большинство в российской милиции. О них и должно  государство заботиться! Но не на словах, а на деле.

     Фракция КПРФ не будет голосовать за представленный законопроект "О полиции".

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.