Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

«Правда»: Педагогика утонет в болоте

«Российская академия образования» вместо выработки действительно нужных и важных стандартов образования с каждым годом все больше превращается в болото. Она постепенно превращается в мало кому нужный придаток Министерства образования.

«Правда» - Сергей Комков
2009-09-03 09:33

Недавно с большим удивлением узнал о том, что разработкой стандартов педагогического образования «нового поколения» в стране будет заниматься коллектив под руководством вице-президента Российской академии образования (РАО) Виктора Болотова. И это навело на весьма грустные размышления... Педагогическая наука в России медленно, но уверенно умирает. А её главное научное ведомство с громким названием «Российская академия образования» всё больше и больше превращается в дремучее топкое болото. Причем процесс этот с каждым годом приобретает необратимый характер.

Академия как символ педагогического болота

Сумерки российского образования

Министерские задворки

Сегодня многие реально действующие педагоги при всем своем желании не смогут вспомнить ни одной конкретной педагогической разработки, осуществленной РАО в интересах российского образования. Академия постепенно превращается в некий административный придаток Министерства образования и науки. При этом у руководства академии нет даже ни малейшего желания вдуматься в то, что предлагает это ведомство российскому образованию. И это означает не только полную научную несостоятельность главной педагогической академии страны, но и её полное нравственное падение.

Процесс нравственного самоуничтожения начался, конечно же, не вчера. Ещё в 1992 году, в процессе реорганизации бывшей Академии педагогических наук России, стало совершенно очевидно, что теперь это ведомство будет решать принципиально иные задачи. В период создания «нового демократического государства» господину Ельцину и его ближайшему окружению, действовавшему преимущественно под указку американских советников, были поставлены абсолютно четкие задачи по перестройке всей системы общественного сознания россиян. И начинать надо было, конечно же, в первую очередь с подрастающего поколения.

Новым Федеральным законом «Об образовании» от 1992 года весь процесс воспитания был полностью выведен за рамки учебных заведений, перед которыми поставили только одну задачу - напичкать молодые, неокрепшие умы россиян кучей совершенно не нужных им знаний. Под предлогом борьбы с идеологизацией образовательных учреждений за их стены была выведена вся развивающая деятельность. И они превратились в некие комбинаты по предоставлению «образовательных услуг». Этот термин - «образовательные услуги» - с подачи американских советников прочно вошел в обиход российских чиновников от образования и не вызвал никакой реакции со стороны «ученых», подвизающихся на ниве педагогики.

Это сыграло с российскими учеными-педагогами злую шутку. Они вообще оказались не востребованными в «новой исторической ситуации». Им на смену пришли вояжеры из фондов Сороса, Никсона и Карнеги. Отечественная педагогическая наука, имевшая некогда довольно серьезные традиции и наработки, была отодвинута на задний план. Именно в этот период начинается вакханалия с преподаванием отечественной истории и обществоведения. Российские школьники, к огромному удивлению их родителей, изучавших историю по другим учебникам, вдруг «узнали», что во Второй мировой войне победу одержали «доблестные американские войска». А Красная Армия выполняла всего лишь роль второстепенной вспомогательной силы, которая «воспользовалась победой союзников для того, чтобы поработить народы Восточной Европы». Этот соросовский курс «Новейшей истории России» возмутил тогда многих, но абсолютно не тронул души российских ученых-педагогов.

Все 90-е годы Российская академия образования, вместо того чтобы активно противостоять попыткам уничтожения отечественной педагогики, занималась вопросами приватизации и дележки доставшейся ей в наследство от АПН собственности. В связи с этим главным видом деятельности РАО стали не научные разработки, а административно-хозяйственная суета. В итоге на посту заместителя президента РАО по административно-хозяйственным вопросам оказывается довольно странная личность по фамилии Мартиросян, который очень быстро «подтягивает» к академии свои «кадры». И бывшее святилище российской педагогической науки постепенно превращается в криминальный гадюшник, деятельностью которого через некоторое время заинтересовались правоохранительные органы.

На этом фоне в академии начали разгораться локальные конфликты и скандалы. И «ученым» уже стало не до науки. А зря. Потому что именно в этот период под руководством «специалистов» Всемирного банка в России начала осуществляться программа по полной перестройке общественного сознания, в рамках которой была разработана программа «Модернизация российского образования». Правда, уже к этой «разработке», так же как и к последующим, сыгравшим определяющую роль в развитии российской школы, РАО практически не имеет никакого отношения.

Это вполне объяснимо, ибо в 1992 году, по инициативе и на специальный грант всё того же Всемирного банка, была создана другая «научно-внедренческая площадка» - Высшая школа экономики, которая взяла на себя функции разработки и апробации всех «реформ» в системе отечественного образования и науки. В Высшей школе экономики, или, как её подчас попросту называют специалисты, в «Вышке», под руководством западных (в первую очередь - американских) «советников» отрабатывались все параметры «модернизации российского образования». Именно там родилась идея «реструктуризировать» российскую сельскую школу. Результатом этой «реструктуризации» стало массовое закрытие малокомплектных сельских школ. За прошедшие 15 лет Россия потеряла более 12 тысяч школ. Процесс этот идет бешеными темпами. Ежегодно страна недосчитывается около тысячи школ. А по итогам 2008/2009 учебного года мы лишились почти 1200 учебных заведений.

«Наука» объявляет торги

Не прошел бесследно процесс «реструктуризации» и для РАО. Академия фактически лишилась сегодня всех своих экспериментальных площадок. То есть отрабатывать те или иные педагогические параметры уже попросту негде. Но руководство академии это, похоже, не волнует. В ней продолжаются скандальные процессы по поводу приватизации оставшегося имущества. К примеру, одно из академических подразделений с громким классическим названием «Институт теории и истории педагогики», забыв и о теории, и об истории, год назад в бешеном темпе занималось продажей принадлежавшего ей объекта по адресу: г. Москва, улица Павла Корчагина, дом 7. Нужно было этот объект срочно продать, чтобы на его месте построить «доходный дом». Что и говорить, дело нужное по всем показателям. Как же нынче без «доходного дома»? Тем более что строить его должен был богатый инвестор и большую часть забрать себе, оставив институту кое-что по мелочи.

Но даже такого простого дела наши «ученые мужи» сделать без скандала не смогли. Сначала они заключили соглашение с фирмой, которая бралась подготовить им всю документацию для проведения конкурса по продаже федерального имущества. А затем вдруг совершенно непостижимым образом, использовав подготовленные для них документы и оставив с носом подготовившую их фирму (попросту говоря, «кинув» её), втихаря провели этот самый «конкурс» и отдали почти за полцены объект в руки известной только руководителям академии компании.

Впрочем, ничего сверхъестественного в подобном поступке нет. Таким образом поступали все мошенники ельцинской «эпохи приватизации». Они тоже порой называли себя «учеными». Некоторые из них даже состояли в главной российской академии. Теперь их, правда, разыскивают далеко за пределами нашей Родины. А кое-кто из этих «ученых» за особое рвение в коммерческом деле получил условные сроки лишения свободы. Достаточно вспомнить недавно завершившееся «дело» главного российского «атомщика» Евгения Адамова. Видимо, его лавры не дают покоя нашим специалистам в области традиционной российской педагогики.

Итак, директор академического института, некто господин Мясников, отбросив в сторону всяческие сомнения, подписал договор с ООО «Экономический центр» на разработку документов по подготовке объекта, принадлежащего институту на правах оперативного управления, к продаже с торгов. ООО «Экономический центр» скрупулезно выполнило свою работу и довело дело до подготовки соответствующего распоряжения Минимущества. При этом свое вознаграждение в сумме 21 миллион рублей за выполненную работу фирма должна была получить с инвестора, выигравшего тендер.

Но тут начались настоящие «научные игры». Директор института Мясников, с ведома и благословения президента академии, втихаря провел торги и продал объект никому доселе не известной компании «Стройком-97». Причем, как это вскоре выяснилось, по заниженным расценкам, нанеся тем самым прямой ущерб федеральному бюджету. Но в таких случаях всегда есть подозрение на то, что сделано это было не спонтанно и за определенную мзду. В народе подобное называют «откатом».

Авантюра привела к катастрофе

На данном фоне совершенно очевидной является позиция Российской академии образования по наиболее важным вопросам жизни и деятельности российской школы. И в первую очередь - по вопросу внедрения у нас в стране Единого государственного экзамена (ЕГЭ). «Эксперимент» по внедрению в России ЕГЭ был задуман Всемирным банком и его «агентами влияния» из Минобразования еще во второй половине 90-х. И главными проводниками данного «эксперимента» выступили тогдашний министр образования Владимир Филиппов и его заместитель Виктор Болотов.

Разработка всех параметров, как это уже было к тому времени заведено, происходила на базе Высшей школы экономики. А Российская академия образования использовалась лишь в качестве официального прикрытия столь сомнительного педагогического «нововведения». С 2000 года всю страну постепенно втягивали в совершенно неприкрытую авантюру, не желая слушать мнения независимых экспертов и общественных деятелей.

Именно в этот период группа специалистов попыталась найти опору в противостоянии данной губительной затее в Российской академии образования. Но не тут-то было! Руководство академии сразу и безоговорочно встало на сторону зарвавшихся чиновников. И даже в немногочисленных обсуждениях данной проблемы в стенах академии противникам ЕГЭ попросту затыкали рот, объявляя их чуть ли не ретроградами и «врагами народа».

Так было осенью 2005 года, когда руководство РАО окончательно и безоговорочно встало на сторону Министерства образования и науки и Рособрнадзора, который к тому времени возглавлял Виктор Болотов. Ему с большой готовностью была предоставлена трибуна главного педагогического академического собрания страны, с которой он заклеймил своих противников позором и потребовал от руководства академии принять к ним самые суровые меры, вплоть до исключения из академического сообщества. В ответ на это мне и моим товарищам просто пришлось покинуть зал заседаний. А президент академии только по-интеллигентски разводил руками, бубня под нос что-то неразборчивое. Типа того, что, мол, «вы не совсем корректно ведете научные споры... так нельзя...»

Это был 2005 год. Тогда еще что-то изменить было возможно. Но никто из академиков-педагогов не пожелал прислушаться к голосу разума и внять доводам своих коллег-ученых. Сегодня мы пожинаем плоды той научной беспринципности и соглашательства. Совершенно очевидно, что ЕГЭ привел систему российского образования к полной деградации и уничтожению. Что, кстати, понимают не только противники этого весьма сомнительного «эксперимента» над нашей отечественной педагогикой, но и тогдашние его разработчики и внедренцы. Так, всё тот же Виктор Болотов, покинувший в 2008 году пост главы Рособрнадзора из-за своей «профненужности», уже менее чем через месяц после этого заявил, что к внедрению ЕГЭ в нашей стране нужно относиться весьма осторожно. Особенно, если речь идет о предметах гуманитарного цикла. В апреле 2008-го он уже мог себе это позволить, ибо очень удачно сменил кресло руководителя Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки на кресло вице-президента Российской академии образования. И это стало еще одним показателем того, что РАО уверенно опускается в болото.

Впрочем, развивать эти самые мысли в академии давно уже некому, потому что за последние 10 лет она не пополнила свои ряды ни одним заслуживающим внимания ученым. Зато пристанище в ней нашли личности, подобные госпоже Геворкян, долгое время руководившей и в Министерстве образования, и в Рособрнадзоре службой лицензирования и аккредитации вузов. О ней и о её «деятельности» в России давно ходят легенды. И каждый ректор вуза, хотя бы раз столкнувшийся с проблемой лицензирования или аккредитации, может рассказать свою историю об отношениях с этой дамой.

Способные мимикрировать до бесконечности «болотовы» и «геворкяны» в связке с американскими «агентами влияния» из Высшей школы экономики окончательно уничтожат остатки лучших традиций отечественной педагогики. И лет через 25-30 мы с удивлением обнаружим, что живем совсем в другой стране, которая будет называться отнюдь не Россией...

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.