Как вступить в КПРФ| КПРФ в вашем регионе Eng / Espa Новая версия

Белгородская область: Хорошая подборка агитационных материалов ко Дню знаний

Подборка агитационных материалов ко Дню знаний. Включая спецвыпуск «Белгородской Искры», посвященный этой же теме.

Kprf.ru.
2010-09-01 23:29

 

Всю образовательную систему любого региона составляют несколько ступеней. Первая – дошкольная, то есть детские сады, находящиеся в ведении муниципальных районов и городских округов. Вторая – общеобразовательная – школы, гимназии и пр., за которые отвечают муниципалитеты (ремонт, оснащение) и регионы (зарплата учителям). Третья – начальное (ПТУ, профлицеи) и средне-профессиональное (колледжи, техникумы) образование, сброшенное в последние годы Федерацией на баланс её субъектов. Четвёртая – вузы, большинство из которых находятся в введении Центра.

Накануне Дня Знаний, да ещё и в Год Учителя, самое время поговорить о состоянии образования Белгородской области. Местные власти денно и нощно твердят нам, как процветает социальная сфера региона вообще, и детсады-школы-ссузы-вузы, в частности. Однако, сухие, жёсткие и беспристрастные цифры официальной государственной статистики буквально рвут на клочки эту оптимистичную картину и позволяют сделать весьма печальные выводы как и состоянии учреждений образования Белогорья, так и об эффективности госуправления данной сферой в нашей области.

Нехватка детских садов ощущается всё острее

Казалось бы, количество детских садов в регионе растёт вместе с количеством самих дошколят. Но в том-то и дело, что после демографического обвала «лихих девяностых» наши женщины взялись навёрстывать опущенное столь активно, что мест в садиках всё равно не хватает. Итак, с 2005 года дошкольных образовательных учреждений на Белгородчине стало больше – с 487 до 500, в том числе на селе открылось 7 детсадов.

Ну, и ребятишек в них, конечно, стало больше: за пять лет – на 9 тысяч. Поэтому и обеспеченность местами снизилась с 683,4 до 589,8 (это на 1 тысячу всех дошкольников). Увы, в 2,4 раза за это время увеличилась и очередь в детсады. В общей сложности, по всей области на конец 2009 года ждали своей очереди 11 057 малышей. Особенно остро эта проблема стоит в крупных городах – Белгороде, Старом Осколе, Губкине, но не только там.

Кстати, в Старом Осколе на днях разгорелся коррупционный скандал: заведующая одного их дошкольных учреждений города соглашалась принимать детей в единственный на весь микрорайон Солнечный садик исключительно за мзду, которая варьировалась от 10 до 25 тысяч рублей. Пойманную с поличным взяточницу уже отстранили от занимаемой должности. Но ведь это только один эпизод. А сколько родителей молча соглашаются, вытягиваясь в струну, несут оторванные от собственных детишек кровно заработанные рубли в карман алчных заведующих?

Конечно, нельзя мазать чёрной краской всех работников детсадов. Большинство из них – воспитатели, нянечки – за весьма и весьма скромные зарплаты занимаются с нашими самими юными согражданами, закладывают в их детские головки первые знания, первые навыки, первый жизненный опыт. К ним, в отличие от школьных учителей и вузовских преподавателей, не приходят потом благодарные выпускники, не несут цветы и подарки, не приглашают на свои вечера встреч… Вынуждены крутиться и руководители дошкольных образовательных учреждений, которым местный бюджет зачастую не финансирует самые насущные расходы, вот и приходится их перекладывать на плечи всё тех же родителей. А если мама сидит в отпуске по уходу за вторым, третьим ребёнком? А если воспитывает сына или дочь одна? А если это делают бабушка с дедушкой на нищенскую пенсию? Как быть им?

Но выход есть! Детские сады, как и школы, нужно передать на областной уровень, поскольку муниципалитеты при своих скромных бюджетах с их содержанием просто не справляются.

Проблему садиков решат за счёт… школ?

Но вернёмся в Старый Оскол. В другом микрорайоне города – Олимпийском – проблему нехватки детсадов местные власти решили весьма оригинально: взяли и закрыли филиал средней школы №20, где когда-то размещался детсад, а в последние годы – начальные классы, не вместившиеся в основном здании. Теперь там будет детский сад «Малинка»,  — с гордостью говорят в администрации Старооскольского городского округа. Как отмечает «Медиатрон», решение было принято экстренно, местная администрация не уведомила о своих планах ни преподавателей, ни родителей.

— Если в девяностые количество дошколят резко сократилось, то в последние годы идет обратный процесс, — разводят руками в областном департаменте образования, культуры и молодежной политики. — Сейчас дошкольников значительно больше, чем детей старшего возраста. Да уж, в девяностые годы, когда системный кризис затронул и демографические процессы, детсады десятками распродавали направо и налево. В лучшем случае, муниципалитеты перепрофилировали их под другие объекты социальной сферы.

Теперь не хватает мест, но многие здания бывших садиков утрачены безвозвратно, а местным администрациям нужно изыскивать средства на строительство новых. А где взять их – эти средства? Но и ситуация со школой №20 не выход. Ведь через несколько лет малыши подрастут и пойдут в школу, и количество первоклассников за 2 года  в нашем регионе уже выросло с 12 315 до 13 765. И что тогда – опять закрывать дошкольные учреждения и перепрофилировать их обратно под общеобразовательные?

Заколдованный круг получается. Впрочем, выход из него был предложен на областном заседании правительства мэром Белгорода единороссом Василием Потрясаевым. Он предложил подкинуть семьям с детьми от трёх до пяти лет, которым не досталось места в садике, по 4 тысячи рублей в месяц. Для неработающих мам – это благо, а для активных женщин тормоз в профессиональном развитии и потеря дохода для семьи как минимум в 2-3 раз от  предлагаемой дотации. Размещение же дошкольных групп детей 5-7 лет в школах несёт определённые трудности по их обустройству с 8 до 18 часов. Общеобразовательные школы к такому симбиозу не готовы. Будет ли это на пользу тем, во имя кого затеваются преобразования.

Время покажет, насколько эффективны предлагаемые меры, но пока белгородские коммунисты готовы предложить свой вариант решения проблемы дефицита детских садов – областную целевую программу по их строительству.

Страшная арифметика последней пятилетки: минус каждая пятая школа

Школа – это жизнь, очаг культуры, цивилизации, лучик надежды на будущее, особенно на селе. Есть школа – будет, где учится ребятишкам, останется молодёжь, сохранится и деревня. Нет «храма знаний» – умрёт и деревенька. А статистика последних лет действительно заставляет вздрогнуть: из 799 школ области в 2004/2005 учебном году к новому 2010/2011 году, по официальным данным департамента образования, культуры и молодёжной политики, останется лишь 617, в том числе 112 из них закрылись в сельской местности.

И этот обвал удивительным образом совпадает с приходом к руководству Министерством образования РФ г-на Фурсенко, который и инициировал процесс «оптимизации и реструкту­ризации» (читай: массового закрытия) школ. Кстати, у нас, по информации официальной «Белгородской правды», лидером этого процесса является Красненский район, где только в прошедшем учебном году закрылись четыре школы, одна ликвидирована и пять изменили статус, напри­мер, средние общеобразова­тельные — одиннадцатилетки превратились в основные — девятилетки.

Чиновники уговаривают людей на сходах: так даже будет лучше, а ребятишек на автобусах отвезём и привезём в другую школу. Но ладно бы, если речь о тех малокомплектных учебных заведениях, где осталось меньше десятка учеников. Но, скажем, в школе села Коньшино Губкинского района их больше на порядок, но закрыть всё равно пытались, мол, в Скородное возить будем, а это, между прочим, в совсем другой стороне.

Что же касается обещанных школьных автобусов, то ведомство вышеупомянутого г-на Фурсенко «кинуло» регионы в этом вопросе. Федеральное финансирование закупок автотранспорта для подвоза сельских школьников в учебные заведения свёрнуто, Белгородская область не получала денег на эти цели уже два года, в 2009 году не выделяла их и сама. И только теперь губернский бюджет раскошелился на десяток школьных автобусов – девять ПАЗиков и одну «ГАЗель», хотя в ещё прошлом году потребность в этих машинах составляла 45 единиц, и в этом – 15. Ну, пообещал областной департамент закупить дополнительно «более десяти» автобусов. Но разве они закроют проблему? Да, закрыть школы им, видимо, было проще.

А почему бы чиновникам самим не поучиться – у других регионов? Например, в Томской области, по инициативе фракции КПРФ законодательное собрание приняло закон «О малокомплектных школах», который стал надёжным механизмом по сохранению сельских школ, к которым по-прежнему так и тянется сухонькая дрожащая рука федерального министра образования и науки.

К вышеперечисленным проблемам можно добавить бесконечное количество школьных поборов на различные мелкие нужды, сами сборы в школу нынче обойдутся не меньше, чем в десять тысяч, причём до трети этой суммы уйдёт только на учебники, которые при Советской власти государство выдавало бесплатно.

А сейчас что? Нацпроект «Образование» попросту сворачивается, его финансирование урезано почти вдвое. Более того: регионам теперь будут перечислять финансы в виде грантов, за которые надо будет ещё побороться, так что деньги получат далеко не все по детскому принципу «на драку собаку».

Выход: он уже предложен томскими товарищами, аналогичный закон нужен и в Белгородской области. Кроме того, нужно увеличить финансирование расходов на содержание школ, в том числе – закупку оборудования, учебников, пособий и т.д.

Начальное и среднее профобразование: кризис или коллапс?

Навязанные нашему народу буржуазные «ценности» не могли не ударить по престижу рабочих профессий вообще и системе профобразования, в частности. Стоять у станка, садиться за баранку трактора или комбайна или спускаться в забой стало, как бы это помягче сказать, немодно. Молодёжь всё больше начала предпочитать «лёгкие деньги» и «непыльную работку» в офисах, иные не чурались и не вполне законных, а то и откровенно криминальных способов заработать на жизнь.

Влияла на состояние профобразования и ситуация в производстве – промышленном, сельскохозяйственном, и в социальной сфере. Вчерашние инженеры, медработники и педагоги, задавленные нуждой и безденежьем, уходили в торговлю.  А их сыновей ПТУ и техникумы, переименованные в «лицеи» и «колледжи», привлекали, разве что отсрочкой от армии.

Судите сами. Только с 2004 по 2009 год в Белгородской области стало на 4 учреждения начального профессионального образования меньше, за это время мы потеряли и 2 средних специальных учебных заведения. Численность учащихся ПТУ уменьшилась с 18,5 до 11 тысяч человек, причём девушек – почти вдвое. Количество подготовленных специалистов также значительно сократилось – с 8,5 до 6 тысяч.

Немногим лучше обстоят дела и в ссузах. В 2009/2010 учебном году они приняли лишь 19,8 тысяч студентов против 24,3 тысяч в 2004/2005 уч.г. Не мог остаться на прежнем уровне и выпуск специалистов: если 5 лет назад для нужд предприятий, организаций, учреждений народного хозяйства и социальной сферы региона они подготовили 6 742 дипломированных работника, то ныне – только 5 681 человека.

И этот перекос уже начал аукаться региональной экономике: встающему с колен производству требуются квалифицированные рабочие, бригадиры, мастера, а их катастрофически не хватает. Причём порой даже на хорошую зарплату нужного работника найти – проблема. Да и в самих техникумах и колледжах в последние десятка полтора лет делали упор на подготовку более престижных профессий менеджеров, маркетологов, юристов, экономистов, секретарей-референтов, не понимая, что за этим неизбежно последует «кризис перепроизводства», ибо в таким количестве такие специалисты просто не нужны. Да и работодатели предпочитают сотрудников, может, и тех же специальностей, но только с высшим образованием.

Выход: профобразованием должно заниматься государство – как область, так и Федерация. А учитывая сегодняшние реалии, нужно заставить и бизнес, в том числе крупный, производственный, вкладывать деньги в ПТУ, колледжи и техникумы для подготовки собственных специалистов.

 

ИЗ ПРЕДВЫБОРНОЙ ПРОГРАММЫ

Белгородского регионального отделения КПРФ в сфере образования:

Мы отстаиваем государственное школьное образование и считаем недопустимым сокращение малокомплектных средних школ в сёлах. В целях повышения качества обучения, предлагаем ввести единые государственные образовательные стандарты, базовые учебные программы в школах, внедрять новейшие передовые образовательные технологии.

Поддерживая специалистов, учителей, родителей и учащихся, мы выступаем против насильственно внедряемого ЕГЭ.

Полагаем необходимым бороться за сохранение бесплатного образования в государственных вузах на уровне 50% от общего числа обучающихся, обеспечить гарантированное трудоустройство всех выпускников-бюджетников.

Стипендии должны быть не ниже прожиточного минимума.

Мы против многоступенчатой (болонской) системы высшего образования, лишающей выпускников вузов профессиональных знаний.

Боремся и будем бороться за 100% обеспечение семей белгородцев дошкольными учреждениями. С этой целью необходимо разработать областную программу по строительству детских дошкольных учреждений. Особое внимание необходимо уделить здоровому и полезному досугу, летнему отдыху детей.

 

Почём нынче бесплатное высшее образование?

«Каждый вправе на конкурсной основе бесплатно получить высшее образование в государственном или муниципальном образовательном учреждении и на предприятии». Это пункт 3 статьи 43 действующей Конституции Российской Федерации. И, казалось бы, в Белгородской области созданы все условия для реализации этого права. Количество высших учебных заведений региона в течение последних лет остаётся стабильным – их шесть, а студентов становится только больше: 74,7 тысяч в 2009/10 учебном году против 58,4 тысяч в 2004/05 уч.г. Правда, приём за эти годы колебался от 14 821 студентов до пиковых 16 882 и снова 14 657 человек в прошлом учебном году. Значительно, почти в два раза в указанный период вырос и выпуск специалистов.

И всё бы ничего, но выпускники наших вузов по-прежнему имеют проблемы с трудоустройством, ведь гарантированное когда-то Советской властью давно отменено, а работодатель предпочитает сотрудников с опытом работы. Только где ж его взять-то вчерашнему студенту?

Что же касается приёма в вузы, то бюджетных мест – тех самых, гарантированных Основным Законом страны, в них становится всё меньше. Скажем, если в Белгородском государственном университете годом ранее бюджетников было 30%, то в этом – только 20%. Если так пойдёт и дальше, то через несколько лет право на бесплатное высшее образование только в Конституции и останется. Между тем, стоимость обучения в БелГУ колеблется от 25,5 до 65 тысяч рублей в год в зависимости от специальности. В эту сумму, конечно, не входят расходы на питание, проезд к месту постоянного проживания и расходы на приобретение учебных принадлежностей, на оздоровительные мероприятия; оплата за проживание в общежитиях, за предоставляемые коммунальные, бытовые и другие услуги, непосредственно не связанные с образовательным процессом, а также оплата дополнительных курсов, консультаций и дополнительных образовательных услуг, не предусмотренных договором. Это при средней зарплате в регионе чуть более 15-ти тысяч. Возможность получения послевузовского образования и защиты диссертации сегодня также напрямую связана с крупными финансовыми затратами, что лишает многих перспективных, подающих надежды учёных когда-либо реализовать свои научные проекты. 

То есть высшее образование всё больше становится уделом избранных, а целые слои молодёжи просто отсекаются от возможности получить его. Да и так называемое бесплатное образование только номинально остаётся таковым. Ведь количество незаконных и легализованных поборов в вузах, впрочем, как и в детсадах, школах и колледжах, растёт год от года – вместе с аппетитами взяточников с учёными степенями и без оных.

Но и это ещё не всё. Вот уже с полгода в недрах Министерства образования и науки РФ всерьёз обсуждается вопрос о ликвидации 113 вузов страны из 344 путём присоединения одних к другим. Чаще всего это педагогические университеты или институты, причём никто никому никогда не доказал, что крупный вуз непременно более эффективен, чем небольшой.

Выход: законодательно прописать квоты на бюджетные места в вузах, которые корректировались бы ежегодно – не менее 80% от количества выпускников школ, а также учреждений начального и среднего профобразования.

Учреждения образования ждёт коммерциализация

Недавно единороссовским большинством Государственной Думы был принят, Советом Федерации одобрен и президентом Дмитрием Медведевым подписан Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений».

Фракция КПРФ единогласно (57 голосов) проголосовала против принятия законопроекта. Этот документ, по мнению коммунистов, во-первых, окончательно снимает все преграды перевода учреждений системы образования и здравоохранения на платную основу через уменьшение или ликвидацию системы государственных заказов на подготовку кадров в образовательных учреждениях, на лечение людей, на культурное обслуживание.

Во-вторых, снимает все ограничения к произвольной реструктуризации (сокращению, закрытию, ликвидации) системы бюджетных учреждений образования, здравоохранения и культуры в любом конкретном месте по воле чиновников и без учёта мнения населения. К примеру, многие вузы (педагогические), имеющие богатый опыт и традиции, могут под видом укрупнения уничтожены.

В-третьих, бюджетные учреждения потеряют свою финансовую самостоятельность даже независимо от успешной работы.

Таким образом, государство хочет снять с себя существенную часть расходов по содержанию детских садов, школ, ПТУ, ссузов и вузов, и в очередной раз эти расходы перекладывает на население, которое должно будет из своего кармана заплатить недостающие средства.

Закон запустит новый виток коррупции. Бюджетные учреждения останутся бюджетными только на словах, так как должны будут обрести хозяйственную самостоятельность, в зависимости от доходов сокращать число работающих, определять размеры оплаты труда. Они будут исключены из Бюджетного кодекса и в Гражданский кодекс тоже не попадут как государственные и муниципальные. По всем признакам это будут коммерческие организации.

Но у государственной (муниципальной) коммерческой организации должен быть договор, предусматривающий обязанности сторон, условия предоставления услуг. Этого тоже не будет. Такая виртуальная организация, как считают эксперты, превратиться в фантом, выпадающий из правового поля. А это возможность коррупции, расхищения имущества, ползучая приватизация образовательных учреждений. Схемы известны: устроить неконтролируемый рост задолженности, ведь за долги отвечает само учреждение. Очень возможен и сговор с местными властями и чиновниками.

Ещё один путь - ограничивая госзаказы, тихо подвести под банкротство. Больница на 100 мест, а заказ поступит на 50 мест, значит остальные - платные. Больных у нас много, а платить могут лишь единицы.

Изменение правового статуса государственных (муниципальных) учреждений будет иметь далеко идущие социальные и политические последствия, в том числе:

- ликвидация системы бесплатного образования.

- не получат финансовой поддержки детские учреждения дополнительного образования (музыкальные, художественные, спортивные школы, кружки для талантливых детей) и за детей надо будет платить больше;

- да и всё остальное, которое лишиться поддержки государства, отдаётся на откуп частным лицам.

Под лозунгами оптимизации:

- университеты и институты отпустят на заработки, предлагая развивать коммерческое обучение в период кризиса, что нанесёт тяжелейший удар по большей части граждан, по педагогическим и научным кадрам. Новым законом воспользуются, чтобы закрыть многие вузы. Точно так же, как в 90-е годы закрывались и «прихватизировались» детские сады, а нынче многие тысячи детей стоят в очереди на многие годы. Всё это невосполнимые потери.

Далее жертвами приватизации в  первую очередь, как считают наши депутаты, станут, прежде всего, учреждения, которые расположены в крепких, капитальных домах в центре городов, райцентров, на выгодных, дорогих участках земли. Оптимизация и банкротство именно с них и начнутся.

Выход: отмена антисоциального закона или, по меньшей мере, сохранение права выбора организационно-правовой формы за самим образовательным учреждением с учётом мнения трудового коллектива и родительского сообщества.

Приговор учителей: Фурсенко – враг образования

Прошло уже 6 лет как образованием в России управляет Андрей Фурсенко. Он гордится тем, что проводит модернизацию российского образования. К его новациям относятся: новая система оплаты труда учителей, новый принцип финансирования школ - нормативно-подушевой подход, ЕГЭ и прочее. Что же получается на практике из этих нововведений? Почему же качество образования всё падает и падает? Может быть, сама эта пресловутая модернизация является фактором деградации образования? Посмотрим, что говорят об этом учителя.

На сайте всероссийского интернет-педсовета стартовал проект «Бумажкам. Нет!». Каждый педагог может внести лепту в создание реестра «бесполезных бумажек». И предварительно стало ясно, что учитель тратит на заполнение всех бумаг около 8 часов в неделю. То есть целый рабочий день. «Обидно, что на заполнение бумаг, которые в течение года несколько раз переписываются, дополняются и исправляются, мы тратим столько времени, что не успеваем уделить внимание ученикам, — поделилась учительница истории из Белгорода с 32-летним стажем работы.— За время моего трудового стажа количество детей в городе уменьшилось. Количество вышестоящих чиновников, напротив, увеличилось в десятки раз. И перед каждым необходимо отчитаться в письменном виде о планах, результатах, оплошностях и достижениях. Более того, мы должны проводить анализ по сравнению с прошедшими годами. Когда в нагрузке стоит 900 часов и программы классов одной параллели сильно отличаются, сделать все описанное получается только в ущерб ученикам. Я просто задыхаюсь от ненужных объятий чиновников».

«Всё берётся от никому ненужных реформ. Точнее сказать, «нужных» только реформаторам, потому что так они зарабатывают на хлеб», - говорит один из участников дискуссии, учитель математики и информатики из Новосибирска. «Мы готовим пищу для чиновников, - поддерживает его ещё один учитель- историк из Белгородской области. - Ведь они всем этим и живут. Работать по нашим документам невероятно удобно потому, что уважающий себя учитель подходит ко всему с большой ответственностью. Потратив целый месяц летних каникул на составление планов, я, как никогда, почувствовала себя ненужной: в нашей области из-за какой-то ошибки прекратились начисления за классное руководство».

А вывод учителей просто убийствен для профильного министра. «Реформаторы» из ВШЭ доказывали, что незачем тратить государственные средства на содержание учебных заведений на селе, поскольку эти расходы «ложатся дополнительным бременем на плечи рядовых налогоплательщиков». На самом деле, это вылилось в массовое и повсеместное уничтожение образования на селе. За прошедшие 15 лет Россия недосчиталась более 16 тысяч школ. И только за последние три года (по данным Министерства образования и науки РФ) было официально закрыто около 4 тысяч школ. Подобного в нашей стране не было даже в годы самого страшного лихолетья.

28-30 января 2010 года в городе Орле проходил первый в истории современной России «Форум сельских поселений», на котором обсуждались насущные проблемы современного российского села. И все выступавшие на Форуме главы сельских поселений, выходя на трибуну, первым делом заявляли о том, что пора остановить совершенно убийственную для нашей страны политику «реструктуризации сельской школы». Ибо, завтра на селе не останется ни одной молодой семьи. А это означает, что российское село попросту умрёт, и огромные территории Российской Федерации превратятся в безлюдную пустыню.

Именно этого вот уже много лет добиваются враги России в рамках, так называемого, «Русского проекта», утвержденного Конгрессом США в 1987-м году и разработанного на основе долгосрочной Директивы Совета Национальной Безопасности США № 20/1 от 18 августа 1948 года, имевшей совершенно откровенное и недвусмысленное название - «Задачи в отношении России». И активно помогает им в этом сегодня министр образования и науки Российской Федерации Андрей Фурсенко – уже дважды назначенный на эту должность президентами Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. Так что у нас в стране главные враги образования?

И выход: отставка ненавистного миллионами россиян министра и правильный выбор 10 октября при избрании депутатов Белгородской областной Думы! 

Алексей БЕЛГОРОДЦЕВ,

«Белгородская искра» - информационный бюллетень БРО КПРФ.

 

Изображения увеличатся при нажатии на них

 

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.